Информация

Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ17-13 от 01.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

I 1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 48-АПУ17-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 1 августа 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Эрдыниева Э.Б. и Борисова О.В.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам

осужденных Петерса Е С , Михайлова П.А., Сабитова Э.Д., Фофанова Н.А.,

Хафизова Р.Б., адвокатов Овчинниковой Е.А., Болотина П.В., Пышкиной

Н С , Котлецовой Л.А., Решетникова В.Н., потерпевшего У на

приговор Челябинского областного суда от 13 марта 2017 года, по которому

Петере Е С

судимый: 1) 24 апреля 2008 года по ч.2 ст.228

УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года,

2) 1 декабря 2009 года по ч.2 ст.228 УК РФ с применением ст.70 УК РФ к 3

годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 15.03.2013 г. по

отбытии срока наказания, 3) 7 мая 2015 года по ст.319 УК РФ к штрафу в

размере 16 000 рублей;

осужден к лишению свободы:

- по ч.1 ст.209 УК РФ на 10 лет со штрафом в размере 800 000 рублей, с

ограничением свободы на срок 1 год,

- по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ на 8 лет со штрафом в размере 500 000 рублей, с

ограничением свободы на срок 1 год,

- по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ (преступление в отношении У на 6

лет, с ограничением свободы на срок 1 год,

I - по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ (преступление в отношении К на 8 лет, с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, со штрафом в размере 1 миллион рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений предусмотренных ст.53 УК РФ.

Приговор от 7 мая 2015 года постановлено исполнять самостоятельно.

Михайлов П А,

ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст.209 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 500 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год, - по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ на 7 лет со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год, - по п. «а» ч.З ст.111 УК РФ на 5 лет, с ограничением свободы на срок 1 год, - по пп. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет, с ограничением свободы на срок 1 год, - по ч.2 ст.318 УК РФ на 4 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 700 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений предусмотренных ст.53 УК РФ.

Сабитов Э Д,

судимый: 1) 18 июня 2010 года по ч.2 ст.264 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освободившийся 27.09.2013 г. по отбытии срока наказания, 2) 20 марта 2015 года по ч.З ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с исчислением срока наказания с 20 марта 2015 года;

осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст.209 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 500 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год, - по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ на 7 лет со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год, - по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ на 5 лет, с ограничением свободы на срок 1 год, - по пп. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 13 лет, с ограничением свободы на срок 1 год, - по ч.2 ст.318 УК РФ на 4 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 700 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 20 марта 2015 года, окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 700 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Фофанов Н А,

ранее не судимый;

осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст.209 УК РФ на 8 лет со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год,

- по пп. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 8 лет, с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений предусмотренных ст.53 УК РФ.

Хафизов Р Б ,,

ранее не судимый;

осужден: - по ч.2 ст.209 УК РФ к лишению свободы на 8 лет, со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год,

- по ч. 1 ст. 126 УК РФ к лишению свободы на 3 года, - по ст.316 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей, от которого он освобожден в связи с истечением срока давности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 300 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год с установлением указанных в приговоре ограничений, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Постановлено взыскать в пользу К компенсацию морального вреда в долевом порядке: с Петерса Е.С. 300 000 рублей, с Михайлова П.А. и Сабитова Э.Д. по одному миллиону рублей с каждого, с Фофанова Н.А. 500 000 рублей, с Хафизова Р.Б. 200 000 рублей.

Апелляционное представление государственным обвинителем Марининой В.К. отозвано до начала судебного заседания в соответствии с ч.З ст.389-8 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденных Петерса Е.С, Михайлова П.А Сабитова Э.Д., Фофанова Н.А., Хафизова Р.Б., адвокатов Казанцевой М.А Болотина П.В., Герасимова ОД., Ползиковой В.И., Смирнова М.Б. по доводам апелляционных жалоб, выступление прокурора Тереховой СП полагавшей необходимым приговор в отношении Хафизова Р.Б. изменить, в остальной части оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

все осужденные признаны виновными в бандитизме, то есть Петере Е.С. в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации и в ее руководстве, Михайлов П.А. и Сабитов Э.Д. в участии в данной банде, а Фофанов Н.А. и Хафизов Р.Б. в участии в совершаемых данной бандой нападениях.

Также Петере Е.С, Михайлов П.А. и Сабитов Э.Д. признаны виновными в совершении организованной группой: вымогательства с применением насилия в отношении Родченковых, умышленного причинения У тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, с применением оружия.

Кроме того, Петере Е.С. признан виновным в умышленном причинении К тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, с применением оружия, совершенном организованной группой, а Михайлов П.А., Сабитов Э.Д. и Фофанов Н.А. в убийстве К в связи с выполнением потерпевшим общественного долга, при этом данное убийство Михайловым П.А. и Сабитовым Э.Д. совершено организованной группой, а Фофановым Н.А. совершено группой лиц по предварительному сговору.

Также Хафизов Р.Б. осужден за похищение человека (К и заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, а Михайлов П.А. и Сабитов Э.Д. за применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления совершены в период с 15 марта 2013 года по 14 ноября 2014 года на территории г. и района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Петере Е.С. выражает несогласие с приговором, указывая, что суд предвзято оценил представленные стороной защиты доказательства и принял явно обвинительную сторону, показания свидетелей и потерпевших большей частью основаны на слухах и личном мнении. Считает выводы суда о его виновности необоснованными, при этом указывает, что его показания о том, что он с О в ночь на 26 августа 2014 года по телефону не связывался и указаний на применение насилия в отношении У не давал, подтверждаются данными о телефонных соединениях между ним и О и скриншотами фотографий его фактического местонахождения Полагает, что О оговаривает его, являясь заинтересованным лицом в связи с его условным осуждением, при этом оценка его показаниям, данная судом, является неверной. Также подвергает сомнению показания потерпевшего Р Просит приговор отменить и его оправдать; - адвокат Овчинникова Е.А. в интересах осужденного Петерса Е.С. считает выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела Полагает, что признаков, характеризующих преступную группу как банду так и существование самой банды по делу не установлено, не установлен признак устойчивости, никто из осужденных не пояснял, что получал указания от Петерса либо последний являлся для них криминальным лидером, при этом Петере и Михайлов являются родными братьями, с Сабитовым Петере общался как с другом брата, а с Фофановым и Хафизовым он вообще не поддерживал никаких отношений, а также отсутствуют сведения, что Петере планировал, распределял обязанности при подготовке преступлений, распределял похищенное. Полагает, что к показаниям О заключившего досудебное соглашение, следует отнестись критически поскольку в силу этого он является заинтересованным лицом, а также он испытывает личную неприязнь к Петерсу из-за ссоры с ним. Свидетель Д указывает, что сам сделал свои выводы, никаких данных о руководстве он не приводит. Считает, что выводы суда о том, что Петере разрабатывал план вымогательства и распределял роли между членами банды Михайловым и Сабитовым являются необоснованными доказательств, подтверждающих наличие у Петерса умысла на вымогательство у Р денежных средств, не имеется, конфликт между Михайловым и Р носил личностный характер показания Отроха по этим обстоятельствам являются противоречивыми, а также потерпевшие Р и М не привели доводов подтверждающих наличие угрозы для их имущества, их жизни и здоровья и их родственников, при этом суждения потерпевших о криминальном положении Петерса и Михайлова с Сабитовым являлись их предположением По преступлению в отношении У указывает, что доводы Петерса о

его нахождении с 25 на 26 августа 2014 года в Республике

отсутствии телефонного разговора с О не опровергнуты, при этом

подвергает сомнению показания О полагая, что они являются

противоречивыми. В отношении потерпевшего К указывает, что обвинение по ч.З ст.111 УК РФ основано на показаниях свидетеля Д который не приводит конкретных сведений, свидетельствующих о причастности Петерса к совершению преступления, а также на распечатках телефонных переговоров, смысл которых не понятен, при этом Сабитов в судебном заседании пояснил, что Петере никаких указаний ему по поводу К не давал, в связи с чем полагает, что Петере непричастен к данному преступлению. Просит приговор в отношении Петерса отменить и его оправдать;

- осужденный Михайлов П.А. считает, что выводы суда не основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании. Указывает, что судом было вынесено определение о признании незаконным прослушивания телефонных переговоров с его участием, а также судом было принято решение о признании незаконным его опознания потерпевшими, данные доказательства были признаны недопустимыми, однако в приговоре суд сослался на ПТП и на его опознание потерпевшим, что противоречит его же решениям. Указывает, что суд не принял во внимание показания других осужденных, данные ими в судебном заседании, показания потерпевшего У заключение эксперта о причине смерти К экспертизы проведенные по гильзам и по его одежде, а также полагает, что осужденный О и свидетель Д являются заинтересованными лицами Указывает, что в судебном заседании не были установлены признаки характерные для банды, а также роли осужденных в ней. Считает, что доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступлений в суд представлено не было. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение; - адвокат Болотин П.В. в интересах осужденного Михайлова П.А. считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что обвинение Михайлова в совершении умышленного убийства К не основано на доказательствах и носит характер предположения. Приводит свою оценку показаниям свидетеля Д и считает, что показания данного свидетеля в части предварительной договоренности с другими осужденными на убийство потерпевшего носят характер его личных предположений, при этом из его показаний следует, что Михайлов стрелял в К и мог причинить ему огнестрельные повреждения, из заключений эксперта следует что данные повреждения, причинившие легкий вред здоровью, не находятся в причинно- следственной связи со смертью К , а также потерпевшего битой Михайлов не избивал и когда последний уехал с места совершения преступления он не знает. Полагает, что анализ показаний Д показывает, что Михайлов прекратил свои действия, направленные на причинение вреда здоровью К , и уехал на машине, что свидетельствует о том, что умыслом Михайлова не охватывались действия других осужденных. Приводит свою оценку результатам аудиоконтроля ПТП и считает, что для Михайлова все произошедшее являлось неожиданностью, на место происшествия он приехал позже других и мог быть очевидцем событий, о которых он дал показания. Считает, что действия Михайлова в отношении К следовало квалифицировать из фактически совершенных, то есть в его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ.

Полагает, что обвинение Михайлова по ст.318 УК РФ не доказано достаточной совокупностью доказательств. Указывает, что в своих показаниях сотрудники полиции В К С И свидетели Д , Т не указывают на Михайлова как на лицо стрелявшее в сотрудников полиции, а также не имеется достоверных доказательств наличия освещения над подъездом дома по ул г. при этом Хафизов пояснил, что он стрелял у общежития из травматического пистолета, но он не знал, что эти люди являются сотрудниками полиции, из показаний Михайлова, результатов ПТП также следует, что Михайлову было непонятно, кто выбегал из подъезда дома.

Полагает, что обвинение Михайлова по ст. 163 УК РФ основано на обвинительном истолковании показаний потерпевших Р , из которых, по мнению адвоката, следует, что Михайлов не принуждал их передавать деньги, угрозы не были реальными, Р были согласны передавать деньги и конфликт произошел из-за размера платы, который в дальнейшем был урегулирован Петерсом, то есть у Р с Михайловым и Петерсом сложились отношения в виде покровительства и охраны такси, в связи с чем в действиях Михайлова отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ.

Полагает, что обвинение по ст.209 УК РФ основано на предположениях свидетелей И и О признаки устойчивости и сплоченности группы, распределение функций между ее участниками при подготовке к совершению преступлений, ее технической оснащенности вменены необоснованно, при этом преступления совершались самостоятельно, не были объединены общей целью, единой методикой, способами и средствами совершения. Достаточных доказательств, подтверждающих создание банды с целью совершения нападений на граждан и организации, наличие в ней иерархической структуры, получение и распределение доходов от преступной деятельности суду представлено не было.

Полагает, что обвинение по ст.111 УК РФ основано на показаниях единственного свидетеля О , которые являются противоречивыми, при этом О сотрудничал со следствием и является заинтересованным лицом к Петерсу он испытывает личную неприязнь, и, по мнению Михайлова оговаривает его, доказательств, подтверждающих показания О не имеется. Просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный Сабитов Э.Д. выражает несогласие с приговором, считая, что выводы суда не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах. Указывает, что вину по ст. 105 УК РФ он признает частично удары К последним наносил он, Михайлов и Фофанов действий на лишение жизни Конюхова не совершали, пояснения свидетеля Д о наличии предварительного сговора на убийство К являются его предположением, своими показаниями свидетель оговаривает его^и должная оценка его показаниям судом не дана, при этом приводит свою версию случившегося, озвученную им в судебном заседании, утверждая, что он и Михайлов в К не стреляли, выстрелы в потерпевшего производил Д , битой он (Сабитов) нанес только один удар К , от чего тот упал на фаркоп автомашины убийство было случайным. Также указывает, что у него ссоры с К по поводу его показаний не было из показаний свидетелей Г ,П следует, что К ни от кого не скрывался и показаний на кого-либо не давал. Полагает, что показания О о том, что Сабитов говорил ему, что хочет разобраться с К в связи с дачей последним показаний в отношении его, являются недостоверными и в них он оговаривает его. Указывает, что вину по ст.318 УК РФ он считает недоказанной, его на месте преступления не было, что подтверждают Михайлов, Фофанов, Хафизов, его опознание потерпевшим Васеневым проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона поскольку непонятно, по каким признакам потерпевший его опознал, из показаний свидетелей Д Т следует, что освещения у дома не было, кто стрелял в сотрудников полиции они не знают, в протоколах осмотра места происшествия нет ссылки на наличие освещения, при этом суд не взял во внимание показания Хафизова о том, что стрелял он, но он не видел, что это сотрудники полиции. Также указывает, что он не имеет никакого отношения к вымогательству, показания потерпевшего Р являются неправдивыми, деньги у Р он не требовал, разговоров с ними не вел, при этом Р деньги передавали добровольно в качестве оплаты за охрану Михайловым такси и конфликт с ним у них произошел из-за размера платы. Непричастен он и к причинению тяжкого вреда здоровью У , сам потерпевший поясняет, что он в него не стрелял, а О оговаривает его, поскольку является заинтересованным лицом, в материалах дела не содержится сведений о том, что О звонил в этот день и сообщал об У Также не доказано наличие банды, ее вооруженность, поскольку не представлено доказательств осуществления координации и планирования действий членов банды, распределения между ними функций, наличия в ней иерархической структуры, получения и распределения преступных доходов, при этом отношения между осужденными были дружескими, они совместно проводили досуг, Петере и Михайлов являются братьями, то есть наличие таких отношений не могут расцениваться как свидетельство объединения их в банду. Также указывает что судом было признано недопустимым доказательством прослушивание телефонных переговоров с его участием, но в приговоре суд сослался на данное доказательство, при этом Петере и Михайлов не подтвердили в судебном заседании, что они являлись участниками данных разговоров Просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение; - адвокатПышкинаНС. в интересах осужденного Сабитова Э.Д. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела Указывает, что суд признал Сабитова виновным по ч.2 ст.318 УК РФ на основании показаний свидетеля Д , потерпевших В ,И однако из показаний свидетеля К следует, что Сабитова у дома 16 по ул. г. не было, двор освещен не был, потерпевший К не утверждал, что осужденные должны были видеть на них форму сотрудников полиции, а также материалами предварительного следствия было установлено, что освещение во дворе дома отсутствовало, из показаний свидетелей Б , М следует, что Сабитов 5 октября 2014 года находился в деревне .

По факту убийства К полагает, что к показаниям свидетеля Д , пояснившего, что убийство было совершено по причине того что К дал показания, подтверждавшие вину Сабитова в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ, следует отнестись критически, поскольку он сам являлся активным участником преступления.

Полагает, что виновность Сабитова в совершении вымогательства не нашла своего подтверждения, так как допрошенные в суде свидетели не подтвердили то обстоятельство, что Сабитов требовал передачи денег взамен на «покровительство» со стороны криминальных лиц и ему лично не передавались денежные средства, в связи с чем полагает, что факт передачи Р Сабитову 60000 рублей не подтвержден.

Относительно причинения тяжкого вреда здоровью У ссылается на показания потерпевшего о том, что Сабитов ему телесных повреждений не причинял, а преступление было совершено лицами кавказской национальности. Полагает, что к показаниям свидетеля О следует отнестись критически, поскольку он является заинтересованным лицом в связи с заключением с ним досудебного соглашения.

По участию в банде полагает, что в судебном заседании не было установлено само существование банды и что Сабитов являлся членом банды, а также не установлено, кто входил в состав банды, кто разрабатывал планы нападения на граждан и организации, не установлена строгая организованность и подчиненность между осужденными как членами банды при этом следует принять во внимание, что Михайлов и Петере являются родными братьями, а с Сабитовым у Михайлова давние дружеские отношения. Просит приговор в отношении Сабитова отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

- осужденный Фофанов Н.А. выражает несогласие с приговором, считая, что выводы суда о том, что он знал о существовании руководимой Петерсом банды, куда входили Михайлов и Сабитов, и указания Петерса для него были обязательными, являются необоснованными и не подтверждаются показаниями свидетелей О и Д . Также указывает, что он никаких преступных действий, связанных с причинением К тяжких телесных повреждений или смерти, не совершал, а также он не выводил К из общежития и не сажал его в автомашину, и очевидцем убийства К он не был. Вместе с тем Фофанов просит приговор в отношении его изменить и назначить ему более мягкое наказание, в том числе и с применением ст.73 УК РФ; - адвокат Котлецова Л.А. в интересах осужденного Фофанова Н.А. считает приговор незаконным и необоснованным. Указывает, что из исследованных в судебном заседании доказательств, показаний свидетелей, потерпевших осужденных следует, что о существовании какой-либо банды, о наличии в банде оружия Фофанов не знал, соответственно, он не мог осознавать, что в ситуации с К принимает участие в преступлении, совершаемом бандой. Выводы суда об осведомленности Фофанова о существовании банды под руководством Петерса основаны на показаниях свидетелей О и Д однако, сведения, изложенные свидетелями, противоречат выводам суда. Из показаний свидетеля О следует, что он Фофанова видел дважды - при знакомстве и на встрече на шашлыках, при нем Петере звонил всем, кроме Фофанова, который в офисе у них не бывал, совместной криминальной деятельностью Фофанов не занимался. Из показаний Д следует, что он (Д ) входил в доверенный круг Петерса общался со всеми осужденными, был посвящен в их дела, но Фофанов не участвовал в их делах и не был осведомлен об их деятельности. Иных доказательств, подтверждающих то, что Фофанов был осведомлен о существовании банды под руководством Петерса, суду представлено не было. Не представлено телефонных переговоров Фофанова с кем-либо из осужденных, не представлено доказательств того, что Фофанов был осведомлен о наличии у осужденных оружия, что он бывал у них в офисе. Из показаний Фофанова следует, что близких отношений с другими осужденными он не поддерживал, о существовании банды, наличии в ней оружия не знал (что подтверждают остальные осужденные, пояснившие, что Фофанова знают как жителя г. , общались с ним на общие темы), и единственное, что он сделал, так это показал Д где живет П и помог вывести К из общежития на улицу. О конфликте К с Сабитовым он не знал и предположить, что К кто-либо собирается убить, он не мог, поведение кого-либо возле общежития, в машине, в лесу не давало повода предположить, что К везут убивать сам он К никаких ударов не наносил и каких-либо указаний по поводу К Петере ему не давал. Также полагает, что показания Д об осведомленности Фофанова о похищении и убийстве К являются его предположением и к ним следует отнестись критически, поскольку он является заинтересованным лицом, так как, по мнению адвоката, он принимал непосредственное участие в убийстве К . С учетом изложенного полагает, что у суда не имелось оснований для признания виновным Фофанова в бандитизме и убийстве К Просит приговор в отношении Фофанова отменить и уголовное дело передать на новое судебное разбирательство;

- осужденный Хафизов Р.Б. считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела Указывает, что выводы о его осведомленности о существовании банды и участии в нападении, совершенном членами банды Михайловым и Сабитовым, судом сделаны на основании показаний свидетелей Д и О однако их достоверность вызывает сомнения, при этом высказывания свидетелей относительно его осведомленности носят предположительный характер. Утверждает, что данные выводы суда являются необоснованными, поскольку ему о существовании банды, куда входили Петере, Михайлов, Сабитов, наличии оружия у участников банды ничего не было известно, о чем пояснили в суде другие осужденные. Также суд в приговоре необоснованно указал на его участие в нападении на граждан совместно с участниками банды, поскольку он один признан виновным в похищении К при этом суд согласился с тем, что он участия в нападении на К с целью лишения его жизни не принимал как и не забирал К в общежитии и не перемещал его к автомашине, в связи с чем полагает, что суд противоречит самому себе, поскольку он в нападении на К совместно с участниками банды не участвовал, что следует и из квалификации его действий, данной судом, то есть по ч.1 ст. 126 УК РФ, тем самым суд признал, что Х похитил потерпевшего К не в составе группы лиц по предварительному сговору, а единолично. С учетом изложенного, полагает, что он необоснованно осужден и по ч.2 ст.209 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Кроме того, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и выводы суда о его виновности в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 126 УК РФ, указывая, что показания свидетеля Д опровергаются его показаниями и показаниями Фофанова и других осужденных, подтвердивших, что К на участок местности, где он затем был убит, был перемещен на автомашине под управлением Д вместе с Фофановым, в связи с чем он подлежал оправданию по обвинению в похищении К Также он подлежал оправданию по ст.316 УК РФ, поскольку из его показаний и показаний осужденных Сабитова, Фофанова следует, что труп К в его автомашину помещали Сабитов и Д , и они же сбросили труп в реку Просит приговор отменить и его оправдать, освободив из-под стражи.

Аналогичные доводы содержатся в апелляционной жалобе адвоката Решетникова В.Н., поданной в интересах осужденного Хафизова Р.Б.

В дополнении к апелляционной жалобе осужденный Хафизов указывает, что согласно приговору, Михайлов, Сабитов и Фофанов вступили в предварительный сговор на убийство К , что не охватывалось умыслом руководителя банды Петерса, который дал поручение членам банды лишь на причинение К тяжкого вреда здоровью, в связи с чем полагает, что Михайлов и Сабитов действовали в отношении К не как члены банды под руководством Петерса, а как иная группа, цель у которой лишение жизни К . Указывает, что стороной обвинения не доказана сплоченность и устойчивость группы в составе Петерса Михайлова, Сабитова для похищения и лишения жизни К Также указывает, что он признает свою вину только по ст.316 УК РФ и полагает что имеются основания для смягчения наказания. Просит с учетом изложенного приговор изменить.

Потерпевший У в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором, указывая, что Петере никакой банды не создавал другие осужденные по настоящему делу в ней не участвовали, обвинение по вымогательству преувеличено в сторону обвинительного уклона, Михайлов и Сабитов в него не стреляли и к этому не имеют никакого отношения, так как в него стреляли совершенно другие люди, о чем он пояснял на предварительном следствии и в судебном заседании. Выводы суда о наличии у них с Петерсом неприязненных отношений, о наличии выяснения отношений на криминальной почве основаны на слухах и домыслах, никаких дел с таксистами он, как и Петере, не имел, конфликтов на этой почве между ним и Петерсом не было, о каких долгах идет речь в приговоре он не понимает, поскольку он никому ничего не должен, как и Петере ему. Также он не понимает из приговора, почему за убийство К осуждены Михайлов и Фофанов, а также полагает, что недостаточно доказательств для осуждения Михайлова по ст.318 УК РФ. Полагает, что уголовное дело рассмотрено судом несправедливо, а назначенное всем осужденным наказание является чрезмерно строгим. Просит приговор в отношении всех осужденных признать незаконным и его отменить.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных, их защитников и потерпевшего государственный обвинитель Маринина В.К. считает доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений (за исключением Фофанова Н.А. и Хафизова Р.Б в части их осуждения), при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний О осужденного по приговору Челябинского областного суда от 7 июля 2016 года, следует, что весной 2013 года в кафе он познакомился с Петерсом, который являлся криминальным авторитетом в г. (то есть «положенцем» или «смотрящим»), и с ним можно было решить любые вопросы, получить разрешение на работу. По мнению О особый криминальный статус Петерса был вызван тем, что он отбывал наказание в виде лишения свободы и вел преступный образ жизни. Кроме того, в присутствии О Сабитов требуя деньги у таксистов, говорил что Петере - «положенец» и необходимо платить деньги, чтобы помогать лицам, отбывающим наказание. Во время знакомства он (О ) договорился с Петерсом о совместной деятельности и сотрудничестве и считает, что попал под влияние Петерса. Отроху известно что с лета 2013 года Петере не появлялся в из-за проблем и «разборок» с представителями криминального мира, имевшими власть в городе. Весной 2014 года он вновь встретился с Петерсом и тот предложил вместе заниматься «крышеванием» предприятий такси в По предложению Петерса планировалось собирать деньги с предприятий такси и частных таксистов, так чтобы все таксисты в городе платили деньги, якобы за обеспечение безопасности, то есть помощь в различных ситуациях например, когда клиент не оплачивает поездку. Каждое предприятие должно было платить не менее 1 000 рублей в сутки, а частные таксисты - 100 рублей с машины. Если таксисты отказывались платить, необходимо было их запугать. Михайлов и Сабитов, с которыми он (О ) познакомился позже должны были, в случае отказа таксистов платить, подъезжать к ним с угрозами, после чего Петере должен был урегулировать возникший конфликт, заставив заплатить деньги. Деньги предназначались, в том числе для поддержания лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Зная что Петере является авторитетом в криминальном мире, он не смог отказаться от данного предложения.

Группа, в которую входили Петере, Михайлов, Сабитов и он, являлась бандой, где каждый выполнял отведенную ему роль. Фофанов и Хафизов членами банды не являлись, с первым он виделся дважды, а Хафизов являлся охранником в кафе « ». У каждого имелось прозвище: у Петерса -,

у Сабитова - « », у О - « Руководство бандой осуществлял Петере, он давал всем указания о конкретных действиях. Он (О , Михайлов и Сабитов сообщали ему о том, какие таксисты не платят деньги, Петере давал указание запугать их, а потом приезжал улаживать конфликт. Михайлов вел все записи, так называемые «тычковки» и контролировал сбор денег с таксистов. Михайлов отчитывался перед Петерсом. Сабитов исполнял роль «устрашителя». Он начинал все разговоры и переговоры, запугивал. Он (О ) в основном являлся водителем, а с июля 2014 года контролировал определенную группу таксистов, собирал с них деньги, вел учет и отчитывался перед Петерсом.

В мае 2014 года Петере дал указание потребовать от руководства предприятия « ежедневно платить деньги. Для этого он (О Сабитов и Михайлов ездили к руководству предприятия и Сабитов и Михайлов стали разговаривать с представителями Такси, при этом он находился в машине и в разговоре не участвовал. Сабитову и Михайлову отказали платить деньги. Он помнит как Михайлов после этого разговора выбежал из помещения « » и скомандовал: «Поехали!». Он понял что произошел конфликт. Эти события обсуждались при общей встрече в офисе Петерса, и позже Петере ездил в « » разрешать конфликт.

Кроме « », деньги вымогались со всех предприятий такси в

и со всех частных таксистов. Считает, что таксисты были вынуждены платить деньги, и платили их от безысходности, а в последующем, при возникновении каких-либо проблему обращались к Сабитову и Михайлову за помощью. Таксисты опасались за свою безопасность и платили, чтобы Петере не устроил козни.

В августе 2014 года по поручению Петерса было совершено нападение на У который до Петерса занимался сбором денег с таксистов и задолжал деньги. Петере говорил о необходимости при встрече с У «ломать его», обойтись с ним «пожестче». Он (О ) увидел У в кафе « и позвонил Петерсу, Михайлову, Сабитову, сообщив что встретил У Далее возле отделения банка забрал Сабитова и Михайлова, проехал к дому по ул. Буландо, откуда Михайлов вынес три травматических пистолета - один оставил себе, второй отдал Сабитову и «Осу» передал О . Далее вернулись к кафе и стали ждать У а когда он вышел, Михайлов выстрелил в него 3-4 раза в грудь и живот У стал убегать в сторону трассы вдоль кафе », Сабитов и Михайлов побежали вслед. У упал, а Михайлов и Сабитов стали расстреливать его, произведя не менее 16 выстрелов в упор. Он (О ) в это время вышел из машины и выстрелил себе под ноги, изобразив, что стреляет вУ После этого Сабитов и Михайлов вместе с О уехали.

Со слов Д ему известно, что на выезде из города Сабитовым и Михайловым был убит К в связи с тем, что давал показания против Сабитова по уголовному делу о грабеже. При убийстве также присутствовали Фофанов, Хафизов, Д и девушка. Петере говорил Сабитову «решить вопрос с К и наказать его». Д рассказывал ему (О что Фофанов вывел пьяного К из общежития, подъехали Хафизов и Д и отвезли К на старую дорогу, где его расстреляли Сабитов и Михайлов, а также Сабитов бил металлической битой.

Из оглашенных показаний О следует, что Петере в июне 2014 года дал своему окружению, в которое входили Михайлов, Сабитов Д , Хафизов, указание поймать и «сломать» У то есть искалечить его, как выражался Петере - «посадить его в кресло», «сделать инвалидом». В ночь с 25 на 26 августа 2014 года О позвонил Сабитов попросил встретиться с ним и Михайловым. При встрече О узнал, что стало известно место нахождения У после чего они заехали домой к Михайлову, тот вынес оружие. По дороге к Михайлову Сабитов созванивался с Петерсом и сообщил об обнаружении У а Петере дал команду «пожестче» с ним разобраться.

Все оглашенные показания О подтвердил, настаивая на их правильности.

Из показаний свидетеля Д следует, что он знаком со всеми подсудимыми. С Петерсом его познакомил Сабитов, при этом Петере представился как «положенец» в От Петерса и Сабитова знает, что они занимались «крышеванием» такси, собирали деньги, и любые указания Петерса должны были выполняться беспрекословно. По просьбе Сабитова он и Хафизов согласились работать охранниками в кафе « ».

Летом 2014 года Сабитов рассказывал, что у него проблемы из-за человека по прозвищу « », который дал показания против него, и по этой причине Сабитов искал « , чтобы заставить изменить показания Ему известно, что при встрече Сабитов и « поругались и их разнимали. С 9 на 10 августа 2014 года в кафе приехал Хафизов, а через 10-15 минут Михайлов и Сабитов, Д позвали поехать с ними. Он сел в машину Хафизова вишневого цвета и вместе доехал до общежития по адресу: . Находясь на месте, свидетель видел у Михайлова пистолет, еще один пистолет «Оса» находился в бардачке, а Сабитов просил Михайлова дать пистолет ему, но тот отказывался, потому что Сабитов был в возбужденном состоянии и Михайлов говорил, что Сабитов может «наломать дров». После этого из общежития вышли Фофанов, К и третий, имени которого он не знает При этом К сам идти не мог, его под руки тащил Фофанов и второй парень. Усадив К в автомобиль, все поехали в сады на трассе.

Кроме автомобиля с ними ехал автомобиль

с Михайловым и Сабитовым и « ». После того как машины остановились, из вышли Михайлов и Сабитов, открыли дверь и стали требовать от К выйти, после чего стали стрелять в него, Михайлов из пистолета, который демонстрировал до этого, а Сабитов из пистолета «Оса», стреляли пока не закончились патроны. От выстрелов К выбежал из машины и попытался скрыться. Сабитов и Михайлов стали бить его ногами и руками. После этого Михайлов пошел к « », а Сабитов двигался мимо Фофанова, который спросил у Сабитова: «Все?», в ответ на слова Сабитова, что: «Вероятно, все», Фофанов сказал Сабитову: «Иди, доделывай, чтобы точно было все». Сабитов достал из « металлическую биту и вернулся к К нанеся битой не менее

6 ударов по лежащему в траве К . Вернувшись, Сабитов сказал

Фофанову, чтобы тот загрузил тело. Увидев, что К мертв, Михайлов уехал. Хафизов подъехал к телу К на автомобиле, и вместе с

Фофановым поместил тело К в багажник. После этого, свидетель с

Хафизовым собрал гильзы. Позже биту выбросили в воду. По указанию Фофанова тело К привезли в район отвалов, где Фофанов сказал остаться Хафизову, а остальных попросил уехать.

Кроме этого, свидетель помнит, как в вечернее время осенью 2014 года с телефона Фофанова ему позвонил знакомый, который попросил помочь разобраться с обидчиками. Возле «Вечного огня» свидетель встретился с Михайловым, Сабитовым, Хафизовым и другими людьми, при этом он видел у Михайлова пистолет ПМ, а у Сабитова пистолет «Хорхе». Все вместе приехали к общежитию на ул. На месте, приехавший с ними К в подъезд общежития закинул автомобильную покрышку, после этого из подъезда выбежали, как предположил свидетель, сотрудники полиции в форме. Свидетель крикнул, что это сотрудники полиции и стал убегать. В этот момент он услышал выстрелы. Позже он встречался с Хафизовым Сабитовым и Михайловым и знает, что Сабитов потерял пистолет «Оса».

Также свидетелю от Михайлова и Сабитова известно, что между Петерсом и У имелся конфликт из-за того, что У «крышевал такси, а собранные деньги присвоил себе, около 600-700 тысяч рублей. Со слов Михайлова и Сабитова, Петере говорил искать У и при встрече избивать, чтобы ему житья в городе не было, жестко поломать его. Со слов О свидетель знает, что Сабитов и Михайлов вместе с О расстреляли Удалеева возле кафе «

Из оглашенных показаний Д следует, что Михайлов и Сабитов произвели не менее 10 выстрелов в К Из разговора Фофанова и Сабитова, свидетелю стало понятно, что Сабитов, Михайлов и Фофанов собирались убить К уже в тот момент, когда ехали за ним в общежитие. Все оглашенные показания свидетель подтвердил.

Из показаний свидетеля Ж являющегося начальником отдела по воспитательной работе ФКУ СИЗО ГУФСИН России по

области, следует, что по службе ему известно, что наколки у лиц, отбывающих наказание и ранее судимых, указывают на их роль в криминальном мире, рассказывают об их месте в преступной иерархии. По мнению свидетеля, наколки, имеющиеся на теле Петерса в виде эполета креста, звезд, согласно фотографии в т. 6 на л.д. 149, свидетельствуют о наличии у Петерса положения в криминальном мире и наличии власти над осужденными.

Доводы осужденных об их оговоре со стороны О иД заинтересованных, по их мнению, в этом в связи с заключенным с О досудебным соглашением о сотрудничестве своего подтверждения в судебном заседании не нашли. Реализация О возможности заключения досудебного соглашения о сотрудничестве и назначение судом наказания с учетом соответствующих положений закона, само по себе не является основанием для оговора, как и не являются оговором показания свидетеля Д , также являющегося очевидцем преступных действий осужденных, при этом их показания согласуются с совокупностью других исследованных по делу доказательств.

Из показаний потерпевшего Р следует, что около 7 лет назад приобрел бизнес - диспетчерскую службу « ». Предыдущий хозяин предупредил, что работал с криминальными структурами в лице У , которому платил за «крышу», потому что так спокойнее. В июле августе 2013 году от сына стало известно, что в произошел «передел» в криминальном мире, в город из приехал Ж « », который сообщил, что У не передавал деньги в «общаг», а Ж намерен передавать деньги лицам, отбывающим наказание в колонии.

В апреле 2014 года позвонил сын и сказал, что в диспетчерскую такси приезжали люди от П - Сабитов и Михайлов, и договорились о встрече на 9 апреля. Удалеев участвовать отказался и Р решил никому денег не платить, а установить тревожную кнопку и заключить договор с вневедомственной охраной. 9 апреля 2014 года около 10 часов на стоянку возле диспетчерской подъехали Михайлов и Сабитов, вели себя агрессивно Михайлов демонстрировал пистолет, а Сабитов нож с широким лезвием Михайлов и Сабитов сказали, что они от П и потребовали платить по 50 рублей с каждого такси в день. Р отказался и предупредил, что установил сигнализацию. В ответ на это Михайлов и Сабитов стали угрожать, что не позволят работать, запугают диспетчеров, испортят автомобили. Р попросил сына вызвать полицию, после чего Михайлов и Сабитов побежали в автомобиль, по пути Сабитов толкнул Р Михаила в грудь, высказывая на ходу угрозы, Михайлов продемонстрировал нож и пригрозил, что порежет колеса у такси, после чего продемонстрировал пистолет, напоминающий пистолет Макарова, направив его в сторону Р После их отъезда, Р заключили договор с вневедомственной охраной.

Около 12-13 часов 9 апреля приехал Петере, представился как Ж П , сказал, что приехал, потому что Р поругались с его людьми пообещал, что накажет их. Также Петере сообщил, что он «смотрит в городе за порядком», так как его «поставили челябинские авторитеты» и предложил платить 1 500 рублей в неделю. Р пообещал перезвонить. Позже Р перезвонил и сказал, что готов платить 1 000 рублей в неделю, как и раньше. Такое решение Р принял, поскольку реально опасался за жизнь и здоровье близких, за безопасность бизнеса.

После этого каждую неделю до июня 2015 года он оставлял диспетчерам по 1 000 рублей, которую забирали люди, приходившие и представлявшиеся как люди П . Всего было передано около 60 000 рублей.

Из оглашенных показаний потерпевшего следует, что из разговора с Петерсом Р понял, что он позиционирует себя как представителя криминалитета, что его назначили «смотрящим» в и теперь необходимо ему платить деньги, которые он намерен передавать в «общаг для помощи осужденным в местах лишения свободы. Р понимал что Петере действует заодно с Михайловым и Сабитовым, и последние выполняют указания Петерса, и в случае отказа платить они реализуют свои угрозы. Р опасался исполнения угроз, опасался за безопасность своей семьи, и бизнес, и по этой причине согласился платить по 1 000 рублей в неделю. Оглашенные показания Р подтвердил.

Показания потерпевшего Р в целом являются аналогичными показаниям Р при этом он пояснил, что с момента приобретения « платили деньги «крыше» - У который летом 2013 года пропал. В последующем ему позвонил диспетчер и сказал, что приезжала новая «крыша» и требуют для разговора хозяина. Он встретился с этими людьми возле кафе « Один из них представился как «П и сказал, что он новый «смотрящий» в городе и теперь необходимо ему платить 1 500 рублей. Он отказался и сказал, что такие вопросы необходимо решать с отцом. В апреле 2014 года он поговорил с отцом и тот решил не платить деньги. 9 апреля 2014 года в приехали Ф и П то есть, соответственно, Сабитов и Михайлов, у Сабитова был нож, а у Михайлова пистолет. Они стали запугивать и потребовали платить по 50 рублей с каждой машины в день. Р отказались и попытались вызвать полицию, после чего Михайлов и Сабитов убежали, при этом по пути Сабитов толкнул Р в грудь, а Михайлов достал большой нож и сказал, что проткнет колеса, после чего демонстрируя пистолет, сказал, что всех перестреляет.

Показания потерпевших подтверждаются показаниями: свидетеля Р при этом в судебном заседании она опознала Петерса которому Р согласился платить 1000 рублей в неделю, а также опознала Сабитова и Михайлова как молодых людей, которые приезжали и требовали деньги; свидетелей Р К К.,

показаниями свидетелей К И данными ими на предварительном следствии; свидетельством о государственной регистрации Р в качестве индивидуального предпринимателя от 26 января 2010 года; договором на экстренный вызов наряда полиции, заключенным 9 апреля 2014 года между ИП Р

и ФГКУ УВО ГУ МВД России по области.

Из показаний свидетеля Д следует, что ранее проживала с К и в начале мая 2014 года, когда они жарили шашлыки, подъехали двое молодых людей, один из которых по имени Н был ей знаком по прозвищу Ф , а второй парень стал ругаться с К В судебном заседании она уверенно узнала Ф , а также Сабитова, как второго молодого человека, ругавшегося с К в тот день. При этом она не исключает присутствие О при конфликте.

Из показаний свидетелей П и следует, что К по прозвищу - друг П В день города в 2014 году, 10-11 августа, около 1 часа ночи они обнаружили К который был пьян, спящим на пороге их комнаты в общежитии по ул.

Они не смогли его разбудить и оставили на полу. Позже появились двое парней, один из них был Фофановым Н , которые под руки увели К из общежития. Из показаний П также следует, что ему было известно, что К был свидетелем по уголовному делу в отношении Сабитова и после допроса скрывался и прятался от следователя.

Из показаний свидетеля Г следует, что в ее производстве находилось уголовное дело по обвинению Сабитова Э.Д. и др. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 162, п. «д» ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 158 УК РФ. В ходе предварительного следствия была установлена причастность к совершению преступления в отношении А Сабитова Э.Д. и др., кроме того было установлено, что на месте преступления присутствовал К который являлся очевидцем совершенного преступления. 15 января 2014 года К был допрошен в качестве свидетеля и им были даны показания, изобличающие Сабитова Э.Д. в инкриминируемых ему преступлениях. В дальнейшем ею с целью проведения очных ставок с обвиняемыми неоднократно принимались меры к его вызову, однако установить его местонахождение не представилось возможным. Со слов Д который в ходе предварительного следствия сотрудничал со следствием, К подвергался преследованию со стороны лиц из числа знакомых обвиняемых в связи с дачей показаний, изобличающих Х Л Сабитова Э.Д., О поэтому скрывался от органов предварительного следствия.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 14 сентября 2014 года, на участке местности - водная гладь реки в 100 метрах от старого моста по течению реки в сторону д.

района области и прилегающий к данному участку реки участок территории, обнаружен труп неустановленного мужчины с признаками насильственной смерти. В области головы слева имеются повреждения костей черепа в виде открытой раны.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 15 апреля 2015 года, осмотрен участок местности на грунтовой дороге, ведущей в СНТ»,

расположенный в 100 метрах от съезда на указанную дорогу с автодороги -пос. ведущей к КХП . На месте обнаружена записка, спрятанная в ходе проверки показаний на месте свидетеля Д 23 декабря 2014 года, с указанием на данное место как на место убийства Сабитовым Э.Д. и Михайловым П.А потерпевшего К

Из заключений судебно-медицинской экспертизы трупа следует, что установить точно причину смерти К исключительно судебно медицинскими данными не представляется возможным ввиду резко

выраженных гнилостных изменений трупа и внутренних органов трупа Вместе с тем, при судебно-медицинском исследовании трупа установлены ушибленные раны лобной и теменно-затылочной области слева, переломы чешуи левой височной кости, перелом левой теменной кости, перелом лобной кости слева, перелом правой теменной кости, множественные переломы костей лицевого отдела черепа, в том числе нижней челюсти в области тела и правого угла; четыре слепые непроникающие огнестрельные пулевые ранения мягких тканей передней поверхности грудной клетки слева без повреждения внутренних органов.

Морфологические особенности повреждений в области головы указывают на то, что они возникли в результате травматических воздействий тупого твердого предмета (предметов). В огнестрельных ранах тела были обнаружены инородные предметы в виде пуль от патронов к травматическому пистолету. В качестве наиболее вероятной причины смерти К можно рассматривать тупую травму головы.

Из заключения баллистической судебной экспертизы следует, что фрагменты резиновых шариков, извлеченные из тела К то есть представленные на исследование четыре предмета (№ 1,2,3,4) являются 10 мм резиновыми пулями - компонентами снаряжения патронов предназначенных для стрельбы из огнестрельного оружия ограниченного поражения калибра 9,0 мм (пистолетов и револьверов). Представленный на исследование предмет № 5 является фрагментом резиновой пули - снаряда патрона травматического действия предназначенного для стрельбы из огнестрельного оружия ограниченного поражения. Представленный на исследование предмет № 6 типичным снарядом не является, однако при изготовлении или снаряжении патронов самодельным способом использование его в качестве атипичного монолитного снаряда либо элемента множественного снаряда не исключается. Установить, из какого вида и модели оружия выстреляны исследуемые пули, не представляется возможным, так как 10-мм резиновые пули используются для стрельбы из большого количества моделей огнестрельного оружия ограниченного поражения калибра 9,0 мм.

Согласно приемосдаточному акту от 12 августа 2014 год, ООО

приняло у Хафизова Р.Б. металлический лом, весом 791 кг, а также на фотографиях процесса сдачи лома изображен уничтоженный огнем кузов автомобиля г.н.

Согласно копии приговора У вельского районного суда Челябинской области от 20 марта 2015 года в отношении Сабитова Э.Д. и др., а также апелляционного определения от 14 сентября 2015 года, Сабитов осужден по ч.З ст. 162 УК РФ, при этом в приговоре приведены изобличающие его показания свидетеля К данные в ходе предварительного следствия.

Из показаний свидетеля У являвшейся женой потерпевшего У которые были даны ею на предварительном следствии, следует, что от У иС ей было известно что между У иП с 2013 года продолжался конфликт. В трезвом состоянии У об этом никогда не говорил, а будучи пьяным рассказывал, «плакался». У зарабатывал деньги, оказывая таксистам услуги по обеспечению безопасности, фактически выполнял функцию «крыши». После того как эту деятельность у него забрал П , У денег больше не зарабатывал. От У в больнице она слышала, что возле кафе его расстреляли люди П В больнице У кричал, что «они» придут его убивать, она поняла, что речь идет про П и его людей.

Из показаний свидетеля К данных на предварительном следствии, следует, что на следующий день после нападения на У ему позвонил М и сообщил об этом, сказав, что в У стреляли возле кафе «А и « (которые расположены рядом друг с другом и объединены общей парковкой), и У находится в больнице. В последующем сам У ему сказал, что в тот вечер он был сильно пьян и не помнит обстоятельств происшедшего, но он подозревает в этом нового «смотрящего» Петерса, что для него не было неожиданностью поскольку между У и Петерсом был конфликт из-за того, что раньше У оказывал услуги предприятиям такси по решению вопросов с проблемными клиентами, а теперь этот «бизнес» отобрал Петере и принуждал таксистов платить ему.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 26 августа 2014 года, в ходе осмотра территории, прилегающей к кафе « », в трех метрах от указанного кафе прямо обнаружена одна гильза калибра 10x28 мм, далее у входа в кафе, с правой стороны у бордюра обнаружены две гильзы калибра 9 мм, в 0,5 метрах от лестницы с правой стороны, ведущей в кафе « обнаружена одна гильза калибра 9 мм. С левой стороны, в 100 метрах от кафе обнаружены 6 гильз калибра 10x28 мм и одна гильза калибра 9 мм.

Согласно протоколу досмотра от 26 августа 2014 года, у санитарки

городской больницы К изъята одежда У - шорты, футболка, кроссовки; предмет в виде шарика темного цвета, со следами бурого цвета, обнаруженный на каталке, на которой У доставляли в операционную.

По заключению баллистической судебной экспертизы - четыре из 11 гильз, изъятых при осмотре территории кафе « , являются гильзами пистолетных патронов калибра 9 мм. РА. Травматического действия, штатными к пистолетам ИЖ-79-9Т «Макарыч», ИЖ 78-9Т и др.

- семь из 11 гильз, изъятых при осмотре места происшествия территории кафе « , являются гильзами пистолетных патронов калибра 10x28, травматического действия, штатными к пистолетам «ТТ-Т», «ОКАМ) РОТОК Т12», «8ТЕУК М-А1».

- пуля, изъятая у К является пулей травматических патронов 10x28, предназначенных для стрельбы из травматических пистолетов калибра 10х28«ТТ-Т», «ОВАМО РО\УЕК Т12», «8ТЕУК М-А1».

22 «

I

- четыре из 11 гильз, стреляны в травматическом пистолете ИЖ-79-9Т г «Макарыч», либо пистолете, имеющем конструктивные параметры позволяющие производить выстрелы патронами калибра 9ммР.А.

- семь из одиннадцати гильз стреляны в одной из моделей травматических пистолетов «ТТ-Т», «СКАМП РО^УЕК Т12», «8ТЕУК М А1». Пуля, вероятнее всего, выстреляна, в одной из моделей травматических пистолетов «ТТ-Т», «ОКАЖ> РОТОК Т12», «8ТЕУК М-А1». [

- четыре гильзы, с маркировками «АКБС 9мм Р.А.», изъятые при осмотре места происшествия: территории кафе « , стреляны в одном и том же экземпляре оружия. ^

г

- семь гильз, с маркировками «АКБС 10x28», изъятые при осмотре места происшествия: территории кафе « , стреляны в одном и том же экземпляре оружия.

По заключению трассологической судебной экспертизы повреждения на шортах У и двенадцать повреждений на его футболке являются огнестрельными. Данные повреждения образованы при выстреле пулями, диаметром не менее 9 мм, в том числе могли быть образованы пулей изъятой у К *

Из показаний свидетеля К следует, что летом 2014 года около полуночи слышала выстрелы и, выглянув в окно, увидела как возле кафе бегут 3-4 человека. Прозвучали выстрелы и 3-4 | человека убежали к машине, на которой уехали в направлении о чем она сообщила в полицию, что подтверждается рапортом начальника дежурной смены межмуниципального отдела МВД России ( « о поступлении 26 августа 2014 года в 00 часов 42 минуты сообщения от К о стрельбе возле кафе « ». *

По заключению судебно-медицинской экспертизы у У

г имели место: огнестрельные ранения мягких тканей передней и задней поверхности грудной клетки, огнестрельное ранение левого предплечья огнестрельное ранение левой ягодицы, огнестрельное ранение живота проникающее в брюшную полость с повреждением внутренних органов которые могли образоваться от воздействия тупых предметов с ограниченной поверхностью вследствие выстрела из пневматического оружия (по количеству повреждений - 16 выстрелов), в положении потерпевшего возможно стоя, с изменением положения передней и задней поверхностью туловища по отношению к лицу, в момент причинения повреждений Ранение живота, проникающее в брюшную полость, с повреждением внутренних органов, вызвало опасность для жизни и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Остальные повреждения в виде огнестрельных ранений мягких тканей грудной клетки по передней и задней поверхности, левого предплечья, левой ягодицы в отдельности вызывают кратковременное расстройство здоровья (не свыше 21 дня), и по этому признаку квалифицируются как легкий вред причиненный здоровью человека.

Из показаний потерпевших К И , В свидетелей С и Аг Т Д следует, что прибывшие на место пешие патрули состояли из находящихся при исполнении своих обязанностей сотрудников полиции в форменном обмундировании, со знаками отличия полиции, соответствующими шевронами, и нашивками. Этот факт подтверждается протоколами выемки форменного обмундирования у И В и К Пытаясь преодолеть сопротивление лиц, удерживающих дверь в подъезд, К громко предупредил нападавших, что является полицейским. Это подтверждается показаниями Д - находившегося на месте преступления и предположившего в момент, когда выбегали из подъезда люди, что это сотрудники полиции, а также слышавшего от убегавшего К , что это полицейские. Более того, слышимость произнесенных слов лицом (К ), находившимся в подъезде в момент удержания двери К , подтвердил в судебном заседании Хафизов, пояснивший, что слышал крики, доносившиеся из подъезда. Также Д пояснил, что стреляли из двух пистолетов в направлении подъезда и сотрудников полиции со стороны, где находились Михайлов и Сабитов, встретившись затем с ними, видел у Михайлова пистолет, а со слов Сабитова понял, что он свой пистолет потерял во время, когда они все убегали. Об осознании Михайловым и Сабитовым, что ими совершены насильственные действия именно в отношении сотрудников полиции свидетельствует содержание телефонных разговоров между ними непосредственно до и после совершения преступления.

Показания потерпевших В и И о причинении им выстрелами повреждений подтверждаются заключениями судебно медицинского эксперта. Кроме того, в судебном заседании К и В объяснили причины, по которым ими были даны первоначальные объяснения в части, касающейся возможности опознания нападавших лиц при этом в судебном заседании К уверенно опознал Михайлова, а В - Сабитова, как лиц, стрелявших в них.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что в ходе осмотра были обнаружены и изъяты 7 гильз и 1 гильза из металла желтого цвета, которые по заключению баллистической экспертизы являются гильзами 9-мм пистолетных патронов Р.А. травматического действия отечественного производства (ООО ПКП «АКБС», г. Нижний Новгород штатных к пистолетам МР-79-9ТМ, «81геатег-2014», «Гроза-01» и др Представленные гильзы стреляны в одном и том же экземпляре огнестрельного оружия ограниченного поражения - пистолете калибра 9 мм Р.А., вероятнее всего, в пистолете модели МР-79-9ТМ (ранее ИЖ-79-9Т).

Согласно протоколу предъявления лица для опознания от 14 ноября 2014 года потерпевший В опознал Сабитова Э.Д. по чертам лица как молодого человека стрелявшего в его сторону в вечернее время 5 октября 2014 года во дворе дома в г. При этом В допрошенный в качестве потерпевшего 31 октября 2014 года пояснил, что он сможет опознать высокого парня, поскольку его лицо освещалось от вспышек выстрела, опознает его по чертам лица, росту и комплекции тела.

Данное следственное действие проведено с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ и оснований для его признания недопустимым доказательством не имеется. Доводы Михайлова о признании судом данного протокола опознания недопустимым доказательствам не основаны на материалах дела.

Доводы об отсутствии освещения над подъездом дома со ссылкой на протокол осмотра места происшествия являются необоснованными и опровергаются показаниями как потерпевших и свидетелей, являющихся сотрудниками полиции, так и незаинтересованным лицом - свидетелем М которая при представлении ей в судебном заседании фототаблицы с изображением подъезда, приложенной к протоколу осмотра места происшествия, пояснила, что на фото виден старый патрон с отсутствующей э/лампой, но над подъездом на уровне второго этажа был установлен новый фонарь весной 2014 года при ремонте кровли, на фото видна проводка на стене, которая тянется к нему, а сам фонарь просто не охвачен фотосъемкой. Также свидетель подтвердила, что в тот вечер, когда была драка, прибыли полицейские и были слышны выстрелы, освещение от этого фонаря было постоянным.

Доводам Сабитова о наличии у него алиби, а также показаниям свидетелей М и Б в судебном заседании подтверждающих его доводы, судом обоснованно дана критическая оценка при этом выводы суда в этой части являются подробными и надлежащим образом мотивированными, оснований не согласиться с которыми у Судебной коллегии не имеется.

Оценив исследованные по делу доказательства в части совершенного Михайловым и Сабитовым преступления в отношении сотрудников полиции суд обоснованно пришел к выводу об их виновности и правильно квалифицировал их действия по ч.2 ст.318 УК РФ.

Кроме того, Судебная коллегия считает необходимым отметить, что анализ всех исследованных по делу доказательств свидетельствует о том, что показания потерпевших Р К И , В показания свидетелей: О Д , П , С А Т Д , У К Р К , И К содержат сведения об обстоятельствах совершенных деяний с описанием конкретных действий осужденных, включая описание действий каждого осужденного утверждающих, вопреки совокупности доказательств, о своей непричастности. В то же время, возникающие на различных этапах производства по делу противоречия или изменения в описании деталей совершения конкретных преступлений, обстоятельств их совершения и обстановки преступлений, обусловлены, как правильно указал суд индивидуальными особенностями памяти свидетелей, потерпевших опасениями относительно собственной безопасности и не оказывают существенного влияния на выводы суда при оценке исследованных доказательств в совокупности по каждому событию преступлений.

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности Петерса, Михайлова и Сабитова в бандитизме, то есть Петерса в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации и в ее руководстве, а Михайлова и Сабитова в участии в данной банде.

Анализ показаний О Д , потерпевших Р свидетельствует, что между вышеуказанными осужденными сложились определенные иерархические отношения, во главе которых находился Петере. Именно со слов Петерса указанным свидетелям и потерпевшим известны сведения о его личности, нахождении в его фактическом подчинении Сабитова и Михайлова, влиянии Петерса на них и его авторитете в принятии решений по самым различным вопросам. Косвенно это подтвердили в судебном заседании Петере и Михайлов. Как правильно указал суд, Петере, утверждая, что с Михайловым сложились исключительно родственные и потому близкие отношения, пояснил, что всегда испытывал ответственность за младшего брата, присматривал за ним. А Михайлов при возникновении конфликта с Р , будучи совершеннолетним человеком, в первую очередь обратился за помощью именно к Петерсу который якобы не имел никакого отношения к Р . Р в свою очередь, показал, что Петере пообещал «наказать» Михайлова и Сабитова за то, каким образом они поговорили с Р и дал понять что именно от него зависит, реализуют Сабитов и Михайлов высказанные ранее угрозы или нет. О том, что Петере руководил действиями Сабитова и Михайлова пояснили и свидетели О и Д . Данные свидетели утверждали, что все ключевые решения принимал Петере, а его указания были обязательны для всех участников группы, включая и самого О Основой такого авторитета Петерса, исходя из показаний О Д , потерпевших Р являлись его утверждения о принадлежности к криминальному миру, а также непосредственные действия по его указанию Сабитова и Михайлова, а также индивидуальные особенности его личности и характера, лидерские качества.

Об организованности группы во главе с Петерсом, свидетельствуют также обстоятельства совершения этой группой конкретных преступлений их спланированность, распределение преступных ролей между участниками отчетность перед руководителем Петерсом, что подтверждается сведениями полученными при прослушивании телефонных переговоров, в ходе которых обо всех важных событиях и их изменениях Сабитов, Михайлов и др. лица сообщают именно Петерсу, а Петере в свою очередь дает указания и распоряжения о дальнейших действиях. В частности, осмотром ПТП установлено, что в разговоре от 9 апреля 2014 года Михайлов сообщает Петерсу о том, что «этот на ДК платить отказался, они прям в наглую отказались», сообщает о своих действиях и Сабитова, что он заходил к таксистам и сказал, что им будет плохо, если они не будут платить; в разговоре от 28 мая 2014 года Петере указывает Михайлову сказать С что он больше ждать не будет, что если У не вернет 700 тысяч, то ему «не то что ноги, а позвоночники переломают»; в разговоре от 10 августа 2014 года Михайлов сообщает Петерсу, что Сабитов разбил «нашу» машину и потерял «наш пистолет «травмат» и в разговоре в этот же день Михайлов просит Хафизова привезти ему его «ствол»; в разговоре от 10 мая 2014 года Сабитов сообщает Петерсу, что сейчас возле А он видел «дичь» (К ), который вышел из машины вместе с женщиной и, увидев его убежал вместе с ней в темноту, на что Петере говорит Сабитову, чтобы он аккуратно переломал ему ноги, когда поймает его, и т.д.

Достоверность сведений, зафиксированных при производстве оперативно-розыскных мероприятий - прослушивании телефонных переговоров, и принадлежность содержания исследованных разговоров осужденным подтверждается как объективными данными об абонентских номерах, которыми они пользовались в период преступной деятельности содержанием разговоров с использованием прозвищ и имен, принадлежащих им, соответствие дат и времени исследованных разговоров установленным фактическим обстоятельствам совершения преступлений, проведенными по делу фоноскопическими экспертизами. Категорически не отрицали и сами осужденные, что исследованные телефонные переговоры состоялись с их участием, пояснив, что не могут каким-либо образом прокомментировать их содержание, поскольку не помнят исследованные разговоры.

Содержание исследованных разговоров между осужденными в период совершения преступлений свидетельствует о предпринятых соучастниками мерах конспирации, обусловленных совершением противоправных деяний путем использования условных фраз и слов для обозначения действий связанных с совершаемыми преступлениями, действиями каждого последствиями, предметов (термин «железка» при обсуждении орудия преступления), о чем также свидетельствует часто используемые осужденными в телефонных разговорах предложения «говорить на рыбе», не обсуждать важные вещи по телефону и пр.

При этом все исследованные по делу и положенные в основу приговора доказательства, полученные на основании результатов оперативно розыскных мероприятий, проведенных в отношении осужденных и иных лиц являются допустимыми. Проведенные по делу оперативно-розыскные

мероприятия, результаты которых исследованы судом в качестве доказательств, указание на которые содержится в приговоре, проведены для решения задач, определенных в ст. 2 Федерального закона «Об оперативно розыскной деятельности», при наличии оснований и с соблюдением условий предусмотренных соответственно ст.ст. 7 и 8 указанного Федерального закона. Признание судом ряда фоноскопических экспертиз недопустимыми доказательствами по процессуальным основаниям, то есть в связи с нарушением требований закона при получении образцов голоса, никоим образом не влияет на допустимость самих результатов ОРМ «Прослушивание телефонных переговоров». Результаты оперативно розыскных мероприятий в отношении осужденных и иных лиц по данному делу получены и переданы органу предварительного расследования, а также суду в соответствии с требованиями закона.

Также возглавляемая Петерсом группа имела стабильный состав постоянных участников и иных лиц, привлекаемых к совершению конкретных нападений, исходя из их навыков. Постоянными участниками группы являлись Михайлов и Сабитов и именно они являлись непосредственными исполнителями всех преступлений, совершенных группой. Хафизов и осужденный О привлекались к совершению конкретных нападений. Все участники группы и указанные привлекаемые лица были между собой знакомы, поддерживали отношения, что подтверждается исследованными в суде сведениями о телефонных переговорах осужденных, показаниями О Д Общим интересом участников группы являлась совместная преступная деятельность.

Группа просуществовала длительное время, более года, на протяжении которого осуществляла преступную деятельность, в целях которой и была создана Петерсом, проявляя при этом постоянство форм и методов преступной деятельности.

На вооружении группы находилось оружие - 2 травматических пистолета, неустановленного образца и пистолет самообороны бесствольный модели ПБ-4-2 калибра 18,5x55, и боеприпасы к ним. О наличии данных пистолетов были осведомлены участники группы, обменивались ими между собой и привлекаемыми к нападению лицами, использовали при совершении преступлений. Указанное обстоятельство подтверждается как показаниями О и Д о применении оружия участниками группы при совершении конкретных преступлений, так и объективными сведениями. Из содержания телефонного разговора, состоявшегося между Михайловым и Петерсом 10 августа 2014 года, следует, что Сабитов потерял свой травматический пистолет («пистолет», «травмат»). Из протокола осмотра материалов уголовного дела в отношении К а следует, что при его задержании 3 марта 2015 года у него обнаружен и изъят травматический пистолет «ОСА». Указанный пистолет опознан Д как пистолет который использовался Сабитовым при убийстве К и опознан О как пистолет, использованный при нападении на У О

вооруженности Михайлова и Сабитова травматическими пистолетами свидетельствовали О и Д , в подробностях рассказавшие, где хранилось указанное оружие, как использовалось Михайловым и Сабитовым О применении травматического оружия, свидетельствуют объективные данные, полученные при экспертном исследовании снарядов, и гильз обнаруженных при Удалееве в больнице, и на месте нападения на сотрудников полиции.

Характер взаимоотношений, как правильно указал суд, между Петерсом и Михайловым, Михайловым и Сабитовым, тесная связь между ними, основанная в первом случае на родстве, а во втором - на дружбе безусловно, свидетельствует об осведомленности Петерса, Сабитова и Михайлова, а также привлекаемых к совершению нападений Фофанова О и Хафизова о наличии в распоряжении группы оружия травматических пистолетов.

Характер совершенных группой преступлений: вымогательство денег у Р причинение тяжкого вреда здоровью У убийство К , свидетельствуют о совершении участниками группы и привлекаемыми лицами нападений на граждан, сопровождающиеся не только созданием угрозы немедленного применения насилия, но и непосредственным его применением. Это объективно подтверждается сведениями о телесных повреждениях, имевшихся у У иК показаниями Р ,О Д

Таким образом, совокупность исследованных доказательств свидетельствует о создании Петерсом в 2013 году устойчивой вооруженной группы - банды, в целях нападения на граждан, руководстве Петерса деятельностью этой банды, участии в банде Сабитова и Михайлова и привлечении к участию в нападениях, совершаемых бандой, Хафизова.

Кроме того, как обоснованно указал суд, доводы Петерса отрицающего причастность к бандитизму, ссылаясь на нахождение после освобождения из мест лишения свободы под административным надзором и его досрочное снятие, а также сведения из следственного изолятора о не нахождении Петерса на специализированном учете в качестве лидера и участника групп отрицательной направленности, не опровергают совокупность исследованных доказательств причастности Петерса к бандитизму, не ставят под сомнение достоверность и достаточность исследованных доказательств, и не порождают неустранимых сомнений в доказанности вины Петерса.

Оценив совокупность исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности осужденных Петерса, Михайлова, Сабитова, Хафизова в бандитизме и правильно квалифицировал их действия.

Вместе с тем, Судебная коллегия находит, что выводы суда об осведомленности Фофанова о существовании и деятельности банды руководителем которой являлся Петере, а ее активными участниками Михайлов и Сабитов, не подтверждаются исследованными по делу доказательствами. Суд в обоснование своего вывода по существу сослался на показания О и Д на характер взаимоотношений между Фофановым и осужденными.

Между тем, как следует из показаний О , данных на предварительном следствии и в судебном заседании, он видел Фофанова два раза, знает о том, что Фофанов входит в окружение Петерса, Михайлова и Сабитова, но куда и для чего Фофанов привлекался ими он не знает, знает только со слов Д что Фофанов присутствовал при убийстве К По существу аналогичные показания даны и Д , который кроме того, что Фофанов входит в окружение указанных осужденных, более сведений о нем относительно его осведомленности о банде, не сообщил Других доказательств, которые в достаточной степени подтверждали бы вышеуказанные выводы суда в отношении Фофанова, судом не приведено.

При этом Судебная коллегия считает необходимым отметить, что в отличие от вывода в отношении Фофанова, вывод суда относительно осведомленности Хафизова о существовании и деятельности банды руководимой Петерсом, и ее участниках Михайлове и Сабитове, основан на доказательствах, в том числе показаниях Д , согласующихся с совокупностью других исследованных по делу доказательств, при этом из показаний Д следует, что они вместе с Хафизовым работали охранниками в кафе », куда им помог трудоустроиться Сабитов. С Хафизовым они неоднократно бывали в офисе, который снимал Петере, где также находились Михайлов и Сабитов, которые обсуждали вопросы связанные с их деятельностью по «крышеванию» такси, сбору денег, деньги собирали с таксистов Михайлов и Сабитов, было видно, что Петере руководил ими, при этом он говорил им, чтобы они всегда были на связи, и указания Петерса были обязательными для них. Также из разговоров Сабитова с Михайловым ему и Хафизову было известно, что Петере дал им указание (Сабитову с Михайловым) «жестко поломать» У поскольку У ранее собирал деньги с таксистов и не отдал их Петерсу, который уже был на тот момент «положенцем». В связи с этим, когда они с Хафизовым ехали на машине и увидели У Хафизов сказал ему, что «помнишь, что Ж Петере говорил про У », но он ему ответил, что это им не нужно, и они ничего не стали делать. В последующем из разговора Сабитова с Михайловым и от О стало известно, что У из пистолетов расстреляли Сабитов и Михайлов, в результате У попал в больницу. Из разговоров Сабитова с Михайловым он и Хафизов также знали о проблеме Сабитова, связанной с возбуждением уголовного дела и дачей показаний против него свидетелем К у которого была кличка

Учитывая изложенное, Судебная коллегия считает, что приговор в отношении Фофанова НА. в части его осуждения по ч.2 ст.209 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ.

Совершение Петерсом, Михайловым и Сабитовым вымогательства в отношении Р подтверждается вышеприведенными показаниями потерпевших Р , свидетелей Р Р К ,К ,И ,К О при этом анализ их показаний свидетельствует о направленности действий осужденных на систематическое получение материальной выгоды для себя в будущем в виде еженедельных денежных выплат от хозяина диспетчерской службы «».

Основой указанных требований стали угрозы со стороны Сабитова и Михайлова, высказанные по указанию руководителя банды Петерса, в адрес Р об уничтожении и повреждении имущества - автомобилей такси, непосредственное применение насилия Сабитовым в отношении Р в момент высказывания требований и угроз, демонстрация предметов, сходных с ножом и пистолетом. Исходя из показаний потерпевших, следует, что высказанные угрозы, с учетом агрессивного поведения Михайлова и Сабитова, в момент таких угроз, а также сложившейся обстановки, потерпевшими воспринимались реально. И руководствуясь, именно соображениями собственной безопасности безопасности членов семьи, сохранности имущества такси, и опасаясь реализации угроз, Р согласился с криминальными требованиями Петерса, Михайлова и Сабитова.

О преступном характере высказанных требований и угроз непосредственном применении насилия, и организованном характере действий осужденных, кроме показаний указанных очевидцев свидетельствует содержание телефонного разговора между Петерсом и Михайловым 9 апреля 2014 года, в ходе которого Михайлов сообщает Петерсу, что «ДК (« ») отказываются платить», Сабитов применил силу к сыну (Р а Михайлов в разговоре с таксистами высказал угрозы расправой в случае отказа платить.

Доводы о том, что показания О о совершении незначительного поджога автомашины такси на въезде в город в связи с отказом платить деньги, о чем ему стало известно в офисе Петерса при разговоре с Михайловым, Сабитовым, были опровергнуты ответом из полиции об отсутствии фактов поджогов автомашин такси, не могут быть приняты во внимание в связи с тем, что достоверно не установлено, обращались ли потерпевшие лица в полицию по данному факту, какой и кому был причинен ущерб.

Таким образом, версия Михайлова, поддержанная Петерсом, о попытках организовать охранный бизнес в и возмездном оказаний таких услуг Р с его добровольного согласия, не нашла подтверждения в ходе судебного следствия, и обоснованно признана судом надуманной и расценена как являющаяся способом защиты осужденных от предъявленного обвинения. Объективных сведений об осуществлении Михайловым и Петерсом легальной охранной деятельности и вступлении сР в договорные отношения в пределах и в соответствии с действующим законодательством об оказании охранных либо иных возмездных услуг, суду представлено не было.

Обоснованными являются выводы суда о совершении осужденными преступления и его мотивах в отношении У которые подтверждаются вышеприведенными показаниями О являющегося непосредственным участником нападения, Д У К Р при этом из показаний О и Д следует, что именно Петере дал указания членам банды Михайлову и Сабитову «разобраться» с У «посадить его в инвалидное кресло обойтись с ним «пожестче». О наличии неприязни к У со стороны Петерса свидетельствует содержание разговора между Петерсом и Л от 7 апреля 2014 года, согласно которому Петере выражает неприязнь к У оскорбительно высказываясь о нем.

О наличии у Петерса умысла на причинение тяжкого вреда здоровью У свидетельствуют вышеуказанные показания О иД о том, что именно он предлагал сделать с У Петере в случае обнаружения места его нахождения. Данные Петерсом указания были однозначно восприняты участниками банды, о чем свидетельствует характер причиненных потерпевшему ранений, использованием при нападении травматических пистолетов, что в свою очередь свидетельствует о том, что единым умыслом руководителя банды и ее участников охватывалась преступная цель - причинение У тяжкого вреда здоровью, которая и была достигнута.

При этом место нахождения Петерса в момент нападения на У и причинения ему тяжкого вреда здоровью другими участниками банды, как и способ обмена информацией с участниками банды, с учетом положений ч.5 ст.35 УК РФ, не имеет правового значения для квалификации действий Петерса по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ. Противоречия в показаниях О относительно того, каким образом была передана Петерсу информация об обнаружении У в кафе в день нападения на него, как правильно указал суд, определяющими не являются, и не свидетельствуют о недостоверности показаний О и совокупности других доказательств по данному преступлению. Не является данное обстоятельство и неустранимым сомнением, учитывая, что Петере в поездке за пределы Ч области фактически не был лишен возможности дистанционно обмениваться информацией с участниками банды и иными лицами. Это подтверждается показаниями самого Петерса, его супруги П материалами дела фотографиями из данной поездки, изготовленными с помощью принадлежащего второму участнику поездки мобильного телефона, основной функцией которого является обеспечение дистанционной связи и производство звонков.

Кроме того, обоснованно дана судом критическая оценка показаниям потерпевшего У о совершении в отношении его преступления неизвестными лицами, а также показаниям свидетелей У и К в судебном заседании. Выводы суда в этой части являются подробными и надлежащим образом мотивированными, оснований не согласиться с ними у Судебной коллегии не имеется.

Таким образом, юридическая оценка действиям осужденных Петерса Михайлова и Сабитова по преступлениям, совершенным ими в отношении потерпевших Р и потерпевшего У , судом дана правильно.

Обоснованными являются и выводы суда о виновности Петерса Михайлова и Сабитова в совершении преступления в отношении К О наличии у Петерса умысла на причинение тяжкого вреда здоровью К свидетельствуют показания О о том, что Петере говорил Сабитову наказать К в связи с тем, что последний дал показания против Сабитова; содержание телефонного разговора Петерса с Сабитовым от 9 августа 2014 года, в ходе которого Сабитов, ведя речь о человеке который «с шампурами кидался», сообщает Петерсу о том, что встретил К который от него убежал. Идентифицировать личность К в этом разговоре, как правильно указал суд, позволяют показания Отроха и Д , которые являлись очевидцами конфликта между Сабитовым и К из-за показаний последнего по уголовному делу в отношении Сабитова, во время приготовления шашлыков, в ходе которого именно К , вооружившись шампуром, пытался причинить ранения Сабитову Об этой ситуации пояснял и Фофанов. В ответ на сообщение Сабитова об обнаружении К Петере дает указание Сабитову «аккуратно переломать ему все ноги», «в темную ноги сломать... чтобы никто не видел... и все». Указания Петерса были восприняты однозначно, как и в эпизоде с У - причинить тяжкий вред здоровью К Однако в ходе выполнения данных указаний Сабитов, Михайлов и привлеченный к нападению Фофанов вышли за пределы договоренности с Петерсом. А умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, что следует из характера указаний Петерса, перерос в умысел на убийство К и его дальнейшую реализацию. Об этом свидетельствует Д - очевидец действий Сабитова, Михайлова и Фофанова, которые, исходя из показаний свидетеля, своими действиями, распределением ролей, демонстрировали единство умысла и наличие у них предварительного сговора на убийство К (в частности, обращение Фофанова к Сабитову: «Иди, доделывай чтобы точно было все»). Также из показаний свидетеля Половневой следует что когда К выводили из общежития двое парней, одним из которых со слов мужа был Фофанов, она крикнула им, чтобы они забрали сандаль К , который остался на площадке, но ей ответили, что он ему больше не будет нужен, что согласуется с показаниями Д о наличии у осужденных умысла и договоренности на убийство К . При этом доводы осужденных о том, что одним из тех, кто выводил К являлся Д , опровергнуты свидетелем П , который пояснил, что К выводили Фофанов и незнакомый ему человек, но Д который был представлен П в судебном заседании, им не является.

Кроме того, об умышленном причинении смерти К свидетельствуют не спонтанные, а организованные, слаженные действия Сабитова, Михайлова и Фофанова, направленные на перемещение потерпевшего в безлюдное место для облегчения совершения убийства совместное применение Сабитовым и Михайловым травматического оружия в момент причинения телесных повреждений К производство значительного количества выстрелов с близкого расстояния в направлении жизненно важных органов, дальнейшее применение насилия путем нанесения ударов К руками, ногами и использование Сабитовым металлической биты при нанесении ударов по голове потерпевшего Характер ранений К , их количество и локализация, а также вероятная причина смерти (с учетом гнилостных изменений трупа к моменту производства экспертизы) свидетельствуют об умышленности действий по лишению К жизни. А также окончание таких действий лишь после того, как наступление преступного результата для участников убийства являлось очевидным. Изложенные обстоятельства, установленные судом полностью опровергают доводы о нанесении Сабитовым одного удара битой по голове К и падении последнего на фаркоп автомашины, то есть о «случайном» характере причинения смерти потерпевшему.

Таким образом, как правильно указал суд, действия Сабитова и Михайлова в составе организованной группы, а также действия Фофанова состоящего с Сабитовым и Михайловым в группе лиц и вступившего с ними в предварительный преступный сговор по лишению жизни потерпевшего были спланированными, с распределением ролей каждого из участников преступления в достижении общего преступного результата. При этом основой для совершения Сабитовым и Михайловым преступных действий в отношении К являлось указание руководителя банды Петерса, и именно^ исполняя его преступное указание^ониукак участники данной банды совершили преступление, хотя при этом и вышли за пределы преступной договоренности с Петерсом, в связи с чем данное обстоятельство не влияет на квалификацию их действий по признаку «организованной группы».

Правильной является и квалификация действий осужденных по признаку совершения преступлений в связи с осуществлением общественного долга К то есть в связи с дачей потерпевшим свидетельских показаний по уголовному делу в отношении Сабитова.

Также правильно суд указал, что, исходя из установленных фактических обстоятельств дела, Сабитов, Михайлов и Фофанов в момент изъятия К из места его нахождения и перемещения на место убийства похищать К не собирались, а выполняли указанные действия в целях облегчения совершения убийства потерпевшего, в то время как Хафизов, не осведомленный о намерениях Сабитова, Михайлова и Фофанова причинить вред здоровью и жизни потерпевшего, согласился на участие в нападении, совершаемом бандой, именно путем совершения похищения К

Данные выводы суда являются обоснованными, поскольку по смыслу закона, в случае если виновные лица похитили потерпевшего с целью его убийства, то их действия, связанные с похищением, не могут быть квалифицированы как похищение человека, поскольку целью совершения этих действий изначально являлось убийство, а не похищение, как таковое, и данные преступные действия охватываются составом умышленного убийства, поэтому, хотя фактически Сабитов, Михайлов и Фофанов участвовали в похищении Конюхова наряду с Хафизовым, однако в юридическом смысле действия Сабитова, Михайлова и Фофанова не могут квалифицироваться как похищение человека и также по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с похищением.

Учитывая данные юридические обстоятельства, а также то, что Хафизов не был осведомлен о намерениях Сабитова, Михайлова и Фофанова лишить жизни К , действия Хафизова, выразившиеся в выполнении части объективной стороны похищения человека, то есть в перемещении К на собственном автомобиле к месту убийства, обоснованно квалифицированы по ч.1 ст. 126 УК РФ, при этом Хафизов осознавал, что он участвует в нападении, совершаемом бандой, путем похищения К При таких обстоятельствах, действия Хафизова правильно квалифицированы по ч.2 ст.209 УК РФ как участие в совершаемом бандой нападении Обоснованной, как уже указывалось выше, является и квалификация действий Хафизова как похищение человека, поскольку, как правильно указал суд, исходя из показаний очевидцев преступления: П и Д и объективно установленных экспертным путем сведениях о нахождении К в состоянии сильного алкогольного опьянения в момент смерти, следует, что Хафизов, соглашаясь на перемещение К до места, которое ему заранее известно не было, являясь очевидцем действий Фофанова, который поместил К находящегося в вышеуказанном состоянии, иг будучи неспособным по этой причине выразить свою волю, в сложившейся остановке не мог не осознавать о противоправности изъятия К из места его нахождения и дальнейшего его перемещения.

Вместе с тем, суд, установив то, что Фофанов вступил в предварительный сговор с Сабитовым и Михайловым на убийство К в связи с чем вывел К из общежития для его дальнейшего перемещения на место убийства, а затем сел вместе с К на заднее сиденье автомашины под управлением Хафизова для пресечения возможных попыток К оказать сопротивление либо покинуть салон автомобиля при этом не учел, что для квалификации действий виновных лиц как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в отличие от совершения убийства организованной группой, требуется обязательное участие каждого из этих лиц в объективной стороне преступления, то есть чтобы они непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. Как установлено судом, что подтверждается материалами дела, Фофанов непосредственное участие в лишении жизни К не принимал. Поэтому, вышеуказанные действия Фофанова, установленные судом, надлежит квалифицировать по ч.5 ст.ЗЗ п.п. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество убийству, то есть умышленному причинению смерти другому человеку, в связи с выполнением им общественного долга, совершенному группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, необоснованными являются выводы суда о наличии в действиях Хафизова состава преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ.

Квалифицируя действия Хафизова по ст.316 УК РФ, суд исходил из того, что Хафизов участвовал в сокрытии убийства К , совершенного Сабитовым и Михайловым.

Между тем, судом установлено, что Хафизов не только принимал участие в сокрытии убийства, очевидцем которого он являлся, но и непосредственно до этого участвовал в похищении К То есть Хафизов, укрывая убийство потерпевшего, скрывал тем самым и совершенное им преступление.

При таких обстоятельствах, в действиях Хафизова отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ, в связи с чем приговор в этой части подлежит отмене, а производство по делу прекращению.

Наказание Петерсу, Михайлову, Сабитову, Фофанову и Хафизову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений обстоятельств содеянного, роли и степени участия каждого из них при совершении преступлений, сведений, характеризующих их личности обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей, а также в целях восстановления социальной справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.

Вместе с тем, учитывая вносимые изменения в приговор, наказание назначенное Фофанову, и размер взысканной с него компенсации морального вреда подлежат снижению. Оснований для применения ст.73 УК РФ не имеется.

Наказание, назначенное Петерсу, Михайлову, Сабитову и Хафизову является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 13 марта 2017 года в отношении Фофанова Н А в части его осуждения по ч.2 ст.209 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п.2 ч. 1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Действия Фофанова Н.А. переквалифицировать с п.п. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, п.п. «б», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установить Фофанову Н.А ограничения: не покидать место постоянного проживания (пребывания) с 22 часов до 6 часов по местному времени, не изменять место жительства или пребывания и не выезжать за пределы муниципального образования, в котором осужденный будет проживать по отбытии основного наказания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы куда обязать его являться два раза в месяц для регистрации.

Исключить указание о назначении Фофанову Н.А. наказания на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений.

Снизить размер взысканной с Фофанова Н.А. компенсации морального вреда до 200 000 рублей.

Этот же приговор в отношении Хафизова Р Б в части его осуждения по ст.316 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В остальной части приговор в отношении Фофанова Н.А., Хафизова Р.Б. и этот же приговор в отношении Петерса Е С Михайлова П А и Сабитова Э Д оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных, адвокатов и потерпевшего - без удовлетворения

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.8 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта