Информация

Решение Верховного суда: Определение N 127-АПУ17-6 от 22.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №127-АПУ 17-6

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 22июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Кочиной И.Г., Климова А.Н.,

с участием:

государственного обвинителя - прокурора Филимоновой СР.,

осужденных Макиенко Д.В. и Гришина А.А.,

защитников - адвокатов Шаповаловой Н Ю . и Мисаилиди О.С.,

при секретаре Горностаевой Е.Е.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Роденко Н.А. и Бойко Е В . в защиту интересов осужденных на приговор Верховного Суда Республики Крым от 6 апреля 2017 года, которым:

Макиенко Д В,

несудимый,

осужден:

- по п.п.«ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет,

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, - к 16 годам лишения свободы;

Гришин А А,

несудимый,

осужден:

- по п.п.«ж»,«з» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет,

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет,

- по ч.2 ст.325 УК РФ к обязательным работам сроком на 240 часов,

- на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, - к 16 годам 1 месяцу лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление осужденных Макиенко Д.В. и Гришина А.А. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Шаповаловой Н.Ю. и Мисаилиди О С , поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение прокурора Филимоновой СР., полагавшей приговор изменить, исключив из него явки с повинной, Судебная коллегия

установила:

Макиенко Д.В. и Гришин А.А. осуждены за разбой с применением

насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный группой лиц по

предварительному сговору, с применением предметов, используемых в

качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и

за убийство, сопряженное с разбоем, совершенное группой лиц по

предварительному сговору, а Гришин также - за похищение паспорта и

других важных личных документов.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в

приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Роденко Н.А. просит об отмене

приговора в отношении Макиенко, считая, что совокупностью

исследованных доказательств не подтверждается его причастность к

совершению преступлений.

По ее мнению, показания подсудимых, данные в ходе судебного

следствия, противоречат их показаниям, данным в ходе расследования

уголовного дела под давлением и физическим воздействием оперативных

сотрудников, без участия адвоката. Полагает, что при проверке показаний

Гришина на месте, в момент остановки видеокамеры, сотрудники полиции

подсказывали ему их содержание.

Адвокат считает, что в основу приговора положены доказательства,

полученные с нарушением требований УПК РФ. О признании таких

доказательств недопустимыми адвокат заявляла ходатайство в судебном

заседании, однако нарушив право на защиту, суд оставил его

неразрешенным. Полагает, что не было оснований для отказа в стороне

защиты в вызове и допросе эксперта, давшего заключение № , поскольку

экспертное исследование было не полным, а выводы - не ясными. Считает,

что таким образом суд нарушил принцип состязательности сторон,

необоснованно отказав стороне защиты в удовлетворении ходатайств,

направленных на установление истины по делу.

Назначенное подзащитному наказание считает чрезмерно суровым.

Адвокат Бойко Е.В. в апелляционной жалобе просит приговор в

отношении Гришина отменить и передать дело на новое судебное

разбирательство ввиду отсутствия в действиях подзащитного составов

преступлений. Считает, что совокупностью исследованных доказательств не

подтверждается причастность Гришина к совершению преступлений,

поскольку допрошенные свидетели не являлись очевидцами

произошедшего, показания свидетелей Б Ю ,

Д , К и П основаны на слухах и догадках,

показания свидетелей Г иГ , а также потерпевшего Т

были оглашены в нарушение положений ст. 281 УПК РФ, не смотря на

возражения стороны защиты. По мнению адвоката, не доказано наличие

предварительного сговора между подсудимыми на совершение разбоя и

убийства, а также умысла на завладение имуществом потерпевшего, в

действиях подзащитного отсутствует состав преступления,

предусмотренного ч.2 ст. 325 УК РФ.

Полагает, что суд необоснованно отказал ей в удовлетворении

ходатайства о проведении следственного эксперимента, о вызове в судебное

заседание эксперта Т проводившего экспертизу трупа,

поскольку требовалось разъяснение сделанных им выводов, что суд должен

был исключить из числа доказательств как недопустимые явку с повинной

Гришина, его показания и протокол проверки показаний на месте, поскольку

они даны под психологическим воздействием сотрудников полиции, а явка,

в том числе, - без адвоката, а также протоколы осмотра кабинетов отдела

полиции.

По мнению адвоката, суду не было представлено доказательств того,

что Гришин в период времени, относящийся к совершению преступления,

находился в состоянии алкогольного опьянения, в связи с чем признание

данного обстоятельства отягчающим наказание считает незаконным.

В возражениях государственный обвинитель Артеменко Е.Д. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Заслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, возражения на них, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия считает, что не смотря на отрицание Гришиным причастности к убийству и разбойному нападению, позицию Макиенко об отсутствии умысла на причинение смерти Т и непризнание им вины в хищении, выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений подтверждаются исследованными судом и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, Гришин и Макиенко, будучи допрошенными в качестве подозреваемых, не отрицали, что на фоне конфликта с Т договорились забрать у него деньги. Макиенко при этом пояснил, что они хотели разобраться с потерпевшим и, возможно, убить. С этой целью каждый из них нанес Т телесные повреждения, в том числе ножевые ранения: Гришин - в область спины, а Макиенко - в шею и спину. Убедившись, что Т умер, перенесли его тело в душевую комнату, забрали причитающиеся ему деньги в сумме 29000 рублей, а Гришин взял с собой принадлежащие потерпевшему два паспорта, водительское удостоверение, миграционную карту и технический паспорт на автомобиль.

Гришин подтвердил свои показания при проверке их на месте преступления и при допросах в качестве обвиняемого, показал место, где сжег документы убитого и орудие преступления - нож.

Доводы адвоката Роденко о том, что в момент проверки показаний на месте содержание показаний Гришину подсказывали сотрудники полиции являются надуманными и опровергаются содержанием соответствующего протокола и диска с видеозаписью (т.2 л.д.21-32), после ознакомления с которыми, замечаний к их содержанию от участников следственного действия не поступило.

Доводы осужденных о недопустимости показаний, в которых они признают вину в совершении преступлений, были предметом проверки суда первой инстанции и не нашли своего подтверждения.

Так из протоколов допроса осужденных в качестве подозреваемых проверки показаний Гришина на месте (т.2 л.д. 14-20, 21-32,132-139), а также протоколов допроса в качестве обвиняемых следует, что данные следственные действия проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального кодекса, в том числе с участием адвоката. Фактов применения к осужденным недозволенных методов ведения следствия не установлено.

Положенные в основу приговора показания Гришина и Макиенко в качестве подозреваемых, данные в ходе предварительного следствия согласуются как между собой, так и с другими доказательствами, что свидетельствует о их достоверности.

В частности, на джинсах, изъятых у Макиенко, обнаружена кровь происхождение которой от убитого Т не исключается.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Т наступила от сочетанной травмы тела с множественными колото резаными ранениями шеи и грудной клетки за 2-5 часов до осмотра трупа (3 марта, около 5 часов), что совпадает с показаниями Гришина и Макиенко, а также с показаниями очевидца Т о времени нападения на потерпевшего (около 23 часов).

Данное заключение (т.4 л.д. 155-163) выполнено компетентным специалистом, является обоснованным, а его выводы полными и понятными, в связи с чем суд правомерно отказал в допросе эксперта.

Свидетель Т пояснил, что слышал, как осужденные по очереди били его отца, видел, как Макиенко нанес последнему несколько ножевых ударов в область шеи, после чего Гришин забрал принадлежащий убитому бумажник, в котором находилось 29 000 рублей и барсетку с документами.

Свои показания Т неоднократно подтверждал в ходе предварительного следствия, в том числе на месте происшествия. Они же согласуются и с другими принятыми за основу доказательствами, в связи с чем оснований ставить под сомнение их достоверность не имеется.

Из показаний свидетеля Г следует, что, находясь в своей комнате он слышал, как на кухне хрипел Т . В это время к нему зашел Гришин и забрал принадлежащий потерпевшему портмоне, в котором находилось 29 000 рублей, затем зашел Макиенко и сказал, что убил Т

Такие же показания со слов Т и Г дал свидетель Г

Судебная коллегия не усматривает нарушения положений ст. 281 УПК РФ при оглашении судом показаний потерпевшего Т свидетелей Г иГ , поскольку все они являются гражданами Украины, откуда потерпевший приехать отказался, а местонахождение свидетелей установить не удалось.

Вопреки доводам адвоката Бойко иные свидетели также правомерно были допрошены в судебном заседании, не смотря на то, что они не являлись очевидцами преступления.

Так, свидетель Ю смог охарактеризовать погибшего и его отношения с осужденными, свидетелям Б и К обстоятельства преступлений были известны со слов других лиц, о чем они сообщили суду и он проверил источник информации, а свидетели П и Д являлись понятыми при осмотре места происшествия. Таким образом, вышеуказанные доказательства являются относимыми к рассматриваемому делу.

Несостоятельными являются доводы апелляционных жалоб о том, что суд оставил неразрешенными ходатайства об исключении доказательств Согласно протоколу судебного заседания (т. 10 л.д. 70,71) суд, выслушав мнение участников процесса, определил дать оценку допустимости перечисленных стороной защиты доказательств при принятии итогового решения и в приговоре указал, почему не усматривает оснований для признания доказательств недопустимыми, в том числе показаний осужденных положенных в его основу.

Осужденные распорядились похищенными денежными средствами передав их часть Т и Г В здании полиции потерпевший и свидетель выдали принадлежащие убитому деньги, что документально зафиксировано в протоколах следственных действий (т. 1 л.д. 142-149) с участием понятых. При таких обстоятельствах нет оснований подвергать сомнению факт изъятия денежных средств. При совершении данных следственных действий существенных нарушений уголовно-процессуальных норм, которые бы могли повлечь за собой недопустимость доказательств, не допущено.

Таким образом, суд сделал правильный вывод о том, что совокупностью исследованных доказательств подтверждается умысел осужденных на убийство Т с целью завладения деньгами, о чем они предварительно договорились. В нападении на потерпевшего и его убийстве участвовал каждый из осужденных, применяя к потерпевшему насилие опасное для жизни, после чего Гришин и Макиенко совместно распорядились похищенным имуществом.

В соответствии с установленными обстоятельствами преступлений действия осужденных правильно квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и по п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с разбоем, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Действия Гришина суд правильно квалифицировал по ч.2 ст. 325 УК РФ, поскольку судом установлен факт похищения им паспорта и других важных личных документов, принадлежащих Т

Суд в полной мере исследовал данные о состоянии здоровья осужденных и правильно пришел к выводу о их вменяемости.

Наказание Гришину и Макиенко назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, смягчающих обстоятельств, отягчающего обстоятельства, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Наличие малолетних детей правильно учтено при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства в отношении Гришина, а наличие явок с повинной - в отношении обоих осужденных.

Суд обоснованно признал в действиях Гришина и Макиенко наличие отягчающего обстоятельства, предусмотренного ч. 1.1 ст.63 УК РФ, поскольку показаниями осужденных подтверждается, что в момент совершения преступлений они находились в состоянии алкогольного опьянения, которое способствовало совершению преступления.

Таким образом, поскольку нарушения норм уголовного закона при назначении наказания каждому из осужденных не допущено, по своему виду и размеру оно соответствует содеянному и данным о личности осужденных оснований для его смягчения не усматривается.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Судебная коллегия соглашается с доводами жалоб о недопустимости явок с повинной, которые приведены судом в приговоре в качестве доказательств вины Гришина и Макиенко (т.1 л.д. 127, 131).

В соответствие в ч.1.1 ст. 144 УПК РФ лицам, участвующим в

производстве процессуальных действий при проверке сообщения о

преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные

настоящим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих

прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и

I

7

принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том

числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей

супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом

4 статьи 5 настоящего Кодекса, пользоваться услугами адвоката, а также

приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя,

начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа

дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке,

установленном главой 16 настоящего Кодекса.

Требование вышеприведенной нормы уголовно-процессуального закона при оформлении явок с повинной не соблюдено: права Гришину и Макиенко, в том числе право пользоваться услугами адвоката, не разъяснены явки с повинной даны осужденными в отсутствие защитника.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в судебном заседании содержание явок с повинной осужденными не подтверждено, они подлежат исключению из числа доказательств, приведенных в приговоре, ввиду недопустимости. Вместе с тем, их исключение не влияет на правильность выводов суда о виновности Гришина и Макиенко в совершении преступлений поскольку она полностью подтверждается совокупностью других исследованных доказательств.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Крым от 6 апреля 2017 года в отношении Макиенко Д В и Гришина А А изменить: исключить из числа доказательств их явки с повинной.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Роденко Н.А. и Бойко ЕВ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.13 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта