Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-АПУ16-24 от 16.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №45-АПУ 16-24

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 16 н о я б р я 2 0 1 6 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Кочиной И.Г., Таратуты И.В.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Прониной Е.Н.,

представителя потерпевшего А - К

представителя потерпевших С -Горшениной Н.В.,

осужденных Смовжа Н.П. и Козлова П.Ю.,

адвокатов Чистякова О.В., Калининой С.Н.,

защитника Устюжанина В.М.,

при секретаре Горностаевой Е.Е.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Смовжа Н.П. и Козлова П.Ю., адвокатов Назарова И.В., Калининой С.Н. и Чистякова О.В., защитника Устюжанина В.М потерпевшего А на приговор Свердловского областного суда от 23 мая 2016 года, которым

Смовж Н П

не судимый,

осужден:

- по ч.4 ст. 17, п. п.«з», «н» ст. 102 УК РСФСР (в редакции ФЗ от 24.04.95 года №61) к лишению свободы сроком на 13 лет,

- по ч.2 ст.222 УК РФ (в редакции ФЗ от 25.06.1998 года №92, от 08.12.2003 года №162) к лишению свободы сроком на 2 года, с освобождением от наказания за незаконную перевозку оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности,

- по ч.З ст. 33, ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 года №63) к лишению свободы сроком на 3 года, с освобождением от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

- по п.п.«е»,«и» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 года №73) к лишению свободы сроком на шестнадцати лет,

- по ч.З ст.ЗЗ, п.п.«а»,«ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 года №73) к лишению свободы сроком на пятнадцать лет,

- по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п.п.«а»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 года №73) к лишению свободы сроком на четырнадцать лет,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, - к 19 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 23 мая 2016 года, зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 5 февраля 2014 года по 22 мая 2016 года.

Козлов П Ю ,

области,

судимый:

14 января 2008 года Ревдинским городским судом Свердловской области по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 116, ч.2 ст.213, п.п.«г»,«д» ч.2 ст. 112 УК РФ, к 4 годам лишения свободы, освобожденный 15 декабря 2010 года условно-досрочно на 7 месяцев 14 дней,

оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.30, п.п.«а»,«ж»,«з» ч.2 ст. 105 (в редакции ФЗ от 21.07.2004 года №73) на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, с признанием права на реабилитацию,

осужден:

- по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004 года №73) к лишению свободы сроком на 14 нет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 23 мая 2016 года, зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 5 февраля 2014 года по 22 мая 2016 года.

Принято решение в отношении вещественных доказательств и по гражданским искам, в обеспечение исполнения которых арестовано имущество, принадлежащее Смовжу.

Заслушав доклад судьи Ко чиной И.Г., выступление осужденных Смовжа Н.П. и Козлова П.Ю., адвокатов Чистякова О.В. и Калининой С.Н поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнениях к ними, защитника Устюжанина В.М. по доводам своей апелляционной жалобы и дополнений, возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы потерпевшего, мнение представителя потерпевшего К поддержавшего доводы, изложенные в жалобе А представителя потерпевших С - адвоката Горшенину Н.В., возражавшую против удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и их защитников прокурора Пронину Е.Н., считающей, что приговор подлежит изменению Судебная коллегия

установила:

Смовж Н. П. осужден:

- за организацию убийства А и Ф совершенного группой лиц по предварител ьному сговору,

- за незаконную перевозку, хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные группой лиц по предварительному сговору,

- за организацию умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенных путем поджога, взрыва, повлекших причинение значительного ущерба и по неосторожности смерть человека,

- за убийство С . общеопасным способом, из хулиганских побуждений,

- за организацию убийства К совершенного по найму группой лиц по предварительному сговору,

- за организацию покушения на убийство П совершенного по найму.

Козлов П. Ю. осужден за убийство К по найму, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены на территории области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Вину в совершении преступлений осужденные не признали.

Осужденный Смовж в апелляционной жалобе и в дополнении, считая приговор незаконным и необоснованным, просит его отменить по следующим основаниям.

По мнению осужденного, его причастность к незаконному хранению и перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов в период до 1 января 1996 года не нашла своего подтверждения. В частности, выражает несогласие с выводом суда о том, что газовый пистолет ИЖ-79 был переделан в боевой для стрельбы патронами калибра 9 мм, поскольку эксперт не называет данный пистолет самодельным, а лишь указывает на его нестандартность. В заводских условиях ИЖ-79 для стрельбы 9 миллиметровыми патронами стали выпускать лишь с февраля 2004 года. Справку о начале выпуска газовых пистолетов ИЖ-79, представленную в суд стороной обвинения просит признать недопустимым доказательством, поскольку она получена по запросу следователя, у которого в тот момент не было в производстве уголовного дела. Считает, что суд незаконно не смягчил ему наказание назначенное ему по ч.2 ст. 222 УК РФ, освободив от наказания по этой же статье за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.

Осуждение за убийство А и Ф Смовж считает необоснованным и ставит под сомнение; показания свидетеля Д которые положены судом в основу приговора. Указывает, что показания Д , данные на месте происшествия о том, что он слышал выстрелы когда бежал по ул. , опровергаются показаниями свидетеля И которая отрицала, что кто-то выбегал на ул. в момент выстрелов Считает, что данные противоречия не получили оценки суда, что суд необоснованно отверг показания свидетеля Г о том, что потерпевших убили лица, имеющие более низкий рост, чем один из убитых, в то время как Н иУ были с убитым одного роста и телосложения.

Смовж отмечает, что в части осуждения за организацию умышленного уничтожения и повреждения имущества, суд не указал в приговоре, в чем выразилась его организующая роль, не указаны мотивы и цели преступления Полагает, что таких доказательств не представлено, а допрошенный свидетель показал лишь, что он предложил поджечь пункт приема металлолома. Настаивает на непричастности к преступлению и указывает что данная версия судом не проверена.

Выражая несогласие с осуждением за убийство С , считает приговор в этой части необоснованным, поскольку из показаний ряда свидетелей, которые через маскировочную сетку видели, как он бежал с трибуны стадиона и садился в машину, суд установил, что он выстрелил в потерпевшего с трибуны стадиона, но при этом привел в приговоре и показания других лиц, которые утверждали, что из-за сетки не было видно стадиона, то есть исключали возможность совершения им преступления однако не указал, по каким основаниям отдал предпочтение одним доказательствам и отверг другие.

Считает, что за оконченное убийство и за организацию убийства К его действия должны быть квалифицированы по одной статье в силуч.1 ст. 17 УК РФ.

Решение суда по искам в пользу С (матери и несовершеннолетних детей) считает незаконным, полагая, что правом на взыскание компенсации морального вреда обладает лишь одно лицо, а не несколько. Полагает, что затраты на лечение и воспитание детей должны охватываться компенсацией морального вреда, а не представлять из себя отдельное требование.

Размер компенсации морального Ефеда в пользу О считает завышенной, поскольку его вина к смерти потерпевшего определена как неосторожная, в то время как сумма вреда не отличается от тех, что взысканы за умышленное причинение смерти.

Адвокат Чистяков в защиту интересов Смовжа в апелляционной жалобе и в дополнениях приводит те же доводы о несогласии с осуждением по ч.2 ст.222 УК РФ, что и осужденный Смовж. Дополнительно указывает что суд допустил неправильное применение уголовного закона. Так на момент совершения преступления действия подзащитного охватывались ч.1 ст. 218 УК РСФСР, которая не предусматривала ответственности за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, а также за совершение данных действий в группе. В нарушение положений ст. 10 УК РФ суд квалифицировал данные действия подзащитного по ч.2 ст. 222 УК РФ, введенной значительно позднее и ухудшающей его положение. В связи с изложенным полагает необходимым исключить из приговора указание о виновности Смовжа в незаконной перевозке оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору, об освобождении его от наказания за данные действия в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности и смягчить наказание, назначенное по ч.2 ст. 222 УК РФ.

Считая необоснованным осуждение по эпизоду убийства А и Ф , адвокат ссылается на то, что суд не конкретизировал к кому из потерпевших Смовж испытывал неприязнь, и не привел доказательств данного мотива, не указал, по каким основ ЕШИЯМ отверг показания свидетеля Г о том, что потерпевших убили не Н и У а лица имеющие более низкий рост, чем один из убитых. Указывает, что суд в приговоре сослался на показания свидетелей Д и противоречащие ему показания И и Ч , на показания свидетелей О А и на противоречащие им показания З однако противоречия не выявил и не устранил, что повлияло на выводы суда об оценке этих доказательств. Показания Д , дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением соглашения о сотрудничестве, считает недопустимыми, поскольку суд не предупредил его о последствиях нарушения обязательств, данных при заключении соглашения о сотрудничестве, а разъяснил ему права и обязанности свидетеля, затем вследствие отказа его от дачи показаний в судебном заседании, огласил его показания, данные в ходе предварительного следствия. Также приводит ряд доказательств, которыми суд обосновал приговор, однако указывает, что они не исследовались в судебном заседании это протокол предъявления для опознания фотографии от 25.03.3015 года (т. 15 л.д.40-43), протоколы осмотра места происшествия от 6 и от 7 февраля

1994 года (т. 13 л.д.14-19), заключения экспертиз (т. 13 л.д.41-44, 55-57, 96- 99,130-132, т.25 л.д.162-163).

Излагая показания свидетелей в части обвинения в убийстве С указывает на наличие между ними противоречий, которые, по его мнению могли повлиять на выводы суда. Полагает, что суд не дал оценки версии защиты о непричастности Смовжа к убийству, которая подтверждается показаниями свидетелей М , Н , Б и понятого Г , которые присутствовали при осмотре места убийства и пояснили, что из-за сетки невозможно было разглядеть стоящих за ней людей, а, следовательно, и убить потерпеЕнпего. По мнению адвоката, суд необоснованно исключил из обвинения один из двух вмененных мотивов совершения данного преступления: «с целью укрепления своего авторитета признав доказанным хулиганский, чем нарушил право на защиту, поскольку наличие личного мотива исключало хулиганский и, тем самым, исключало необходимость защищаться от него.

Оспаривая законность осуждения Смовжа за убийство К адвокат приводит ряд процессуальных нарушений, являющихся, по его мнению, основанием к отмене приговора. Так, суд не указал мотив и цель которые преследовал Смовж, организовывая убийство, не сопоставил противоречащие друг другу доказательства, не выяснил и не оценил наличие противоречий в показаниях свидетелей К и И данных в ходе судебного разбирательства, с показаниями потерпевшего П осужденного П свидетелей К , О и Т данными в ходе предварительного следствия, свидетеля Ш незаконно обосновал приговор протоколом очной ставки между обвиняемым П и Козловым, в то время как данный документ в судебном заседании не исследовался.

В части обвинения по ст. 167 УШС РФ суд, по мнению адвоката, не указал в приговоре обстоятельств, послуживших основанием для вывода о наличии значительного ущерба потерпевшему З не установил его материальное положение и значимость для него уничтоженного имущества Считает, что лишь мнения потерпевшего о значимости ущерба не достаточно для квалификации содеянного по данному признаку, в связи с чем выводы суда в части виновности Смовжа в совершении данного преступления считает необоснованными.

Полагает, что действия Смовжа, квапи фицированные судом по п.п. «и», «е» ч.2 ст. 105 и ч.З ст.ЗЗ, п.п. «а», «ж», <<з» ч.2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать, как единое преступление, поскольку ни за одно из них он не был осужден, а наказание, назначенное Смовжу по ч.З ст.ЗЗ и ч.З ст. 30, п.п. «а», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ в виде 14 лет лишения свободы находит чрезмерно суровым.

Считает, что в протоколе судебного заседания вопросы участникам процесса и их ответы записаны неполно., Б ринесенные на протокол замечания рассмотрены необъективно, что постановления судьи по итогам рассмотрения замечаний необоснованны и немотивированны.

Осуженный Козлов П.Ю. в апелляционной жалобе и в дополнениях просит приговор отменить ввиду того, что суд не мотивировал и не обосновал размер компенсации морального вреда, взысканной с него в пользу К , и при этом не принял во внимание его конкретные действия и имущественное положение, требования разумности и справедливости. Кроме того, полагает, что суд незаконно учел в качестве смягчающего обстоятельства его активное способствование раскрытию и расследованию преступления, поскольку это противоречит его позиции о непризнании вины. Просит назначить окончательное наказание по правилам ч.5 ст. 69 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Назаров И.В. в защиту интересов Козлова П.Ю. просит об отмене приговора. Считает, что суд необоснованно признал достоверными показания свидетелей К и П данные ими по истечении 7 лет после преступления, которые он сам считает непоследовательными и противоречивыми.

Так, К не мог наблюдать действия двух человек одновременно, сам дал команду П и Козлову напасть на потерпевших поэтому в своих показаниях пытался обелить себя и переложить всю вину на подсудимых, однако суд не дал оценки этому обстоятельству. Считает, что лишь первоначальные показания К от 2007 года ( т.4 л.д.13-14, 19- 21) являются правдивыми. Из оглашенных показаний свидетеля П невозможно установить обещал ли ему и Козлову Смовж денежное вознаграждение за совершение преступления. С осторожностью предлагает отнестись к показаниям свидетеля П , поскольку все происходящее он видел ночью, с расстояния 20 метров и не мог точно воспроизвести события в своих показаниях. Свидетель Л не являлся очевидцем преступления знает обо всем со слов П . Полагает, что свидетель И , находясь ночью в баре, не мог разглядеть Смовжа за соседним столом, услышать, о чем он разговаривает, в связи с чем его показаниям не доверяет. Ставит под сомнение доводы вышеуказанных свидете.Еей о том, что до января 2014 года они боялись давать показания против осужденных. Свидетели Ш В , Б К , Л С очевидцами преступления не являются, давали показания в суде со слов П и Козлова, однако ни П , ни Козлов это не подтвердили, а гражданин М не допрошен. Иные свидетели причастность Козлова к убийству К не подтвердили.

В ходе судебного разбирательства не установлено орудие преступления - бейсбольная бита. Она не приобщена к делу в качестве вещественного доказательства, данных о ее уничтожении не имеется. Своевременно после совершения преступления не были сделаны запросы операторам связи о соединениях абонентов в месте совершения преступления, в связи с чем сейчас сторона защиты лишена такой возможности ввиду истечения сроков хранения информации. С места преступления были изъяты штакетина и куртка потерпевшего с пятнами, похожими на кровь, однако, данные доказательства не приобщены к делу, в свази с чем не имеется возможности подвергнуть данные предметы экспертным исследованиям. При осмотре места происшествия следователем был осмотрен труп К , однако таблица осмотра, как приложение к протоколу, пропала, что лишает возможности сравнить обнаруженные на трупе телесные повреждения с амбулаторной картой больного и заключением эксперта (т.2 л.д.78-79).

Заключение судебно-медицинской экспертизы трупа считает недопустимым доказательством ввиду того, что эксперт не ответил на один из поставленных перед ними вопросов о том, мог ли К после полученных повреждений самостоятельно передвигаться и разговаривать Считает, что проведение дополнительной судебно-медицинской экспертизы по делу необходимо, поскольку время совершения преступления установленное судом, не совпадает со временем возникновения конфликта между К и потерпевшими, противоречит распечатке телефонных переговоров К согласно которой он сделал последний звонок в 3 часа 49 минут, то есть, после убытия Козлова с места происшествия.

На основании изложенного ввиду недоказанности вины Козлова в убийстве К , просит подзащитного оправдать.

Адвокат Калинина С.Н. в защиту интересов осужденного Козлова в апелляционной жалобе как на основание от мены приговора указывает на то что судом не проверена версия подзащитного о совершении убийства К из корыстных побуждений и о том, что смертельные повреждения потерпевшему нанес П .

Защитник Устюжанин В.М. в апелляционной жалобе и в дополнениях в защиту интересов осужденного Козлова указывает на необоснованность его осуждения, приводит показания свидетелей и другие доказательства положенных судом в основу приговора, указывает на имеющиеся, по его мнению, противоречия, которые не устранены, на обстоятельства, которые необоснованно не учтены судом, ставит под сомнение тяжесть телесных повреждений, причиненных П .

Так, отмечает, что в приговоре отсутствуют доказательства конфликта между К иК , суд не оценил показания Козлова, данные в ходе судебного заседания о непричастности к убийству, которые, по его мнению, согласуются с показаниями свидетелей Б В , Г К , е К данных в ходе судебного заседания, с показаниями потерпевшего П свидетелей П Т О Ш данными в период расследования дела, с протоколом осмотра места происшествия и судебно медицинской экспертизой трупа. Полагает, что суд незаконно обосновал приговор протоколом очной ставки между обвиняемым П и Козловым, в то время как данный документ в судебном заседании не исследовался. Считает, что показания П , дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением соглашения о сотрудничестве, получены судом с нарушением требований УПК РФ поскольку суд не предупредил его о последствиях нарушения обязательств данных при заключении соглашения о сотрудничестве, а разъяснил ему права и обязанности свидетеля, затем вследствие отказа П от дачи показаний в судебном заседании, огласил его показания, данные в ходе предварительного следствия.

На основании изложенного приговор просит отменить, а Козлова оправдать.

Потерпевший А в апелляционной жалобе и дополнениях просит вынести частное постановление по факту нарушения прав его супруги, как потерпевшей по данному уголовному делу, которое выразилось в отсутствии постановления следователя о признании ее потерпевшей Указывает, что в ходе предварительного следствия ее допросили. Затем он попросил, чтобы вследствие плохого состояния здоровья супругу оградили от дальнейшего участия в деле. Считает, что отсутствие постановления о признании супруги потерпевшей повлияло на вынесение законного и обоснованного приговора в части компенсации морального вреда и привело к необоснованному уменьшению размера взыскания. В связи с изложенным приговор в этой части просит отменить.

Потерпевший также указывает, что суд неправомерно обосновал приговор постановлением следователя о прекращении уголовного преследования в отношении Д в связи с истечением срока давности привлечения его к уголовной ответственности. Данное постановление считает незаконным, поскольку Д обвинялся в совершении преступления, которое наказывается смертной казнью, а, следовательно вопрос о применении к нему срока давности мог быть решен только судом Считает, что суд должен был принять решение о незаконности данного постановления в отношении Д .

Государственный обвинитель Данилова ЕЛ. возражает против удовлетворения апелляционных жалоб, просит приговор оставить без изменения.

Заслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, возражения на жалобы проверив материалы дела, Судебная коллегия приходит к следующему.

Доводы стороны защиты о необоснованности осуждения Смовжа за организацию убийства А и Ф Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку его вина подтверждается показаниями потерпевших А Ф , свидетелей Д и Р О А М , Г , К , протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов и другими доказательствами приведенными в приговоре.

Вопреки утверждению стороны защиты протоколы осмотра места происшествия - кафе « » (т. 13 л.д. 14-19, 20-21), заключения судебно баллистических экспертиз (т. 13 л.д. 41-44, 51-57), заключения судебно медицинских экспертиз трупов (т. 13 л.д.96-99, 130-132) правомерно положены в основу приговора, поскольку они являлись предметом исследования суда, что подтверждается аудиозаписью судебного процесса.

Свидетели Д иР в показали, что Смовж в их присутствии дал поручение Н и У убить А и Ф а Д - проследить за потерпевшими, привезти к месту преступления исполнителей и проконтролировать их действия.

Показания указанных свидетелей суд объективно оценил как достоверные, поскольку они являются последовательными: такую же информацию о преступлении Д ссобщил в явке с повинной, оба свидетеля по фотографии опознали Н как исполнителя убийства, а Д опознал и У их показания согласуются с показаниями свидетелей О иА видевших Д и двоих вооруженных мужчин, которые одели маски и зашли в кафе, после чего раздались выстрелы, а Д убежал.

Факт убийства А и Ф в кафе 6 февраля 1994 года засвидетельствовали М иГ .

Сопоставив показания вышеприведенных свидетелей с заключением баллистических экспертиз, суд сделал правильный вывод, что они согласуются и в части механизма образования телесных повреждений.

При осмотре места происшествия обнаружены трупы А и Ф с огнестрельными ранениями, от которых и наступила их смерть.

Потерпевший А подтвердил, что 6 февраля 1994 г. в кафе « » он опознал трупы своего сына и Ф .

Оценив исследованные доказательств а в совокупности, суд правильно установил, что убийство А иФ совершено под руководством Смовжа, который подыскал исполнителей убийства, передал им необходимую информацию о нахождении потерпевших, определил способ и сроки их убийства.

Показания свидетелей И иГ которые не видели, чтобы

кто-нибудь (Д ) пробегал по улице во время совершения преступления, показания свидетелей Г и В о том, что стрелявшие в потерпевших внешне отличались от Н иУ не влияют на обоснованность приговора.

Судом установлено, что данные доказательства приведены стороной защиты с целью незаконно переложить ответственность за убийство на невиновных лиц, что подтверждается показаниями свидетеля С о том, что Смовж и его супруга просили его оговорить Д иР но он отказался это сделать и выдал следователю записку Смовжа с соответствующей просьбой. У суда не было оснований не доверять данному свидетелю, поскольку содержание изъятой записки совпадает с его показаниями, а заключением эксперта установлено, что ее текст выполнен Смовжем.

Документам о праве собственности н алоговой инспекции на здание, в котором располагался офис Смовжа, судом 1 инстанции дана надлежащая оценка, мотивы которой подробно приведены в приговоре и, с которыми соглашается Судебная коллегия.

Таким образом, положенные в основу приговору доказательства вопреки утверждению адвоката, не имеют противоречий и подтверждают виновность Смовжа в организации убийства.

О наличии у осужденного мотива совершения преступления пояснили свидетели Д Р и К , согласно показаниям которых между осужденным, убитыми А иФ был конфликт, а потерпевшая Ф показала, что ее муж опасался братьев Смовжей.

Действия осужденного правильно квалифицированы по ч.4 ст. 17 и п.п. «з», «н» ст. 102 УК РСФСР как организация убийства двух лиц совершенного группой лиц, по предваритель ному сговору.

С учетом моратория на применение смертной казни, данный уголовный закон, предусматривающий наказание за убийство, является более мягким чем ч.2 ст. 105 УК РФ.

В части незаконного оборота оружия свидетели Д иР показали, что на машине отвезли в лес Смовжа и Н , у которых с собой была сумка с оружием, где они ее и закопали.

О достоверности показаний Д свидетельствует тот факт, что в 2014 году он указал место захоронения оружия, откуда были изъяты два пистолета и патроны.

Заключением судебно-баллистических экспертиз установлено, что один из пистолетов является нестандартным, то есть изготовленным самодельным способом путем переделки газового пистолета ИЖ-79 под стрельбу патронами калибра 9 мм., второй пистолет - конструкции Токарева калибра 7,62 мм., оба относятся к категории нарезного огнестрельного оружия. Патроны и пистолеты пригодны для стрельбы.

Доводы стороны защиты о том, что в период совершения преступления Смовж не мог быть обладателем газового пистолета, предназначенного для стрельбы патронами калибра 9 мм. ввиду того, что их выпуск начат лишь в 2004 году, несостоятельны и опровергается вышеприведенным заключением эксперта, согласно которому нестандартность пистолета заключается в том что из газового Иж-79 он самодельным способом, путем замены ствола и увеличения чаши патронного упора переделан для стрельбы патронами ПМ и АПС калибра 9 мм.

Оценив данные доказательства в совокупности со справкой Ижевского механического завода о том, что изначально газовые пистолеты выпускаются данным заводом с 1995 года, суд правильно пришел к выводу о виновности Смовжа в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов совершенном группой лиц по предварительному сговору с лицом, умершим 23.10.2012 года.

Оснований для признания недопустимым доказательством справки об оружии, представленной в суд стороной обвинения, по доводам апелляционной жалобы не иметься, поскольку сторона обвинения, как и сторона защиты вправе представлять доказательства непосредственно в судебное заседание.

Вместе с тем, судом не учтено, что действия, связанные с перевозкой огнестрельного оружия и боеприпасов до 1 января 1996 года не являлись преступными, поскольку ст.218 УК РСФСР предусматривала уголовную ответственность лишь за незаконные ношение, хранение, приобретение изготовление или сбыт оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ.

В связи с отсутствием в действиях Смовжа состава данного преступления следует исключить его осуждение по ч.2 ст.222 УК РФ за перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Выводы в части осуждения Смовжа за участие в умышленном уничтожении и повреждении имущества суд обосновал достоверными и допустимыми доказательствами, а именно Е оказаниями свидетелей К Т , З и Н а также протоколом осмотра места происшествия и заключениями экспертов.

Оценив данные доказательства в совокупности, суд правильно установил, что в результате умышленного поджога пункта приема металлолома было повреждено имущество г отерпевшего З на сумму 34 000 рублей, что для него является значительным ущербом, а также по неосторожности причинена смерть потерпевшему О .

Вопреки утверждению адвоката Чистякова, суд сделал вывод о значительности ущерба для потерпевшего З после выяснения его материального положения и значимости для него уничтоженного имущества.

Расчет вреда, причиненного потерпевшему, подтверждается подробной калькуляцией, в которой отражено уничтоженное и поврежденное имущество, его реальная стоимость и затраты на восстановление Потерпевший объяснил значительность ущерба тем, что огнем была уничтожена его мастерская, на доходы от которой он жил.

Исходя из показаний свидетелей суд правильно установил, что Смовж за деньги предложил Е сжечь пункт приема металлолома. Однако вопреки установленному квалифицировал его участие в совершенном преступлении как организатора, в то время как согласно ч.4 ст.ЗЗ УК РФ действия, связанные со склонением другого лица к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом являются подстрекательством к совершению преступления. Доказательств организующей роли Смовжа в поджоге пункта металлолома не представлено.

При таких обстоятельствах: действия Смовжа следует переквалифицировать с ч.З ст. 33, ч.2 ст. 167 на ч.4 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ, с организации умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества совершенных путем поджога, взрыва, повлекших причинение значительного ущерба и по неосторожности смерть человека на подстрекательство к совершению данного преступления.

Доводы апелляционных жалоб о несоответствии выводов суда в части убийства С фактическим обстоятельствам дела не нашли своего подтверждения.

Так свидетель Л пояснил, что по просьбе Смовжа за вознаграждение в виде квартиры взял на себя вину за убийство С .

Согласно материалам дела Л был осужден за данный факт, в настоящее время приговор отменен в связи с непричастностью его к данному преступлению.

Очевидцы убийства С - свидетели Я ,М ,М К ,Н ,П ,П иЛ указали на Смовжа как на лицо, совершившее убийство С , что следует из содержания их показаний, приведенных в приговоре.

Суд правомерно сослался в обоснование осуждения Смовжа на показания вышеприведенных и других указанных в приговоре свидетелей поскольку они, вопреки утверждению стороны защиты, не противоречивы получены с соблюдением требований УПК РФ, согласуются как между собой и с другими исследованными и взятыми за основу доказательствами, а именно:

с показаниями свидетеля Г подтвердившего, что К М иН ему рассказывали, что Смовж убил С

с показаниями Д , подтвердившего непричастность Л к данному преступлению;

с показаниями свидетеля Б и протоколом осмотра места происшествия, из которых следует, что с места производства выстрела хорошо просматривается территория, на которой находился потерпевший, а маскировочная сетка, вопреки доводам осужденного, обзору не мешает;

с заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть С наступила от огнестрельного дробового ранения;

с заключением судебно-баллистичес кой экспертизы о том, что предмет изъятый из головы С является картечью охотничьего патрона, а гильза, обнаруженная на месте происшествия, выстрелена из карабина «Сайга», принадлежащего Смовжу.

Доводы стороны защиты о том, что суд не привел мотивы, по которым отверг показания некоторых свидетелей о том, что из-за маскировочной сетки стадион был не виден, несостоятельны и опровергаются содержанием приговора, в котором приведены такие показания и дана их мотивированная оценка как недостоверных.

Оценив исследованные доказательства в совокупности, суд правильно установил, что Смовж совершил убийство С из хулиганских побуждений и общеопасным способом, поскольку используемый Смовжем способ убийства заведомо для него представлял опасность для жизни других лиц, которые находились рядом с потерпевшим.

Вопреки утверждению адвоката Чистякова, согласно обвинению преступление совершено Смовжем с единственным мотивом - хулиганским с целью укрепления авторитета в криминальных кругах. Мотив и цель нашли свое подтверждение в судебном заседании и указаны в приговоре, но иными словами, чем в обвинительном заключении, что не является нарушением положений ст. 252 УПК РФ, поскольку суд не вышел за пределы предъявленного обвинения и не ухудшил положение осужденного.

В связи с изложенным суд правильно квалифицировал действия осужденного по п.п. «е», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб виновность Козлова в убийстве К , а Смовжа в организации данного преступления и организации покушения на убийство П подтверждается исследованными и приведенными в приговоре доказательствами в том числе показаниями свидетеля К о том. что по его просьбе на помощь к бару « » Смовж направил двух своих телохранителей Козлова и П которые стали избивать К кулаками, Козлов несколько раз ударил его битой по голове, от чего К упал, П нанес удары П и повел его к пруду.

Доводы адвоката Назарова о недостоверности показаний К взятых судом за основу, несостоятельны, поскольку они согласуются с показаниям свидетеля И о том, что он слышал, как Смовж поговорив по телефону, направил к бару « » двоих охранников Козлова и П чтобы кого-то «сломать наглушняк». Вернувшись они подтвердили, что работу выполнили: одного избили, другого сломали «на глушняк», за что Смовж заплатил им по 50 000 рублей.

Факт и детали избиения К и П , о которых рассказал К подтвердили свидетель П и П , осужденный за убийство К и покушение на убийство П . При этом П в части организации Смовжем нападения дал показания, аналогичные показаниям И и дополнил, что П в пруду хотели утопить, но ему удалось вырваться и убежать.

Сохранение в тайне фамилий свидетелей И ,П иЛ должным образом мотивировано следователем, подлинные данные о личности свидетелей судом установлены, процедура их допроса не нарушена что следует из аудиозаписи судебного процесса. При таких обстоятельствах факт дачи показаний свидетелями И , П и Л под псевдонимом не может являться основанием для недоверия к содержанию их показаний.

Вопреки доводам адвоката Назарова показания свидетелей Ш , В Б К Л судом оценены правильно, в сопоставлении с другими доказательствами, с учетом того, что они не являлись очевидцами преступлений.

Судом установлено, что в качестве орудия убийства К Козловым использовалась деревянная бита, однако она не приобщена к делу в качестве вещественного доказательства по обстоятельствам, о которых пояснил П что не ставит под сомнение выводы суда о виновности осужденных, равно как и непредставление стороной обвинения в качестве доказательств штакетины и куртки, изъятых с места происшествия поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств.

Несостоятельными являются доводы адвоката о неправильном установлении времени совершения преступления и поступлении телефонного звонка с аппарата К после совершения в отношении его преступления. Так судом установлено, что преступление совершено в период с 3 до 4 часов 30 апреля 2007 г., в то время как последний звонок с телефонного номера К сделан в 3 часа 49 минут. При таких обстоятельствах необходимости в повторном запросе данных о телефонных соединениях у суда не имелось.

Отсутствие фототаблицы трупа К в качестве приложения к протоколу осмотра не повлияло на возможность его исследования и сопоставления с другими доказательствами, поскольку в протоколе имеется описание повреждений, указание на их расположение. В дальнейшем судебно-медицинским экспертом проведено исследование трупа с изложением описания и оценки всех телесны к повреждений.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз здоровью П был причинен тяжкий вред, а смерть К наступила от черепно-мозговой травмы, которая могла быть причинена деревянным предметом (т.2 л.д.95-96). Выводы экспертов являются полными аргументированными и непротиворечивыми, вследствие чего оснований не доверять им не имеется.

С учетом совокупности исследованных доказательств суд правильно установил, что Смовж организовал убийство К и покушение на убийство П , наметив потерпевших, определив исполнителей, передав им необходимую информацию, определил способ нападения, и порядок вознаграждения исполнителей, а Козлов совершил убийство К

Положенные в основу приговора доказательства не имеют противоречий, которые бы могли повлиять на выводы суда о доказанности вины осужденных.

В соответствии с установленными обстоятельствами преступления и ролью виновных суд правильно квалифицировал действия Козлова по п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство К группой лиц по предварительному сговору, по найму, а действия Смовжа в отношении К - по ч.З ст.ЗЗ п.п. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ как организация убийства двоих лиц, совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму, а в отношении П - по ч.З ст. 33, ч.З ст. 30 и п.п. «аз» ч.2 ст. 105 УК РФ как организация покушения на убийство двух и более лиц, совершенное по найму.

Оснований для единой квалификации совершенных Смовжем преступлений в отношении С и К не усматривается поскольку в каждом из них имели место различные виды соучастия.

Не нашли своего подтверждения доводы стороны защиты о нарушении судом правил допроса П и Д Уголовное дело в отношении Д по факту пособничества в убийстве Ф и А выделено из общего в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, П отбывает наказание по приговору от 23.07.2015 г. (т.25 л.д. 27) за убийство К и покушение на убийство П . При таких обстоятельствах суд правильно допросил П иД в качестве свидетелей, поскольку по рассматриваемому уголовному делу они обвиняемыми не являются. П не был предупрежден судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний или отказ от дачи показаний, поскольку он сам осужден по обвинению, связанному с обстоятельствами настоящего дела Предупреждение Д об ответственности по ст. 307-308 УК РФ связано с тем, что на момент его допроса - 21.09.2015 года в отношении его уголовное дело было прекращено, то есть, он не являлся лицом заинтересованным в исходе дела и предупреждение об уголовной ответственности не могло причинить вреда его интересам.

Оснований для исключения из приговора ссылки на постановление о прекращении уголовного дела в отношении Д , как просит о том потерпевший А не имеется поскольку вопрос о виновности Д в рамках данного уголовного дела не рассматривается, а само постановление было отменено после вынесения приговора.

Вместе с тем, суд неправомерно сослался в приговоре на показания П , данные им 16.01.2015 г. в ходе предварительного следствия на очной ставке с Козловым (т. 17 л.д.215-222), и на протокол предъявления для опознания Р фотографии У (т. 15 л.д. 40-43), поскольку данные доказательства в судебном заседании не исследовались и не должны были учитываться при вынесении приговора. Однако допущенные процессуальные нарушения не влекут за собой отмены или изменения судебного решения, поскольку выводы суда о доказанности события преступления и виновности Смовжа в его совершении подтверждаются совокупностью других доказательств.

На основании заключений судеб]-ю-психиатрических экспертиз и поведения осужденных, суд сделал правильный вывод, что они являются вменяемыми.

Наказание осужденным назначено судом с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных, обстоятельств, смягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Позицию Козлова в период предварительного следствия суд обоснованно оценил как активное способствование раскрытию преступления и признал данное обстоятельство смягчаюш им его наказание.

Суд не усмотрел иных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью виновных, их поведением во время или после совершения преступлений, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасЕЮСти преступлений, которые бы позволили применить ст. 64, а также ч.б ст. 15 УК РФ, не усматривает их и Судебная коллегия.

Исключение осуждения Смовжа по ч.2 ст.222 УК РФ за перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов гр>ппой лиц по предварительному сговору не влечет за собой смягчения наказания, поскольку оно назначено судом в размере низшего предела, предусмотренного санкцией статьи, при этом оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется.

В связи с переквалификацией действий Смовжа с ч.З ст. 33, ч.2 ст. 167 УК РФ на ч.4 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ ему следует назначить более мягкое наказание. В связи с истечением срока давности уголовного преследования за данное преступление от отбывания наказания следует освободить.

Судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы осужденного Козлова о необоснованном неприменении к нему правил ч.5 ст. 69 УК РФ.

Как следует из материалов дела преступление в отношении К и П Козлов совершил до вынесения в отношении его приговора от 14 января 2008 года, по которому он наказание отбыл.

Согласно ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначается наказание и в тех случаях, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Следовательно, окончательное наказание Козлову следует назначить путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору с наказанием по приговору от 14 января 2008 года, с зачетом в срок окончательного наказания, наказания, отбытого по предыдущему приговору.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов апелляционных жалоб относительно разрешения судом гражданских исков.

Согласно ст.42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве - к одному из родственников.

Таким образом, потерпевшим по делу по факту убийства А обоснованно был признан его отец - А который в полном объеме реализовал предоставленные ему процессуальные права.

Размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу А Ф ,О К ,П ,С определен судом правильно, в соответствии с положениями ст.ст. 151, 1101 ГК РФ, с учетом степени нравственных страданий истцов, требований разумности и справедливости, с учетом материального положения осужденных.

Взыскание компенсации морального вреда в пользу двоих несовершеннолетних детей убитого С по иску их законного представителя не противоречит законодательству, поскольку в результате совершенного Смовжем преступления детям также были причинены нравственные страдания.

Возмещение ущерба, причиненного потерпевшему З произведено в соответствии с установленным судом размером ущерба, на основании ст. 1064 УК РФ.

Доводы адвоката Чистякова о неполноте протокола судебного заседания являются необоснованными, поскольку в нем правильно зафиксирован ход судебного процесса, указаны заявления, возражения ходатайства, вопросы участвующих в уголовном деле лиц, достаточно подробно записаны их показания, содержание выступлений, отражены принятые судом процессуальные решения и иные значимые для дела обстоятельства. Все замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим, по итогам рассмотрений приняты обоснованные решения, мотивы которвш приведены в судебных постановлениях.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 389.15 389 18 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 23 мая 2016 года в отношении Смовжа Н П и Козлова П Ю изменить:

Действия Смовжа Н.П. переквалифицировать с ч.З ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ на ч.4 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 167 УК РФ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев и на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить от отбывания данного наказания, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить осуждение Смовжа Н.П. по ч.2 ст.222 УК РФ за перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору на основании п.2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ. по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по данному приговору и по приговору от 14 января 2008 года, окончательно назначить Козлову П.Ю. 17 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Козлову П.Ю. исчислять с 23 мая 2016 года, зачесть ему в срок наказания время содержания лсд стражей с 5 февраля 2014 года по 22 мая 2016 года и наказание, отбытое по приговору от 14 января 2008 года в период с 31 июля 2007 года по 15 декабря 2010 года.

В остальной части этот же приговор в отношении Смовжа Н.П. и Козлова П.Ю. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Смовжа Н.П., Козлова П.Ю., адвокатов Назарова ИВ., Калининой С.Н Чистякова О.В., защитника У потерпевшего А - без удовлетворения.

Предс

Судь

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.26 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта