Информация

Решение Верховного суда: Определение N 35-О11-20СП от 21.07.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №35-011-20 сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 21 июля 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.,

судей Старкова А.В. и Шалумова М.С.,

при секретаре Кошкиной А.М рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Завьяловой О.В., Чигринской Г.А., их защитников Штина И.С., Шинкарева А.А. на приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 мая 2011 года, которым

Завьялова О В ,

не судимая осуждена: по пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в ред. от 04.05.2011) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы со штрафом 600 000 руб. и с лишением права занимать любые должности муниципальной службы в органах местной власти и местного самоуправления сроком на 2 года и 9 месяцев ч. 2 ст. 292 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права занимать любые должности муниципальной службы в органах местной власти и местного самоуправления сроком на 2 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом 600 000 руб и с лишением права занимать любые должности муниципальной службы в органах местной власти и местного самоуправления в соответствии с требованиями Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 02.03.2007 сроком на 3 года;

Чигринская Г А

не судимая осуждена по ч. 2 ст. 292 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года с лишением права занимать любые должности муниципальной службы в органах местной власти и местного самоуправления в соответствии с требованиями Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации от 02.03.2007 сроком на 2 года.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения осужденной Завьяловой О.В. в режиме видеоконференцсвязи, адвоката Штина И.С. в защиту Завьяловой, адвоката Шинкарева А.А. в защиту Чигринской Г.А поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Завьялова О.В. и Чигринская Г.А. на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновными в том, что:

Завьялова, являясь заместителем главы района области и председателем комитета по управлению муниципальным имуществом, а также возглавляя комиссию по проведению аукционов по продаже муниципального имущества, путем вымогательства лично получила взятку в сумме руб., то есть в крупном размере, от Т иЮ за бездействие в пользу взяткодателей, выразившееся в невоспрепятствовании приобретению ими земельных участков на территории

района;

Завьялова из корыстной заинтересованности с целью получения взятки и Чигринская, являвшаяся заместителем председателя комитета по управлению муниципальным имуществом и секретарем комиссии по проведению аукционов по продаже муниципального имущества, из личной заинтересованности, выразившейся в стремлении оказать содействие своей приятельнице и непосредственному руководителю, совершили служебный подлог - изготовили подложный итоговый протокол аукциона от 19.04.2010 г., существенно нарушив права и законные интересы граждан и причинив существенный вред интересам общества и государства.

Преступления совершены ими в период с 22 апреля по 1 июля 2010 г. в городе области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Завьялова О.В. высказывает несогласие с приговором как постановленным с нарушениями уголовно-процессуального и уголовного закона, и несправедливым, приводя следующие доводы.

Судом не учтено, что деньги предназначались не ей лично, а в качестве спонсорской помощи администрации района для проведения фестиваля, что зафиксировано в аудиозаписи ее разговоров с Т , об этом же давали показания свидетели.

Органами следствия и судом с целью подтверждения выгодной им версии о вымогательстве взятки умышленно искажено содержание аудиозаписей. Записанные разговоры представлены присяжным как вымогательство денег за земельный участок в д. , тогда как речь шла о другом земельном участке в с. , за который Т длительное время не вносил деньги по договору купли-продажи, однако ей и защитнику не была дана возможность дать об этом пояснения.

Аудиозапись разговора с Т с другим лицом по поводу каких то строительных балок представлена присяжным как разговор между нею и Т о «бабках», то есть деньгах, хотя сам Т подтвердил, что записанный разговор он вел не с нею и не о деньгах.

По эпизоду осуждения ее за служебный подлог судом не учтено, что второй протокол был составлен в связи с действительными нарушениями допущенными в ходе проведения аукциона, его подписали не только она и секретарь, но и другие члены комиссии, никакие ложные сведения в него не вносились. В результате повторного аукциона победителем был признан представитель Т . Поэтому полагает, что речь здесь должна идти не о служебном подлоге, а о неправильной процедуре отмены результатов аукциона.

При назначении ей наказания суд не учел то, что она впервые привлекается к уголовной ответственности, положительно характеризуется по месту жительства и работы, страдает целым рядом заболеваний, имеет на иждивении мужа - инвалида 3 группы.

На основании приведенных доводов и исходя из того, что все неустраненные сомнения подлежат истолкованию в пользу обвиняемого просит переквалифицировать ее действия по получению денег на ст. 285 УК РФ, и с учетом сведений о ее личности назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ, либо, если это невозможно, направить дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Завьяловой и дополнениях к ней защитник Штин И.С., приводя аналогичные доводы о несправедливости приговора вследствие чрезмерной суровости наказания, в том числе по ч. 2 ст. 292 УК РФ, назначенного, по его мнению, в максимально возможном размере при вердикте о снисхождении, без учета совокупности иных смягчающих обстоятельств. Кроме того указывает, что суд необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании ряда доказательств обвинения недопустимыми, в результате чего исследование недопустимых доказательств с участием присяжных заседателей привело к вынесению ими неправосудного вердикта.

К таким доказательствам защитник относит: заявление Ю от 01.07.2010, вещественные доказательства - 16 компакт-дисков с аудио- и видеозаписями и протокол их осмотра и прослушивания; акт выдачи Т руб. и приложение к акту; вещественные доказательства -

руб., изъятые в ходе осмотра кабинета Завьяловой, и протокол их осмотра; акт выдачи Т и Ю технических средств аудио- и видеозаписи; акт возврата ими технических средств; акт оперативного эксперимента; протокол осмотра места происшествия; сведения о телефонных соединениях и протокол их осмотра; - подробно приводя в жалобе допущенные, по его мнению, нарушения закона при собирании перечисленных доказательств, ввиду которых они подлежали признанию судом недопустимыми.

Также защитник полагает, что вынесению присяжными неправосудного вердикта способствовало то, что в напутственном слове председательствующий ввел присяжных в заблуждение относительно предъявленного Завьяловой обвинения и возможной переквалификации ее действий. Так, председательствующий сообщил им, что Завьялова обвиняется в получении взятки за невыполнение действий, которые она обязана была выполнить в соответствии со своими полномочиями, тогда как согласно обвинению - за отказ совершить незаконные действия в отношении Т иЮ связанные с отменой аукциона, и с созданием препятствий в приобретении Т другого земельного участка. Далее он разъяснил присяжным, что если они согласятся с доводами Завьяловой о цели получения денег, то такие действия могут квалифицироваться как превышение должностных полномочий по ст. 286 УК РФ, хотя ранее органами следствия данные ее действия квалифицировались по ст. 285 УК РФ, т.е. по закону о менее тяжком преступлении.

По мнению защитника, суд дал неправильную правовую оценку действиям Завьяловой, признав получение ею взятки за отказ от совершения незаконных действий, которые не могли входить в ее служебные полномочия, тогда как по закону взятка может иметь место за несовершение должностным лицом действий, могущих иметь негативные последствия для взяткодателя, т.е. за бездействие в пользу взяткодателя. Она не была обязана отменять результаты правомерно проведенного аукциона от 31.05.2010 по продаже земельного участка вблизи д. поскольку не имела для этого правовых оснований, и не была обязана чинить препятствия в приобретении Т участка у д. Какие-либо действия входящие в ее должностные полномочия, и направленные на срыв аукциона от 31.05.2010, Завьялова не совершала, а ее требование С не являться на аукцион носило частный характер.

По делу не установлен собственник денег, переданных Завьяловой, и соответственно лицо, чьим правоохраняемым интересам угрожала Завьялова Также в жалобе ставится под сомнение законность деятельности Т иЮ по приобретению земельных участков, и наличие обстоятельств свидетельствующих о том, что они были поставлены в условия, при которых были вынуждены дать взятку для предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов.

В этой связи и с учетом того, что ранее следственными органами Завьяловой предъявлялось обвинение по ст. 285 УК РФ, суд, несмотря на вердикт присяжных, не был лишен полномочий применить закон о менее тяжком преступлении и квалифицировать действия Завьяловой по ст. 285 УК РФ.

С учетом приведенных доводов просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания, а если Судебная коллегия не сочтет это возможным, то применить к Завьяловой закон о менее тяжком преступлении и снизить ей наказание в соответствии с измененной квалификацией содеянного, применив ст. 73 УК РФ либо альтернативную меру наказания в виде штрафа.

В кассационной жалобе осужденная Чигринская Г.А., не оспаривая свою вину в преступлении и квалификацию содеянного, высказывает несогласие с приговором как несправедливым, ссылаясь на то, что суд при назначении ей наказания не учел вердикт присяжных о снисхождении смягчающие обстоятельства, наличие на иждивении двоих детей, и установил чрезмерно длительные испытательный срок и срок запрета на работу в органах местного самоуправления.

По изложенным причинам просит изменить приговор и снизить сроки основного и дополнительного наказаний.

В кассационной жалобе в интересах осужденной Чигринской защитник Шинкарев А.А. приводит аналогичные доводы о чрезмерной суровости назначенного Чигринской наказания, и, кроме того, обращает внимание на то, что при наличии вердикта присяжных о снисхождении суд вопреки положениям ч. 2 ст. 349 УПК РФ не применил при назначении наказания его подзащитной положения ст. 64 и ч. 1 ст. 65 УК РФ.

В этой связи просит изменить приговор в отношении Чигринской и снизить сроки основного и дополнительного наказаний, а также испытательный срок.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Верещагин П.Е. полагает приведенные в жалобах доводы необоснованными и просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы осужденных и их защитников не подлежащими удовлетворению.

Согласно ч. 2 ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 части первой данной статьи: нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Исходя из данной нормы уголовно-процессуального закона, судебные решения, вынесенные с участием присяжных заседателей, не могут быть обжалованы сторонами в кассационном порядке и не подлежат проверке судом кассационной инстанции по мотивам несоответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела поскольку такие обстоятельства устанавливаются вердиктом коллегии присяжных заседателей, являющимся обязательным для председательствующего по уголовному делу.

В этой связи приведенные в кассационных жалобах доводы осужденной Заявьяловой и защитника Штина о недоказанности умысла Завьяловой на получение взятки, недоказанности изготовления ею заведомо подложного документа, неустановлении лица, в отношении которого осуществлялось вымогательство взятки, противоречивости или недостоверности доказательств, положенных в основу обвинения, в том числе сведений, содержащихся в аудиозаписях, производившихся в ходе оперативно-розыскной деятельности, неучете судом тех или иных обстоятельств дела, не могут быть Судебной коллегией приняты во внимание и рассмотрены.

Нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Завьяловой и Чигринской, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало (т. 10 л.д. 190).

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

Судебное разбирательство по делу проведено в предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуре с учетом особенностей установленных главой 42 УПК РФ. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами разрешены все заявленные ходатайства.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимым и их защитникам в исследовании доказательств которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на вынесение вердикта коллегией присяжных заседателей и постановление судом законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Доводы Завьяловой о непредоставлении ей и защитнику возможности дать пояснения по аудиозаписям противоречат протоколу судебного заседания, из которого видно, что по каждому исследованному доказательству сторона защиты не только имела возможность высказывать в присутствии присяжных свое мнение об их содержании, но и активно пользовалась данным правом. Такое же право стороны имели в прениях, а подсудимые также - в последнем слове, чему никто не препятствовал.

Действия председательствующего по ведению судебного следствия осуществлялись в рамках процессуальных полномочий, предоставленных ему ст. 335 УПК РФ.

Ходатайства защитника Штина о признании недопустимыми и исключении отдельных доказательств обвинения вследствие допущенных следственными органами, по мнению защитника, нарушений закона тщательно проверялись в ходе судебного следствия, однако объективного подтверждения указанные им нарушения не нашли, о чем суд вынес мотивированные постановления, занесенные в протокол судебного заседания.

Не находят подтверждения аналогичные доводы защитника Штина о допущенных нарушениях закона при собирании доказательств обвинения перечисленных в его кассационной жалобе, и при их проверке в кассационном порядке.

Все доказательства собраны в установленном законом порядке, в том числе материалы оперативно-розыскной деятельности и вещественные доказательства исследованы и приобщены к делу путем производства соответствующих следственных и иных процессуальных действий выполненных в предусмотренной УПК РФ процедуре.

Неуказание в процессуальных документах отдельных сведений и признаков (модели и серийные номера средств аудиозаписывающей аппаратуры, использованных в ходе оперативно-розыскных мероприятий иные технические детали производства аудиозаписей и сведения о лицах, их осуществлявших; источник заимствования денежных средств, переданных Завьяловой в качестве взятки в ходе оперативного эксперимента и др.) нельзя расценивать как нарушения закона, поскольку законом не предусмотрено их обязательное раскрытие в процессуальных документах. Не относятся к таковым и составление списка номеров денежных купюр вместо изготовления их ксерокопий, а также неточности в датах составления актов оперативно-розыскных мероприятий, которым суд дал свою мотивированную оценку.

Вопреки доводам защитника:

участие Т как лица, у которого наряду с Ю вымогалась взятка, в оперативном эксперименте не только не противоречит нормам Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», но и полностью им соответствует;

УПК РФ допускает осмотр места происшествия до возбуждения уголовного дела (часть 2 ст. 176) и возможность его производства органом дознания;

согласно ч. 2 ст. 165 УПК РФ ходатайство следователя о производстве следственного действия подлежит рассмотрению судьей районного суда по месту предварительного следствия, каковым в данном случае является

район, на территории которого совершено преступление.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции сделаны правильные выводы об отсутствии оснований для признания доказательств, оспариваемых стороной защиты, недопустимыми.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ. Повторные замечания, возражения по поводу окончательной формулировки вопросов для присяжных, составленной с учетом высказанных ранее сторонами замечаний и предложений, стороны не заявляли (т. 11 л.д. 152-153).

Доводы защитника о нарушениях закона, допущенных председательствующим при обращении к присяжным заседателям с напутственным словом, и повлиявших на их вердикт, нельзя признать состоятельными.

Как видно из приобщенного к делу текста напутственного слова, его содержание отвечает требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ.

Ни подсудимые, ни их защитники не заявляли возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

При этом председательствующий предложил присяжным заседателям не принимать во внимание при вынесении вердикта содержание прослушанной в судебном заседании по настоянию защитника Штина аудиозаписи разговора Т с другим лицом по поводу строительных балок, как не имеющей отношения к обвинению подсудимых, и исключенной судом из числа доказательств обвинения по ходатайству государственного обвинителя.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защитника Штина о том, что разъяснения председательствующего присяжным заседателям по вопросам, упоминаемым в кассационной жалобе, ввели присяжных в заблуждение относительно сути предъявленного Завьяловой обвинения и их полномочий при принятии вердикта. Существо обвинения изложено государственным обвинителем во вступительном заявлении и правильно отражено в вопросном листе, которым руководствовались присяжные заседатели при вынесении вердикта. В то же время, поскольку Завьялова настаивала на том, что получила деньги не в качестве взятки, а в порядке «спонсорской помощи», председательствующий в соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 340 УПК РФ довел данную позицию до присяжных заседателей и разъяснил им возможный вариант оценки таких действий в случае, если они признают позицию подсудимой обоснованной, однако они с нею не согласились.

Процедура вынесения присяжными заседателями обвинительного вердикта, принятого ими единодушно по всем поставленным перед ними вопросам, и обсуждения судом последствий вердикта, не нарушена.

Квалификация действий осужденных является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей фактических обстоятельствах дела, согласно которым Завьялова получила взятку за отказ от совершения действий, направленных на признание недействительным аукциона по продаже земельного участка у д. и на воспрепятствование приобретению Т иЮ земельного участка у д. , то есть за невыполнение действий, которые она была правомочна совершить как заместитель главы района, председатель комитета по управлению муниципальным имуществом и председатель комиссии по проведению аукционов по продаже муниципального имущества.

Действия Завьяловой по получению взятки обоснованно квалифицированы по пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в редакции Федерального закона от 04.05.2011 № 97-ФЗ, предусматривающего наряду с лишением свободы более мягкий вид основного наказания - штраф, и таким образом смягчившего уголовную ответственность за данное преступление.

Суд привел в приговоре основания для правовой оценки действий Завьяловой как вымогательства взятки, связанного с высказыванием угроз совершения действий, могущих причинить ущерб законным интересам граждан, и созданием условий, при которых они были вынуждены дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов.

Также судом мотивировано наличие существенного нарушения прав и законных интересов граждан и охраняемых законом интересов общества и государства как последствия действий осужденных по изготовлению подложного протокола аукциона от 19.04.2010.

Наказание обеим осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о личности виновных, в том числе признанных судом и перечисленных в приговоре смягчающих обстоятельств, и с учетом мнения присяжных о снисхождении, оно полностью отвечает требованиям ст. 6, 60 и 65 УК РФ и ч. 2 ст. 349 УПК РФ, а назначенное Завьяловой наказание - также требованиям ст. 64 и 69 УК РФ, и потому является справедливым.

Доводы защитников Штина и Шинкарева о несоответствии наказания осужденных требованиям ч. 1 ст. 65 УК РФ нельзя признать обоснованными так как срок лишения свободы, назначенного Завьяловой и Чигринской по ч. 2 ст. 292 УК РФ, не превышает 2/3 максимального срока, предусмотренного санкцией данной статьи (2 лет 8 месяцев), и определен с учетом других смягчающих обстоятельств. Поскольку достаточных оснований для признания таких обстоятельств исключительными по делу не имеется положения ст. 64 УК РФ применению не подлежат.

При назначении Завьяловой дополнительных наказаний в виде штрафа и лишения права занимать определенные должности суд правильно руководствовался в этой части санкцией уголовного закона, действовавшего на момент совершения преступления (ч. 4 ст. 290 УК РФ в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), и частью 3 ст. 47 УК РФ, так как новым уголовным законом установлен кратный к сумме взятки размер штрафа как дополнительного наказания и введено новое дополнительное наказание лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, чем ухудшено правовое положение лиц совершивших данное преступление.

Вместе с тем, приговор, в части назначенного осужденным дополнительного наказания в виде лишения права занимать любые должности муниципальной службы в органах местной власти и местного самоуправления, подлежит изменению.

Конституция Российской Федерации, Федеральные законы от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», от 02.03.2007 № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» и другие законодательные акты РФ не предусматривают такого понятия, как «органы местной власти Согласно ст. 6 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации», на который сослался суд в приговоре, должность муниципальной службы может находиться в органе местного самоуправления или аппарате избирательной комиссии муниципального образования, которые образуются в соответствии с уставом муниципального образования.

В этой связи указание на «органы местной власти» подлежит исключению из приговора, а осужденных следует считать лишенными права занимать любые должности муниципальной службы в органах местного самоуправления.

Перечень должностей муниципальной службы, которые осужденным запрещено занимать, перечислен в ст. 8 и 10 ч. 1 названного Федерального закона и дополнительной конкретизации в приговоре не требует.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 мая 2011 года в отношении Завьяловой О В и Чигринской Г А изменить:

исключить из назначенного им дополнительного наказания в виде лишения права занимать любые должности муниципальной службы указание на «органы местной власти»;

считать Завьялову и Чигринскую осужденными к дополнительному наказанию в виде лишения права занимать любые должности муниципальной службы в органах местного самоуправления в соответствии с требованиями Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации от 02.03.2007.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Завьяловой О.В., Чигринской Г.А., защитников Штина И.С Шинкарева А.А. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 349 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта