Информация

Решение Верховного суда: Определение N 87-АПУ15-4 от 20.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 87-АПУ15-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 20 августа2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего - Сабурова Д.Э судей - Климова А.Н., Червоткина А.С при секретаре - Поляковой А.С с участием прокурора - Прониной Е.Н Юнусова А.У. и его защитника - адвоката Баранова А.А., представившего удостоверение № 13563 и ордер № 18968,

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу Юнусова А.У и апелляционной представление заместителя прокурора Костромской области Храмова В.П. на постановление Костромского областного суда от 27 мая 2015 года, которым жалоба

Юнусова А У родившегося

года в г. ССР, гражданина

Республики , содержавшегося под стражей с

6 февраля 2015 г. и освобожденного 6 августа 2015 г на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 22 апреля 2015 года о его выдаче правоохранительным органам Республики Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «в» ч. 3 ст. 211 УК Республики Узбекистан оставлена без удовлетворения.

В части выдачи для привлечения к ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации признано незаконным и отменено.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления Юнусова А.У., его защитника адвоката Баранова А.А., поддержавших доводы жалобы, но возражавших против доводов представления, мнение прокурора Прониной Е.Н., возражавшей против доводов жалобы и поддержавшей доводы представления, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

постановлением заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 22 апреля 2015 года частично удовлетворен запрос Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан, Юнусов А.У. выдан для привлечения к уголовной ответственности по п. «в» ч. 3 ст. 211 и п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан, по ч. 3 ст. 184 и ч. 1 ст. 207 УК Республики Узбекистан в выдаче отказано.

Выразив несогласие с этим решением в части выдачи, Юнусов обратился в Костромской областной суд с жалобой, которая удовлетворена частично, в части выдачи Юнусова для уголовного преследования по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации признано незаконным и отменено.

В апелляционной жалобе Юнусов, ссылаясь на свое семейное положение, необходимость оказания поддержки семье, наличие регистрации и постоянного места жительства, работы в г просит по возможности отсрочить выдачу.

В апелляционном представлении заместитель прокурора Костромской области Храмов В.П. не согласен с постановлением суда в части признания незаконным постановления заместителя Генерального прокурора РФ в части выдачи Юнусова Республике Узбекистан по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан.

По его мнению, вывод суда о том, что положения п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ предоставляют больший уровень гарантий по сравнению с ч. 2 ст. 56 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г является необоснованным. В связи с этим полагает, что при выдаче Юнусова необходимо было руководствоваться нормами международного права, а не положениями п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ. Просит в этой части постановление суда отменить и материал направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на представление Юнусов, также ссылаясь на семейное положение, выражает свое несогласие с ним.

Проверив материалы, обсудив доводы апелляционных жалобы и представления, возражений, Судебная коллегия отмечает следующее.

В соответствии со ст. 56 Минской Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г., участниками которой являются Российская Федерация и Республика Узбекистан, предусмотрена выдача лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности за такие деяния, которые в соответствии с законодательством запрашивающей и запрашиваемой Договаривающихся Сторон являются наказуемыми, и за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или более тяжкое наказание.

Условия и порядок экстрадиции указанных лиц, содержатся и в ст. 462 УПК РФ.

Решение о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства находящихся на территории Российской Федерации, обвиняемых в совершении преступления на территории иностранного государства принимается Генеральным прокурором Российской Федерации или его заместителем.

Требования этой нормы закона соблюдены.

Решение о выдаче Юнусова правоохранительным органам Республики Узбекистан было принято в установленном законом порядке компетентным на то лицом.

Действия Юнусова, за которые он привлекается к ответственности в Республике Узбекистан (п. «а» ч. 3 ст. 211 УК Республики Узбекистан также являются уголовно-наказуемыми в Российской Федерации (ч. 1 ст. 204 УК РФ - коммерческий подкуп), предусматривающими наказание в виде лишения свободы на срок свыше 1 года.

Из представленных Генеральной прокуратурой РФ материалов следует, что возбужденное в Республике Узбекистан уголовное дело по которому Юнусов привлекается к ответственности, не прекращалось сроки давности привлечения к уголовной ответственности не истекли.

Наличие соответствующих гарантий Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан судом проверено.

Таким образом, судом сделан правильный вывод о том, что препятствий для выдачи Юнусова в Республику Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «в» ч. 3 ст. 211 УК Республики Узбекистан не имеется, а приведенные им в апелляционной жалобе обстоятельства не являются основанием к отказу в его выдаче.

В связи с чем, доводы жалобы Юнусова несостоятельны.

В тоже время Судебная коллегия полагает обоснованными доводы апелляционного представления.

Признавая незаконной выдачу Юнусова правоохранительным органам Республики Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан (ч. 1 ст. 145.1 УК РФ) и отменяя в этой части постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, суд исходил из того, что по российскому законодательству ответственность за такие деяния установлена ч. 1 ст. 145.1 УК РФ, санкция которой предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года, а выдача лица другому государству для уголовного преследования, исходя из содержания п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ, может быть произведена лишь в случае, если уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше 1 года.

Полагая, что российское законодательство (п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ имеет более высокий уровень гарантии права не быть выданным, чем ч. 2 ст. 56 Конвенции, судом сделан вывод о невозможности выдачи Юнусова для привлечения к уголовной ответственности по указанному составу преступления.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

В международном праве решение о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства, находящихся на территории государства и обвиняемых в совершении преступления, осуществляется на основании международного договора либо на основе принципа взаимности Аналогичное положение закреплено и в ч. 1 ст. 462 УПК РФ.

Между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан международно-правовые отношения по вопросам экстрадиции урегулированы Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г которой закреплены договоренности двух государств по всем существенным вопросам, касающимся выдачи, в том числе и о минимальном наказании в виде лишения свободы, предусмотренном за деяние, за совершение которого допускается выдача.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 названной Конвенции выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности производится за такие деяния за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

В силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.

Данное конституционное предписание нашло свое отражение и в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства Российской Федерации регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то применяются правила международного договора.

Отдавая приоритет положениям национального уголовно процессуального законодательства, суд первой инстанции не учел, что отдельные нормы главы 54 УПК РФ, включая и положения п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ, регламентируют лишь основания и порядок судебного контроля за законностью и обоснованностью решений прокурора о выдаче, но не подменяют и не могут подменять договоренности достигнутые между государствами по основным условиям выдачи.

Ссылки суда на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней не могут быть приняты во внимание поскольку в них не содержится каких-либо гарантий не быть выданным иностранному государству для уголовного преследования, и не устанавливается минимальный размер уголовного наказания допускающий выдачу.

В этой связи выводы суда о том, что положения п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ предоставляют больший уровень гарантий нельзя признать обоснованными, равно как и ссылку на ст. 53 указанной Конвенции.

Иное толкование соотношений положений п. 1 ч. 3 ст. 462 УПК РФ и ч. 2 ст. 56 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. с неизбежностью сопровождалось бы неисполнением Российской Федерацией своих международных обязательств перед Республикой Узбекистан, с которой договор о выдаче является взаимным.

Доводы Юнусова об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан, что подтверждается приложенными им в судебном заседании суда апелляционной инстанции документами, не могут быть предметом проверки Судебной коллегией в силу не только принимаемого решения об отмене постановления суда в этой части, но и в силу прямого указания закона - требований ч. 6 ст. 463 УПК РФ, согласно которым при принятии решения об экстрадиции вопросы виновности лица подлежащего выдаче, не обсуждаются.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.15, 389.17, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

постановление Костромского областного суда от 27 мая 2015 года в части признания незаконным и об отмене постановления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 22 апреля 2015 года о выдаче Юнусова А У Республике Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 205 УК Республики Узбекистан отменить, материал направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В остальном то же постановление оставить без изменения апелляционную жалобу Юнусова А.У. - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 462 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта