Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-27СП от 01.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ16-27сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 1 июня 2016г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ботина А.Г.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.,

при секретаре Прохорове А.С рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Пронина А.В., Антишина В В . и Ищенко М.А., адвокатов Абрамова М.В. в интересах осужденного Ищенко, Кочеткова СЮ. в интересах осужденного Пронина и Чернавина ВВ. в интересах осужденного Антишина, адвоката Нерсисяна К.Г. в интересах потерпевших КиК на приговор Московского областного суда от 21 мая 2015 года, по которому на основании вердикта коллегии присяжных заседателей

Пронин А В

ранее не судимый осужден по ч. 3 ст. 33 и пп. «ж»,«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима и с ограничением свободы сроком на 1 год и 6 месяцев, с установлением следующих ограничений и обязанностей: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток (с 23 часов до 6 часов утра следующих суток не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы являться в указанный специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации;

Антишин В В,

ранее не су­

димый осужден к лишению свободы по пп. «ж»,«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений и обязанностей не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток (с 23 часов до 6 часов утра следующих суток), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации; по ч. 2 ст. 222 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ на 2 года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 14 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений и обязанностей: не уходить из дома квартиры, иного жилища в ночное время суток (с 23 часов до 6 часов утра следующих суток), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации;

Ищенко М А

ранее не судимый осужден к лишению свободы по пп. «ж»,«з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений и обязанностей не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток (с 23 часов до 6 часов утра следующих суток), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации; по ч. 2 ст. 222 УК РФ УК РФ на четыре года на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 15 лет 3 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений и обязанностей: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток (с 23 часов до 6 часов утра следующих суток), не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный специализированный государственный орган осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Боти на А.Г., выступление осужденных Ищенко М.А., Антишина В В . и Прони на А.В., адвокатов Чернавина ВВ., Абрамова М.В. и Кочеткова С Ю . в интересах осужденных, потерпевших О К и К представителей потерпевших адвокатов Жуковского В.М и Нерсисяна К Г . , поддержавших поданные апелляционные жалобы и полагавших приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, а также прокурора Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей признаны виновны ми:

Пронин А.В. -

в организации убийства группой лиц по предварительному сговору и по найму;

Ищенко М.А. -

в убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и по найму;

незаконных приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных группой лиц по предварительному сговору;

Антишин В В . -

в убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и по найму;

незаконных приобретении и ношении боеприпасов к огнестрельному оружию, совершенных по предварительному сговору группой лиц.

Преступления совершены в 2012 году на территории

при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденные Антишин ВВ., Пронин А.В. и Ищенко М.А., адвокат Абрамов М.В. в интересах осужденного Ищенко и адвокат Кочетков С Ю в интересах осужденного Пронина, утверждают, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции председательствующий судья допустил нарушение права осужденных на защиту, выразившееся в (1) не установлении порядка исследования доказательств; (2) разрешении ходатайств защитников о воз вращении дела прокурору, исключении ряда доказательств, назначении повторных экспертиз и о роспуске коллегии присяжных заседателей без удаления в совещательную комнату; (3) рассмотрении дела с обвинительным уклоном и нарушением принципа состязательности; (4) оказании незаконного воз действия на присяжных заседателей путем демонстрации окровавленного тела потерпевшего на экране телевизора;

кроме того, осужденный Пронин А.В. в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке заявил, что (1) при формировании коллегии присяжных заседателей ряд кандидатов скрыли сведения о своем знакомстве с председательствующим судьей; (2) в прениях государственный обвинитель ссылался на доказательства, не исследованные в суде первой инстанции; (3) при формулировании вопросов в вопросном листе судья допустил противоречия и непонятные выражения;

адвокат Абрамов М.В. также утверждает, что являются незаконными действия судьи, который незаконно (1) удовлетворил ходатайство государственного обвинителя о приобщении к материалам дела и обозрении в судебном заседании новых доказательств - оптических дисков с фотографиями, произведенными в ходе осмотра места происшествия и проверки показаний осужденного Антишина; (2) произвел допрос свидетеля обвинения путем использования видеоконференц-связи; (3) лишил адвоката Жуковского (в интересах потерпевшего) права на реплику и удалил его; (4) удалил и лишил осужденного Антишина последнего слова; (5) не сделал замечание государственному обвинителю, сославшемуся в прениях на доказательства, не исследованные в судебном заседании; (6) в напутственном слове допустил изложение обстоятельств с обвинительным уклоном;

адвокат Чернавин В В . в интересах осужденного Антишина также указывает на нарушение права последнего на защиту, выразившееся в не установлении судьей порядка исследования доказательств. Обращает внимание на нарушение судьей тайны совещания, поскольку судья до вынесения приговора общался с представителями средств массовой информации;

в ходе рассмотрения настоящего дела в апелляционном порядке адвокат Чернавин В В . заявил, что два присяжных заседателя дважды в течение года принимали участие в рассмотрении дел в том же качестве;

адвокат Нерсисян К Г . в интересах потерпевших К утверждает, что судья незаконно лишил представителя потерпевших адвоката Жуковского права на произнесение реплики и удалил его из зала суда и тем самым лишил адвоката возможности донести до присяжных заседателей позицию по терпевших.

Кроме того, в ходе рассмотрения настоящего дела в апелляционном по рядке представитель потерпевших адвокат Жуковский В.М. также высказал сомнение относительно законности формирования коллегии присяжных заседателей и считает незаконным его удаление из судебного процесса в суде пер вой инстанции.

Во всех апелляционных жалобах осужденные, их защитники и представитель потерпевших, а также в заявлениях осужденных и адвокатов, высказанных в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке, оспаривается доказанность участия осужденных в совершении инкриминированных им преступлений и тем самым фактически оспаривается вердикт коллегии присяжных заседателей. Кроме того, все они просят приговор отменить в полном объеме и направить дело на новое рассмотрение.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ оснований для его отмены или изменения.

Так, из материалов дела видно, что вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе, с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

В частности, заявления осужденного Пронина и адвоката Чернавина о сокрытии некоторыми кандидатами в присяжные заседатели сведений о их знакомстве с председательствующим судьей и повторном участии ряда присяжных в рассмотрении дела в течении года, объективными данными не подтверждены и основаны лишь на предположениях. К тому же, по настоящему делу была произведена служебная проверка по вопросу отбора и участия в деле присяжных заседателей, в ходе которой установлено, что никаких нарушений законодательства допущено не было.

Подготовительная часть судебного заседания, в ходе которой председательствующий по настоящему делу разъяснил сторонам их право заявить мотивированный и немотивированный отводы кандидатам в присяжные заседателе, вопреки приведенным в апелляционных жалобах доводам, проведена председательствующим в соответствии со ст. 327 УПК РФ.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей по настоящему делу сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ Присяжные заседатели приняли присягу, текст которой изложен в ст. 332 УПК РФ, а также им разъяснены права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ.

Согласно ст. 335 УПК РФ судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений государственно го обвинителя и защитника, при этом во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств, а защитник вы сказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению, а также свое мнение о порядке исследования представленных им доказательств.

Из протокола судебного заседания видно, что несмотря на разъяснение председательствующего судьи о том, что стороны в определении порядка ис следования доказательств свободны, ни государственный обвинитель, ни сто рона защиты предложений о порядке исследования доказательств не высказали (т.26,л.д.29-30).

Поэтому нельзя согласиться с приведенными в апелляционных жалобах доводами о нарушении председательствующим судьей требований ч. 3 ст. 335 УПК РФ.

Являются необоснованными и приведенные в апелляционной жалобе адвоката Абрамова доводы о незаконном приобщении к материалам дела и обозрении в судебном заседании в качестве доказательств виновности осужденных оптических дисков с фотографиями, произведенных в ходе осмотра места происшествия и проверки показаний осужденного Антишина, поскольку содержание этих дисков не является новым доказательством обвинения, а на нем содержатся фотографии, уже имеющиеся в материалах дела, однако лучшего качества.

Что касается доводов того же адвоката о незаконности допроса свидетеля Е путем использования систем видеоконференц-связи, то с ними также нельзя согласиться, поскольку производство допроса свидетеля таким путем не противоречит требованиям ст. 278 и 278.1 УПК РФ (т.26,л.д.88-93).

Из протокола судебного заседания нельзя сделать вывод о нарушении председательствующим судьей как принципа состязательности сторон в ста дии судебного следствия, так и оказания им и государственным обвинителем незаконного воздействия на присяжных заседателей, на что имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Принятие председательствующим судьей решений об отказе в удовлетворении ходатайств участников процесса о возвращении дела прокурору, исключении ряда доказательств, о назначении судебных экспертиз и о роспуске коллегии присяжных заседателей без удаления в совещательную комнату (т.26,л.д.266,292), на что также указывается в апелляционных жалобах, не может служить основанием для отмены приговора, поскольку эти действия судьи не противоречат требованиям ч. 2 ст. 330 и ст. 256 УПК РФ.

При таких данных судебное следствие с участием присяжных заседателей по настоящему делу произведено в полном соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

Нарушений требований ст. 336 УПК РФ при выслушивании прений и реплик сторон не установлено. При этом, согласно протоколу судебного заседания, государственный обвинитель в прениях, вопреки заявлению осужденного Пронина, не ссылался на доказательства, не исследованные в судебном заседании.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим судьей были остановлены выступления в стадии прений и выступлений с реп ликами: потерпевшей К - за оказание давления на присяжных заседателей (т.26,л.д.293-294); осужденного Антишина В В . - за систематическое неподчинение требованиям судьи и нарушение регламента судебного разбирательства до окончания прений (т.26,л.д.300-302), адвоката Жуковского В.М. (в интересах потерпевших) - за систематическое злоупотребление своими правами с удалением из зала судебного заседания (т.26,л.д.314-317).

Все приведенные выше действия председательствующего судьи совершены в соответствии с требованиями ст. 337 и 258 УПК РФ и являются обоснованными.

Из того же протокола следует, что все названные участники процесса смогли в прениях довести до присяжных заседателей свои позиции по настоящему делу.

Согласно протоколу судебного заседания, судья в письменном виде в со ответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, при этом со держание этих вопросов, вопреки мнению осужденного Пронина, полностью отвечает требованиям ст. 339 УПК РФ. Более того, в соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ судьей вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта, не ставились.

Имеющееся в материалах дела исполненное председательствующим по делу напутственное слово к присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, при этом в нем отсутствует личное мнение судьи по вопросам, поставленным им перед коллегией присяжных заседателей.

Более того, вопреки изложенным в апелляционной жалобе адвоката до водам, в напутственном слове отсутствуют объективные данные, свидетельствующие об изложении судьей обстоятельств дела с обвинительным уклоном.

По делу не установлено нарушение в той или иной форме тайны совещания присяжных заседателей, закрепленной в ст. 341 УПК РФ, а также нарушений требований как ст. 343 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей своего вердикта по настоящему делу, так и ст. 345 УПК РФ при провозглашении вердикта.

Являются необоснованными приведенные в апелляционной жалобе адвоката доводы о нарушении председательствующим судьей тайны совещания, выразившемся в его общении до приговора с представителями средств массовой информации, поскольку объективными данными эти доводы не подтверждены, а также основаны лишь на предположениях.

Как видно из протокола судебного заседания, после вынесения обвини тельного вердикта по настоящему делу судебное разбирательство было продолжено с участием сторон, при этом были исследованы обстоятельства связанные с квалификацией содеянного осужденными, назначением им наказания и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора, были выслушаны прения сторон и последнее слово осужденных. Эти процессуальные действия выполнены в рамках, установленных ст. 347 УПК РФ.

Что касается доводов жалобы адвоката о не предоставлении осужден ному Антишину последнего слова, то они не основаны на материалах дела Из протокола судебного заседания видно, что осужденному Антишину последнее слово было предоставлено и он им воспользовался (т.26,л.д.326-328).

Таким образом, действия осужденных квалифицированы правильно в соответствии с обвинительным вердиктом, а также в соответствии с обстоятельствами, установленными судом без участия присяжных заседателей, что соответствует требованиям ст. 348 УПК РФ.

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 24 декабря 2013 г. рассмотрение дела с участием присяжных заседателей предполагает такое разграничение функций между профессиональным судьей и коллегией присяжных, при котором разрешение вопросов факта (о доказанности деяния, со вершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении) относится к компетенции присяжных заседателей. При этом особенности их вердикта, который представляет собой лаконичные ответы на поставленные вопросы, содержащие лишь выводы коллегии присяжных без приведения доводов, подтверждающих их позицию, исключают возможность его проверки по фактическим основаниям и, как следствие, возможность отмены или изменения вынесенного на основе такого вердикта приговора ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Следовательно, действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, лишь с точки зрения правильности применения норм права (существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного за кона или несправедливость приговора), но не установления фактических обстоятельств уголовного дела.

Поэтому доводы, приведенные в апелляционных жалобах и заявлениях участников процесса, о том, что виновность всех осужденных в совершении указанных выше преступлениях не доказана, обоснованными признать нельзя поскольку виновность осужденных установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

При назначении осужденным наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, роль и степень участия в нем каждого осужденного, данные о их личности, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, влияние наказания на их исправление.

В частности, при этом суд учел положительные характеристики на всех осужденных, а также то, что Антишин ВВ. и Ищенко М.А. впервые при влечены к уголовной ответственности. Обстоятельств, отягчающих наказание осужденных, установленных ст. 63 УК РФ, по делу не установлено. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд обоснованно признал в отношении: Пронина - состояние его здоровья, наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей, один из которых является инвалидом по онкологическому заболеванию; Ищенко - нахождение на его иждивении несовершенно летнего ребенка и ребенка-инвалида, а также состояние здоровья самого осужденного; Антишина - наличие на его иждивении престарелой матери, а также его явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других со участников преступления и выдачу следствию важных вещественных доказательств.

Кроме того, суд учел, что вердиктом коллегии присяжных заседателей осужденные признаны не заслуживающими снисхождения.

Поэтому назначенное каждому осужденному наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется.

При таких обстоятельствах постановленный председательствующим судьей приговор в полной мере отвечает требованиям ст. 351 УПК РФ, в связи с чем является законным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.20 и 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Московского областного суда от 21 мая 2015 года в отношении Пронина А В Антишина В В и Ищенко М А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 347 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта