Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ15-49СП от 10.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ15-49СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 10 декабря 2015 г

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова ВВ.

при секретаре Ивановой А.А.

с участием прокурора Протопоповой Е.А., осужденного Кошляка В.И., адвоката Хандобина В.А., представителей потерпевшей А

- Аркушенко А.В. и Злобиной Ю.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 10 декабря 2015 года дело по апелляционным жалобам адвокатов Хандобина В.А. и Царакаевой С.Л на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 июня 2015 года, которым

Кошляк В И,

несудимый,

осужден по п.«а» ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений свободы: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального района

без согласия уголовно-исполнительной инспекции и являться в указанный орган на регистрацию 2 раза в месяц;

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Кошляка В.Иу адвоката Хандобина В.А., в поддержание доводов апелляционных жалоб, представителей потерпевшей А Аркушенко А.В. и Злобиной Ю.В., возражавших против доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Протопоповой Е.А., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

вердиктом коллегии присяжных заседателей от 26 мая 2015 года установлено следующее.

В период с 06.00 до 10.00 часов 11.01.2014 на участке местности возле дома по ул. в с. района

из многозарядного нарезного карабина модели «»,

снаряженного не менее пяти патронами, Кошляк В.И. на почве неприязненных отношений, возникших из-за того, что он подозревал А и А в повреждении своего имущества произвел не менее пяти выстрелов в сторону потерпевших, из которых один выстрел в левую область спины А с расстояния не менее пяти метров и один выстрел в левую область спины А с расстояния не более двух метров, чем причинил телесные повреждения:

А в виде огнестрельного сочетанного, слепого пулевого ранения грудной клетки с повреждением левой лопатки, ребер слева, левого легкого, грудных позвонков и правой лопатки, повлекшего обильную кровопотерю и смерть;

А в виде сквозного огнестрельного ранения задней поверхности грудной клетки (спина) с повреждением мягких тканей сквозного огнестрельного повреждения левой кисти, сквозного огнестрельного пулевого ранения левого плеча с повреждением плечевой кости и магистральных кровеносных сосудов (плечевой артерии и вены повлекшего острую кровопотерю и смерть.

В соответствии с установленными вердиктом фактическими обстоятельствами, суд квалифицировал действия Кошляка В.И. по п.«а ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти двум лицам на почве личных неприязненных отношений.

В апелляционных жалобах:

- защитник Хандобин В.А. утверждает, что при рассмотрении

данного дела судом с участием присяжных заседателей допущены

нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену

приговора. Считат, что председательствующий судья в напутственном

слове исказил существо предъявленного Кошляку обвинения, указал,

что Кошляк обвиняется в производстве выстрелов в спину потерпевшим,

тогда как Кошляк обвинялся в производстве выстрелов в направлении

потерпевших, прицельно, с расстояния 5 и 2 метра. Относит к

незаконному воздействию на присяжных заседателей разъяснение

председательствующего о том, что преступление, в совершении

которого Кошляк обвиняется, предполагает лишь умышленное

совершение. Считает, что председательствующий, приводя содержание

уголовного закона, неверно разъяснил присяжным заседателям

юридические термины, в том числе, что такое вина, предпочтение отдал

доказательствам обвинения, не напомнил в деталях показания

некоторых свидетелей, неверно изложил позицию защиты пояснив лишь

о доводах защиты о необходимой обороне и крайней необходимости,

тогда как защита ссылалась на превышение необходимой обороны

Кошляком и неосторожность в его действиях. Указывает на то, что

председательствующий неоднократно возвращал присяжных

заседателей для принятия решения в совещательную комнату, в связи с

чем, коллегия потеряла объективность, и был получен устраивающий

суд результат - обвинительный вердикт при этом анализирует ответы,

признанные председательствующим противоречивыми и неясными и

признанные присяжными заседателями недействительными. Считает,

что исходя из вердикта, у осужденного отсутствовал умысел на

убийство потерпевших. В протоколе судебного заседания не указано

время возращения присяжных заседателей в зал суда из совещательной

комнаты. Просит приговор отменить, направить дело на новое судебное

рассмотрение;

- защитник Царакаева С.Л. указывает на то, что выводы суда,

изложенные в приговоре, противоречат вердикту присяжных

заседателей, которые исключили из вопросного листа утверждения о

том, что Кошляк В.И. имел намерение лишить потерпевших жизни и

произвел прицельные выстрелы. Считает в связи с этим, что суд неверно

квалифицировал действия осужденного, совершенные по преступной

небрежности. Просит изменить приговор, переквалифицировать

действия Кошляка В.И. на ст. 109 ч.З УК РФ, снизив наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный

обвинитель Железная Ю.В., представитель потерпевшей А

- Злобина Ю.В. и представитель потерпевшего А -

адвокат Борзенков Е.И., просят приговор, как законный и обоснованный

оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Данное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при наличии к тому законных оснований, а именно, в связи с ходатайством об этом самого осужденного.

Из материалов дела усматривается, что осужденному Кошляку неоднократно и подробно разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования приговора.

Права ему были понятны.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Как усматривается из протокола судебного заседания, сторонам председательствующим были предоставлены равные возможности по формированию коллегии присяжных заседателей. В том числе им предоставлялась возможность задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, заявить мотивированные и немотивированные отводы.

Заявленные сторонами отводы кандидатам в присяжные заседатели разрешены председательствующим судьей в порядке, установленном законом.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, на вопросы председательствующего судьи стороны заявили, что замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей не имеют, не имеют также и заявлений о тенденциозности, предвзятости сформированной коллегии неспособности вынести объективный вердикт именно в данном составе.

Из протокола судебного заседания усматривается, что все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на вопросы председательствующего и сторон. Из ответов на вопросы председательствующего и сторон к кандидатам в присяжные заседатели усматривается, что все они смогут быть объективными при рассмотрении данного уголовного дела.

С учетом приведенных данных, характера предъявленного осужденному обвинения, не имеется причин считать сформированную коллегию присяжных заседателей тенденциозной.

Судебное следствие по данному делу проведено в соответствии со ст. ст. 334-335 УПК РФ.

В том числе из дела усматривается, что в судебном заседании, в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Все ходатайства, поступившие от сторон, как видно из протокола судебного заседания разрешены председательствующим судьей в установленном законом порядке, с вынесением мотивированных постановлений.

Оснований сомневаться в правильности принятых председательствующим судьей решений судебной коллегией не усматривается.

Стороне защиты и стороне обвинения, были предоставлены равные права по представлению доказательств.

Осужденный Кошляк и его защитники, представили все имеющиеся у них доказательства, дополнений не имели, не возражали против того чтобы закончить судебное следствие и перейти к судебным прениям.

Таким образом, из дела видно, что председательствующим судьей создавались необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и, осуществления предоставленных им прав принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

В том числе осужденный Кошляк и его защитники в присутствии присяжных заседателей поясняли о своей версии происшедшего, согласно занятой позиции защиты.

Из дела усматривается, присяжные заседатели выслушали доводы стороны обвинения и стороны защиты и вынесли свой вердикт.

Из протокола судебного заседания следует, что сторона обвинения как и сторона защиты в прениях давали исследованным в судебном заседании доказательствам оценку, в соответствии с их процессуальным положением и занятой позицией, что не противоречит требованиям закона и не может быть отнесено к незаконному воздействию на присяжных заседателей.

Из протокола судебного заседания усматривается, что согласно занятой стороной защиты позиции потерпевшие применили к Кошляку и С насилие, один из потерпевших передернул затвор автомата угрожал «кончить Кошляка)». Испугавшись за свою жизнь и жизнь С полагая, что потерпевший будет в них стрелять, Кошляк вставил в имевшийся у него карабин магазин и произвел один выстрел вверх и два выстрела в сторону потерпевших, не целясь в них.

Нарушения требований закона при формулировании вопросов подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ сформулированные вопросы соответствуют объему предъявленного Кошляку обвинения и не выходят за его рамки.

Вопросный лист сформулирован председательствующим судьей с учетом результатов проведенного судебного следствия, позиций сторон в прениях.

В том числе из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей был оглашен проект вопросного листа для изучения и подачи на него замечаний и предложений.

Замечания по содержанию и формулировке вопросов, поправки к вопросам, поступившие от сторон обсуждались.

Из содержания вопросов усматривается, что присяжные заседатели с учетом доводов стороны защиты, имели возможность указать в вердикте на невиновность Кошляка в инкриминируемом преступлении, если бы пришли к такому выводу, либо признать, что он защищался от действий потерпевших.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Содержание напутственного слова не дает оснований для вывода о нарушении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности. Возражений в связи с содержанием напутственного слова сторонами заявлено не было (т. 8 л.д. 152).

Как усматривается из напутственного слова председательствующего судьи, содержание предъявленного Кошляку обвинения приведено им в полном соответствии с окончательным обвинением, предъявленным Кошляку 24 октября 2015 года (т. 5 л.д. 76-79), обвинительным заключением и вступительным словом государственного обвинителя содержащими указание на производство Кошляком прицельных выстрелов в область спины А и А правильно сообщено председательствующим также содержание уголовного закона предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется Кошляк.

Положения уголовного закона, касающиеся вины, разъяснены судом в соответствии с главой 5 УК РФ.

Не нарушен председательствующим судьей закон при разъяснении присяжным заседателям юридических терминов, в том числе понятия прямого и косвенного умысла, неосторожности, при этом судом приведен пример неосторожного убийства, (т. 8 л.д. 30).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, ссылка председательствующего на то, что преступление, в котором обвиняется подсудимый, предполагает лишь умышленное его совершение, не противоречит требованиям закона.

Правильно в напутственном слове председательствующего судьи изложена и позиция защиты по данному делу.

Как следует из протокола судебного заседания председательствующий пояснил: «Согласно занимаемой стороной защиты позиции, имело место лишение жизни в состоянии необходимой обороны то есть при защите от нападения А иА сопряженного с непосредственной угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» «Подсудимый Кошляк и его защитники, полагают, что подсудимый произвел выстрелы в потерпевших, обороняясь, в условиях необходимой обороны и крайней необходимости» (т. 8 л.д. 30, 34).

Разъяснены судом также понятия необходимой обороны превышения пределов необходимой обороны, доведены до присяжных заседателей санкции ст. 105 ч. 2 и 108 ч. 1 УК РФ.

Председательствующий в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ, в равной мере напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.

При этом закон не требует от председательствующего судьи полного пересказа вплоть до деталей исследованных доказательств, в том числе показаний допрошенных в судебном заседании лиц.

Председательствующим судьей, как того требует закон, разъяснены присяжным заседателям также правила оценки доказательств и порядок голосования.

Из протокола судебного заседания следует, что присяжным заседателям поставленные перед ними вопросы и напутственное слово понятны, заявлений от присяжных заседателей не поступало.

Вердикт коллегии присяжных заседателей постановлен с соблюдением положений ст. 343 УПК РФ, он является ясным и непротиворечивым.

Из протокола судебного заседания усматривается, что 26 мая 2015 года коллегия присяжных заседателей в составе 12 человек удалилась в совещательную комнату на совещание в 12 часов 45 минут. К 16 часам 05 минутам в зал судебного заседания доставлен подсудимый, явились стороны, затем приглашены присяжные заседатели с подписанным вопросным листом (т. 8 л.д. 152).

С учетом приведенных в протоколе судебного заседания данных усматривается, что время совещания присяжных заседателей при отсутствии единодушного решения превышало 3 часа и положения ч. 1 ст. 343 УПК РФ нарушены не были.

Возвращение председательствующим коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения неясностей и противоречий вердикта предусмотрено ч. 2 ст. 345 УПК РФ. При этом уголовно-процессуальный закон не содержит запрета возвращать коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату неоднократно.

Как усматривается из протокола судебного заседания и вопросного листа первоначально, присяжные заседатели нарушили требования ч. 7 ст. 343 УПК РФ о правильности оформления ответов на вопросы при голосовании, в дальнейшем в вердикте имелись противоречия и неясности которые также обязывали председательствующего судью возвращать коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату, для их устранения (т. 8 л.д. 152-154).

Так согласно протоколу судебного заседания (т. 8 л.д. 152), председательствующий, после ознакомления с вопросным листом, нашел его неясным ввиду отсутствия результатов голосования при ответах на вопросы № 2 и № 3, в которых имелось лишь указание на то, что голосовали 6 присяжных заседателей.

При таких данных у председательствующего судьи имелись обоснованные сомнения в том, что порядок голосования, установленный ст. 342 УПК РФ присяжными заседателями соблюден, и никто из них не воздержался от голосования.

С учетом изложенного, председательствующий судья обоснованно возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату и просил устранить имеющиеся недостатки.

В 16 часов 07 минут коллегия присяжных заседателей вновь удалилась в совещательную комнату, откуда возвратилась в 16 часов 20 минут. При этом председательствующий установил, что ответы присяжных заседателей на вопросы № 2 и № 3 противоречат ответу на вопрос № 4, в связи с чем, еще раз напомнил о порядке совещания и обоснованно вернул коллегию присяжных заседателей в совещательную комнату, где она находилась с 16 часов 22 минут до 17 часов 15 минут.

В последующем вынесенный присяжными заседателями вердикт дважды председательствующим судьей признан неясным и противоречивым со ссылками соответственно на внесение присяжными заседателями в содержание вопроса № 2, при ответе на него формулировки, отличной от той, что содержится в вопросном листе и на неясность ответа на вопрос № 2 в части исключения из объма обвинения слова «прицельный» (поскольку такое слово содержалось в вопросе дважды), о чем даны соответствующие разъяснения.

После устранения всех сомнений и неясностей, в 17 часов 57 минут присяжные заседатели вынесли вердикт, который обоснованно был признан председательствующим ясным и не противоречивым.

При изложенных обстоятельствах следует признать, что председательствующий судья действовал в строгом соответствии с требованиями ч. 2 ст. 345 и ст. 340 УПК РФ, в связи с чем, доводы защиты об оказании воздействия на коллегию присяжных заседателей путем произнесения председательствующим необъективного напутственного слова и их необоснованного возвращения председательствующим в совещательную комнату, являются несостоятельными.

Не имелось у председательствующего судьи также оснований к действиям, предусмотренным ч.5 ст. 348 УПК РФ.

Приговор постановлен в соответствии с вердиктом, в том числе правильно установлены и указаны в приговоре обстоятельства совершенного Кошляком преступления.

Юридическая квалификация действиям осужденного дана судом правильная.

Принимая решение о квалификации действий Кошляка по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ суд обоснованно исходил из следующего: присяжными заседателями признано доказанным то, что Кошляк на почве неприязненных отношений произвел не менее пяти выстрелов из огнестрельного оружия в сторону потерпевших. Смерть потерпевших наступила от огнестрельных повреждений жизненно важных органов и сосудов, образовавшихся в результате выстрелов.

Таким образом, между наступившими последствиями в виде смерти потерпевших и действиями осужденного имеется причинная связь, а направленность его действий свидетельствует о косвенном умысле на убийство.

Производя выстрелы из огнестрельного оружия в сторону потерпевших, Кошляк осознавал общественную опасность своих действий для жизни потерпевших, предвидел возможность их гибели, но относился к этому безразлично.

Такая форма умышленной вины содеянного Кошляком соответствует требованиям ч.З ст.25 УК РФ.

Исключение присяжными заседателями из вопросного листа слов о том что Кошляк имел намерение лишить потерпевших жизни и произвел выстрелы прицельно, не свидетельствует об отсутствии у Кошляка умысла на убийство, поскольку Кошляк хотя и не желал наступления смерти потерпевших, но, направляя оружие в сторону потерпевших и производя выстрелы, осознавал общественную опасность своих действий и предвидел возможность наступления любых последствий, в том числе и в виде смерти.

По этим основаниям доводы апелляционных жалоб о неосторожной форме вины Кошляка по причинению смерти потерпевшим, признаются судебной коллегией необоснованными.

Как правильно указано в приговоре, производя выстрелы в потерпевших, Кошляк являвшийся охотником и имевший навыки стрельбы безусловно, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти потерпевших (поэтому отсутствует преступная небрежность), и не имел никаких оснований самонадеянно рассчитывать на их предотвращение (отсутствует и преступное легкомыслие).

Решение суда о вменяемости Кошляка основано на материалах дела, данных о его личности, принято судом также с учетом выводов судебно-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

При назначении Кошляку наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности смягчающие обстоятельства, то, что Кошляк признан присяжными заседателями не заслуживающим снисхождения.

Оснований к назначению Кошляку наказания с применением правил ст. ст. 64, 73 УК РФ, также как и к изменению категории преступления на менее тяжкую, судом не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное осужденному Кошляку наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные адвокатом Хандобиным В.А., судом рассмотрены в установленном законом порядке, с вынесением мотивированного постановления.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования предусмотренные ст. 260 УПК РФ: замечания рассмотрены председательствующим незамедлительно после их поступления в суд, по результатам их рассмотрения вынесено постановление, в котором приведены доводы адвоката, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об их необоснованности в части, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемому вопросу.

Поскольку постановление председательствующего судьи соответствует требованиям закона, является обоснованным по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для его отмены либо изменения не имеется.

По изложенным основаниям приговор в отношении Кошляка оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 38920, 38928 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 июня 2015 года в отношении Кошляка В И оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 345 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта