Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-АПУ15-17СП от 04.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 20-АПУ15-17 СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 августа 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - прокурора Прониной Е.Н осужденных Масиева М.Р. и Меджидова М.Т их защитников - адвокатов Шенелевой Т.Н. и Урсола А.Л рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Алиева СМ., апелляционные жалобы осужденных Масиева М.Р. и Меджидова М.Т., адвоката Джунайдиева А.Г. в интересах осужденного Масиева М.Р. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 15 мая 2015 года с участием присяжных заседателей которым:

Масиев М Р , родившийся

года в с. района Республики

судимый 23 марта 2012 года по ч. 2 ст. 162 УК РФ к

2 годам лишения свободы, постановлением от 26 февраля

2013 года освобожден условно-досрочно на не отбытый срок

10 месяцев 25 дней осужден:

- по пп.«а»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев;

- по ч.2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в размере 80 000 рублей с ограничением свободы на срок 1 год;

- по п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде лишения свободы на срок 21 год со штрафом в размере 80 000 рублей с ограничением свободы на срок 2 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к назначенному наказанию присоединено 10 месяцев не отбытого наказания по приговору от 26 февраля 2013 года и окончательное наказание Масиеву назначено лишения свободы на срок 21 год 10 месяцев, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 80 000 рублей с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

По предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ, Масиев оправдан в соответствии с пп.З и 4 ч.2 ст.302 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления Масиеву разъяснено право на частичную реабилитацию.

Срок отбывания наказания Масиеву исчислен с 8 сентября 2013 года.

Меджидов М Т родившийся

года в с. района Республики,

ранее не судимый осужден:

- по ч.5 ст.ЗЗ, п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год;

- по ч.2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере

70 000 рублей с ограничением свободы на срок 6 месяцев.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности совершенных

преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено

окончательное наказание Меджидову в виде лишения свободы на срок

12 лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со

штрафом в размере 70 000 рублей с ограничением свободы на 1 год

6 месяцев, с установлением соответствующих ограничений и возложением

обязанностей, указанных в приговоре.

По предъявленному обвинению в совершении преступления,

предусмотренного ч.4 ст. 150 УК РФ, Меджидов оправдан в соответствии с

пп.З и 4 ч.2 ст.302 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

Меджидову разъяснено право на частичную реабилитацию.

Срок отбывания наказания Меджидову исчислен с 8 сентября 2013 года.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выслушав осужденных Масиева М.Р. и Меджидова М.Т., их защитников - адвокатов Шинелеву Т.Н и Урсола А.Л., поддержавших доводы апелляционных жалоб и просивших отменить или изменить приговор, мнение прокурора Пронину Е.Н полагавшую необходимым приговор изменить, Судебная коллегия.

установила:

На основании вердикта присяжных заседателей Масиев и Маджидов признаны виновными:

- Масиев в умышленном причинении смерти С и в краже принадлежавшего ей имущества, с причинением значительного ущерба; в умышленном причинении смерти К сопряженном с разбоем в разбое, совершенном с применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору;

- Маджидов в пособничестве в умышленном причинении смерти К сопряженном с разбоем; в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления были совершены Масиевым и Меджидовым 17 июля и 28 августа 2013 года на территории района Республики

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Алиев СМ., считает приговор необоснованным, просит его изменить поскольку судом был неправильно применен уголовный закон. Указывает, что суд, вопреки требованиям уголовного закона, неправильно переквалифицировал действий осужденных с п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ на ч.2 ст. 162 УК РФ. Полагает, что поскольку убийство К и последующие действия осужденных были связаны с завладением чужого имущества, то их действия следует квалифицировать по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ. Просит переквалифицировать действия осужденных с ч.2 ст. 162 УК РФ на п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ и усилить им наказание.

Адвокат Джунайдиев А.Г. в апелляционной жалобе, поданной в интересах осужденного Масиева М.Р, считает приговор незаконным и просит его отменить. Полагает, что судом был нарушен принцип состязательности, поскольку суд ограничил защиту в предоставлении доказательств. Так показания Масиева М.Р., данные на предварительном следствии, были оглашены судом частично, лишь выдержками, что, по мнению адвоката, могло повлиять на содержание ответов, данных присяжными заседателями при вынесении вердикта. Обращает внимание на то, что у суда имелись законные основания для возвращения дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку действия его подзащитного Масиева по эпизоду причинения смерти Садыковой органами предварительного следствия не были квалифицированы по статье УК РФ. Отмечает, что ранее судом дело уже возвращалось прокурору для устранения недостатков, но затем вернулось в суд без устранения замечаний суда. В заключение жалобы полагает, что назначенное Масиеву наказание является несправедливым ввиду его чрезмерной суровости.

Осужденные Масиев М.Р и Маджидов М.Т. в своих апелляционных жалобах считают приговор незаконным в связи с существенными нарушениями уголовно-процесуального закона, просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство или прокурору Указывают, что суд, в нарушение требований ч. 1 ст. 339 УПК РФ, в вопросном листе объединил два вопроса в один вопрос; об их участии и доказанности вины в убийстве и в разбойном нападении, совершенных в отношении потерпевшего К , что, по мнению осужденных, могло повлиять на мнение присяжных заседателей и на возможность их оправдания с учетом всех доказательств. Считают, что поставленные перед присяжными заседателями вопросы не соответствуют тому, что было установлено в суде; в частности, в вопросе №13 об отсутствии у них умысла на нападение и на лишение жизни потерпевшего К . Полагают, что судья в напутственном слове сослался на доказательства, которые не исследовались в суде, в частности, сослался на протоколы очных ставок, проведенных между ними и свидетелями. Обращают внимание на то, что при рассмотрении дела в конечной стадии выяснилось, что один из присяжных заседателей привлекался к уголовной ответственности, и что дело в отношении него было прекращено по не реабилитирующим основаниям. В заключение своих жалоб обращают внимание на процессуальные нарушения, допущенные при составлении обвинительного заключения по их обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 150 УК РФ; считают, что органом следствия в обвинительном заключении неправильно указана квалификация преступления, в совершение которого они вовлекли несовершеннолетнего поэтому суд, по их мнению, должен был вернуть дело прокурору.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит изменению в соответствии с вынесенным вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства,

15 влекущих в соответствии с пунктами 2-4 ст. 389. УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Обвинительное заключение составлено в соответствии со ст.225 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционных жалобах квалификация действий Масиева, направленных на причинение смерти потерпевшей С получила свое изложение и оценку одновременно с квалификацией его действий, направленных на причинение смерти потерпевшему К , а именно по пп. «а»,«ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Ошибочное указание органами предварительного расследования при предъявлении обвинения Масиеву и Меджидову на то, что они вовлекли несовершеннолетнего Т в совершение грабежа (а не в совершение разбоя), при том, что Масиев и Меджидов были впоследствии оправданы по ч.4 ст. 150 УК РФ, не является основанием для отмены оправдательного приговора и для возвращения уголовного дела прокурору.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст.327, 328 УПК РФ.

Утверждение осужденных Масиева и Меджидова о незаконности состава коллегии присяжных заседателей, поскольку один из присяжных заседателей привлекался к уголовной ответственности, Судебная коллегия не может признать обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания и материалов дела запасной присяжный заседатель под № Д ранее привлекаемая к уголовной ответственности, была исключена из состава коллегии присяжных заседателей за не явку в судебное заседание без уважительной причины еще до удаления коллегии в совещательную комнату для вынесения вердикта.

Отводов другим присяжным заседателям по причине невозможности их участия в судебном разбирательстве стороны не заявляли.

Из протокола судебного заседания также следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства об исследовании дополнительных доказательств разрешены председательствующим в установленном законом порядке, и по ним приняты обоснованные решения.

Утверждение адвоката Джунайдиева А.Г. о том, что показания Масиева данные им на предварительном следствии, были оглашены судом частично лишь выдержками, что, по мнению адвоката, могло повлиять на содержание данных присяжными заседателями ответов при вынесении вердикта, - нельзя признать обоснованными.

Согласно протоколу судебного заседания, после допроса подсудимого Масиева по ходатайствам, заявленным сторонами, были оглашены его показания, данные в ходе предварительного расследования, при этом ряд протоколов допросов Масиева оглашал сам адвокат Джунайдиев. Данных свидетельствующих о частичном оглашении в судебном заседании показаний Масиева, а также о несогласии стороны защиты с таким оглашением протокол судебного заседания не содержит.

Обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствуют требованиям ст.ст. 338 и 339 УПК РФ.

Доводы Масиева и Меджидова о том, что вопросный лист был составлен неправильно; что суд незаконно объединил вопросы о разбойном нападении совершенном на потерпевшего К , и о его убийстве в один вопрос являются несостоятельными, поскольку не основаны на требованиях закона и содержании вопросного листа, и являются лишь мнением самих осужденных.

Постановка обязательного отдельного вопроса о доказанности совершения разбоя, как о том утверждают осужденные, при наличии идеальной совокупности преступлений (совершения разбоя и убийства потерпевшего) законом не предусмотрена.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст.340 УПК РФ. Каких-либо данных, свидетельствующих о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности, а также об искажении исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается. После произнесения председательствующим напутственного слова возражений по нему от сторон не поступило.

Утверждения Масиева и Меджидова о том, что в напутственном слове председательствующий сослался на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании, а именно на протоколы очных ставок проведенные между ними и свидетелями по делу, - являются голословными и опровергаются протоколом судебного заседания, согласно которому председательствующий в своем напутственном слове не упоминал о данных доказательствах.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ.

Каких-либо данных, свидетельствующих об оказании давления на коллегию присяжных заседателей, не установлено.

Суд в полной мере исследовал психическое состояние Масиева и Меджидова и, руководствуясь заключениями комплексных психолого психиатрических экспертиз, а также последующим поведением подсудимых обоснованно пришел к выводу об их вменяемости.

Действия Масиева по эпизоду совершения убийств С и К по пп.«а»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, по эпизоду хищения принадлежавшего С имущества по п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ, а также действия Меджидова по эпизоду пособничества в убийстве К по ч.5 ст.ЗЗ, п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, судом квалифицированы правильно.

Наказание по указанным статьям назначено Масиеву и Меджидову в соответствии с требованиями ст.6, 6.1, 60, чч.1 и 3 ст.62 УК РФ; суд учел характер и степень общественной опасности содеянного ими, данные о личности осужденных, а также влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

Судом правильно учтено обстоятельство, отягчающее наказание Масиева - рецидив преступлений. Также судом обоснованно признаны обстоятельствами, смягчающими наказание осужденных, - наличие на иждивении малолетних детей, активное способствование раскрытию и расследованию группового преступления, изобличению других соучастников преступлений.

Вместе с тем, по смыслу уголовного закона, если санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривает дополнительно наказание, которое не является обязательным и назначается по усмотрению суда, то суд назначая такое наказание, должен свое решение надлежащим образом мотивировать.

Данное требование закона при назначении судом Масиеву по п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы выполнено не было.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу об исключении из приговора назначения Масиеву по указанной статье дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Кроме того, правовая оценка действиям осужденных Масиева и Меджидова по эпизоду совершения разбойного нападения на потерпевшего К судом дана также неправильная.

В соответствии с фактическими обстоятельствами установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей, при том, что во время разбойного нападения Масиев и Меджидов совершили убийство потерпевшего К , содеянное ими следует квалифицировать не только по п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, но также по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ.

При назначении Масиеву и Меджидову наказания за преступление предусмотренное п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, Судебная коллегия учитывает все обстоятельства, указанные выше, а также то, что Масиев и Меджидов женаты, не работают. Исходя из изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о возможности не назначать осужденным по данной статье дополнительное наказание в виде штрафа и о необходимости назначения им дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Оснований для применения к Масиеву и Меджидову положений ч.б ст. 15, ст. 64, ст.74 УК РФ, Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 38913, 38914, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан с участием коллегии присяжных заседателей от 15 мая 2015 года в отношении Масиева М Р и Меджидова М Т изменить.

Исключить назначение Масиеву по п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Переквалифицировать действия Масиева и Меджидова с ч.2 ст. 162 УК РФ на п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, по которой назначить наказание каждому в виде лишения свободы на срок 8 лет с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных пп.«а»,«з» ч.2 ст. 105 , п. «в» ч.4 ст. 162, п.«в» ч.2 ст. 158 УК РФ, назначить Масиеву наказание в виде лишения свободы на срок 23 года с ограничением свободы на срок 2 года.

На основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания, назначенного по приговору Казбековского районного суда Республики Дагестан от 23 марта 2012 года, и назначить Масиеву окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 23 года 10 месяцев с ограничением свободы на срок 2 года.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установить Масиеву следующие ограничения и возложить на него обязанности: не уходить из дома в период времени с 22 часов ночи до 6 часов утра, не выезжать за пределы территории муниципального образования « » Республики не изменять место жительства - село района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязать Масиева 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных ч.5 ст.ЗЗ, п.«з» ч.2 ст. 105, п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ назначить Меджидову окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установить Меджидову следующие ограничения и возложить на него обязанности: не уходить из дома в период времени с 22 часов ночи до 6 часов утра, не выезжать за пределы территории муниципального образования « Республики не изменять место жительства - село района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязать Меджидова 1 раз в месяц являться в указанный орган для регистрации.

В остальном приговор в отношении Масиева М.Р. и Меджидова М.Т оставить без изменения, апелляционное представление и апелляционные жалобы осужденных Масиева М.Р. и Меджидова М.Т., адвоката Джунайдиева А.Г. - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.14 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта