Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ17-10 от 31.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-АПУ17-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 августа 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Червоткина А С ,

судей - Таратуты И.В., Сабурова Д.Э при секретаре - Горностаевой Е.Е с участием государственного обвинителя - прокурора Прониной Е.Н защитника - адвоката Анпилоговой Р.Н осужденного Терентьева А.А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Терентьева А.А. и его защитника адвоката Чепчугова АС. на приговор Свердловского областного суда от 30 мая 2017 года, которым

Терентьев А А ,,

несудимый;

осужден к лишению свободы по:

- п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам с ограничением свободы на 1

год;

- ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам с ограничением свободы на 1 год;

на основании ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к 18 годам в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с перечисленными в приговоре ограничениями и обязанностями.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденного Терентьева А.А., его защитника адвоката Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, возражения прокурора Прониной Е.Н., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Терентьев признан виновным и осужден за убийство Е М и покушение на убийство Д совершенные 7 сентября 2016 года в г С области, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе осужденный Терентьев полагает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением процессуальных норм, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного наказания.

Указывает, что в приговоре искажены его показания, показания свидетелей и экспертов.

Не отрицая факта совершения всех деяний, настаивает на отсутствии умысла на убийство.

Обращая внимание на наличие у него смешанного расстройства личности с определенными отклонениями, отмечает, что потерпевшие спровоцировали его, нецензурно оскорбляя ребенка, после чего он уже не отдавал отчет своим действия и не контролировал их.

В этой связи высказывает несогласие с выводами экспертов психиатров.

Считает, что наличие смягчающих наказание обстоятельств давало суду возможность назначить наказание с применением положений ст. 64 УК РФ.

Просит приговор изменить, действия переквалифицировать на ч. 2 ст. 107 и ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 107 УК РФ, назначив наказание с применением ст. 64 УК РФ, либо отменить и дело направить на новое рассмотрение или вернуть прокурору.

Адвокат Чепчугов АС. в защиту Терентьева в апелляционной жалобе не оспаривая его причастность к причинению смерти двум потерпевшим и покушении на убийство третьего, выражает несогласие с квалификацией действий Терентьева и назначенным наказанием, считая его чрезмерно суровым.

Считает, что обследование Терентьева при судебно-психиатрической экспертизе проведено неполно, необъективно, без учета всех значимых обстоятельств.

Отмечает, что Терентьев признан виновным в убийстве двух лиц и покушении на убийство третьего путем нанесения множества ножевых ранений. При этом по делу отсутствовали объективные причины для такого агрессивного поведения.

Экспертами принималось во внимание состояние алкогольного опьянения, которое ничем не подтверждалось.

В заключении эксперты ссылаются на показания свидетелей, на основании которых сделан вывод об отсутствии признаков патологической неадекватности. Однако принимались во внимание лишь показания потерпевшей Д , которая делала вывод о нахождении Терентьева в состоянии опьянения на основе своих предположений.

Экспертами сделан вывод о том, что ситуация взаимодействия Терентьева с потерпевшими не имела для него какого-либо психотравмирующего смысла, с потерпевшей М он в принципе в какой-либо диалог не вступал. Однако данный вывод экспертов противоречит фактическим обстоятельствам.

Кроме того, эксперты не учли, что все потерпевшие в квартире Е шумели, нарушали общественный порядок, сам хозяин квартиры высказал в адрес Терентьева и его сына грубые оскорбления которые и вызвали внезапное сильное душевное волнение.

Считает, что вывод экспертов об отсутствии психотравмирующего смысла для Терентьева противоречит их же выводам о его эгоизме.

Кроме того, исходя из показаний Терентьева он не помнит всех деталей и обстоятельств произошедшего, то есть у него налицо запамятывание части событий, что характерно для состояния аффекта.

На основе приведенных доводов делает вывод о том, что суждения экспертов об отсутствии необходимой динамики и феноменологии аффекта основан на недостоверных предположениях о нахождении Терентьева в состоянии опьянения, о симуляции запамятывания событий.

Считает, что действия Терентьева подлежат квалификации по ч. 2 ст. 107 и по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 107 УК РФ.

Полагает чрезмерно суровым назначенное наказание, поскольку деяние было в ходе бытовой ссоры, спровоцированной самими потерпевшими, при противоправности их поведения, в результате импульсивных действий Терентьева, который имеет молодой возраст детей, различные заболевания, явился с повинной, в содеянном раскаивается.

Просит приговор изменить в части предлагаемой квалификации действий и снижении размера наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель Коваленко Е.Г., полагая приговор законным, обоснованным, а назначенное наказание справедливым, просит приговор оставить без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционной жалобы дополнений и возражений, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины осужденного в убийстве Е и М в покушении на убийство Д являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, факт совершения Терентьевым убийства двух лиц и покушения на убийство третьего при указанных судом обстоятельствах не оспаривается ни осужденным, ни его защитником.

Указанные обстоятельства объективно подтверждаются и показаниями родственников убитых - Е и М , потерпевшей Д , свидетелями В М Т В К а также данными, содержащимися в оглашенных и исследованных материалах дела, в том числе протоколах осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских экспертов о причинах смерти потерпевших, протоколах осмотра предметов, заключениях экспертов и других, приведенных в приговоре доказательствах.

Терентьев в ходе предварительного расследования в явке с повинной (т. 1 л.д. 30), при допросах в качестве подозреваемого (т. 2 л.д. 153-157), обвиняемого (т. 2 л.д. 161-165, 166-172, 184-188) последовательно признавал свою вину в убийстве двух потерпевших и покушении на убийство еще одной женщины.

Принимая эти показания во внимание, суд обоснованно указал, что они согласуются с другими доказательствами. При этом следственные действия проводились в присутствии защитника, после разъяснения всех процессуальных прав, в т.ч. и предусмотренного ст. 51 Конституции РФ права не свидетельствовать против самого себя. До начала допросов Терентьев предупреждался о возможном использовании его показаний в качестве доказательств. По окончании следственных действий замечаний к содержанию соответствующих протоколов ни он, ни его защитник не делали и удостоверили их своими подписями. Каких-либо заявлений о вынужденности своих показаний Терентьев не делал.

Поскольку данные показания Терентьева в последующем подтвердились и другими доказательствами, судом обоснованно они приняты во внимание, а его показания в судебном заседании - отвергнуты с приведением соответствующих мотивов.

Проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд сделал правильный вывод о виновности Терентьева в убийстве Е М и в покушении на убийство Д и о доказанности его вины.

Содержание приведенных в приговоре показаний допрошенных в судебном заседании и в ходе предварительного расследования свидетелей соответствует тем, которые они давали.

Таким образом, нарушений УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Как правильно установил суд, Терентьев после 18 ч. 7 сентября 2016 года оставался один с ребенком в кв. по ул.

Около 20 ч. он пришел в кв. 1 указанного дома с целью разобраться о причинах шума, вследствие чего между ним и Е произошел конфликт, в ходе которого он последовательно взятым в квартире потерпевших ножом сначала убил Е затем М и пытался убить Д но последняя оказала сопротивление оттолкнула его и выбежала из квартиры, впоследствии ей была оказана медицинская помощь, то есть умысел на ее убийство он не довел до конца по независящим от него причинам.

Психическое состояние Терентьева изучено полно и объективно.

В ходе предварительного расследования в отношении него проводилась стационарная комплексная судебная психолого психиатрическая экспертиза.

Согласно выводам экспертов: - Терентьев каким-либо хроническим психическим расстройством временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики, которое лишало бы его возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и не страдает, обнаруживал и обнаруживает признаки смешанного расстройства личности; - ему присущи такие личностно-характерологические особенности как эгоцентризм, эмоциональная неустойчивость, раздражительность, внешне обвиняющие, самооправдательные формы реагирования, склонность к браваде, аффективной взрывчатости, расстройства эмпатии примитивности морального сознания; - проявления смешанного расстройства личности не сопровождаются болезненными изменениями или снижением его психических функций, не выходят зав рамки личносто-характерологических особенностей; - он мог в полной мере осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими; - в период времени инкриминируемого деяния находился в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, его действия были целенаправленными, менялись в зависимости от конкретно складывающейся окружающей ситуации; у него отсутствовали признаки какого-либо временного психического расстройства, которые лишали бы возможности в полной мере осознавать фактический характер общественную опасность своих действий и руководить ими; - его ссылки при экспертном исследовании на частичное запамятывание отдельных моментов произошедшего может быть как проявлением амнестического варианта простого алкогольного опьянения, так и проявлением защитной линии поведения, что и в том и другом случае не влияет на экспертную оценку; - в период совершения инкриминируемых деяний Терентьев в состоянии аффекта не находился, присущие ему индивидуально-психологические особенности в виде крайнего эгоцентризма, склонность к аффективной взрывчатости, расстройства эмпатии, примитивности морального сознания, агрессивности нашли отражение в его поведении, но не нарушали нормального хода деятельности, целевой структуры поведения и не оказывали существенного влияния на его сознание и деятельность его действия были последовательными, целенаправленными, сложно организованными и не входили в противоречие с присущими ему ценностно-смысловыми ориентациями и установками (т. 1 л.д. 161-167).

Вопреки доводам жалоб экспертное заключение основано на всестороннем исследовании всех значимых обстоятельств. Терентьев непосредственно наблюдался экспертами, ими принимались во внимание материалы уголовного дела, изучалось его личное дело, необходимая медицинская документация, пояснения матери, самого Терентьева учитывались все стороны его жизни, особенности личности и поведенческие наклонности.

При этом показания «Д относительно состояния опьянения учитывались экспертами не в категоричной форме, а с учетом сделанного ею предположения о возможном нахождении Терентьева в период инкриминируемых деяний в состоянии опьянения.

Учитывалась экспертами и непосредственно предшествующая имевшим место событиям алкоголизация Терентьева.

Экспертиза проведена компетентными специалистами, имеющими достаточно большой стаж работы, эксперты предупреждались об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Их выводы мотивированы и обоснованы, каких-либо противоречий не содержат.

Оценив выводы экспертов в совокупности с другими обстоятельствами дела, суд правильно их принял во внимание, не усмотрел оснований для назначения и проведения повторной соответствующей экспертизы, не усмотрел в его действиях состояния аффекта, и признал Терентьева вменяемым, обосновав свое решение.

В этой связи действия Терентьева правильно квалифицированы по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть убийство двух лиц и покушение на убийство трех лиц.

Наличие прямого умысла при совершении указанных преступлений судом установлено и мотивировано. Выводы соответствуют фактическим обстоятельствам.

Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким смягчающих наказание обстоятельств, данных о личности.

При этом судом приняты во внимание все обстоятельства, влияющие на назначение справедливого наказания, в том числе и те, на которые имеются ссылки в жалобах.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Свердловского областного суда от 30 мая 2017 года в отношении Терентьева А А оставить без изменения апелляционные жалобы Терентьева А.А. и адвоката Чепчугова АС. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.33 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта