Информация

Решение Верховного суда: Определение N 18-О11-68СП от 02.02.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-011-68сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. М о с к в а 2февраля 2012 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего Борисова В.П.

судей Ламинцевой С.А. и Лаврова Н.Г.

секретаря Белякова А.А рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Бойцова О.О., Коробки А.А. Маркаряна С.А., Варданяна А.Р., Наточия Н.Н., Колодия В.В., Филимонова К.А., Духновского А.В. адвокатов Путивского А.И., Барзенцо ва В.И., Винокуровой И.А., Шалджиян А.А., Ханахок М.А., Устинова Д.И., Псе уш Ч.Н., Лепшоковой М.Х., Анозова М.Г., защитников Коцаревой А.Г., Геворгян К.А., Наточий СВ., Искандаровой Т.Н., Смирновой К.Э., Батыршиной Ю.В., по терпевших К Л Ш и кассационное представление государственного обвинителя Козинова СВ. на приговор Краснодарского краевого суда от 18 июля 2011 года, которым

Бойцов О О (

несудимый,

осужден: по ч. 1 ст. 209 УК РФ - сроком на 12 лет со штрафом в размере 200 (двести) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на Н ); по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на Р ).

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Бойцову О.О. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 (девятнадцать) лет со штрафом в размере 200 (двести) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Варданян А Р

несудимый,

осужден: по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 8 лет со штрафом в размере 200 (двести) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на Н по ч. 1 ст. 209 УК РФ - сроком на 10 лет со штрафом в размере 200 (двести) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на Л по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на М ).

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Варданяну А.Р. наказание в виде лишения свободы сроком на 15 (пятнадцать) лет со штрафом в раз мере 400 (четыреста) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Духновский А В

судимый: 19.03.2008г. по ч.З ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года, отбытое наказание 9 месяцев 16 дней,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 8 лет (нападение на Г по ч. 3 ст. 162 УК РФ - сроком на 7 лет (нападение на К ).

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Духновскому А.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет.

На основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений (по приговору от 19.03.2008г.), путем частичного сложения наказаний, окончательно на значено Духновскому А.В. наказание в виде лишения свободы сроком на 11 (одиннадцать) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В окончательное наказание засчитано наказание, отбытое по первому приговору суда.

Коробка А А

судимый 16.05.2007г. по п.п. «а, в ч.2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком на 2 года, постановлением от 07.07.2008г. условное наказание отменено, направлен для отбытия наказания,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 10 лет со штрафом в размере 150 (сто пятьдесят) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на Н ); по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на Р ).

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено Коробке А.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 17 (семнадцать) лет со штрафом в размере 150 (сто пятьдесят) тысяч рублей.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, к назначенному наказанию, частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору от 16.05.2007г., окончательно по совокупности приговоров назначено Коробке А.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 18 (восемнадцать) лет со штрафом в размере 150 (сто пятьдесят) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Колодий В В

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 9 лет со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на Л по ч.З ст.222 УК РФ - сроком на 5 лет по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на Г по ч. 3 ст. 162 УК РФ - сроком на 7 лет (нападение на К ); по ч. 2 ст. 167 УК РФ - сроком на 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Колодию В В . наказание в виде лишения свободы сроком на 14 (четырнадцать) лет 6 месяцев со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправитель ной колонии строгого режима.

Маркарян С А ,

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 8 лет со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 8 лет (нападение на Ларионову); по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ - сроком на 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Маркаряну СА. наказание в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет 6 месяцев со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправитель ной колонии строгого режима.

Наточий Н Н ,

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 9 лет со штрафом в размере 150 (сто пятьдесят) тысяч рублей по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на Г по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ- сроком на 10 лет (нападение на Л по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 10 лет (нападение на М ); по ч. 3 ст. 162 УК РФ - сроком на 7 лет (нападение на К ).

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Наточию Н.Н. наказание в виде лишения свободы сроком на 16 (шестнадцать) лет со штрафом в размере 150 (сто пятьдесят) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Филимонов К А

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - сроком на 9 лет со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на Л по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ - сроком на 9 лет (нападение на М по ч.З ст.222 УК РФ - сроком на 5 лет, по ч. 2 ст. 167 УК РФ - сроком на 2 года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Филимонову К.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 14 (четырнадцать) лет со штрафом в размере 100 (сто) тысяч рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав осужденных Бойцова О.О., Коробк^А.А., Маркаряна С.А., Наточия Н.Н., Колодия ВВ., Филимонова К.А., Духновского А.В. адвокатов Барзенцова В.И., Псеуш Ч.Н., Коку рина Ю.К., Панфилову И.К., Лунина Д.М., Бицаева В.М. Бастракова А.В защитника Смирнову К.Э., потерпевшего К поддержавших до воды жалоб, мнение прокурора Савинова Н.В., поддержавшего доводы представления в отношении Коробка А.А., а в остальном полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными:

Бойцов О.О. - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и руководстве такой (бандой); в разбое, то есть на падение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (два эпизода).

Варданян Л.Р. - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и руководстве такой (бандой); в разбое, то есть на падение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (три эпизода); участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях.

Духновский А.В. - в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, ис пользуемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; в разбое, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Коробка А.А. - в участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (два эпизода).

Колодий В.В. - в участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в разбое, то есть на падение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище; в незаконном хранении огнестрельного оружия, со вершенное организованной группой; в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшее за собой причинение значительного ущерба, совершенного путем поджога.

Маркарян С.А. - в участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; в краже, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину.

Наточий Н.Н.- в участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой; в краже, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину (два эпизода); в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; в разбое, то есть нападение в целях хищения чужо го имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Филимонов К.А. - в участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в разбое, то есть нападение в целях хищения имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (два эпизода); в незаконном хранении огнестрельного оружия, совершенное организованной группой; в умышленном уничтожении чужого имущества, повлекшее за собой причинение значительного ущерба, совершенного путем поджога.

Преступления совершались в период времени с августа 2007 года по апрель 2008 года в при обстоятельствах, изложенных в при говоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Козинов СВ., не оспаривая выводов суда в части виновности осужденных в совершении указанных преступлений, считает данный приговор в отношении Коробки А.А подлежащим изменению в виду неправильного применения уголовного закона Как установлено судом, по приговору Славянского районного суда от 16. 05. 2007 года Коробка А.А. осужден по п. «а, в» ч.2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Преступления по настоящему уголовному делу совершены Коробкой А.А. 29. 02. 2008 и 24. 04. 2008 года, то есть в период испытательного срока по предыдущему приговору суда. Постановлением Славянского городского суда от 07. 07. 2008 года условное наказание по приговору от 16. 05. 2007 года отменено, а наказание в виде лишения свободы обращено к реальному исполнению. Избранная 25. 09. 2008 года в отношении Коробки А.А. мера пресечения в виде заключения под стражу не приостановила исполнение приговора суда от 16. 05. 2007 года. Как считает автор представления, наказание по приговору от 16.05. 2007 года Ко робкой А.А. отбыто 07.07.2010 года, то есть до вынесения приговора Краснодарского краевого суда от 18. 07. 2011 года. В связи с этим просит приговор в отношении Коробки А.А. изменить, исключить ссылку суда на применение ст. 70 УК РФ, считать его осужденным по правилам ст. 69 ч.З УК РФ к наказанию в виде 17 лет лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним):

осужденный Бойцов О.О., адвокаты Барзенцов В.И., Лепшокова М.Х Винокурова И.А. и защитник Смирнова К.Э. считают приговор незаконным, не обоснованным и несправедливым. Утверждают, что при рассмотрении дела су дом допускались грубейшие нарушения закона. Дело было незаконно рассмотрено судом с участием присяжных заседателей, так как Бойцов не просил об этом Бойцов не был ознакомлен со всеми материалами дела. Не была установлена личность осужденного Бойцова. При формировании коллегии присяжных заседателей не присутствовали все потерпевшие. Перед присяжными заседателями бы ли поставлены вопросы, требующие юридической квалификации. Суд не предоставил слово адвокату Барзенцову В.И. Осужденный указывает, что его вина материалами дела не доказана, статья 209 ч.1 УК РФ вменена необоснованно, что было нарушено его право на защиту, им было заявлено ходатайство о назначении ему наряду с двумя имеющимися защитниками, еще и защитника Смирнову К.Э а суд назначил ему в качестве защитника адвоката Винокурову И.А. Считают, что председательствующий по делу незаконно удалил Бойцова из зала судебного заседания, он был лишен права выступить с последним словом. Ему не был вручен вопросный лист, и он был лишен возможности внести свои предложения по их содержанию. В вопросный лист не был внесен вопрос стороны защиты об алиби Бойцова. Бойцову не был оглашен вердикт присяжных заседателей. Полагают что председательствующий по делу судья нарушал принцип состязательности и равноправия сторон. Высказывал свое мнение относительно виновности подсудимых. В напутственном слове излагал лишь позицию стороны обвинения, ссылался на доказательства, не исследованные в судебном заседании. В судебном заседании исследовались недопустимые доказательства. Судья ограничивал сторону защиты в возможности предоставления доказательств по делу. Судом были отклонены ходатайства стороны защиты о предоставлении всех вещественных доказательств для обозрения. Не были допрошены и вызваны в суд ключевые свидетели по делу, их показания незаконно оглашены. В показаниях потерпевших усматриваются противоречия, которые не были устранены. Считают, что не законно были исследованы документы, находившиеся в 8 томе дела, так как этот том был ранее утрачен и восстановлен с нарушением закона. Считают, что государственный обвинитель в судебном заседании ссылался на недопустимые доказательства, ходатайства стороны защиты об его отводе были судом отклонены По этим основаниям просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Колодий В.В. и адвокат Шалджиян А.А. утверждают, что в ходе следствия и судебного разбирательства нарушались требования уголовно процессуального законодательства. Колодий утверждает, что все обвинение по строено на его «явках с повинной», которые он давал еще до поступления заявлений от потерпевших. Эти показания он давал под давлением работников право­

охранительных органов и их нельзя признавать доказательствами по делу. Дру­

гих доказательств его вины по делу нет. Адвокат Шалджиян А.А. считает, что

при рассмотрении дела нарушался принцип состязательности сторон. Председа­

тельствующий неоднократно нарушал очередность исследования доказательств.

Ходатайства стороны защиты необоснованно отклонялись. Считает, что осуж­

денный по надуманным причинам был удален из зала судебного заседания, неод- некратные ходатайства стороны защиты о его возвращении были отклонены Вина осужденного материалами дела не доказана, показания потерпевших противоречивы, опознание Колодий В.В. и орудий преступления происходило с нарушением закона. Просят приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей;

осужденный Духновский А.В., адвокат Анозов М.Г. и защитник Коцарева А.Г. утверждают, что судебное разбирательство проводилось с нарушением закона. Дело в отношении Духновского рассмотрено не тем составом суда, так как он не просил рассмотреть дело с участием присяжных заседателей. В нарушение требований ст. 217 УПК РФ следователь не выделил уголовное дело в отношении Духновского в отдельное производство. Председательствующим по делу нарушался принцип состязательности сторон. Было отказано стороне защиты в постановке вопросов, ответы на которые могли привести к изменению квалификации действий осужденного. В судебном заседании были незаконно оглашены показания подсудимого Колодия В.В. и свидетеля К исследовались недопустимые доказательства. В частности опознание Духновского происходило по его фотографии, хотя он уже находился под стражей и мог сам присутствовать при опознании. Считают, что Духновский был незаконно удален из зала судебно го заседания, хотя эта мера является крайней и применяется при грубом и неоднократном нарушении порядка. Защитник Коцарева А.Г. считает, что действия Духновского по эпизоду в отношении потерпевшего Ш должны быть квалифицированы по ч.З ст. 162 УК РФ, так как осужденный потерпевшему те лесных повреждений не наносил. Просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Наточий Н.Н., адвокат Ханахок М.А., защитник Наточий СВ считают приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с грубыми нарушениями норм УПК РФ. Утверждают, что формирование коллегии присяжных заседателей происходила без участия некоторых потерпевших, неявившихся в суд. Вопросы перед присяжными заседателями в вопросном листе были постав лены некорректно, было много юридической терминологии. Во время судебного следствия судья запрещал стороне защиты ставить вопросы о невиновности под судимых. Тем самым нарушался принцип состязательности сторон, не было удовлетворено большинство ходатайств подсудимых и их защитников. Считают что суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты об отводе государственного обвинителя, который в перерыве судебного заседания общался с одним из присяжных заседателей. Были незаконно оглашены показания удаленных из зала подсудимых, а также неявившихся потерпевших и свидетелей. Суд не принял мер для явки и допроса в судебном заседании ключевого свидетеля К

и незаконно огласил его показания. Осужденный указывает, что при произношении им последнего слова председательствующий по делу его перебивал и останавливал. Считает, что со стороны председательствующего была заин­

тересованность в исходе дела. Судебное следствие проведено с обвинительным

уклоном. Его вина не доказана, статья 209 ч.2 УК РФ предъявлена необоснован­

но. Просят приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд;

осужденный Маркарян С.А., адвокат Устинов Д.И. и защитник Геворгян

К.А. считают приговор незаконным и необоснованным. Утверждают, что дело в отношении Маркаряна не должно было рассматриваться судом присяжных, так как осужденный не просил об этом, на предварительном следствии следователь не разъяснил ему особенности рассмотрения дела судом присяжных и не принял решения о выделении дела. Судья, при получении уголовного дела не возвратил его прокурору. Указывают, что судебное следствие проходило с нарушением за кона, с обвинительным уклоном. Председательствующий по делу не удовлетворял ходатайства стороны защиты об исключении из перечня доказательств недопустимых доказательств, добытых с нарушением закона. По ходатайству государственного обвинителя незаконно оглашались показания неявившихся потер певших и свидетелей. В то же время председательствующий по делу судья отказал стороне защиты в допросе свидетеля К явку которой обеспечил защитник, не предоставил стороне защиты время для предоставления доказательств и для подготовки к судебным прениям. В напутственном слове выразил свое отношение к доказательствам обвинения, довел до сведения присяжных заседателей доказательства, не исследованные в судебном заседании - протокол допроса на предварительном следствии потерпевшей Л и показания потерпевшего Б Также в напутственном слове напомнил присяжным заседателям не все оправдывающие Маркаряна С.А. доказательства приведенные защитой в прениях сторон. При формировании вопросного листа не включил вопросы предложенные стороной защиты. Заявленный председательствующему подсудимыми и их защитниками отвод был необоснованно отклонен. Считают что государственный обвинитель не имел право отказываться от обвинения или изменять его при обсуждении последствий обвинительного вердикта. Осужденный считает, что его вина материалами дела не доказана. Просят приговор отменить;

осужденный Коробка А.А., адвокат Путивский А.И. и защитник Батырши на Ю.В. подробно анализируя материалы дела, считают, что судебное заседание проведено с явным обвинительным уклоном со стороны председательствующего судьи, с нарушением права подсудимого на защиту и является незаконным. Считают вердикт вынесенный присяжными заседателями неясным и противоречивым. Все обвинение построено на предположениях и домыслах. Обвинительное заключение составлено с нарушением закона и суд должен был возвратить уголовное дело прокурору. Формирование коллегии присяжных заседателей происходило незаконно, без участия потерпевших. Полагают, что осужденный Коробка был незаконно удален из зала судебного заседания, порядок судебного заседания он не нарушал, а был болен и просил вызвать ему скорую медицинскую помощь Судья необоснованно отказал стороне защиты о назначении Коробке А.А. судеб-

но-психиатрической экспертизы. Утверждают, что председательствующим по делу судьей нарушался принцип равноправия и состязательности сторон. Он не­

обоснованно и несоразмерно сократил время стороне защиты на предоставление

доказательств по делу и на подготовку к судебным прениям. Не удовлетворил

большинство ходатайств защиты, в частности отказал в допросе явившегося сви­

детеля К других свидетелей. Отказал стороне защиты в признании

доказательств, стороны обвинения недопустимыми доказательствами. Огласил,

несмотря на возражения подсудимых и защиты показания неявившихся свидете­

лей и потерпевших. При формировании вопросов для вопросного листа не вклю- чил в перечень вопросов предложения стороны защиты, касающиеся алиби Коробки А.А. В напутствующем слове не напомнил присяжным заседателям все доказательства оправдывающие Коробку А.А., которые были исследованы в судебном заседании. Указывают, что после формирования коллегии присяжных заседателей, в перерыве судебного заседания прокурор Козинов СВ., принимавший участие в рассмотрении уголовного дела общался с одним из присяжных заседателей. По этим основаниям прокурору был заявлен мотивированный отвод который председательствующим не был удовлетворен. Государственный обвинитель, после вынесения вердикта присяжными заседателями, отказался полностью или частично от обвинения по нескольким составам преступлений, чем нарушил требования закона. Суд необоснованно квалифицировал действия Коробки А.А по ст. 70 УК РФ, присоединив к назначенному наказанию часть уже отбытого им наказания. Просят приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Варданян А.Р., адвокат Псеуш Ч.Н. и защитник Искандарова Т.Н. считают приговор незаконным. Утверждают, что при судебном разбирательстве нарушался принцип состязательности сторон. Сторона защиты была постав лена в неравные условия перед стороной обвинения. Осужденный Варданян А.Р указывает, что его вина материалами дела не доказана. Вмененные ему преступления он не совершал, у него имеется алиби. Во время судебного заседания чувствовал себя плохо, на следствии у него не было переводчика, а представленный судом переводчик несколько раз менялся. Имеющийся у него адвокат Псеуш Ч.Н не оказывал ему надлежащую помощь. Во время формирования коллегии присяжных заседателей не было потерпевшей стороны. Судья не удовлетворял ходатайства стороны защиты. Адвокат и защитник считают, что не выполнено требование закона о возвращении уголовного дела прокурору, так как следователем не был решен вопрос о выделении дела в отдельное производство. На предварительном следствии нарушались права Варданяна, ему не был представлен переводчик. В судебном заседании также нарушались права подсудимого, несмотря на его болезнь и ходатайства об отложении рассмотрения дела, судья продолжал судебное следствие. Председательствующий по делу проявлял обвинительный ук лон. Не удовлетворял ходатайства стороны защиты, изменял очередность исследования доказательств по делу, не предоставил достаточно времени для подготовки повторного письменного ходатайства о признании доказательств недопустимыми. Не удовлетворил ходатайство о своем отводе. Подробно анализируя материалы дела, ссылаясь на те же доводы, что были указаны в жалобах других

осужденных и их адвокатов, просят приговор отменить, а дело направить на но­

вое рассмотрение в ином составе судей;

осужденный Филимонов К.А. указывает о своем не согласии с приговором.

Утверждает, что он не виновен в совершении вмененных ему преступлений. Его

вина материалами дела не подтверждается. Полагает, что председательствующим

по делу были незаконно отклонены ходатайства стороны защиты об исключении

доказательств, добытых с нарушением закона. Считает, что судебное разбира­

тельство велось с обвинительным уклоном, судья ограничивал сторону защиты в

предоставлении доказательств. Его участие в прениях носило символический ха- рактер. Просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство;

потерпевший К считает приговор незаконным. Утверждает что он не был извещен о месте и времени проведения судебного заседания, при постановлении приговора не было учтено его мнение, он не мог задать вопросы свидетелям и обвиняемым. Считает вину осужденных не доказанной и просит приговор отменить;

потерпевшая Л указывает, что она присутствовала не на всех судебных заседаниях, а председательствующий по делу даже не выяснил причину ее неявки. Она не участвовала в судебном следствии и не смогла задать вопросы обвиняемым и свидетелям. Считает вину осужденных не доказанной и просит приговор отменить;

потерпевшая Ш считает, что она была лишена возможности участвовать в судебном следствии, так как не была извещена о времени судебного заседания, не смогла отстаивать свои права как потерпевшая. Вину осужденных находит недоказанной. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях государственные обвинители Халимова Е.В. и Козинов СВ считают доводы кассационных жалоб осужденных, их адвокатов, защитников и потерпевших не состоятельными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационного представления кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что при говор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей основанном на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела и в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Настоящее уголовное дело было рассмотрено судом первой инстанции в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. ст. 324-353 УПК РФ, которые регламентируют особенности разбирательства в суде уголовных дел с участием присяжных заседателей; с соблюдением принципов состязательности и реального обеспечения равенства прав сторон обвинения и защиты.

Судебная коллегия отмечает, что существенных нарушений уголовно процессуального закона, которые могли отразиться на обоснованности и объективности вынесенного коллегией присяжных заседателей вердикта, повлиять на законность постановленного, на основании этого вердикта приговора, допущено не было.

Всем подсудимым в полном объеме были разъяснены их процессуальные права, в том числе и те, которые связаны с особенностями рассмотрений уголовного дела с участием присяжных заседателей. Каждому из них была предоставлена безусловная возможность пользоваться квалифицированной помощью адвокатов-защитников.

Доводы кассационных жалоб о необоснованности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей, являются не состоятельными, по скольку, как видно из материалов дела обвиняемые Колодий В.В., Бойцов О.О. и Коробка А.А. при ознакомлении с материалами уголовного дела изъявили желание о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей (т. 16, л.д. 112, 129, 182).

В соответствии с п.2 ч.1 ст. 236 УПК РФ уголовное дело может быть возвращено прокурору при отсутствии постановления следователя о невозможности выделения дела в отношении обвиняемых, отказавшихся от суда с участием присяжных заседателей, лишь со стадии предварительного слушания.

26 мая 2010 года по данному уголовному делу было проведено предвари тельное слушание в ходе которого подсудимым, в присутствии их профессиональных защитников, было предоставлено право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела в составе суда, указанного в ч.5 ст. 217 УПК РФ (т.20, л.д. 126- 130). Подсудимые Колодий, Коробка и Бойцов поддержали свое ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Ос тальные подсудимые не заявили других ходатайств о составе суда и согласились с ходатайствами Колодия, Коробки и Бойцова. Таким образом, право подсудимых на выбор состава суда, рассматривающего их дело, не нарушено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ, каких либо нарушений процессуального порядка при отборе присяжных и формировании коллегии присяжных заседателей до пущено не было. Подсудимым и их защитникам была предоставлена возможность участия в отборе присяжных, заявлять им мотивированные и немотивированные отводы. Указанные процессуальные права подсудимыми и их защитниками были реализованы.

Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей сформированной коллегии в судопроизводстве по делу, определенных ст. 61 УПК РФ, а также способных вызвать предубеждение, повлиять на решение по делу, не установлено, что проверено судом с участием сторон. Каких-либо правовых оснований, которые бы препятствовали им участвовать в судебном заседании в качестве присяжных заседателей, не имеется.

Вопреки доводам жалоб осужденных и их адвокатов, поставивших под со мнение объективность присяжного заседателя Г который в перерыве судебного заседания общался с участвовавшем в деле государственным обвинителем Козиновым СВ., судом первой инстанции проверялись с участием сторон Постановлением от 9. 11.2010 года, вынесенным по итогам рассмотрения ходатайства адвоката Псеуш Ч.Н. об отводе государственного обвинителя по этим основаниям, суд обоснованно установил, что какого-либо воздействия на присяжного заседателя Г оказано не было, ходатайство об отводе оставлено без удовлетворения (т.23, л.д. 37-38). Таким образом, присяжным заседателем ограничения, установленные ч.2 ст. 333 УПК РФ, нарушены не были.

Утверждения, содержащиеся в жалобах о том, что на присяжных заседателей оказывалось давление, вызвавшее предубеждение о виновности подсудимых, являются не состоятельными и не подтверждены какими-либо объективными данными.

Представленные сторонами доказательства, перед их исследованием в присутствии присяжных заседателей, проверялись на предмет их относимости и допустимости. В соответствии с требованиями ст. 291 УПК РФ у сторон обвинения и защиты имелись не только равные права представления доказательств, дополнения судебного следствия, но и оспаривание допустимости тех или иных доказательств.

Все ходатайства сторон, которые ими были заявлены в ходе судебного заседания, были разрешены судом в соответствии с установленным уголовно процессуальным порядком, с вынесением соответствующих процессуальных решений, законность и обоснованность которых у кассационной коллегии сомнений не вызывает.

Доводы кассационных жалоб об ограничении прав стороны защиты, выразившихся в отказе в удовлетворении некоторых заявляемых защитниками ходатайств, нельзя признать обоснованными. Поскольку отказ в удовлетворении за явленных защитой ходатайств, по мотивам их необоснованности, при соблюдении судом предусмотренной процедуры разрешения этих ходатайств, не может быть оценено как нарушение закона и ограничение прав стороны защиты.

Данных о том, что в суде исследовались недопустимые доказательства или до присяжных заседателей государственным обвинителем доводились сведения не подлежащие исследованию в их присутствии, о чем указывается в кассационных жалобах, в материалах дела не имеется.

В соответствии со ст. 339 ч.1 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминируемых подсудимым деяний относится к компетенции присяжных заседателей. Частями 2 и 3 ст. 348 УПК РФ предусмотрено, что вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и в случае вынесения обвинительного вердикта председательствующий квалифицирует действия подсудимых в соответствии с таким вердиктом.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод су да первой инстанции о виновности Бойцова О.О., Коробки А.А., Маркаряна С.А Варданяна А.Р., Наточия Н.Н., Колодия В.В., Филимонова К.А. и Духновского А.В. в инкриминируемых им деяниях, а также о фактических обстоятельствах признанных доказанными присяжными заседателями, не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Поэтому доводы, изложенные в жалобах осужденных и их защитников, касающиеся неправильной оценки доказательств, в том числе оценки показаний свидетелей, потерпевших, выводов экспертиз, а также ссылки о невиновности в совершении преступлений, признанных доказанными вердиктом присяжных заседателей, также как и доводы о непричастности к ним, о несоответствии показаний свидетелей, потерпевших, и выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, не могут являться предметом обжалования.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных с соблюдением принципа состязательности.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права стороны обвинения, как и стороны защиты по предоставлению и исследованию доказательств, председательствующий не нарушал. Необоснованных отказов в исследовании представленных сто ронами доказательств не было.

Вопреки доводам жалоб защитников и осужденных, вопросный лист сформулирован судьей в соответствии с требованиями ст. ст. 338 и 339 УПК РФ, с учетом предъявленного и поддержанного государственным обвинителем обвинения, результатов судебного следствия, прений сторон, а также замечаний и предложений сторон.

Из анализа вопросного листа следует, что вопросы поставлены в понятных заседателям формулировках. Согласно протоколу судебного заседания, предусмотренная ст. 338 УПК РФ процедура постановки вопросов, подлежащих раз решению присяжными заседателями, председательствующим судьей соблюдена Каких либо вопросов, при ответе на которые требуются специальные юридические познания, в вопросном листе не имеется.

Доводы кассационных жалоб о неясности и противоречивости ответов присяжных заседателей и необоснованности вердикта, являются надуманными и не соответствующими материалам дела. Вердикт присяжных соответствует требованиям закона, понятен и непротиворечив.

Утверждения, высказанные в жалобах, что напутственное слово председательствующей по делу носило обвинительный характер, было оглашено с на рушением принципов объективности и беспристрастности, не соответствует материалам дела. Как следует из его текста, в нем приведены как доказательства стороны обвинения, так и стороны защиты. Каких либо данных, указывающих на обвинительный уклон напутственного слова, не установлено, оно произнесено в строгом соответствии со ст. 340 УПК РФ.

Сторонам была предоставлена равная возможность выразить свои замечания по содержанию напутственного слова. Сторона защиты и подсудимые реализовали это свое право в полном объеме (протокол с\з т.35,стр. 25-29).

Утверждения в жалобах о предвзятом отношении председательствующего к делу, о нарушении им принципа равенства сторон и состязательности процес- са, являются не состоятельными, поскольку каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, а также о пред взятом отношении председательствующего, не имеется и никаких предусмотренных ст. ст. 61 и 63 УПК РФ обстоятельств для отвода председательствующего по делу не имелось.

В ходе судебного разбирательства председательствующим судьей не было допущено высказываний, способных убедить присяжных заседателей в виновности подсудимых. Все разъяснения по поводу процессуальных действий вопросы к участникам процесса и свидетелям имели законный характер и не были направлены на предубеждение, что опровергает доводы жалоб о том, что судом оказывалось воздействие на присяжных заседателей и, что председательствующий был заинтересован в вынесении им обвинительного вердикта.

С утверждениями в жалобах о том, что государственным обвинителем в своих выступлениях допускались высказывания и ссылки на недопустимые, не существующие и не исследованные в суде доказательства, а председательствующий судья не реагировал на эти нарушения, нельзя согласиться, поскольку как видно из протокола судебного заседания, при высказывании в судебном заседании как осужденными и их защитниками, так и стороной обвинения сведений или ссылки на недопустимые доказательства в присутствии присяжных заседателей, то есть при попытке довести до присяжных заседателей сведения которые не подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей председательствующий своевременно реагировал на эти нарушения закона пресекал их, делал замечания сторонам и разъяснял присяжным заседателям, в том числе и в напутственном слове, что не следует принимать во внимание и учитывать их при вынесении вердикта, что они должны руководствоваться только исследованными в судебном заседании доказательствами, что опровергает доводы жалоб о том, что председательствующий судья не реагировал на нарушения, допущенные в судебном заседании участниками судебного процесса.

Доводы осужденных Бойцова, Коробки, Маркаряна, Наточия, Колодия Филимонова и Духновского о том, что они необоснованно были удалены из зала судебного заседания, несостоятельны. Указанные решения судом принимались при наличии исключительных обстоятельств, подробно изложенных в со ответствующих постановлениях. О возможности принятия такого решения и последствиях его принятия подсудимые были предупреждены председательствующим, однако продолжали грубо нарушать порядок в судебном заседании После их удаления интересы подсудимых в судебном заседании представлялись профессиональными адвокатами, а также защитниками. Право подсудимых на доведение до сведения присяжных заседателей своей версии произошедших событий, подлежащей самостоятельной оценке, реализовано в стадии высказывания ими последнего слова.

Утверждения адвокатов, что подсудимые могли быть удалены из зала судебного заседания только после неоднократного нарушения ими порядка в судебном заседании, не соответствует требованиям ч. 1 ст. 158 УПК РФ.

Не соответствуют действительности и опровергаются материалами дела утверждения потерпевших К Л и Ш а также адвокатов осужденных о том, что потерпевшие не были должным образом извещены о времени и месте проведения судебного заседания. Из материалов дела усматривается, что суд регулярно направлял потерпевшим соответствующие сообщения. Как видно из протокола судебного заседания потерпевшие Л иШ присутствовали в судебном заседании и давали показания по касающимся их эпизодам. Проведение судебных заседаний в отсутствие не явившихся потерпевших не противоречит ч.2 ст. 249 УПК РФ

Не состоятельны и доводы осужденного Бойцова О.О. и адвоката Барзен цова В.И. о незаконности восстановления документов содержащихся в ранее утраченном восьмом томе. Как видно из материалов дела восстановление указанных документов проведено в строгом соответствии с требованиями ст. 158.1 УПК РФ. Кроме того, порядок такого восстановления проверялся судом в ходе судебного разбирательства.

Всем подсудимым, а также их адвокатам в стадии обсуждения последствий вердикта было предоставлено право участия в судебных прениях. Доводы кассационных жалоб о том, что подсудимые не были готовы к выступлению с последним словом, так как им не было предоставлено время для подготовки и для согласования своей позиции с адвокатами, являются необоснованными, по скольку, как видно из протокола судебного заседания такое время им было пре доставлено, а о переходе к названной стадии суд известил стороны заблаговременно.

Личность осужденного Бойцова О.О. установлена на основании заключения дактилоскопической экспертизы, а также свидетельства о рождении его сына.

Доводы жалоб о том, что судом в нарушении требований закона были оглашены протоколы допроса свидетеля К являются необоснованными, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, стороной обвинения и судом были приняты исчерпывающие меры по обеспечению явки свидетеля в судебное заседание. Так, в материалах уголовного дела имеются акты о невозможности явки свидетеля в связи с его нахождением в стационаре, а также рапорт оперуполномоченного с указанием причин, препятствующих доставке К Причина неявки судом была признана уважительной и на основании ч.2 ст. 281 УПК РФ показания свидетеля были оглашены.

Утверждения адвокатов Устинова Д.И. и Путивского А.И. о том, что государственный обвинитель не имел право отказываться от обвинения или из- менять его при обсуждении последствий обвинительного вердикта, не основаны на законе.

Отказ суда в допросе своевременно не явившегося свидетеля стороны за щиты Коробки Н.Н. , не является нарушением норм УПК РФ, влекущим безусловную необходимость отмены приговора.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Назначенное наказание всем осужденным, как за каждое из преступлений, так и по их совокупности, назначено и индивидуализировано на основе требований уголовного закона, с учетом примененных смягчающих обстоятельств, в том числе тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, обстоятельствам дела и полностью отвечает требованиям ст.60 УПК РФ.

Вместе с тем, как обоснованно указано в кассационном представлении государственного обвинителя Козинова СВ. и кассационных жалобах осужденного Коробки А.А. и его адвоката Путивского А.М. суд необоснованно на основании ст. 70 УК РФ присоединил к назначенному наказанию часть уже отбытого осужденным Коробкой А.А.наказания. Как установлено судом, по при говору Славянского районного суда от 16. 05. 2007 года Коробка осужден по п. «а, в» ч.2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. Преступления по настоящему уголовному делу со вершены Коробкой А.А. - 29. 02. 2008 и 24. 04. 2008 года, то есть в период испытательного срока по предыдущему приговору суда. Постановлением Славянского городского суда от 07. 07. 2008 года условное наказание по приговору от 16. 05. 2007 года отменено, а наказание в виде лишения свободы обращено к реальному исполнению. Избранная 25. 09. 2008 года в отношении Коробки А.А мера пресечения в виде заключения под стражу не приостановила исполнение приговора суда от 16. 05. 2007 года. Таким образом, наказание по приговору от

16.05. 2007 года Коробкой А.А. отбыто 07.07.2010 года, то есть до вынесения приговора Краснодарского краевого суда от 18. 07. 2011 года.

В связи с этим коллегия находит необходимым приговор в отношении Коробки А.А. изменить, исключить ссылку суда на применение ст. 70 УК РФ,

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Краснодарского краевого суда от 18 июля 2011 года в отношении Коробки А А изменить, исключить ссылку суда на

назначение ему наказания с применением ст. 70 УК РФ, считать его осужденным по правилам ст. 69 ч.З УК РФ к наказанию в виде 17 лет лишения свободы со штрафом в размере 150 000 рублей с отбыванием наказания в исправитель ной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении Коробки А.А., а также в от ношении осужденных Бойцова О О,

Варданяна А Р,

Духновского А В , Колодия В В

Маркаряна С А , Наточия Н Н ­

и Филимонова К А оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующие

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 352 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта