Информация

Решение Верховного суда: Определение N 19-АПУ17-4СП от 11.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 19-АПУ17-4СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Лаврова Н.Г. и Ботина А.Г.,

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Тетеревятниковой О.И. и апелляционной жалобе потерпевшего Б на приговор Ставропольского краевого суда от 16 февраля 2017 г., по которому

Тимашов М Г

несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к 1 году 10 месяцам принудительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы, с лишением права занимать должности связанные с исполнением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий в органах МВД РФ иных государственных органах и органах местного самоуправления на 3 года.

Местом отбывания Тимашовым М.Г. наказания определен исправительный центр, назначаемый по указанию территориального органа уголовно-исполнительной системы - УФСИН России по краю.

Заслушав доклад судьи Лаврова Н.Г. о содержании приговора существе апелляционных представления и жалобы, а также возражений на них, выслушав выступление прокурора Лох Е.Н., поддержавшей апелляционное представление об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение, выступление потерпевшего Б просившего приговор отменить, уголовное дело возвратить прокурору, а также выслушав выступление адвоката Гаркуши А.В. в интересах осужденного Тимашова М.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА по приговору Ставропольского краевого суда от 16 февраля 2017 года основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей от 31 января 2017 года, Тимашов М.Г. признан виновным в причинении Б смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения Тимашовым М.Г. своих профессиональных обязанностей.

Преступление совершено при установленных судом обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Тетеревятникова О.И. считает приговор незаконным и необоснованным. По мнению автора представления, дело рассмотрено с нарушениями уголовно процессуального закона, действия Тимашова М.Г. по ч.2 ст. 109 УК РФ квалифицированы неправильно, указывает, что вопросы и ответы на них присяжными заседателями содержат противоречия.

Так, коллегией присяжных заседателей признано доказанным, что Тимашов М.Г., являясь командиром взвода филиала

университета МВД России, пришел в помещение курсантской столовой, расположенной в учебном корпусе №

филиала университета России по адресу: г. где, увидев сидевшего за столом курсанта 1 курса Б при отсутствии каких-либо обстоятельств свидетельствующих о необходимости обнажения, приведения в боевую готовность и применения огнестрельного оружия, подойдя к Б,

обнажил находившийся при нем пистолет «Макарова», вынув его из кобуры, перевел предохранитель флажкового типа, расположенный на кожухе затвора, в боевое положение. Считает, что указанные действия Тимашова М.Г. содержат признаки преступления, предусмотренные ч. 3 ст.286 УК РФ.

Кроме того, в ответе на вопрос № 6 присяжные признали доказанным что «Тимашов М.Г., получив пистолет и патроны к нему в количестве 16 штук, вставил снаряженный патронами магазин в пистолет...»

Далее по тексту следует, что Тимашов М.Г., не убедившись, что в пистолет не вставлен снаряженный патронами магазин, ошибочно полагал что пистолет не заряжен. Полагает, что такая формулировка исключает незнание Тимашовым М.Г., что пистолет заряжен.

Несмотря на указанные противоречия в ответах на вопросный лист председательствующий не обратил на это внимание коллегии присяжных и не предложил присяжным внести в свои ответы соответствующие уточнения Просит приговор отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение, начиная с формирования коллегии присяжных заседателей.

В апелляционной жалобе и дополнениях потерпевший Б

оспаривает приговор, ссылаясь на допущенные председательствующим нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие ограничение его прав на представление доказательств и повлиявшие на постановку перед присяжными заседателями вопросов, а также на формулирование ими ответов на них. Указывает, что судья необоснованно отклонил его ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей в связи с тенденциозностью по половому и возрастному признаку, а также о возвращении уголовного дела прокурору для установления дополнительных обстоятельств. По его мнению, председательствующим судьей не учтен предложенный им порядок судебного следствия, пресекались попытки исследования данных о личностях подсудимого и погибшего и взаимоотношениях между ними.

Полагает, что по делу был неправильно применен уголовный закон, в результате чего Тимашову М.Г. назначено несправедливое вследствие чрезмерной мягкости наказание за преступления, в том числе безосновательно не были приняты решения об ответственности Тимашова М.Г. по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за совершение убийства общеопасным способом, по ст. 125 УК РФ за оставление в опасности, и по ч. 1 ст. 163 УК РФ за вымогательство. Просит приговор отменить и направить уголовное дело прокурору.

В возражениях на представление государственного обвинителя и жалобу потерпевшего Б адвокаты Косьяненко АД. и Гаркуша А.В. в защиту Тимашова М.Г., указывая на несостоятельность содержащихся в них доводов, просят об оставлении их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив доводы, изложенные в апелляционном представлении и жалобе потерпевшего, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия полагает постановленный по уголовному делу приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. К числу таких нарушений при рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей относится, в частности, несоблюдение установленных уголовно процессуальным законом требований к процедурам вынесения и провозглашения вердикта.

Согласно положениям ст. 339 УПК РФ, после основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности. В необходимых случаях отдельно ставятся также вопросы о степени осуществления преступного намерения, причинах, в силу которых деяние не было доведено до конца, степени и характере соучастия каждого из подсудимых в совершении преступления. Допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Не могут ставиться отдельно либо в составе других вопросы требующие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого (о его судимости), а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Вопросы ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках.

Однако, суд не выполнил в полной мере данные требования закона.

Так, вопросы № 2 и № 6 сформулированы некорректно, поскольку полностью дублируют описание действий подсудимого и фактически различаются только в части умысла подсудимого (т.е. субъективной стороны преступления). В вопросе № 6 используются такие понятия, как «не убедившись, что в пистолет не вставлен снаряженный патронами магазин далее по тексту: «..ошибочно полагая, что пистолет не заряжен...», которые отражают не действие лица (посмотрел, проверил, и т.п.), а выражают отношение лица к содеянному, т.е. субъективную сторону преступления, что является недопустимым. Кроме того, такая формулировка вопроса является сложной для восприятия и выходит за пределы компетенции коллегии присяжных заседателей, поскольку требуют собственно юридической оценки действий подсудимого.

Согласно ст. 345 УПК РФ после подписания вопросного листа присяжные заседатели возвращаются в зал судебного заседания, и старшина присяжных заседателей передает вопросный лист с внесенными в него ответами председательствующему. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения в вопросный лист уточнений.

В случае же, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, постановленный на основе вердикта коллегии присяжных заседателей приговор, с учетом положений ч. 2 ст. 389.25 УПК РФ, подлежит отмене.

Как усматривается из материалов настоящего уголовного дела присяжные заседатели, отвечая на вопрос № 2, большинством голосов (8 против 4) признали недоказанным, что 15 июня 2015 года, командир взвода

филиала университета России Тимашов М.Г., с 17 часов заступая в наряд дежурным по филиалу университета, примерно в 16 часов 30 минут, в помещении комендантского отделения филиала университета получил пригодный для стрельбы пистолет «Макарова» с серией и заводским номером « », калибра 9 мм, два магазина, а также патроны к пистолету калибра 9 мм количеством 16 штук. В указанный пистолет он вставил один из снаряженных патронами магазинов после чего поместил пистолет в кобуру. Примерно в 16 часов 45 минут Тимашов М.Г. пришел в помещение курсантской столовой, расположенной в учебном корпусе № филиала университета России по адресу: г. где увидев сидевшего за столом, склонившего голову на руки, лежащие на этом столе, курсанта 1 курса Б обнажил находившийся при нем пистолет «Макарова», вынув его из кобуры, перевел предохранитель флажкового типа, расположенный на кожухе-затворе указанного пистолета в боевое положение, передернув затворную раму, дослал патрон в патронник направил дульный срез пистолета в сторону головы Б и нажав на спусковой крючок пистолета, произвел прицельный выстрел в голову Б что привело к последствиям, указанным в вопросе №1.

Вместе с тем, при ответе на вопрос 6 присяжные заседатели также большинством голосов (8 против 4) признали доказанным, что Тимашов М.Г. совершил действия, указанные в вопросе 1 вопросного листа, в частности, что Тимашов М.Г., заступая в наряд дежурным по филиалу университета, примерно в 16 часов 30 минут получил пригодный для стрельбы пистолет «Макарова», калибра 9 мм, два магазина, а также патроны к пистолету калибра 9 мм количеством 16 штук. В указанный пистолет вставил один из снаряженных патронами магазинов. Примерно в 16 часов 45 минут Тимашов М.Г. пришел в помещение курсантской столовой расположенной в учебном корпусе № филиала

университета России, где увидев сидевшего за столом склонившего голову на руки, лежащие на этом столе, курсанта 1 курса Б обнажил находившийся при нем пистолет «Макарова вынув его из кобуры, перевел предохранитель флажкового типа расположенный на кожухе-затворе указанного пистолета в боевое положение и, не убедившись, что в пистолет не вставлен снаряженный патронами магазин, ошибочно полагая, что пистолет не заряжен, передернул затворную раму, дослал патрон в патронник, и, намериваясь напугать Б щелчком ударно-спускового механизма пистолета направил дульный срез пистолета в сторону головы Б нажал на спусковой крючок пистолета, в результате чего произошел выстрел в голову Б что привело к последствиям, указанным в вопросе №1.

Таким образом, в ответах на вопросы № 2 и № 6 содержатся противоречия в том, совершил ли Тимашов М.Г. действия, указанные в вопросе № 1.

При таких обстоятельствах председательствующий, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 345 УПК РФ, должен был указать присяжным заседателям на противоречивость вердикта и принять меры для внесения соответствующих уточнений в вопросный лист, однако это не было сделано поэтому ни сам вердикт, ни постановленный на его основе приговор не могут быть признаны отвечающими требованиям законности; приговор же в этом случае подлежит отмене, а уголовное дело - направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

При новом рассмотрении данного уголовного дела в суде с участием присяжных заседателей, в частности, должно быть обращено внимание как на постановку в вопросном листе вопросов, не предполагающих взаимоисключающих ответов, так и на устранение из ответов на вопросы неясностей и противоречий.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Ставропольского краевого суда от 16 февраля 2017 года в отношении Тимашова М Г отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином его составе со стадии судебного разбирательства.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 345 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта