Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-58 от 07.12.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ16-58

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Москва 7 декабря 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

при секретаре Мамейчике М.А.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., осужденного Шапиро А.Б. (в режиме видеоконференц-связи), защитника осужденного - адвоката Поддубного СВ.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Щербины А.Г. и апелляционные жалобы осужденного Шапиро А.Б. и его защитника адвоката Табашной В.Н. на приговор Московского областного суда от 23 сентября 2016 г., по которому

Шапиро А Б ,

судимый: 1) по приговору Можайского

городского суда Московской области от 17 октября 2011

г. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы

условно с испытательным сроком 2 года (по

постановлению от 21 января 2013 г. условное осуждение

отменено, Шапиро А.Б. направлен для отбывания

наказания в виде лишения свободы в исправительную

колонию общего режима); 2) по приговору Можайского

городского суда Московской области от 26 декабря 2011

по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы

условно с испытательным сроком 1 год (по

постановлению от 21 января 2013 г. условное осуждение

отменено, Шапиро А.Б. направлен для отбывания

наказания в виде лишения свободы в исправительную

колонию общего режима. По постановлению Можайского

городского суда Московской области от 6 июня 2013 г. в

соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности

приговоров Шапиро А.Б. окончательно назначено 2 года 2

месяца лишения свободы с отбыванием наказания в

исправительной колонии общего режима. Освобожден

условно-досрочно 20 октября 2014 г. на 5 месяцев 13

дней),

осужден:

- по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы;

- по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с возложением следующих ограничений: не покидать место постоянного проживания (пребывания) в ночное время (с 22.00 до 6.00 часов), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также с возложением на него обязанности регулярно два раза в месяц являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы для регистрации;

- по п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с возложением следующих ограничений: не покидать место постоянного проживания (пребывания) в ночное время (с 22.00 до 6.00 часов), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также с возложением на него обязанности регулярно два раза в месяц являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы для регистрации.

По приговору с Шапиро А.Б. в пользу Б взыскано в счет возмещения материального ущерба 4 960 руб., в счет компенсации морального вреда 1 000 000 руб. Также с Шапиро А.Б. взысканы в доход федерального бюджета процессуальные издержки в размере 16 800 руб.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора существе апелляционных представления и жалоб, а также возражений на жалобы, выслушав выступления осужденного Шапиро А.Б. и его защитника - адвоката Поддубного СВ., поддержавших апелляционные жалобы и представление, а также выслушав мнение прокурора Химченковой М.М предложившей апелляционное представление удовлетворить, приговор по делу изменить в части смягчения назначенного Шапиро А.Б дополнительного наказания, в остальном оставив его без изменения, а апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Шапиро А.Б. признан виновным в совершении:

- разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

- убийства группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с разбоем;

- неправомерного завладения автомобилем без цели хищения (угона группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в ночь с 20 на 21 июня 2015 г. в муниципальном районе области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Государственный обвинитель Щербина А.Г., не оспаривая в своем апелляционном представлении доказанность вины осужденного и квалификацию его действий, считает, что при назначении ему наказания судом был неправильно применен уголовный закон, так как Шапиро А.Б по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ было назначено максимально возможное дополнительное наказание в размере 2 лет ограничения свободы, несмотря на наличие у него ряда смягчающих обстоятельств. Просит приговор изменить и смягчить назначенное Шапиро А.Б. дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Осужденный Шапиро А.Б. в апелляционной жалобе (с дополнениями), выражая несогласие с постановленным в отношении него приговором, утверждает, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами и судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы Отмечает, что из показаний К и З следует, что они грузили в автомобиль уже труп Б и, соответственно, обыск автомобиля и карманов потерпевшего производился уже после его смерти в связи с чем эти действия не могут расцениваться как разбой. Заявляет что показания об участии в убийстве дал по указанию следователя и с подсказки адвоката Табашной В.Н. Указывает на ненадлежащее осуществление его защиты адвокатом Табашной В.П., которая не согласовывала с ним позицию по делу, неправильно оформила апелляционную жалобу и просила в ней о смягчении ему наказания по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, несмотря на то, что он вообще не признавал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ Заявляет о незаконности процессуальных решений следователя и действий судебно-медицинского эксперта, связанных с проведением судебно медицинской экспертизы трупа Б Считает, что смерть Б

наступила в результате черепно-мозговой травмы, причиненной в результате ударов по голове молотком, а не в результате асфиксии настаивает на отсутствии его вины в убийстве потерпевшего. Усматривает наличие не устраненных судом противоречий между показаниями обвиняемого З и выводами судебно-медицинской экспертизы о причине смерти Б Обращает внимание на наличие у двоих принимавших участие в преступлении лиц психических отклонений и значительного криминального опыта. Просит суд апелляционной инстанции не рассматривать жалобу его адвоката, а по его жалобе (с дополнениями) принять решение об исключении из приговора осуждения его по п. «в» ч. 4 ст. 162 и по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В выступлении на заседании суда апелляционной инстанции Шапиро А.Б. поддержал жалобу адвоката.

Адвокат Табашная В.Н. в апелляционной жалобе в защиту Шапиро А.Б. утверждает о незаконности и необоснованности постановленного в отношении ее подзащитного приговора, ссылаясь на несоответствие содержащихся в нем выводов суда фактическим обстоятельствам дела Отрицает наличие у Шапиро А.В. умысла на причинение смерти Б

с целью завладения его имуществом и неправомерное завладение автомобилем потерпевшего без цели его хищения, а также его вступление в предварительный сговор с другими участниками преступлений на совершение убийства, разбоя и угона автомобиля. Поясняет, что Ш

всегда признавал свое участие в убийстве, но при этом отрицал, что смерть потерпевшего наступила от его действий. Также указывает на то что убийство Б было совершено в связи с тем, что он требовал оплаты за проезд и ругался, а у них не было денег. Утверждая, что З

предложил «грохнуть» шофера, чтобы не платить за проезд, вместе с тем сообщает, что о предложении забрать деньги шофера Шапиро А.Б ничего не слышал. Отмечает, что послужившие основанием для обвинения Шапиро А.Б. в разбое показания К о том, что З предложил «грохнуть» таксиста и забрать его деньги, а Шапиро А.Б. с этим согласился, опровергаются показаниями Шапиро А.Б. и З Полагает, что суд, осудив Шапиро А.Б. за совершение разбоя, нарушил требование закона о толковании неустранимых сомнений в доказанности обвинения в пользу обвиняемого. По ее мнению, действия осужденного надлежит квалифицировать по пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как совершенные группой лиц из корыстных побуждений, но не сопряженных с разбоем. Подчеркивает, что Шапиро А.Б. не являлся инициатором преступления, суд не учел степень его участия в убийстве, его способствование изобличению соучастников преступления, искреннее его раскаяние и принесение извинений потерпевшей. Полагает также, что суд при определении размера денежной компенсации морального вреда Б не учел, что соисполнителями убийства Б помимо него, были К и З в отношении которых обвинительный приговор не постановлен. Просит приговор в части осуждения Шапиро А.М. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ отменить, а его оправдать; исключить осуждение его по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ; снизить наказание по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и снизить размер компенсации морального вреда.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Щербина А.Г. отмечает несостоятельность приводимых осужденным и его защитником доводов и просит оставить их жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных представлении и жалобах, письменных возражениях государственного обвинителя на жалобы, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Шапиро А.Б. в совершении инкриминируемых ему преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Эти выводы в полной мере основываются на исследованных в судебном заседании и надлежащим образом проанализированных в приговоре доказательствах отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Согласно протоколу явки с повинной и показаниям К 20 июня 2015 г. он познакомился с Шапиро А.Б. и З вместе с которыми стал распивать спиртные напитки. В процессе распития спиртного они поехали на такси в д. а поскольку денег для оплаты проезда у них не было, по дороге решили «грохнуть» водителя и забрать его деньги. С этой целью, находясь в автомашине, З достал из своей одежды шнурок, которым вдвоем с Шапиро А.Б. стали душить водителя, он же (К удерживал того за рубашку. Когда шнурок порвался водитель выскочил из машины и попытался убежать, но З догнал его и стал избивать; Шапиро А.Б. в это время наступил ногой обутой в ботинок на горло водителя, а он держал руки последнего, чтобы тот не вырвался. Затем З достал из машины молоток и нанес им несколько ударов в правую височную часть головы водителя, после чего тот перестал шевелиться, Желая окончательно «добить» водителя, он и Шапиро А.Б. несколько раз подпрыгивали на его теле, сдавливая тем самым его грудную клетку. Труп таксиста они погрузили в его машину, на которой поехали в д. и по дороге выбросили как труп, так и одежду водителя, его телефон, а также свою одежду, которая была в крови. В машине он нашел в солнцезащитном козырьке 4 000 руб., которые они впоследствии совместно потратили на одежду и спиртное.

Аналогичные данные об обстоятельствах совершения преступлений в протоколе явки с повинной и показаниях на предварительном следствии дал З

Свидетели К и К в своих показаниях в судебном заседании сообщили, что они, являясь инспекторами ДПС, 21 июня 2015 г. несли дежурство и на мосту остановили автомобиль, в котором находились пребывавшие в состоянии опьянения К и Шапиро А.Б. Для дальнейшего разбирательства задержанные были доставлены в ОМВД России по району г. Москвы.

Как сообщили в своих показаниях свидетели - сотрудники органов внутренних дел Д К П П

участвуя в мероприятиях, связанных с розыском пропавшего таксиста Б они прибыли к месту задержания К и Шапиро А.Б., а затем вместе с задержанными, которые были сильно пьяны и практически неодеты, выезжали к местам совершения убийства и сокрытия трупа и одежды; К и Шапиро А.Б. указывали, где что происходило и рассказывали о конкретных обстоятельствах совершения преступлений.

Виновность Шапиро А.Б. в совершении инкриминируемых ему преступлений подтверждается также:

- показаниями потерпевшей Б свидетелей Д И сообщивших о том, что Б занимавшийся частным извозом, 20 июня 2015 г. уехал на работу, и после 22.30 часов перестал отвечать на звонки;

- протоколами осмотров мест происшествия, в ходе которых, в частности, были обнаружены в указанных К и Шапиро А.Б местах предметы одежды, в том числе со следами крови, а также труп Б

- протоколами осмотров предметов,

- заключениями судебно-медицинской экспертизы трупа Б о характере, локализации, степени тяжести нанесенных потерпевшему телесных повреждений, причине и времени наступления смерти, которые согласуются с указанными в показаниях подозреваемых, обвиняемых обстоятельствами убийства Б

Осужденный Шапиро А.Б. в протоколе явки с повинной и в показаниях, данных на предварительном следствии и в судебном заседании признал, что в связи с тем, что при поездке на автомобиле Б у них не оказалось денег для оплаты проезда, З предложил убить водителя и, достав из воротника майки шнурок, набросил его на шею Б,

он же, ухватив за другой конец шнурка, начал сдавливать шею Б,

но шнурок вскоре порвался, и Б выскочив из машины попытался убежать. З однако, тут же настиг его, свалил с ног и стал избивать. Он, подбежав к дерущимся, стал удерживать Б на земле и наступил ему на шею ногой, обутой в ботинок, а К держал потерпевшего за руки. В это время З принеся из автомашины молоток, нанес им несколько ударов по голове Б Затем З надавил ногой на грудь потерпевшего, а он (Шапиро А.Б и К стали «напрыгивать» на грудь лежащего на земле Б.,

чтобы «добить» его весом своих тел. После того, как Б захрипел и из его рта пошла пена, они погрузили его тело в автомашину Б с тем, чтобы скрыть его в более укромном месте. Во время последующего движения на машине они выбросили труп, а также снятую с него с целью сокрытия преступления одежду в овраг. О том, что в машине К нашел деньги, он узнал, когда они на эти деньги стали приобретать спиртное и одежду.

Таким образом, исследованные в судебном заседании доказательства со всей определенностью свидетельствуют о виновности Шапиро А.Б. в соучастии как в убийстве Б так и в хищении его имущества и в угоне его автомашины.

Утверждение Шапиро А.Б. о том, что показания о своем участии в убийстве Б он дал по указанию следователя и по подсказке адвоката Табашной В.Н., не находит подтверждения в материалах уголовного дела, из которых следует, что о своем участии в совершении преступлений Шапиро А.Б. заявил еще при своем задержании, до момента вступления в судопроизводство следователя С и адвоката Табашной В.Н, и эти сообщенные им сведения были подтверждены в показаниях К

иЗ

Кроме того, сам Шапиро А.Б. в ходе судебного заседания подтвердил ранее данные им показания об участии в убийстве, отрицая лишь тот факт что смерть Б наступила именно от его действий.

Между тем из заключения судебно-медицинского эксперта со всей определенностью следует, что причиной смерти Б явилась тупая травма шеи с переломами хрящей гортани, подъязычной кости осложнившейся отеком слизистой гортани с полным закрытием голосовой щели, приведшая к асфиксии, а эта травма могла быть причинена именно действиями Шапиро А.Б., выразившимися в нанесении ударов ногой, обутой

в ботинок, по шее потерпевшего, а также в надавливании ногой на шею

Б Тот же факт, что, как свидетельствуют участники события, в том числе и сам Шапиро А.Б., Б потерял сознание и перестал сопротивляться после нанесения ему другим соучастником преступления ударов молотком по голове, само по себе не может служить доказательством того, что именно вследствие этих ударов наступила смерть потерпевшего.

Не основанными на материалах уголовного дела являются заявления Шапиро А.Б. о незаконности проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз трупа Б поскольку эти экспертизы проводились на основании вынесенных в соответствии с уголовно-процессуальным законом процессуальных решений, в установленном законом порядке лицом, чьи профессиональная квалификация и объективность не вызывают сомнений.

Не находит Судебная коллегия и оснований для согласия с содержащимися в апелляционных жалобах доводами об отсутствии у соучастников преступлений предварительного сговора на завладение имуществом Б

Как следует из показаний К З и самого Шапиро А.Б., умысел на причинение смерти Б возник у них после того, как выяснилось, что получить средства на оплату проезда в д. у кого-либо из знакомых не получится. Именно после этого лицом, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, было предложено убить Б и тем самым избавиться от необходимости оплаты долга по проезду на автомашине потерпевшего и завладеть имеющимися у него деньгами, с чем остальные соучастники преступления согласились. Когда после наступления смерти Б К осматривал автомашину потерпевшего и его одежду, никто из соучастников преступления, в том числе Шапиро А.Б. против этого не возражал, и все они в конечном счете, воспользовались обнаруженными деньгами для приобретения одежды и спиртного. С учетом этих данных ставить под сомнение выводы суда о наличии между участниками преступлений предварительного сговора на завладение имуществом Б и о совершении именно с этой целью его убийства, оснований не имеется.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств совершенных преступлений квалификация действий Шапиро А.Б. по п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ сомнений не

вызывает.

Имея в виду, что умысел на причинение смерти Б возник у

соучастников преступления в связи не только с их неспособностью оплатить

проезд на автомашине потерпевшего, но и в связи с возникшим умыслом на

завладение деньгами Б Судебная коллегия не находит оснований

согласиться с мнением адвоката Табашной В.Н. о необходимости

квалификации действий Шапиро А.Б. не как убийства, сопряженного с

разбоем, а как убийства, совершенного из корыстных побуждений.

Соответственно, не усматривается оснований и для вывода об

отсутствии в действиях Шапиро А.Б. состава разбоя, поскольку мотивом

нападения на Б послужило именно желание завладеть принадлежащими потерпевшему денежными средствами, так как собственных денег не только для оплаты проезда, но и для приобретения спиртного, ради которого соучастники направлялись в д. , у них не было.

Основанной на установленных судом фактических обстоятельствах является и квалификация судом действий Шапиро А.Б., связанных с завладением и использованием принадлежавшей Б автомашины

То обстоятельство, что непосредственно в момент угона автомашины за ее рулем находилось входившее в состав группы лицо № 2, а не Шапиро А.Б., не влияет на квалификацию содеянного осужденным поскольку он, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору и разделяя общую для них цель использования автомобиля Б для поездки за спиртным, непосредственно участвовал в завладении этим автомобилем и в поездке на нем.

Ссылки осужденного Шапиро А.Б. в апелляционной жалобе на то, что принимавшие участие в совершении преступлений вместе с ним лица страдали психическими заболеваниями и ранее были неоднократно судимы никакого влияния на законность и обоснованность постановленного в отношении Шапиро А.Б. обвинительного приговора не оказывают.

Наказание осужденному назначено в соответствии с предписаниями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, его фактического участия в совершенных групповых действиях, данных о его личности, смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Каких-либо обстоятельств, которые могли бы повлиять на смягчение назначенного осужденному наказания, но не были учтены судом первой инстанции, не установлено.

Довод апелляционного представления государственного обвинителя о том, что назначенное осужденному наказание является несправедливым поскольку при назначении Шапиро А.Б. дополнительного наказания в виде ограничения свободы на 2 года суд не учел имеющиеся у осужденного смягчающие обстоятельства, Судебная коллегия находит неосновательным Содержащиеся в гл. 10 УК РФ положения о влиянии на назначение наказания различных, в том числе смягчающих, обстоятельств определяют порядок назначения наказания за преступление в целом, не устанавливая специальных предписаний применительно к назначению дополнительного наказания, вид и размер которого определяется, в том числе, в зависимости от назначенного осужденному основного наказания.

Таким образом, назначенное Шапиро А.Б. наказание как за каждое из

совершенных им преступлений, так и по совокупности преступлений отвечает требованиям законности и справедливости.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые

путем лишения или ограничения прав участников уголовного

судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, по делу не выявлено.

Заявление Шапиро А.Б. о том, что осуществлявшая его защиту адвокат Табашная В.Н. ненадлежащим образом выполняла свои процессуальные обязанности, подтверждения в ходе заседания в суде апелляционной инстанции не получило, поскольку, как явствует из протокола судебного заседания, названный адвокат активно участвовала в судебном разбирательстве, защищая интересы Шапиро А.Б., а ее позиция по делу в полной мере основывалась на показаниях, которые были даны в ходе предварительного следствия и в судебном заседании ее подзащитным. В ходе судебного заседания в суде апелляционной инстанции Шапиро А.Б. от своих упреков в адрес адвоката Табашной В.Н. отказался, отметив в качестве недостатка ее работы лишь то, что поданная ею апелляционная жалоба была направлена не по адресу.

Между тем данное суждение Шапиро А.Б. основано на заблуждении поскольку подготовленная в его защиту адвокатом Табашной В.Н апелляционная жалоба, адресованная Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, правильно была направлена адресату в соответствии с ч. 1 ст. 389.3 УПК РФ через постановивший приговор Московский областной суд.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 23 сентября 2016 г. в отношении Шапиро А Б оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционные жалобы осужденного и его защитника без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 389.3 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта