Информация

Решение Верховного суда: Постановление N 1ПК14С от 26.02.2014 Президиум Верховного Суда Российской Федерации, надзор

Дело № 1 пк 14с

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ г. Москва 26 февраля 2014 г.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Лебедева В.М.

членов Президиума - Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Серкова П.П., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Толкаченко А.А., -

при секретаре Кепель СВ рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Агеева А.В. на при говор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 29 декабря 2001 г. и кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2002 г. в отношении Агеева А.В.

По приговору Восточно-Сибирского окружного военного суда от 29 декабря 2001 г.

Агеев А В,

не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет, по п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по п.п. «в», «ж», «з», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 18 лет и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 23 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По делу осуждены также Баруцкий В.В., Бердников ВВ., Бояринов М.В., Греков А С , Садовский АО., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

Судом разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.

Процессуальные издержки, состоящие из сумм, выплаченных экспертам в размере руб. и адвокату за оказание юридической помощи в размере руб взысканы с Агеева А.В. в доход государства.

Кассационным определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2002 г. приговор в отношении Агеева А.В. изменен, из осуждения по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ исключен квалифицирующий признак «с применением предметов, используемых в качестве оружия».

Постановлением Ангарского городского суда Иркутской области от 11 января 2005 г. приговор в отношении Агеева А.В. в соответствии со ст. 10 УК РФ, ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ изменен: из осуждения по п.п. «в», «ж», «з», «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ исключены квалифицирующие признаки «неоднократно» и «в целях завладения имуществом в крупном размере» соответственно исключено назначение по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества; смягчено наказание по п.п. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 17 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ - до 9 лет 6 месяцев; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Иркутского районного суда г. Иркутска от 31 января 2012 г приговор в отношении Агеева А.В. в соответствии со ст. 10 УК РФ, ст.ст. 396, 397, 399 УПК РФ изменен, действия осужденного переквалифицированы с п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) на п. «в ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 18 июня 2012 г. постановление Иркутского районного суда Иркутской области от 31 января 2012 г. изменено: смягчено наказание по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) до 4 лет 6 месяцев лишения свободы и на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначен 21 год 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В надзорной жалобе Агеев А.В. просит о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Феде рации Малиновского ВВ., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

Агеев А.В. признан виновным в похищении человека, совершенном по предварительному сговору группой лиц, с применением и угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, повлекшем тяжкие последствия, и из корыстных побуждений, в разбое, совершенном с проникновением в помещение и иное хранилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве, совершенном группой лиц, сопряженном с похищением человека и разбоем.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

17 сентября 1999 г. Агеев А.В. и Бердников ВВ. вместе с другими осужденными договорились похитить К с целью принудить отдать им руб., принадлежащие, по мнению Бердникова ВВ., его сестре. С этой целью они обманным путем вынудили потерпевшего выйти из квартиры, после чего насильно переместили его в один из домов г. , где, требуя передачи денег, избили, а Агеев А.В. и Бердников ВВ., кроме того, нанесли К множество уда ров ножами по голове и телу, причинив ушиб головы, непроникающие и проникающие колото-резаные ранения груди и живота, что вызвало массивную кровопотерю, повлекшую его смерть.

В октябре 1999 г. Агеев А.В. и Садовский АО. договорились совершить хищение чужого имущества из помещений и гаража коммерческой организации, в связи с чем 30 октября того же года они проникли в гараж этой организации, а Агеев А.В., не ставя Садовского АО. в известность о своих намерениях, ворвался в комнату, в которой находился сторож К и нанес ему большое количество ударов металлической монтировкой по голове и телу, отчего наступила его смерть После это Агеев А.В. и Садовский АО. похитили из помещений коммерческой организации различное имущество на сумму руб., которое погрузили в находившейся в гараже автомобиль стоимостью руб., и на нем скрылись с места преступления.

В надзорной жалобе поставлен вопрос о переквалификации действий Агеева А.В. с п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ на ч. 2 ст. 126 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях тяжких последствий, вызванных похищением человека, признании за осужденным права на реабилитацию ввиду признания необоснованным обвинения по ст. 163 УК РФ, а также исключении из приговора указания на более активную роль Агеева А.В. в совершении преступлений.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе и проверив производство по делу в отношении Агеева А.В. в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению на основании ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона, а надзорную жалобу осужденного - подлежащей частичному удовлетворению.

Квалифицируя похищение Агеевым А.В. потерпевшего К по п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ, суд указал в приговоре, что эти действия повлекли тяжкие последствия, выразившиеся в причинении потерпевшему смерти.

Между тем пунктом «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ предусмотрена ответственность за деяния, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяж кие последствия.

Как установлено судом, смерть потерпевшему причинена умышленно после его похищения, поэтому данные действия Агеева А.В. как непосредственного исполнителя получили самостоятельную юридическую оценку по п.п. «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При таких данных действия Агеева А.В., выразившиеся в похищении потер певшего К подлежат переквалификации с п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ на п.п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ как совершенные группой лиц по предвари тельному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и угрозой его применения из корыстных побуждений.

Наказание Агееву А.В. по п.п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а также по совокупности преступлений следует назначить с учетом внесенных изменений и положений ст. 60, ч. 3 ст. 69 УК РФ. Вопреки утверждению в жалобе, суд исходя из фактических обстоятельств дела пришел к обоснованному выводу о более активной роли Агеева А.В. в совершении преступлений, в связи с чем оснований для изменения приговора в этой части не имеется.

Кроме того, согласно ст. 106 УПК РСФСР, действовавшей в период совершения преступлений, производства расследования и постановления приговора, эксперт имел право на получение вознаграждения за выполнение своих обязанностей, кроме тех случаев, когда эти обязанности выполнялись в порядке служебного задания.

По данному делу судом постановлено взыскать с осужденного Агеева А.В. в доход государства руб.: расходы, связанные с производством судебно медицинской экспертизы трупа К от 1 декабря 2001 г. № и судеб но-медицинской экспертизы трупа К от 7 декабря 2001 г. №

Вместе с тем указанные экспертизы проводились на основании определений Восточно-Сибирского окружного военного суда экспертами 63 судебно медицинской лаборатории военного округа в порядке служебного задания.

По смыслу ст. 106 УПК РСФСР оснований для выплаты вознаграждения экс пертам за выполнение обязанностей, осуществляемых в порядке служебного задания, не имелось.

При таких обстоятельствах из судебных решений следует исключить решение о взыскании с Агеева А.В. руб. в доход государства в качестве процессуальных издержек за проведение экспертизы.

Что касается довода надзорной жалобы о необходимости признания за осужденным права на частичную реабилитацию, то согласиться с ним нельзя.

Поскольку действия Агеева А.В., связанные с похищением и убийством К

органами следствия были ошибочно квалифицированы также как вымогательство, суд правомерно в описательно-мотивировочной части приговора ука зал на исключение ошибочно вмененной подсудимому статьи уголовного закона что при отсутствии в содеянном идеальной совокупности не влечет признания за ним права на реабилитацию.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, п.6 ч.1 ст.408 УПК РФ Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 29 декабря 2001 г., кассационное определение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2002 г., постановление Ангарского городского суда Иркутской области от 11 января 2005 г., постановление Иркутского районного суда г. Иркутска от 31 января 2012 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от 18 июня 2012 г. в отношении Агеева А

В изменить, переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 3 ст. 126 УК РФ на п.п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ), по которой с применением ст. 64 УК РФ назначить 4 года 4 месяца лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), п.п. «а», «в», «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ) и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Агееву А.В. 21 год 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Снизить размер процессуальных издержек, подлежащих взысканию с Агеева А.В. в доход государства, до рублей.

В остальном судебные решения в отношении Агеева А.В. оставить без изменения.

Председательствующий В.М. Лебедев

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 396 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта