Информация

Решение Верховного суда: Определение N 78-АПУ13-35СП от 09.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №78-АПУ 13-35 сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 9 октября 2013 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Климова А.Н. и Матросова В.М.

при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Малышева В.А., Тюлина Д.А., Буйлова Д.А., Анисимова Р.С., Лавкова Д.Г., Литвиненко АС и Волкова В.А., адвокатов Алексашина Б.М., Пескова В.А. и Алипы И.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 июля 2013 года, которым

САПЕНКО А А

ранее судимый 12 октября 2005 года Ломоносовским районным судом города Санкт-Петербург по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожден по 26 января 2006 года по отбытии наказания,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 15 лет; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 10 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

КАРАВАЕВ А Г ,

ранее судимый 13 апреля 2009 года Петродворцовым районным судом города Санкт-Петербург по ст. 228 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, наказание не отбыто,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 13 лет; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 9 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 14 лет лишения свободы.

На основании ст. ст. 70, 74 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров путем к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказании по предыдущему приговору от 13 апреля 2009 года Петродворцового районного суда города Санкт-Петербург и окончательно назначено 15 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Караваев А.Г. оправдан по ст. 228- 1 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления, который не обжалован.

МАЛЫШЕВ В А ,,

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 6 лет; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (с участием Тюлина) с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ на 6 лет 6 месяцев; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (с участием Буйлова) с применением ст. ст. 62 ч. 1, 65 УК РФ на 6 лет 6 месяцев; ст. ст. 33 ч. 5, 228 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ТЮЛИН Д А

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 4 года; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

БУЙЛОВ Д А ,,

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 5 лет; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) с применением ст. ст. 62 ч. 1, 65 УК РФ на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

АНИСИМОВ Р С ,

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 4 года; ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ на 6 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ЛАВКОВ Д Г ,

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 3 года; ст. 228-1 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

ЛИТВИНЕНКО А С ,

несудимый,

осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 3 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

ВОЛКОВ В А

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 290 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ) с применением ст. 10 УК РФ на 3 года 6 месяцев; ст. 286 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ с применением ст. ст. 62 ч. 1, 65 УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором суда Волков В.А. оправдан по ст. 290 ч. 3 УК РФ, ст. 290 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 года № 97-ФЗ) по эпизодам в апреле и июне 2009 года на основании ст. 24 ч. 1 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления, который не обжалован.

АНИСИМОВ С М ,

несудимый,

осужден к лишению свободы по: ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) на 1 год; ст. ст. 30 ч. 1, 231 ч. 2 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) на 2 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на 3 года, с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

Приговор суда в отношении Анисимова СМ. не обжалован рассматривается в порядке ст. 389-19 УПК РФ.

По делу решен вопрос о вещественных доказательствах.

Этим же приговором суда по делу также осуждены Славинский А.И. и Николаева Н.А., в отношении которых приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Караваева А.Г., Тюлина Д.А., Буйлова Д.А., Волкова В.А., адвокатов Пескова В.А., Алипы И.В., Семенова Е.П., Баранова А.А., Романова СВ., Арутюновой ИВ., Шаповаловой Н.Ю Панфиловой И.К., Анпилоговой Р.Н., Антонова О.А., Захаровой Ю С . по доводам апелляционных жалоб, прокурора Прониной Е.Н полагавшей приговор суда изменить в отношении осужденных Малышева В.А. и Анисимова СМ., а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными:

осужденные Сапенко с декабря 2006 года по декабрь 2008 года и Караваев с марта по ноябрь 2009 года в руководстве структурными подразделениями, входящими в преступное сообщество, созданного другим лицом в районе города

осужденные Малышев и Тюлин с декабря 2007 года по декабрь 2008 года, Буйлов с декабря 2008 года по ноябрь 2009 года Анисимов Р. с мая 2008 года по ноябрь 2009 года, Лавков в ноябре 2009 года в участии в данном преступном сообществе;

осужденный Сапенко в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств не позднее 31 июля 2009 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Караваев в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств не позднее 15 января 2010 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Малышев в пособничестве в незаконном приобретении без цели сбыта психотропного вещества в крупном размере 31 декабря 2009 года, в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, с участием Тюлина, в период с 1

июня по 30 июля 2009 года организованной группой, в особо крупном размере, в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, с участием Буйлова, в период с 1 июня по 30 июля 2009 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Тюлин в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в период с 1 июня по 30 июля 2009 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Буйлов в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в период с 1 июня по 30 июля 2009 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Анисимов Р. в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в период с 1 по 30 сентября 2009 года организованной группой, в особо крупном размере;

осужденный Лавков в незаконном сбыте психотропного вещества 31 декабря 2009 года организованной группой, в крупном размере;

осужденный Литвиненко в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта, в особо крупном размере;

осужденный Волков, оперуполномоченный отдела уголовного розыска КМ УВЛ по району города

в получении взятки в виде денег в сумме рублей лично за незаконные действия и бездействие в пользу взяткодателя в феврале 2009 года и превышении должностных полномочий.

В апелляционных жалобах с дополнениями:

адвокат Алексашин Б.М. в защиту осужденного Сапенко просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении Указывает, что осужденный Сапенко не мог перед судом с участием присяжных заседателей в полной мере защищаться от предъявленного ему обвинения. Вопрос № 1 был поставлен с нарушением ст. 252 УПК РФ, поскольку Сапенко обвинялся в том что согласился руководить структурным подразделением организованной преступной группой, входящей в преступное сообщество, а в данном вопросе указано, что он согласился возглавить 1-ю группу и руководил деятельностью этой группы, и Сапенко осужден за руководство деятельностью группы лиц. Также полагает, что указание в обвинительном заключении о том, что Сапенко совершил преступления, предусмотренные ст. ст. 210 ч. 1, 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ, нарушает презумпцию невиновности, так как о виновности Сапенко сказано до того, как его вина установлена в соответствии с законом. При таких обстоятельствах суд вправе был воспользоваться ст. 348 ч. 4 УПК РФ. Согласно приговору руководитель преступного сообщества предложил сбыть под видом наркотического средства иные вещества, что следует рассматривать, как мошенничество, но в этом Сапенко не обвинялся. Свидетель П находился при медицинском освидетельствовании в наркотическом опьянении мог указать на кого угодно, и к его показаниям следовало отнестись критически. Назначенное наказание осужденному Сапенко является чрезмерно строгим, он положительно характеризуется, фактически был единственным кормильцем, содержал больную мать, инвалида брата;

адвокат Песков В.А. в защиту осужденного Караваева просит по ст. 210 ч. 1 УК РФ постановить оправдательный приговор отменив обвинительный, а по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г УК РФ приговор изменить, назначить более мягкое наказание Указывает, что в ходе судебного следствия, в нарушение ст. 252 УПК РФ председательствующий оказал давление на присяжных заседателей, поскольку запрещал стороне защиты обсуждать вопросы о самом факте организованного преступного сообщества хотя Караваев обвинялся в руководстве структурным подразделением, входящим в преступное сообщество, чем присяжные заседатели были введены в заблуждение, лишены возможности понять, оценить и принять правильное решение по факту наличия в действиях подсудимых состава преступления предусмотренного ст. 210 УК РФ. Председательствующий также нарушил ст. 15 УПК РФ, так как своими действиями способствовал стороне обвинения в представлении доказательств и лишил сторону защиты опровергнуть голословную позицию стороны обвинения. Во вступительном заявлении государственный обвинитель комментировал свои пояснения на фоне представленной им схемы Свидетели обвинения Л М К П с которыми следствие заключило досудебное соглашение, и которые к моменту рассмотрения дела были уже осуждены условно, в нарушение ст. ст. 278, 324 УПК РФ были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ каждый из них говорил о вступлении в преступное сообщество однако вопросы защиты о том, что свидетели понимают под преступным сообществом, председательствующий необоснованно снимал, мотивируя тем, что это понятие квалифицирующий признак, который запрещено обсуждать с присяжными заседателями. В нарушение ст. 281 ч. 3 УПК РФ председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении показаний этих свидетелей на предварительном следствии. В прениях государственный обвинитель говорил о преступном сообществе, а адвокатам председательствующий запретил это делать и сторона защиты вынуждена говорить о том, что подсудимые действовали в составе «группы нехороших людей». В прениях председательствующий неоднократно необоснованно прерывал его выступление. В нарушение ст. ст. 252, 339 УПК РФ председательствующий поставил вопросы, которые не соответствовали обвинению, расширил обвинение в сторону ухудшения положения подсудимых. Вопрос № 1 существенно отличается от предъявленного обвинения, так как в обвинении указаны, а этом вопросе не указаны фамилии соучастников Л , М К П и в этом вопросе имеется п со ичестве Волкова в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, хотя в этом Волков не обвинялся. При постановлении приговора председательствующий нарушил требования ст. 348 ч. 3 УПК РФ указал, что присяжные заседатели признали виновным Сапенко и Караваева в руководстве структурным подразделением преступного сообщества, но такого вопроса перед присяжными заседателями не ставилось и они вердикта об этом не выносили. В напутственном слове председательствующий говорил о преступном сообществе хотя на протяжении всего судебного разбирательства запрещал стороне защиты говорить о преступном сообществе, довел до сведения присяжных заседателей подробно позицию стороны обвинения и доказательства, однако доказательства стороны защиты, свидетельствующие о необоснованности обвинения, что свидетель Л лгал при даче показаний, проигнорировал Председател неправильно квалифицировал действия осужденного Караваева по ст. 210 ч. 1 УК РФ, так как вопрос был поставлен по руководству группой лиц, никаких подтверждений об организованной группе не получено. Наказание осужденному Караваеву назначено чрезмерно суровое, не приняты во внимание такие смягчающие обстоятельства, как инвалидность, наличие ряда заболеваний, участие в боевых действиях, положительные характеристики;

осужденный Малышев указывает о своем несогласии с приговором суда, который считает необоснованным и несправедливым, подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство. Указывает, что он был простым курьером, не поставленным в известность, что перевозит, но в настоящее время вину признает и раскаивается. При назначении наказания в нарушение ст. 307 УПК РФ суд в приговоре не указал на основании каких доказательств не может быть применена ст. 73 УК РФ, которую просит применить, учесть, что ранее несудимый, на учете не состоял, от следствия не скрывался, положительно характеризуется, работает, является единственным кормильцем в семье, на его иждивении беременная жена и несовершеннолетний ребенок;

осужденный Тюлин просит приговор суда изменить применить ст. 73 УК РФ, считает, что наказание в виде лишения свободы является несправедливым вследствие строгости, суд формально разрешил данный вопрос, не в полной мере учел все обстоятельства дела, положительные данные о его личности, что преступление им совершено впервые, при этом, в нарушение ст. ст. 15, 307 УПК РФ суд не указал в приговоре, почему оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о применения условного осуждения, не привел доказательств невозможности этого;

осужденный Буйлов просит приговор суда изменить применить ст. 73 УК РФ, полагает, что назначенное наказание не соответствует совершенному и положительным данным о его личности, что имеются условия его исправления и перевоспитания без изоляции от общества, но суд формально подошел к вопросу о назначении наказания, не в полной мере оценил доказательства характеризующие его личность, ничем не мотивировал невозможность применения условного осуждения;

осужденный Анисимов Р.С просит приговор суда в части осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить и постановить оправдательный приговор, а в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ изменить и смягчить назначенное наказание. Указывает, что приговором суда установлено, что группа под руководством осужденного Сапенко, в которую он входил существовала с декабря 2006 года по декабрь 2008 года, а преступление, в котором он признан виновным, совершено с 1 по 30 сентября 2009 года, отсутствуют доказательства его участия в преступном сообществе. Также судом не учтены материалы дела, из которых следует, что имеющийся у него в кармане куртки наркотик он выдал добровольно, а происхождение обнаруженного при обыске в доме наркотика ему неизвестно;

осужденный Лавков просит обвинительный приговор суда в части осуждения по ст. 210 ч. 2 УК РФ отменить, как незаконный и необоснованный, постановить оправдательный приговор, поскольку он не был участником преступной группы, а по ст. 228 ч. 3 УК РФ смягчить назначенное наказание;

осужденный Литвиненко указывает о несогласии с приговором суда, который, по его мнению, является чрезмерно суровым, просит применить ст. ст. 64, 73 УК РФ, полагает, что суд не в полной мере учел, что он является инвалидом 3 группы, имеет ряд тяжелых заболеваний, препятствующих отбыванию наказания положительно характеризуется, ранее несудимый, в содеянном чистосердечно раскаялся и активно способствовал раскрытию преступления, у него не было умысла на сбыт наркотиков, а количество обнаруженных наркотиков для личного употребления не содержат повышенной общественной опасности, не причинили существенного вреда, в нарушение ч. 3 ст. 60 УК РФ не учтено влияние назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи;

осужденный Волков, не приводя каких-либо доводов, просит приговор суда отменить, как необоснованный и несправедливый уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. В дополнении просит приговор суда изменить, исключить осуждение по ст. 286 ч. 1 УК РФ, смягчить назначенное наказание, применить ст. 73 УК РФ. Указывает, что вопрос № 80 сформулирован расширенно, за пределами ст. 286 ч. 1 УК РФ и в этом вопросе были употреблены юридические термины «выходя за пределы своих полномочий». Обвинение по ст. 290 ч. 3 УК РФ поглощает обвинение по ст. 286 ч. 1 УК РФ, и квалификация его действий по ней является излишней. Считает назначенное ему наказание излишне суровым, не соответствующим совершенному, его роли поскольку не было установлено, что с его помощью могло существовать преступное сообщество, и члены этого сообщества уходить от ответственности;

адвокат Алипа И.В. в защиту осужденного Волкова просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что исходя из доказательств представленных стороной обвинения, суд должен был в отношении Волкова принять решение в порядке ст. 348 ч. 5 УПК РФ. Кроме этого, вопрос № 1 не соответствовал предъявленному Волкову обвинению и в нарушение ст. 252 УПК РФ существенно выходил за его пределы, и положительный ответ на вопрос предполагал вывод присяжных заседателей по остальным вопросам в отношении Волкова.

В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Алексеева Т В . указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о нарушении уголовно-процессуального закона при судебном следствии, так как эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. ст. 15, 244 УПК РФ о состязательности и равенстве прав сторон, ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами допустимые доказательства были исследованы, ходатайства сторон разрешены председательствующим в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия дополнений стороны, в том числе и адвокат Песков В.А., не имели (т. 42, л.д. 135).

Доводы в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о том, что во вступительном заявлении государственный обвинитель нарушил требования закона, так как комментировал свои пояснения на фоне представленной им схемы, являются несостоятельными поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что вступительное заявление государственного обвинителя соответствовало требованиям ч. 2 ст. 335 УПК РФ, в нем было изложено существо предъявленного обвинения и предложен порядок исследования доказательств. Что касается демонстрации перед присяжными заседателями во вступительном заявлении государственным обвинителем составленной им по обвинительному заключению схемы преступного сообщества, то против этого никто из участников судебного разбирательства, в том числе и адвокат Песков В.А., не возражали. После вступительного заявления государственного обвинителя председательствующий обратился к присяжным заседателям и разъяснил им, что данная схема не является доказательством и не должна учитываться при вынесении вердикта. Об этом также разъяснил в напутственном слове (т. 40, л.д. 108-112,183-190).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о том, что в ходе судебного следствия председательствующий способствовал стороне обвинения в представлении доказательств и лишил сторону защиты опровергнуть голословную позицию стороны обвинения, так как эти доводы противоречат материалам дела, в которых нет никаких данных об этом, и сам адвокат Песков В.А. в апелляционной жалобе в подтверждение своих доводов каких-либо данных не приводит.

Несостоятельными, как не основанными на законе и противоречащими материалам дела, являются и доводы адвоката Пескова В.А. в апелляционной жалобе о том, что председательствующий оказал давление на присяжных заседателей запрещая стороне защиты обсуждать вопросы о факте организованного преступного сообщества при допросах свидетелей Л М ,К , П чем присяжные заседатели были введены в заблуждение, лишены возможности понять, оценить и принять правильное решение по факту наличия в действиях подсудимых состава преступления предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Согласно ч. 7 ст. 335 УПК РФ, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что нет никаких данных о том, что председательствующий запрещал стороне защиты обсуждать вопросы о фактических обстоятельствах по делу в части обвинения по организованному преступному сообществу. При допросах свидетелей Л М К

П председательствующий правильно останавливал адвоката Пескова В.А., когда он касался юридических вопросов.

Так, при допросе свидетеля Л адвокат Песков В.А. задал 112 вопросов, из которых председательствующий снял всего 7 вопросов. Из них: 1 вопрос о том, может ли свидетель пояснить, что такое преступное сообщество и дать этому научное обоснование. При этом председательствующий правильно разъяснил, что свидетель не должен отвечать на вопросы юридического характера, касающиеся квалификации содеянного поскольку это не относится к полномочиям присяжных заседателей; 5 вопросов о том, в чем заключалось организованное преступное сообщество, кто был его руководителем, о роли самого свидетеля Л и свидетеля М о разговоре с Б о том, где находятся склады, были сняты, как повторные; 1 вопрос о правдивости показаний свидетеля Л на предварительном следствии, поскольку эти показания не оглашались. Когда адвокат Песков В.А. заявил, что свидетель дает противоречивые показания, председательствующий правильно обратился к адвокату Пескову В.А. с просьбой не давать оценку показаниям свидетеля в ходе его допроса, так как это можно делать в прениях. С действиями председательствующего адвокат Песков В.А. был согласен и возражений не заявлял (т. 40, л.д. 205- 247, т. 41, л.д. 87-110).

При допросе свидетеля М адвокат Песков В.А задал 18 вопросов, ни один из них председательствующий не снимал (т. 41, л.д. 141-162).

При допросе свидетеля К адвокат Песков В.А задал 60 вопросов, из которых председательствующий снял всего 1 вопрос о том, что вкладывается в понятие преступная организация так как этот вопрос касался юридического термина. Когда в ходе допроса адвокат Песков В.А. заявил свидетелю К что его показания в судебном заседании и на предварительном следствии противоречивые, председательствующий правильно остановил допрос, предупредил адвоката Пескова В.А. о недопустимости нарушения норм УПК РФ, поскольку показания свидетеля К в судебном заседании не оглашались, и поэтому ссылка на противоречия в показаниях недопустима. При этом председательствующий разъяснил присяжным заседателям и просил их при вынесении вердикта не принимать во внимание данное обстоятельство. С действиями председательствующего адвокат Песков В.А. был согласен и возражений не заявлял (т. 41, л.д. 48-66, 75-76).

При допросе свидетеля П адвокат Песков В.А. задал 75 вопросов, из которых председательствующий снял всего 3 вопроса, как повторные или не относящиеся к компетенции свидетеля. Когда адвокат Песков В.А. пояснил, что больше вопросов к свидетелю П у него нет, но заявил что у него имеется ходатайство о назначении экспертизы данному свидетелю, председательствующий правильно остановил адвоката Пескова В.А., разъяснил ему, что все вопросы относительно экспертизы должны разрешаться в отсутствие присяжных заседателей, и предупредил о недопустимости нарушений закона. С действиями председательствующего адвокат Песков В.А. был согласен и возражений не заявлял (т. 41, л.д. 1-17, 21-26, 31-32).

Другие участники судебного разбирательства со стороны защиты при допросах свидетелей Л М.,

К П вопросов юридического характера не задавали и председательствующий таких вопросов не снимал.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о том, что в нарушение ст. 281 ч. 3 УПК РФ председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении показаний Л М,

К П на предварительном следствии, поскольку эти доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что все допросы свидетелей Л М К П заканчивались лишь после того, как стороны вопросов к каждому них не имели. По окончании допросов никто из участников судебного разбирательства, в том числе и адвокат Песков В.А., не заявляли о наличии существенных противоречий в показаниях кого-либо из этих свидетелей на предварительном следствии и в судебном заседании, и не заявляли ходатайств об оглашении показаний на предварительном следствии кого-либо из этих свидетелей. После допросов с согласия сторон по постановлениям председательствующего свидетели Л.,

М К , П покидали зал судебного заседания. Ходатайств о повторных допросах кого-либо из этих свидетелей сторона защиты не заявляла. В дальнейшем в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель заявил ходатайства о повторных допросах свидетелей П и Л которые были удовлетворены, поскольку сторона защиты не возражала, адвокат Мозговой В В . заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля М на предварительном следствии, а адвокат Песков В.А. свидетеля К Эти ходатайства председательствующий обоснованно оставил без удовлетворения ввиду отсутствия существенных противоречий (т. 41, л.д. 1, 19, 33, 76, 80-81, 87, 110, 162, 163, 217-218).

С учетом изложенного, судебная коллегия находит также несостоятельными доводы в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о необходимости отмены приговора суда из-за того что в судебном заседании свидетели Л М.,

К , П были предупреждены по ст. 307 УК РФ. При этом, судебная коллегия отмечает, что сам адвокат Песков В.А. в апелляционной жалобе не оспаривает и не указывает никаких конкретных фактов о каком-либо влиянии данного обстоятельства на показания кого-либо их этих свидетелей.

Нет в материалах дела также никаких данных и о том, что присяжные заседатели были введены в заблуждение, лишены возможности понять, оценить и принять правильное решение по факту наличия в действиях подсудимых состава преступления предусмотренного ст. 210 УК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что каждая из сторон при судебном разбирательстве дела довели до присяжных заседателей свои позиции, в том числе и по обвинению по ст. 210 УК РФ. Также в соответствии с требованиями п. п. 1, 2 ч. 3 ст. 340 УПК РФ, председательствующий в напутственном слове привел содержание обвинения, в том числе относительно преступного сообщества, сообщил содержание уголовного закона предусматривающего ответственность за совершение этого преступления. Выслушав напутственное слово председательствующего, а также ознакомившись с поставленными перед ними вопросами, присяжные заседатели не обращались к председательствующему за дополнительными разъяснениями, в том числе не прерывали для этого свое совещание и не возвращались в зал судебного заседания. Участники судебного разбирательства, в том числе и адвокат Песков В.А., не заявляли возражений по напутственному слову председательствующего относительно обвинения по преступному сообществу. Председательствующий при вынесении вердикта лишь 1 раз просил возвратиться присяжных заседателей в совещательную комнату, но не по данному обстоятельству, а для полного оформления вопросного листа, а также для заполнения в чистовом варианте листа 51, в котором старшиной было допущено много исправлений, для чего председательствующий выдал старшине чистый бланк данного листа. Данные обстоятельства в апелляционной жалобе не оспариваются (т. 40, л.д. 88, 89, т. 43, л.д. 9-11).

Доводы в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о нарушении в прениях равенства прав сторон, выразившихся в том что председательствующий неоднократно необоснованно прерывал его выступление, а также запретил стороне защиты говорить о преступном сообществе, хотя государственному обвинителю разрешил, и поэтому сторона защиты вынуждена говорить о том что подсудимые действовали в составе «группы нехороших людей являются несостоятельными, так как не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Согласно ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ председательствующий прерывает выступающих в прениях лиц если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, или которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей касаются вопросов допустимости доказательств, ссылаются на не исследованные доказательства, а также разъясняет присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Из протокола судебного заседания следует, что прения и реплики сторон соответствуют требованиям указанного уголовно процессуального закона.

Председательствующий обоснованно останавливал участников судебных прений, когда выступающие касались вопросов допустимости доказательств или выходили за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями либо ссылались на неисследованные доказательства. В необходимых случаях председательствующий обращался к присяжным заседателям с просьбами не принимать во внимание при вынесении вердикта услышанные обстоятельства, а также просил присяжных заседателей об этом и в своем напутственном слове (т. 40, л.д. 109-112, т. 42, л.д. 135-230).

Так, выступление адвоката Пескова В.А председательствующий прервал 16 раз. Из них: 6 раз, когда адвокат Песков В.А. попытался поставить под сомнение допустимость исследованных доказательств, в частности, говорил о том, что адвокаты не могли исследовать все материалы дела, что не наталкивает ли присяжных заседателей на некоторые размышления обстоятельства дела, куда делись изъятые наркотики, что изъятие наркотика происходило после задержания через 4 часа, а что мешало досмотреть при задержании, что на следствии доказательства получались путем выбора «либо арест либо признание вины», о том, почему и за какие заслуги Л П , М и К получили статус свидетелей; 7 раз, когда адвокат Песков В.А. говорил об обстоятельствах, не относящихся к рассматриваемому делу, в частности, высказывал свое мнение о правосудии в стране, сообщал о количестве изъятых наркотиков в стране, о 18 веке, о фильме про , об осуждении в США С , приводил пример из практики суда Италии, спрашивал присяжных заседателей видели ли они, как граждан останавливает полиция; 2 раза, когда адвокат Песков В.А говорил о неисследованных в судебном заседании доказательствах в частности, об отсутствии дела оперативного учета, о постановлении по представлению результатов ОРМ; 1 раз, когда адвокат Песков В.А. оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, обратившись к ним с вопросом, хотят они, чтобы на предположениях был обвинен их близкий или родственник.

Из изложенного следует, что нет никаких данных о том, что председательствующий запретил стороне защиты говорить о преступном сообществе.

Нет также никаких данных о таких обстоятельствах и относительно других участников судебных прений со стороны защиты.

Так, из протокола судебного заседания следует, что выступление адвоката Алексашина Б.М. председательствующий прервал 1 раз, когда тот попытался поставить под сомнение допустимость исследованного доказательства экспертизы.

Выступление адвоката Дробышева О.П председательствующий прервал 3 раза, когда говорил об обстоятельствах не относящихся к делу, об американском фильме, о неправильности оглашения показаний неявившегося свидетеля .Л .

Выступление адвоката Мозгового ВВ председательствующий прервал 1 раз, когда он говорил о неисследованном доказательстве схеме.

Выступление адвоката Анпилогова М.В председательствующий прервал 1 раз, когда он пытался поставить под сомнение допустимость доказательства изъятого наркотика

Выступление адвоката Орехова Р.В. председательствующий прервал 1 раз, когда он говорил о не относящихся к делу обстоятельствах поведении Славинского, его женитьбе.

Выступление адвоката Крымова председательствующий прервал 1 раз, когда он говорил о содержании подсудимого Лавкова в СИЗО попытался незаконно воздействовать на присяжных заседателей.

Выступление адвоката Алипы И.В. председательствующий прервал 2 раза, когда он говорил об обстоятельствах, не относящимся к делу, о перепредъявлении обвинения на следствии, о прокуроре Вышинском.

Выступление адвокатов Фоменко ВВ., Загоскина О.А Булгакова И.А., Трудкова А.А. председательствующий не прерывал.

Выступление подсудимого Сапенко председательствующий прерывал 3 раза, когда тот говорил о неполноте следствия, о непроведении экспертизы, контрольной закупки, ссылался на неисследованные в судебном заседании запись допроса, а также 2 раза, когда он попытался незаконно воздействовать на присяжных заседателей, сказал о своем нахождении в местах лишения свободы о воздействии на предварительном следствии при даче показаний.

Выступление подсудимого Караваева председательствующий прервал 9 раз. Из них: 2 раза, когда Караваев А.Г. попытался поставить под сомнение допустимость исследованных доказательств, в частности, говорил о воздействии на предварительном следствии на подсудимых Лавкова, Литвиненко; 2 раза, когда Караваев говорил об обстоятельствах, не относящихся к рассматриваемому делу, в частности, о телевизионных передачах про присяжных, о количестве следователей по делу, о полученной квартире; 2 раза, когда Караваев говорил о неисследованных в судебном заседании доказательствах, в частности, о протоколе обыска; об адвокатском запросе; 1 раз, когда Караваев говорил о канистре, которая ему не вменялась по обвинению.

Выступление подсудимого Лавкова председательствующий прервал 1 раз, когда он пытался оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей, сказал, что он наркозависящий человек.

Выступление подсудимого Волкова председательствующий прервал 1 раз, когда он говорил о характеризующих данных на свидетеля Л , ставил под сомнение допустимость доказательства явки с повинной.

Выступление подсудимого Славинского председательствующий не прерывал.

Подсудимые Малышев, Тюлин, Буйлов, Анисимов Р Анисимов С , Николаева от участия в судебных прениях отказались.

Также, вопреки доводам в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А., из протокола судебного заседания следует, что председательствующий не разрешал стороне обвинения говорить об юридических вопросах по преступному сообществу, в связи с чем 2 раза прерывал выступление государственного обвинителя, когда тот касался юридических вопросов, а также прервал 1 раз, когда государственный обвинитель говорил в качестве примера о не относящейся к рассматриваемому делу поздравительной открытке.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 341-345 УПК РФ (т. 43, л.д. 58-111).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционных жалобах адвокатов Алексашина Б.М., Пескова В.А Алипы И.В. о нарушении ст. ст. 252, 339 УПК РФ при формулировании вопроса № 1, поскольку эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Вопреки доводам в апелляционных жалобах адвокатов Пескова В.А. и Алипы И.В. председательствующий правильно в вопросе № 1 не указал фамилии ранее осужденных Л.,

М К П допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей поскольку в соответствии с требованиями ст. ст. 252 ч. 1, 339 ч. 1 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемых и вопросы ставятся также только в отношении обвиняемых. При этом, вопрос № 1 не выходил за пределы предъявленного обвинения Сапенко и Волкова. В данном вопросе в отношении Сапенко указаны фактические обстоятельства в части обвинения по ст. 210 УК РФ. В отношении Волкова нет никакого подвопроса о пособничестве в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ, в котором он не обвинялся, и фамилия Волкова вообще не указана. По предъявленному обвинению в получении взятки и превышении должностных полномочий в отношении Волкова были сформулированы вопросы № № 71-82 (т. 33, л.д. 3-12, т. 37, л.д. 33-41).

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ (т. 40, л.д. 82-115).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А. о том, что в напутственном слове председательствующий довел до сведения присяжных заседателей подробно позицию стороны обвинения и доказательства, однако доказательства стороны защиты свидетельствующие о необоснованности обвинения, о том, что свидетель Л лгал при даче показаний проигнорировал, так как эти доводы не основаны на законе и противоречат материалам дела.

В соответствии с требованиями п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий должен напомнить присяжным заседателям все исследованные доказательства, не выражая своего отношения к ним.

Эти требований уголовно-процессуального закона председательствующим не нарушены.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий в напутственном слове напомнил присяжным заседателям все исследованные доказательства, и стороны возражений по данному обстоятельству не заявляли, в том числе адвокат Песков В.А. не заявлял возражения относительно напомненных председательствующим показаний свидетеля Л

Возражения адвоката Пескова В.А. о том, что председательствующий не в полном объеме привел показания подсудимых, в частности, Козлова, не дал анализа фотографиям и телефонным переговорам, возражение подсудимого Сапенко о не приведении в напутственном слове полного описания ОРМ председательствующий обоснованно отклонил, поскольку уголовно процессуальный закон не предусматривает анализа председательствующим исследованных доказательств, в том числе приведение в полном объеме, в частности, показаний подсудимых свидетелей или материалов проведенных ОРМ.

Другие участники судебного разбирательства не имели возражений по напутственному слову председательствующего.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Действия осужденных председательствующим квалифицированы правильно в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей, выводы подробно мотивированы в приговоре суда, с чем судебная коллегия соглашается.

Оснований для отмены приговора суда в отношении осужденного Сапенко по доводам в апелляционной жалобе адвоката Алексашина Б.М., отмены приговора суда по ст. 210 ч. 1 УК РФ и постановлении оправдательного приговора в отношении осужденного Караваева по доводам в апелляционной жалобе адвоката Пескова В.А., аналогично по ст. 210 ч. 2 УК РФ в отношении осужденных Анисимова Р. и Лавкова по доводам каждого в апелляционных жалобах, а также отмены приговора суда по ст. 286 ч. 1 УК РФ в отношении осужденного Волкова по его доводам в апелляционной жалобе, и в его защиту об отмене приговора суда в апелляционной жалобе адвоката Алипы И.В судебная коллегия не находит.

Доводы в апелляционных жалобах адвокатов Алексашина Б.М. и Алипы И.В. о том, что исходя из вердикта председательствующий должен был руководствоваться ч. ч. 4, 5 ст. 348 УПК РФ не могут быть приняты во внимание и служить основанием к отмене приговора суда, поскольку в соответствии с требованиями ст. ст. 347, 348 УПК РФ право разрешать данные вопросы предоставлено только председательствующему в совещательной комнате, эти вопросы на обсуждение сторон в судебном заседании не ставятся и стороны не вправе ставить под сомнение вердикт присяжных заседателей.

Не основаны на законе и противоречат материалам дела также и доводы в апелляционной жалобе адвоката Алексашина Б.М о том, что указание в обвинительном заключении о том, что Сапенко совершил преступления, предусмотренные ст. ст. 210 ч. 1, 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ, нарушает презумпцию невиновности.

Из материалов дела следует, что на предварительном следствии Сапенко в соответствии с требованиями ст. ст. 171-172 УПК РФ было предъявлено обвинение в совершении данных преступлений, его виновность при предъявлении обвинения не устанавливалась.

Не могут быть приняты во внимание также доводы в апелляционных жалобах о невиновности кого-либо из осужденных поскольку по этим доводам не может быть отменен в апелляционном порядке приговор суда с участием присяжных заседателей, с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства осужденный был ознакомлен.

При назначении наказания каждому из осужденных учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности, все смягчающие обстоятельства в том числе указанные в апелляционных жалобах, влияние назначенного наказания на исправление каждого из осужденных и условия жизни их семей. Выводы суда об этом в отношении каждого из осужденных подробно мотивированы в приговоре Оснований для смягчения наказания по доводам в апелляционных жалобах осужденных Малышева, Тюлина, Буйлова, Лавкова Литвиненко, Волкова, адвокатов Алексашина Б.М., Пескова В.А Алипы, в том числе применения ст. ст. 64, 73 УК РФ в отношении кого-либо из осужденных, судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, судебная коллегия находит необходимым освободить от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности осужденного Малышева по ст. ст. 33 ч. 5, 228 ч. 1 УК РФ при этом назначенное ему наказание на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ смягчить, осужденного Анисимова по ст. 228 ч. 1 УК РФ, при этом исключить указание о применении ст. 69 ч. 3 УК РФ. Эти преступления совершены соответственно 31 декабря 2009 года и 4 января 2010 года, относятся к категории небольшой тяжести, срок давности согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ составляет 2 года

Нарушений закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 4 июля 2013 года изменить:

в отношении осужденного Малышева В А освободить от назначенного наказания по ст. ст. 33 ч. 5, 228 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 июля 2009 года № 215- ФЗ) в виде 1 года лишения свободы в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 210 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162- ФЗ), ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (с участием Тюлина), ст. ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. п. «а», «г» УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) (с участием Буйлова), путем частичного сложения окончательно Малышеву В.А назначить 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы;

в отношении осужденного Анисимова С М освободить от назначенного наказания по ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ) в виде 1 года лишения свободы в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, исключить указание о применении ст. 69 ч. 3 УК РФ. Считать Анисимова С М осужденным по ст. ст. 30 ч. 1, 231 ч. 2 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 года № 87-ФЗ) на 2 (два) года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 3 (три) года, с возложением обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

В остальном этот же приговор суда в отношении осужденных Малышева В А и Анисимова С М , а также осужденных Сапенко А А Караваева А Г , Тюлина Д А , Буйлова Д А Анисимова Р С Лавкова Д Г , Литвиненко А С и Волкова В А оставить без изменения, апелляционные ж$ )быХ|без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 348 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта