Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ17-19СП от 28.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№48-АПУ17-19СП АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 28 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей КулябинаВ.М., Колышницына АС.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Задельного ЕВ. и адвоката Валеева Р.Р. на приговор Челябинского областного суда от 21 июня 2017 г. с участием присяжных заседателей, по которому

Задельный Е В

несудимый,

осужден по ст.317 УК РФ к лишению свободы на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев;

при назначении наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст. 53 УК РФ указанные в приговоре.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление адвоката Шутилина ЮН., осужденного Задельного ЕВ., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Тереховой СП. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Задельный признан виновным в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа в целях воспрепятствования законной деятельности лица по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность.

В апелляционных жалобах:

осужденный Задельный Е.В., не оспаривая фактические обстоятельства дела, высказывает несогласие с квалификацией его действий по ст.317 УК РФ и наказанием, при назначении которого не было учтено его искреннее раскаяние; высказывает сомнение относительно тяжести вреда здоровью причиненного потерпевшему; ссылается на то, что председательствующий неоднократно возвращал присяжных заседателей в совещательную комнату считает это нарушением закона; просит переквалифицировать его действия в соответствии с законом о более мягком преступлении и смягчить назначенное наказание;

адвокат Валеев Р.Р. оспаривает квалификацию действий осужденного Задельного по ст.317 УК РФ, утверждает, что насилие было применено им к сотруднику ДПС не в связи с составлением протокола об административном правонарушении, а из внезапно возникшей неприязни бывшего учителя к бывшему ученику; потерпевший В не находился при исполнении обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, поскольку занимался обеспечением безопасности дорожного движения, что, по мнению автора жалобы исключает квалификацию действий по ст.317 УК РФ; ссылается при этом на ведомственные нормативные акты МВД РФ, согласно которым участие сотрудников ДПС в специальных мероприятиях по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности осуществляется на основании распорядительных актов руководителей ОВД, совместно с другими подразделениями, в пределах своей компетенции; считает, что квалификация действий Задельного как совершенных в целях воспрепятствования деятельности сотрудника полиции и одновременно из мести за такую деятельность противоречит требованиям закона; полагает что действия Задельного следует квалифицировать по ч.З ст.30 - п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ; высказывает несогласие с выводом суда об отсутствии в действиях Задельного активного способствования раскрытию и расследованию преступления и о признании обстоятельством, отягчающим наказание, алкогольного опьянения Задельного, ссылается на то, что не проводилось медицинское освидетельствование, а также оспаривает связь между алкогольным опьянением Задельного и формированием у него преступного умысла; высказывает несогласие с назначенным Задельному наказанием, приводит в жалобе сведения, характеризующие личность осужденного с положительной стороны, другие сведения о личности, просит переквалифицировать действия Задельного на ч.З ст.30 - п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ и применить к осужденному положения ст.64, ч.б ст. 15, 73 УК РФ.

Проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Процедура рассмотрения дела в отношении Задельного с участием присяжных заседателей соответствует требованиям главы 42 УПК РФ.

Доводы Задельного о неоднократном возвращении присяжных заседателей в совещательную комнату председательствующим не свидетельствуют о нарушении уголовно-процессуального закона.

Причиной возвращения присяжных заседателей в совещательную комнату являлись необходимость разъяснения со стороны председательствующего, а также противоречия в вердикте. Данная ситуация урегулирована ст.344-345 УПК РФ. Каких-либо нарушений закона со стороны председательствующего Судебная коллегия не усматривает.

Других доводов о нарушении процедуры судебного разбирательства осужденный и его защитник в своих жалобах не приводят.

Каких-либо нарушений закона при постановлении вердикта допущено не было. Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Процедура обсуждения последствий вердикта соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

При вынесении приговора председательствующим, исходя из содержания вердикта, правильно, с учетом требований ст.252 УПК РФ квалифицированы действия осужденного.

С доводами о том, что председательствующим неверно квалифицированы действия осужденного, Судебная коллегия согласиться не может.

Утверждение стороны защиты о том, что сотрудник полиции В проходивший службу в подразделении дорожно-постовой службы, при выполнении обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения не являлся сотрудником правоохранительного органа выполняющего обязанности по обеспечению общественной безопасности, на законе не основаны.

По смыслу закона система общественной безопасности включает в себя безопасность дорожного движения.

Такой вывод следует из содержания Концепции общественной безопасности в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 14.11.2013 N Пр-2685), согласно которой обеспечение общественной безопасности включает в себя обеспечение безопасности дорожного движения и транспортную безопасность, защиту и охрану собственности, а также охрану общественного порядка и иные направления деятельности.

Соответствующие изложенному положения включены также в ФЗ от 23 июня 2016 года № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации», пункт 5 части 1 статьи 6 которого прямо предусматривает, что обеспечение общественной безопасности включает безопасность дорожного движения и транспортную безопасность.

Согласно ст.1 ФЗ РФ «О полиции», последняя предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности.

При этом к числу основных направлений деятельности полиции согласно пп.6,7 части 2 данного ФЗ относятся обеспечение правопорядка в общественных местах и обеспечение безопасности дорожного движения.

Таким образом сотрудник ДПС В , находящийся при исполнении обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения, тем самым одновременно выполнял обязанности по обеспечению общественной безопасности на указанном направлении деятельности полиции.

Ссылка защитника на ведомственные акты МВД не подтверждает иного толкования закона, поскольку в них идет речь о специальных мероприятиях требующих взаимодействия различных подразделений МВД, а не о выполнении сотрудником ДПС прямых обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения.

С доводами защиты о том, что в соответствии с диспозицией ст.317 УК РФ виновное лицо не может отвечать одновременно за совершение посягательства с целью воспрепятствования законной деятельности сотрудника правоохранительного органа и по мотиву мести за такую деятельность, Судебная коллегия согласиться не может.

Суд правильно исходил из того, что на момент совершения посягательства сотрудник полиции произвел отстранение Задельного от управления автомобилем, в связи с чем у осужденного имелся мотив мести за указанные совершенные должностным лицом действия. И в то же время действия осужденного были направлены и на воспрепятствование законной деятельности сотрудника полиции по составлению протокола об административном правонарушении, который на момент совершенного посягательства еще оформлен не был.

Оснований для изменения квалификации действий осужденного Судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания суд учел все имеющие значение в соответствии со ст.6,60 УК РФ обстоятельства.

Выводы суда об отсутствии в действиях Задельного активного способствования раскрытию и расследованию преступления, а также о наличии отягчающего наказание обстоятельства - совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения - мотивированны и являются правильными.

Доводы о недоказанности алкогольного опьянения в связи с непроведением медицинского освидетельствования являются необоснованными, поскольку данное обстоятельство установлено вердиктом присяжных заседателей, который стороны не могут ставить под сомнение.

Считать, что алкогольное опьянение не повлияло на поведение Задельного и совершение им преступления, Судебная коллегия оснований не усматривает.

Наказание Задельному по ст.317 УК РФ назначено в минимальном размере, предусмотренном санкцией статьи Особенной части, является справедливым, правовые основания для смягчения наказания отсутствуют. В том числе каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения ст.64 УК РФ, Судебная коллегия не усматривает.

Оснований для применения ч.б ст. 15, 73 УК РФ Судебная коллегия также не усматривает.

Руководствуясь ст.38915, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Челябинского областного суда от 21 июня 2017 года в отношении Задельного Е В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и адвоката Валеева Р.Р. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.20 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта