Информация

Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ16-19СП от 04.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-АПУ16-19СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 о к т я б р я 2016 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С Р . и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя Каликановой Н.Е., апелляционную жалобу защитника Николаева С В . на приговор Краснодарского краевого суда с участием присяжных заседателей от 30 декабря 2015 года, по которому

Шаталкин С Д

не

судимый

осужден по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в них, не покидать своего жилища с 22 до 6 часов, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный орган 2 раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденного Шаталкина СД. с использованием систем видеоконференц-связи и защитника Паршуткина В.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы о незаконности приговора суда, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Луканиной Я.Н., не поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей на доводы апелляционной жалобы стороны защиты, судебная коллегия

установила:

Шаталкин СД. осужден за убийство двух лиц - Ж и Ж совершенное 28 сентября 2014 года на пляже в г.

края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Государственный обвинитель Каликанова Н.Е. в апелляционном представлении просит об изменении приговора: об исключении из него обстоятельств, не установленных вердиктом присяжных заседателей, о применении при назначении Шаталкину СД. наказания части 3 ст. 62 УК РФ и об исключении активного способствования Шаталкина СД установлению истины по делу судом как смягчающего наказание обстоятельства.

Защитник Николаев СВ. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней утверждает об обвинительном уклоне следствия и суда, о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона допущенных как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании.

В основу обвинения были положены недопустимые показания Шаталкина С.Д., поскольку он был незаконно, вопреки алиби, арестован на 10 суток, его ежедневно выводили сотрудники уголовного розыска и оказывали психологическое давление с целью получения признания Проведение оперативно-розыскных мероприятий после возбуждения уголовного дела без поручения следователя в соответствии со ст. 157 ч.4 УПК РФ является незаконным.

Шаталкин оговорил себя 9 октября 2015 года под давлением и под диктовку сотрудников уголовного розыска. Положительно характеризует Шаталкина, ссылается на сведения, полученные от Шаталкина об оказанном на него давлении.

Установленный следствием мотив преступления и его обстоятельства считает надуманными, ссылается на доказательства подтверждающие это. Указывает на неполноту следствия, дает оценку видеозаписям, приобщенным к делу, высказывает предположение о том что преступление могло совершить иное лицо, причастность которого следствием не проверена.

Указывает на недопустимость обнаружения следов крови убитого на куртке Шаталкина, которая была изъята 9 октября 2014 года, а направлена на экспертизу лишь 21 января 2015 года, при этом 10 ноября 2014 года следователь вскрыл пакет, в котором она хранилась и осмотрел куртку Защитой неоднократно ставился вопрос о недопустимости таких доказательств, но ходатайства остались без ответа.

Просит отменить приговор, направить дело на новое судебное рассмотрение.

В дополнении к апелляционной жалобе защитника, поданной защитниками Николаевым СВ. и Паршуткиным ВВ., утверждается о нарушениях закона, допущенных при формировании коллегии присяжных заседателей: в постановлении о назначении уголовного дела к слушанию не указано конкретное количество кандидатов в присяжные заседатели формирование предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели проводилось путем жеребьевки, а не случайной выборки, как это предусмотрено законом, списки приглашенных в судебное заседание кандидатов и присяжных, отобранных в коллегию, составлены по алфавиту, в судебное заседание 6 октября 2015 года кандидаты в присяжные заседатели вызывались по двум спискам, в отборе присяжных заседателей участвовала Б , не внесенная в список явившихся кандидатов в присяжные заседатели, в то же время кандидат К не была отведена председательствующим и сторонами, но не попала в состав коллегии, в результате допущенных нарушений состав коллегии не соответствует результату хода ее формирования, кроме того председательствующий расценил заявление кандидата П об отношении к церкви как самоотвод и удовлетворил его, а аналогичное заявление кандидата Х оставлено без оценки, суд не выяснял когда были присяжными заседателями кандидаты, положительно ответившие на вопрос защитника о том, кто из них когда-либо был присяжным заседателем, сторона защиты не была ознакомлена с немотивированным отводом, заявленным стороной обвинения, что нарушило ее право на немотивированный отвод.

Также защитники считают, что на коллегию присяжных заседателей в ходе разбирательства дела было оказано незаконное воздействие обвинением оглашалось заключение психологической судебной экспертизы, а председательствующий делал недопустимые разъяснения присяжным заседателям по заданным ими вопросам и необоснованно прервал подсудимого, когда тот ссылался на то, что оговорил себя на следствии.

Государственный обвинитель Каликанова Н Е возражает на апелляционную жалобу защитника, считает, что оснований для ее удовлетворения не имеется.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене в связи с допущенными при разбирательстве дела существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (пункт 2 ст. 38915 УПК РФ).

Существенные нарушения уголовно-процессуального закона выразились в несоблюдении процедуры судопроизводства с участием присяжных заседателей.

В соответствии с частями 1 и 5 ст. 326 УПК РФ предварительный список кандидатов в присяжные заседатели, подлежащих вызову в судебное заседание для формирования коллегии, составляется в той последовательности, в какой он определен путем случайной выборки.

Вопреки этой норме закона, фамилии кандидатов в присяжные заседатели, подлежащих вызову в судебное заседание, внесены в списки (т.6 л.д. 40-49, 57-70) в алфавитном порядке, что противоречит указанию закона о составлении списка в порядке, определенном путем случайной выборки.

Списки кандидатов в присяжные заседатели, явившихся в судебное заседание, которые в соответствии с частью 4 ст. 327 УПК РФ вручаются сторонам, по смыслу закона должны также соответствовать указанному в части 5 ст. 326 УПК РФ порядку, однако, как видно из материалов уголовного дела (т. 6 л.д. 71, 74, 75) сторонам были розданы списки явившихся кандидатов, составленные в алфавитном порядке.

Именно эти списки и явились основанием для составления списка оставшихся кандидатов в присяжные заседатели (часть 17 ст. 328 УПК РФ и определения состава коллегии присяжных заседателей и запасных присяжных заседателей (т.6 л.д.76, т.7 л.д.42-43).

Поскольку именно порядок составления списка кандидатов в присяжные заседатели определяет, в соответствии с частями 18 и 21 ст. 328 УПК РФ, состав коллегии присяжных заседателей, выносящей вердикт соблюдение указанной в законе последовательности, в которой кандидаты в присяжные заседатели вносятся в список, имеет существенное значение для формирования законного состава суда для данного дела.

Кроме того, списки явившихся в судебное заседание кандидатов в присяжные заседатели, врученные сторонам, не соответствуют составу явившихся кандидатов в присяжные заседатели, указанному в протоколе судебного заседания согласно требованиям части 2 ст. 353 УПК РФ (т.7 л.д. 14-15): кандидаты в присяжные заседатели указаны в протоколе в ином порядке, отличающемся от списков, в составе кандидатов указана К (№ 35), которой нет в списке, врученном сторонам, в то же время в протоколе не указана кандидат Б которая согласно списку, врученному сторонам, явилась в судебное заседание (№ 1).

Согласно пункту 2 части 5 ст. 327, части 14 ст. 328 УПК РФ, каждая сторона имеет право дважды заявить немотивированный отвод присяжному заседателю путем вычеркивания ими из полученного предварительного списка фамилии отводимого кандидата в присяжные заседатели, при этом немотивированный отвод первым заявляет государственный обвинитель.

Судебная коллегия находит обоснованными доводы апелляционной жалобы стороны защиты о том, что она была лишена возможности ознакомиться с результатами немотивированных отводов стороны обвинения прежде чем заявить свои отводы.

Как следует из протокола судебного заседания (т.7 л.д. 41-42), после получения от государственного обвинителя списка с двумя вычеркнутыми фамилиями кандидатов в присяжные заседатели (Ш иФ),

председательствующий приобщил его к материалам дела и, не сообщив стороне защиты о том, кто из кандидатов в присяжные заседатели уже отведен стороной обвинения, предложил ей заявить немотивированные отводы, что и было сделано защитником путем вычеркивания двух фамилий кандидатов (С иФ

Сторона защиты не отказывалась от своего права заявить немотивированный отвод дважды, однако, фактически отвела лишь одного присяжного заседателя, С поскольку не была осведомлена о том, что кандидат Ф уже отведена стороной обвинения, что привело к нарушению гарантированных уголовно-процессуальным законом прав стороны.

Допущенные при формировании коллегии присяжных заседателей нарушения порядка составления списков кандидатов в присяжные заседатели и ограничения права стороны защиты на отвод присяжного заседателя свидетельствуют о вынесении вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, что, в соответствии со ст. 389 ч.2 п. 2 УПК РФ, является основанием отмены приговора суда.

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей (ст. 335 ч. 6, 7 УПК РФ) предусматривают, что в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями. Иные вопросы, в том числе касающиеся недопустимости доказательств разрешаются без участия присяжных заседателей председательствующим единолично (ст. 334 ч. 2 УПК РФ).

Вопреки указанным требованиям закона, в присутствии присяжных заседателей по ходатайству государственного обвинителя было оглашено (т. 7 л.д. 94) заключение психологической судебной экспертизы (т.2 л.д. 125-135), объектом которой являлась видеозапись допроса подозреваемого Шаталкина С.Д., а предметом исследования - психологическое состояние Шаталкина СД. во время допроса и наличие признаков оказания на него психологического воздействия, снижающего его возможность давать показания самостоятельно.

Согласно выводам эксперта, в период проведения следственного действия у Шаталкина СД. наблюдались признаки психической напряженности, которая могла быть обусловлена как ситуацией его участия в съемке, так и необходимостью припоминания и воспроизведения обстоятельств конфликта, вызвавшего у него негативные эмоции; в целом признаков повышенного волнения и признаков оказания на подозреваемого Шаталкина СД. психологического воздействия, которое могло снизить его возможность самостоятельно давать показания, не имелось.

Таким образом, материалы дела свидетельствуют о том, что указанная экспертиза проводилась с целью проверки допустимости показаний, данных Шаталкиным СД. в качестве подозреваемого, с тем чтобы подтвердить соблюдение при производстве следственного действия запретов, предусмотренных частью 4 ст. 164 УПК РФ.

Указанные выводы эксперта были изложены председательствующим, наряду с другими доказательствами, и в напутственном слове (т. 7 л.д. 220-221).

Представление присяжным заседателям сведений, касающихся допустимости доказательства, является нарушением вышеприведенных требований закона, проверка же достоверности показаний подозреваемого не может входить в компетенцию эксперта, поскольку не требует применения специальных познаний, а является прерогативой суда, в данном деле - присяжных заседателей.

Незаконное оглашение указанного заключения эксперта в присутствии присяжных заседателей было способно повлиять на содержание их ответов на поставленные перед ними вопросы, а потому является основанием отмены приговора суда.

Кроме того, председательствующим необоснованно было объявлено замечание подсудимому Шаталкину С.Д., который на вопрос защитника о том, подтверждает ли он показания, данные на следствии, ответил: «Что я был там - да, но я не убивал этих людей! Я признаю, что оговорил себя!»

Поскольку в этом высказывании Шаталкин СД. не ставил вопрос о недопустимости своих показаний, данных на следствии, и не сообщал о причинах, по которым оговорил себя, такая позиция подсудимого могла быть сообщена присяжным заседателям с тем, чтобы они в пределах своей компетенции дали оценку достоверности тех или иных показаний Шаталкина С.Д. в их совокупности с другими представленными сторонами доказательствами.

Однако, председательствующий сделал присяжным заседателям разъяснение, в котором просил не принимать во внимание слова подсудимого об оказании на него незаконного воздействия (т. 7 л.д.96), таким образом, ограничив предусмотренную законом компетенцию присяжных заседателей по оценке доказательств и установлению фактических обстоятельств дела.

Совокупность допущенных нарушений свидетельствует о незаконности постановленного по делу приговора, который подлежит отмене по указанным основаниям, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду первой инстанции следует сформировать коллегию присяжных заседателей в строгом соответствии с законом, провести судебное следствие с соблюдением особенностей, предусмотренных для суда с участием присяжных заседателей, постановить приговор в соответствии с вердиктом.

Доводы апелляционной жалобы о недопустимости доказательств, а также апелляционного представления - о несоблюдении требований закона при назначении наказания, подлежат рассмотрению судом первой инстанции при новом судебном разбирательстве.

Поскольку Шаталкин СД. обвиняется в совершении особо тяжкого насильственного преступления - убийстве двух лиц, не проживет по месту регистрации, судебная коллегия считает необходимым избрать ему меру пресечения в виде заключения под стражу на срок, достаточный для разрешения судом первой инстанции вопроса о начале судебного разбирательства.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38922, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Краснодарского краевого суда с участием присяжных заседателей от 30 декабря 2015 года в отношении Шаталкина С Д отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в то же суд иным составом суда со стадии судебного разбирательства.

Избрать Шаталкину СД. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок 3 месяца, то есть до 4 января 2017 года.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 353 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта