Информация

Решение Верховного суда: Определение N 77-АПУ14-13СП от 02.09.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 77-АПУ14-13СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 2 сентября 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Ботина А.Г. и Смирнова В.П.

при секретаре Маркове О.Е рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные представление государственного обвинителя и жалобу потерпевшего М на приговор Липецкого областного суда от 10 апреля 2014 года, по которому

Каунов А В,

ранее не судимый на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан по ч. 3 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 года № 73-ФЗ) и ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона № 420-ФЗ от 07.12.2011 года) за непричастностью к совершению преступления по основаниям, предусмотренным п. 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

За ним признано право на реабилитацию.

В удовлетворении гражданского иска, заявленного потерпевшим М

на сумму рублей, отказано.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г. о содержании оправдательного при говора и существе апелляционных представления государственного обвинителя и жалобы потерпевшего, выступление потерпевшего М и его представителя Александровского Ю.А., поддержавших апелляционную жалобу потерпевшего, прокурора Аверкиевой В.А., поддержавшей апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционную жалобу потер певшего, и полагавшей оправдательный приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, а также выступление оправданного Каунова А.В. и его защитника Резова С.Н., возражавших против удовлетворения апелляционных представления государственного обвинителя и жалобы потерпевше го, Судебная коллегия

установила:

согласно обвинительному заключению Каунову А.В. органами предварительного расследования предъявлено обвинение в том, что он организовал убийство М в городе за денежное вознаграждение, при этом в сентябре 2004 года он на почве сложившихся неприязненных отношений с М -,

желая наступления его смерти, предложил одному лицу (лицо №1) совершить убийство М , пообещав денежное вознаграждение в сумме долларов США, после чего получил от него информацию о том, что тот договорился с двумя другими лицами (№2 и №3) о совершении ими убийства М а за вышеуказанное вознаграждение. В период с 11 по 20 сентября 2004 года Каунов предоставил лицу №1 фотографию М и информацию о месте жительства М в районе и его матери в городе , о месте работы М в городе , показав эти места, и о режиме работы М . Эту информацию о потерпевшем, а также его фотографию лицо №1 передало лицам №№ 2 и 3. В период с 16 по 25 сентября 2004 года Каунов для убийства М передал лицу №1 в два приема: сначала автомат АКМ № снаряженный патронами калибра 7,62 мм в количестве не менее 13 штук и оптическим прицелом, а затем - глушитель, па троны калибра 7,62 мм. не менее 5-6 штук и аванс за убийство М в сумме рублей. Лицо №1 передало указанное оружие и боеприпасы лицам №2 и №3, а лицу №2 - также часть вышеуказанного аванса в сумме руб лей, после этого 5 октября 2004 года лица №2 и №3 прибыли к месту работы М в городе , где лицо №3 из вышеуказанного автомата про извело в М не менее 5 выстрелов, причинив ему три огнестрельных пулевых ранения, в результате которых М скончался.

Кроме того, Каунову А.В. было предъявлено обвинение в том, что он до 16-23 сентября 2004 года, без соответствующего разрешения, приобрел у неустановленного лица нарезное огнестрельное оружие - автомат АКМ №МО 1965 года изготовления, с оптическим прицелом, глушителем, а также патроны калибра 7,62 мм в количестве не менее 18 штук, пригодные для стрельбы, и до 16-23 сентября 2004 года хранил этот автомат с прицелом и часть патронов калибра 7,62 мм в количестве не менее 13 штук в тайнике, расположенном в земле в лесопосадках у автодороги на поселок и МУП «»

после чего в один из дней с 16 по 23 сентября 2004 года, находясь в районе пересечения автодорог, ведущих к трассе и поселку города , передал указанный автомат и указанную часть патронов в количестве не менее 13 штук лицу №1, а затем в период с 18 по 25 сентября 2004 года в городе у ресторана « » передал тому же лицу еще не менее 5-6 штук патронов калибра 7,62 мм, пригодных для стрельбы.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 3 апреля 2014 года Каунов А.В. признан невиновным в совершении инкриминированных ему преступлений и на основании вердикта судом вынесен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении (основном и дополнительном) государ­

ственный обвинитель ставит вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение.

В обоснование представления государственный обвинитель утверждает что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, о чем, по его мнению, свидетельствуют факты: (1)исключения из списков для случайной выборки кандидатов, проживающих в области, (2)сокрытия сведений кандидатами: С - о судимости его отца С аШ

- о ее действительном процессуальном положении по рассматриваемо му другим судом гражданскому делу (заявила, что являлась ответчиком по гражданскому делу, а на самом деле являлась истцом), а также (3) неоднократных высказываний последней как в стадии формирования коллегии присяжных заседателей, так и в судебном заседании своего негативного отношения к прокуратуре и судебной системе. Обращает внимание на то, что при рассмотрении дела председательствующий не выяснил у свидетелей, допрошенных в судебном заседании по ходатайству защиты, наличие у них родственных и иных отношений с присяжными заседателями. Указывает на систематическое оказание оправданным и стороной защиты как в стадии исследования доказательств, так и в прениях, воздействия на присяжных заседателей путем дискуссий и споров с судьей ссылок на обстоятельства, не относящиеся к настоящему делу, выяснения у свидетелей в присутствии присяжных заседателей сведений о личности оправданного, высказывания необоснованных возражений против действий государственно го обвинителя, оспаривания законности получения доказательств, представленных стороной обвинения, а также путем неоднократных заявлений об ущемлении судьей и государственным обвинителем права осужденного на защиту, чем сформировал у присяжных заседателей неверное мнение по делу. Приводит конкретные высказывания защитников в судебном заседании. Полагает, что судья, отказав государственному обвинителю исследовать в присутствии присяжных заседателей материалы об организации федерального розыска в отношении Каунова и исполнении решения о розыске, тем самым нарушил право стороны обвинения на представление доказательств. Также обращает внимание на то, что при составлении вопросного листа судья не довел до сведения сторон содержа-

ние окончательно сформулированных вопросов. Полагает, что содержание ос­

новных вопросов является необъективным, незаконным и непонятным, что по­

влекло вынесение противоречивого вердикта. Напутственное слово судьи нахо­

дит незаконным, поскольку в нем отсутствует правильное толкование судьей

понятия: «сомнение». Считает, что из вердикта нельзя сделать вывод о том,

сколько присяжных заседателей голосовали «за», а сколько «против». Также

считает, что судья на стадии обсуждения последствий вердикта не предоставил

сторонам право на реплику. Полагает, что в ходе судебного разбирательства су­

дья не разъяснил потерпевшему права, предусмотренные Федеральным законом

от 28.12.2013 года № 432-ФЗ. Считает, что из содержания резолютивной части

приговора не видно, за какое преступление Каунов оправдан.

В апелляционной жалобе потерпевший М приводит аналогичные доводы и просит оправдательный приговор в отношении Каунова отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство.

В письменных возражениях на доводы, приведенные государственным обвинителем в апелляционном представлении и потерпевшим в апелляционной жалобе, оправданный Каунов А.В., адвокаты Резов С.Н. и Кулешов ВВ. в интересах Каунова просят оправдательный приговор оставить без изменения.

Проверив производство по уголовному делу, обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, а также возражений на них, Судебная коллегия считает приговор подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе по терпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на со держание данных присяжными заседателями ответов.

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, под лежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Однако, приведенные в апелляционных представлении и жалобе доводы, в частности, о том, что судья не выяснил у свидетелей, допрошенных в судебном заседании по ходатайству защиты, наличие у них родственных и иных отношений с присяжными заседателями, не дал в напутственном слове правильное толкование понятию «сомнение», а также о том, что судья на стадии обсуждения последствий вердикта не предоставил сторонам право на реплику, сами по себе не свидетельствуют о наличии таких нарушений уголовно-процессуального за кона.

В частности, в соответствии со ст.346, 347 УПК РФ при вынесении коллегией присяжных заседателей вердикта о невиновности подсудимого председательствующий объявляет его оправданным. При этом подсудимый, находящийся под стражей, немедленно освобождается из-под нее в зале судебного заседания а исследуются и обсуждаются лишь вопросы, связанные с разрешением гражданского иска, распределением судебных издержек, вещественными доказательствами.

Данные, свидетельствующие о наличии родственных связей между свидетелями защиты и присяжными заседателями, в материалах дела отсутствуют и государственным обвинителем не представлены.

Не нашли своего подтверждения и приведенные государственным обвинителем и потерпевшим доводы о незаконности состава коллегии присяжных заседателей. Так, из протокола судебного заседания видно, что вопреки доводам представления и жалобы кандидаты в присяжные заседатели отбирались именно путем случайной выборки из списка, опубликованного в « » от

года, в который были включены как жители города Липецка, так и жители ряда районов области. К тому же, в окончательный состав коллегии присяжных заседателей включены, как минимум, два кандидата, про живающих в области (т.8,л.д.133-145).

О незаконности состава коллегии присяжных заседателей не могут свидетельствовать доводы о том, что при ее формировании кандидат С скрыл наличие судимости у его отца С поскольку, как видно из мате риалов, представленных самим государственным обвинителем, определением Чаплыгинского районного суда Липецкой области от 22.02.2000 года последний от уголовной ответственности по ст. 158 ч. 1 УК РСФСР освобожден, а иные сведения, подтверждающие наличие у Старынина ВС. судимости, в материалах дела отсутствуют (т.8,л.д.138,т.13,л.д.43-45).

О незаконности состава суда не могут свидетельствовать и доводы государственного обвинителя о недопустимом включении в окончательный состав коллегии присяжных заседателей кандидата Ш по той причине что она сообщила о себе неправдивую информацию о том, что в рассматриваемом другим судом гражданском деле она являлась ответчиком, а не истцом, как это было на самом деле, поскольку из содержания протокола судебного заседания нельзя сделать вывод о том, что она, сделав такое заявление, желала ввести суд в заблуждение (т.8,л.д.142), а также по причине ее неоднократных высказываний в стадии формирования коллегии присяжных заседателей и судебном заседании своего негативного отношения к прокуратуре и судебной системе, по скольку из содержания протокола такой вывод относительно ее высказываний сделать нельзя.

Из того же протокола судебного заседания видно, что при формировании коллегии присяжных заседателей названным выше кандидатам государственным обвинителем, потерпевшим и его представителем отводы не заявлялись. Более того, по окончании формирования коллегии государственный обвинитель сделал заявление о том, что она сформирована в полном соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ (т.8,л.д.145).

Таким образом, настоящее дело рассмотрено законным составом суда.

Не основаны на материалах дела и приведенные в апелляционных представлении и жалобе доводы о том, что потерпевший в судебном заседании не был ознакомлен с его правами, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, в вводной его части ему разъяснялись права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ (т.8,л.д.81,132), которые были достаточны для доведения до суда своей позиции по делу, и которыми потерпевший М и его представитель А в полном объеме пользовались в стадии судебного следствия и прениях (т. 12,49-50).

Не основаны на материалах дела и доводы, приведенные в апелляционном представлении, о том, что судья не довел до сведения сторон о содержании окончательно сформулированных вопросов, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, в обсуждении вопросов участвовали все стороны (т.12,л.д.71), а после окончания составления вопросного листа судья огласил его после чего передал его старшине (т.12,л.д.73). Следовательно, вопросы судьей окончательно сформулированы в полном соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ.

Нельзя согласиться и с доводами апелляционного представления о незаконности напутственного слова судьи, а также о том, что вердикт является неясным и противоречивым и из него нельзя понять, сколько присяжных заседателей голосовали «за», а сколько «против». Как видно из материалов дела, напутствен ное слово полностью отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ, а вынесенный вердикт - требованиям ст.ст. 343-345 УПК РФ. При этом, согласно протоколу судебного заседания, сам государственный обвинитель, заслушав напутственное слово судьи, оценил его как соответствующее закону (т.8,л.д.1П- 125;т.12,л.д.74), а согласно содержанию вердикта вопросы полностью отвечают требованиям ст. 339 УПК РФ, являются понятными и противоречий не содержат на все вопросы единогласно даны отрицательные ответы (т.8,л.д. 126-127).

Что касается решения судьи об отказе в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя исследовать в присутствии присяжных заседателей материал об организации федерального розыска в отношении Каунова и об исполнении решения о розыске, то, вопреки приведенным в апелляционном представлении доводам, оно является обоснованным, поскольку этот материал к категории доказательств, применительно к ч. 1 ст. 389.25 УПК РФ, не относится, а от носится к данным, характеризующим личность оправданного.

Все приведенные выше доводы также не свидетельствуют о наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего и его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов а также о наличии по делу неясного и противоречивого вердикта и непринятия судьей необходимых мер для внесения уточнений в вопросный лист.

С доводами о неясности содержания резолютивной части приговора согласиться также нельзя, поскольку из приговора видно, по какому конкретно обвинению Каунов оправдан.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор является законным и обоснованным.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила оправдательный приговор Липецкого областного суда от 10 апреля 2014 года в отношении Каунова А В оставить без изменения, а апелляционные представление государственного обвинителя и жалобу потерпевшего оставить без удовлетворения.

Председательствующий -

Судьи -

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 346 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта