Информация

Решение Верховного суда: Определение N 16-УД15-17 от 23.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 16-УД15-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДА

КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ г. Москва 23 марта 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Ботина А.Г. и Кондратова П.Е.,

при секретаре Мамейчике М.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе заявителей К и Е на постановление Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 12 декабря 2014 года и постановление президиума Волгоградского областного суда от 9 сентября 2015 года в отношении К и Е

Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года ходатайство К и Е о признании их потерпевшими по уголовному делу в отношении С и Б оставлено без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 12 декабря 2014 года указанное постановление оставлено без изменения.

Постановлением президиума Волгоградского областного суда от 9 сентября 2015 года постановление суда первой инстанции и апелляционное

определение оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление заявителя К и его представителя Прохорова А.В., представителя заявителя Е - Громова С.К., поддержавших кассационные жалобы, выступление осужденного С и в его интересах адвоката Синельникова А.В., а также мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего кассационную жалобу заявителей удовлетворить частично Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА в производстве Центрального районного суда г. Волгограда находилось уголовное дело по обвинению С в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ, и Б в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В стадии рассмотрения дела по существу в суд первой инстанции поступило ходатайство К и Е о допуске их в качестве потерпевших. Свою просьбу они мотивировали тем, что в результате действий С и Б им причинен вред, выразившийся в отсутствии возможности у Е зарегистрировать на свое имя право собственности на объекты недвижимости, являвшиеся предметом хищения и переданные ей по наследству после смерти К а также в том, что К не были возвращены деньги в сумме 4.200.000 рублей переданные им С в качестве взятки, а также не возмещены стоимость рюкзака в сумме 1.600 руб., в котором передавались деньги, и расходы в сумме 3.150 руб., понесенные на уплату госпошлины в связи с регистрацией права собственности на объекты похищенной недвижимости.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года ходатайство К иЕ оставлено без удовлетворения на том основании, что действиями С и Б

какой-либо вред заявителям, указанный в ст. 42 УПК РФ, причинен не был. Вышестоящими судами это решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявители К и Е (принявшая наследство по завещанию от 30.11.2010 года после смерти К наступившей 02.10.2012 года) ставят вопрос об отмене постановления судьи от 6 октября 2014 года и всех последующих судебных решений как незаконных и необоснованных на том основании, что они являются препятствием для подачи ими апелляционных жалоб на приговор Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года в отношении С и Б Утверждают, что в результате преступных действий осужденного С Е утратила объекты недвижимости, ранее принадлежавшие К аК - деньги

в сумме 4.200.000 руб., которые он передал сотрудникам полиции для изобличения С деньги в сумме 3.150 руб., которые он потратил на оплату госпошлины при оформлении перехода права собственности от отца на имя осужденного, а также утратил рюкзак, стоимостью 1.600 руб., в котором передавались деньги для осужденного. Полагают, что приговор в отношении С иБ является незаконным и подлежащим отмене, при этом считают, что действия последних как мошенничество квалифицированы неправильно и им назначено чрезмерно мягкое наказание.

Проверив законность и обоснованность судебных решений, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии законных оснований для их отмены.

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда от

10.11.2010 года удовлетворен иск Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Волгоградской области (далее ТУ), в пользу Российской Федерации прекращено право собственности ряда лиц, в том числе К иК (сына и отца), на несколько объектов недвижимости, входящих в единый имущественный комплекс Здания Центрального универмага (объект культурного наследия) г. в связи с незаконностью их приватизации.

Согласно приговору Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года в отношении С иБ за К

на праве собственности продолжали оставаться отдельные объекты названного комплекса (помещения столовой, кафе, гостиницы «»,

пристройки 1990, 1995 и 1997 годов, а также нежилые помещения торгового назначения), в то время как в ТУ шла подготовка новых исковых заявлений о прекращении права собственности К на оставшиеся указанные выше объекты недвижимости.

Кроме того, как следует из того же приговора, предметом покушения на хищение, совершенного С занимавшим должность заместителя руководителя ТУ, как раз и являлись незаконно принадлежавшие на праве собственности К указанные выше три объекта комплекса.

К тому же, согласно вступившему в законную силу решению Центрального районного суда г. Волгограда от 30.01.2014 года, подтверждена незаконность приватизации Универмага и признано право государственной собственности Российской Федерации на объекты недвижимого имущества, в том числе и на те, которые незаконно на праве собственности принадлежали К

Согласно ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций потерпевших от преступлений.

В соответствии со ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо которому преступлением причинен физический, имущественный и моральный вред.

Однако приведенные выше объективные данные свидетельствуют о том что в результате совершенного С покушения на хищение имущества, которым К фактически владел незаконно, последнему какой-либо физический, имущественный или моральный вред на момент совершения преступления (2010 год) причинен не был, законных интересов по делу он не имел и не мог быть признан потерпевшим по делу.

Что касается заявителя Е то факт принятия ею наследства по завещанию от 30.11.2010 года после смерти К наступившей 02.10.2012 года, в том числе и указанных выше незаконно приватизированных объектов, сам по себе основанием для признания ее потерпевшей по уголовному делу являться также не может как по приведенным выше основаниям, так и в силу ч. 8 ст. 42 УПК РФ, согласно которой права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из близких родственников умершего лишь по уголовным делам о преступлениях последствием которых и явилась смерть потерпевшего.

По настоящему уголовному делу осужденным обвинение в лишении К жизни не предъявлялось.

Нельзя согласиться и с доводами, приведенными в кассационной жалобе, о наличии оснований для признания потерпевшим по делу К поскольку преступлением, совершенным С иБ ему физический, имущественный и моральный вред причинен также не был. При этом утрата внесенных им в ходе следственного эксперимента денежных средств в размере 4.200.000 руб. и рюкзака, а также понесение им расходов на оплату госпошлины, не связаны с действиями осужденных и находятся за рамками предъявленного им обвинения.

К тому же, в судебном заседании суда кассационной инстанции К

подтвердил, что деньги в сумме 4.200.000 руб. ему возвращены из средств государственного бюджета.

Кроме того, в кассационной жалобе и в судебном заседании суда кассационной инстанции заявитель К и его представитель, а также представитель Е не указали, какие их конкретные законные интересы были нарушены судом при отказе в удовлетворении их ходатайства о допуске к участию в деле в отношении С иБ в качестве потерпевших и каким образом они собираются их защищать в рамках дела имея статус потерпевших.

Что же касается их заявления о том, что в случае признания их потерпевшими по уголовному делу, они поставят вопрос об отмене приговора в полном объеме в связи с неправильной квалификацией действий осужденных и назначением им чрезмерно мягкого наказания, то оно противоречит требованиям ст. 401.6 УПК РФ, согласно которой пересмотр в кассационном порядке приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения

осужденного, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Исходя из изложенного, принимая во внимание, что приговор в отношении С иБ вступил в законную силу в октябре 2014 года, а также учитывая, что по настоящему делу не установлены нарушения закона искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, Судебная коллегия находит постановление Центрального районного суда г. Волгограда от 6 октября 2014 года и все последующие связанные с ним судебные решения законными и обоснованными.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.3, 401.14 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

кассационную жалобу заявителей К и Е на постановление Центрального районного суда г.Волгограда от 6 октября 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Волгоградского областного суда от 12 декабря 2014 года и постановление президиума Волгоградского областного суда от 9 сентября 2015 года в отношении К и Е

оставить без удовлетворения.

Председательствующий^

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 401.3 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта