Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ14-65СП от 01.04.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №56-АПУ 14-65 СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 апреля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина СР. и Зыкина В.Я.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Бурмышева Ю.В., Исачковой Н.В., Исачкова В.В., Пуще ленко А.В., защитников Санжарова Н.И., Тютюнник Т.П. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 17 июня 2014 года которым

Бурмышов Ю В ,

не судимый,

осужден по

ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы,

ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 8 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строго режима;

Коваленко А З,

судимая 22 мая 2012 года по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редак­

ции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 5 годам лише­

ния свободы,

осуждена по

ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 5 годам лишения свободы,

ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 8 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 9 лет лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания с наказанием по приговору от 22 мая 2012 года окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправитель ной колонии общего режима;

Исачков В В

не судимый,

осужден по

ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы,

ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 8 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Исачкова Н В

не судимая,

осуждена по

ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 4 годам лишения свободы,

ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ ( в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 8 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

Пущеленко А В,

судимый:

1. 15 августа 2001 года по ст. 166 ч. 4 УК РФ к 9 годам лишения сво­

боды;

2. 4 мая 2006 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения

свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ к 2 годам лишения свобо­

ды, освобожден 28 августа 2007 года условно-досрочно на 5 меся­

цев 11 дней,

осужден по

ст. 159 ч. 4 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 6 годам лишения свободы,

ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) к 13 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

По делу осуждены также Шахов С А и Андреев В

Е , приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступление осужденных Бурмы шова Ю.В., Коваленко А.З., Исачкова В.В., Исачковой Н.В., Пущеленко А.В. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Санжарова Н.И Тютюнник Т.П., Подмаревой Е.В., Зайцева Д.С, Андрианова Я.В., Бушиной Т.Г., Меркушевой Л.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Луканиной Я.Н., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Бурмышов Ю.В., Коваленко А.З., Исачков В.В., Исачкова Н.В. и Пуще ленко А.В. осуждены за мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в осо бо крупном размере. Также Пущеленко А.В. осужден за убийство с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, Исачкова Н.В. осуждена за покушение на убийство с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, Бурмышов Ю.В., Исачков В.В. и Коваленко А.З. осуждены за пособничество в убийстве с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение.

Преступления совершены в г. в период с октября 2007 года по 17 февраля 2008 года, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах:

Осужденный Бурмышов Ю.В. просит о смягчении наказания с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на незначительную роль в совершении преступления, активное содействие его раскрытию и изобличению других соучастников.

Защитник Санжаров Н И . в интересах осужденного Бурмышова Ю.В., не оспаривая его осуждение за мошенничество, просит об отмене приговора с прекращением дела о его причастности к убийству.

Считает вердикт в этой части необоснованным, ссылается на то, что до сведения присяжных заседателей не были доведены сведения об избиении Бур мышова, в результате чего он оговорил себя. Считает, что из показаний Ч

иЛ следует, что вопрос об убийстве Г не обсуждался а Пущиленко в суде подтвердил, что оговорил Бурнышова, однако суд не применил требования части 4 ст. 348 УПК РФ.

Кроме того, при квалификации действий Бурмышова Ю.В. суд вышел за пределы обвинения: в деле нет доказательств того, что осужденный кому-либо обещал скрыть следы преступления и в приговоре не разъясняется, как это можно сделать без предварительного сговора.

Защитник Тютюнник Т.П. в интересах осужденной Коваленко АЗ полагает, что ее содействие в убийстве Г должно быть квалифицировано как покушение, поскольку она не знала, когда кем и как был задушен потер певший. При этом защитник ссылается на квалификацию действий Исачковой по сравнению с которой Коваленко А.З. наказана чрезмерно сурово.

Считает, что было нарушено право Коваленко А.З. на защиту, поскольку на следствии ее защищал по назначению адвокат Усов В.Г., который определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 года не был допущен к ее защите.

Осужденная Исачкова Н.В. просит приговор суда отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, полагая, что при формировании коллегии присяжных заседателей были допущены грубые нарушения. У некоторых присяжных заседателей имелись предубеждения, которые повлияли на их объективность при рассмотрении дела.

Так, кандидат № 13 была избрана старшиной присяжных заседателей, хотя ранее работала следователем в УВД. У нее же судимы родственники - отец умерший до ее рождения и брат, с которым она не общается, видимо, по этой причине, не считая его за родственника. Этому кандидату были заявлены отводы сторонами, но суд их не удовлетворил. Отводы заявлялись и другим канди датам, поскольку их убеждения препятствовали вынесению объективного вердикта. Ходатайство защиты о тенденциозности коллегии не было поддержано государственным обвинителем, хотя она также заявляла мотивированные отводы кандидатам.

Во вступительном слове гособвинитель огласила негативные данные о подсудимых, искажала материалы дела, утверждала, что преступления были совершены, а не «вменяются» им. Государственный обвинитель оказывала в суде давление на свидетелей защиты, задавала им вопросы о характеризующих данных, однако суд отказал в ее отводе, хотя в некоторых случаях судья обращала внимания на допущенные обвинителем нарушения. Таким образом, пыталась вызвать у присяжных заседателей негативное отношение к подсудимым что повлияло на вынесение необъективного вердикта.

Свидетель обвинения Д при присяжных сообщила, что ей поступают звонки с угрозами, что вызвало предубеждение к подсудимым.

Осужденный Исачков ВВ. просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, считает, что назначенное ему наказание не соответствует обстоятельствам дела и его роли в преступлении.

Утверждает о нарушениях УПК и УК РФ на следствии и в ходе судебного разбирательства. Следователь сфальсифицировал дату его задержания 16 января 2010 года, тогда как он был задержан 15 января, в протоколе проверки его показаний на месте нет подписи защитника Гончаренко А.А., видеозапись этого следственного действия была перенесена на другой носитель без составления протокола.

Постановления о назначении экспертиз и об ознакомлении его с их результатами сфальсифицированы, как и протокол его допроса в качестве обвиняемого от 3 сентября 2010 года. В деле нет материалов о розыске Г.,

об эксгумации в указанном им и Шаховым С.А. месте.

Осужденный Пущеленко А.В. просит об отмене приговора с направлением дела на новое расследование в связи с нарушением норм уголовно процессуального закона, необходимостью переквалификации его действий и смягчения наказания.

Считает составленное по делу обвинительное заключение необоснованным, что ввело в заблуждение коллегию присяжных заседателей. Приводит доказательства, оспаривая фактические обстоятельства по делу, установленные следствием и судом. Обращает внимание на то, что суд отказал защите в проведении почерковедческой экспертизы записей в реестре нотариуса Е.

Утверждает, что ответы присяжных заседателей на вопросы №№ 15 и 37 являются противоречивыми, однако председательствующий не указал коллегии на это. При составлении вопросного листа суд вышел за пределы обвинения указывая о приобретении, хранении и транспортировке наркотических веществ обстоятельства, указанные в вопросе № 2 обстоятельства о вклеивании фотографии и другие - не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что ввело присяжных заседателей в заблуждение.

Кроме того, в напутственном слове судья дала оценку доказательству указав о подлинности доверенности от 12 февраля 2008 года, необоснованно указала об использовании Исачковой Н.В. инъекции наркотического вещества высказалась о достоверности доказательств, разъясняя, что присяжным следует учитывать и показания, данные в ходе предварительного следствия, а также письменные материалы дела, в отличие от данных, собранных в суде. Фактически сообщила присяжным, что не следует относиться к показаниям подсудимых как к правдивым, поскольку они, давая показания, осуществляют свою защиту Проявила предвзятость к доказательствам защиты, разъяснив не принимать во внимание предположения защиты о причастности к преступлениях иных лиц.

Считает, что Коваленко А.З. была лишена права на защиту, поскольку на следствии при ознакомлении с материалами уголовного дела и в суде при продлении срока содержания ее под стражей 26 марта 2013 года ее защищал по на значении адвокат Усов В.Г., который определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2012 года не был допущен к ее защите.

Осужденный Пущеленко А.В. возражает на апелляционную жалобу за щитника Тютюнник Т.П., просит оставить ее без удовлетворения.

Государственные обвинители Литвиненко ЕВ. и Дремина Л.П. возражают на апелляционные жалобы осужденных и защитников.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Все заявленные сторонами мотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели были разрешены председательствующей судьей в соответствии с требованиями закона, в том числе кандидату № 13 М

На все поставленные председательствующей и сторонами вопросы кандидат ответила, информацию о себе не скрывала. Мотивы, по которым стороны заявили отвод указанному кандидату, председательствующей оценены и обоснованно признаны не препятствующими исполнению ей обязанностей присяжного заседателя по данному делу (т.42 л.д. 54).

Ссылки осужденной Исачковой Н.В. на возможно имеющиеся у этого присяжного заседателя предубеждения не основаны на материалах дела и в силу предположительного характера не могут являться основанием для вывода о незаконном составе суда.

Участие кандидата в присяжные заседатели № 25 в предыдущие годы в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя не является законным препятствием для участия в рассмотрении данного уголовного дела То обстоятельство, что у данного кандидата сын - пограничник, санинструктор не могло повлиять на ее объективность в рассмотрении дела Исачковой Н.В. и других.

Факт того, что кандидат в присяжные заседатели № 16 является военно служащим, а в отношении кандидатов №№ 5 и 9 и в отношении дочери канди дата № 7 ранее совершались преступления, не является предусмотренным законом основанием для их отвода. Установив, что указанные обстоятельства не влияют на объективность кандидатов, судья обоснованно отказала в удовлетворении их отвода.

Утверждения Пущеленко А.ВА. о том, что двое присяжных заседателей не входили в списки кандидатов в присяжные заседатели, проверены судебной коллегией и опровергнуты выпиской из списка кандидатов в присяжные заседатели для Приморского краевого суда на 2013-2016 годы, утвержденного постановлением администрации Приморского края от 31 октября 2012 года № 305- па.

Заявление стороны защиты о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей рассмотрено судом в соответствии со ст. 330 УПК РФ и обоснованно отклонено, поскольку в ходатайстве не приведено доводов о таких особенностях рассматриваемого дела, которые не позволяют коллегии присяжных заседателей в целом вынести объективный вердикт (т.34 л.д. 146-147).

Доводы апелляционных жалоб о необоснованности вердикта, об отсутствии доказательств совершения преступлений и отдельных обстоятельств дела, о несоответствии выводов суда исследованным доказательствам, о неправильной оценке достоверности доказательств не являются основаниями для отмены при говора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подле жит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для от- мены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389^ УПК РФ).

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон.

Все ходатайства сторон об исследовании доказательств рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, при отклоне нии ходатайств судом вынесены мотивированные решения.

В частности, отклоняя ходатайство подсудимого Пущеленко А.В. о про ведении почерковедческой экспертизы реестра нотариуса Е суд вынес законное и обоснованное решение (т.40 л.д.24-25) с учетом того, что изготовление доверенности, заверенной нотариусом, не вменялось подсудимым, а исполненная в ней надпись была исследована экспертом в ходе предварительного расследования дела.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Ходатайства стороны защиты, в том числе о недопустимости ряда доказательств, рассмотрены в соответствии с требованиями закона, решения суда об их отклонении являются обоснованными и мотивированными.

Это касается, в том числе и утверждений о том, что следственные действия с Пущеленко А.В. проводились с нарушением его права на защиту и протоколы были сфальсифицированы. Допустимость предъявляемых присяжным заседателями доказательств проверялась председательствующим с учетом доводы стороны защиты.

Допустимость протокола проверки показаний Исачкова В.В. на месте тщательно проверялась судом первой инстанции с учетом доводов стороны за щиты, в том числе касающихся переноса видеозаписи этого следственного действия на другой материальный носитель. Вынесенные по этому вопросу решения (т.37 л.д.97-105 и л.д. 181-183) являются мотивированными и соответствующими требованиям закона. Судом сделан обоснованный вывод о фактическом участии защитника в проведении этого следственного действия, несмотря на отсутствие его подписи в протоколе, и о том, что в ходе проведения следственного действия и его оформления не допущено таких нарушений уголовно процессуального закона, которые влекут признание доказательства недопустимым.

Сведений о фальсификации постановлений о назначении экспертиз и протоколов ознакомления обвиняемых с их заключениями в деле не имеется При составлении указанных протоколов обвиняемый и его защитник никаких замечаний по вопросу о дате ознакомления не сделали. Допустимость заключений экспертиз как доказательств, предъявляемых присяжным заседателям, проверялась судом первой инстанции. Вынесенное судом постановление (т.35 л.д.70-73) является законным и обоснованным.

Доводы Исачкова В.В. о фальсификации протокола его допроса от 3 сентября 2010 года не могут повлиять на оценку законности постановленного при говора, поскольку судом указанный протокол признан недопустимым доказательством.

Ходатайства Исачкова В.В., в том числе о вызове для допроса К разрешены судом с вынесением мотивированных и обоснованных решений Оснований сомневаться в их законности не имеется.

Доводы защитника Санжарова Н.И. о том, что до присяжных заседателей не были доведены факты дачи показаний Бурмышовым Ю.В. под давлением следствия, не могут послужить основанием для отмены приговора. Допустимость показаний Бурмышова Ю.В., данных им на следствии, проверялась судом первой инстанции с учетом доводов стороны защиты. Поскольку оценка допустимости доказательств не входит в компетенцию присяжных заседателей, данный вопрос в соответствии с частью 6 ст. 335 УПК РФ рассматривался в отсутствие присяжных заседателей.

Подсудимый Пущеленко А.В. был удален из зала судебного заседания до окончания допроса эксперта Ф в соответствии с требованиями ст. 258 ч.З УПК РФ. То обстоятельство, что после допроса эксперта, но до возвращения Пущеленко А.В. в зал судебного заседания, подсудимому Шахову С.А было задано несколько вопросов защитниками и государственным обвинителем, не нарушает прав Пущеленко А.В., который имел возможность задать Шахову С.А. интересующие его вопросы во время допроса Шахова С.А. или в любой другой момент судебного следствия.

Показания, данные подсудимыми во время производства предварительно го следствия, оглашались сторонами в той части, в которой они ходатайствовали, с учетом особенностей компетенции присяжных заседателей.

Государственным обвинителем не допускалось нарушений уголовно процессуального закона, влекущих отмену приговора суда, в том числе при до просе подсудимых.

Председательствующий разъясняла присяжным заседателям о том, что мнения и выступления сторон доказательствами не являются и не могут приниматься во внимание при вынесении вердикта (т.42 л.д.73).

Поэтому доводы апелляционной жалобы осужденной Исачковой Н.В оспаривающей позицию государственного обвинителя при разрешении судом различных вопросов в ходе рассмотрения дела, не могут поставить под сомнение законность приговора суда. Вопрос о продлении сроков содержания под судимых под стражей обсуждался в отсутствие присяжных заседателей (т.42 л.д. 105-113), поэтому высказанные при обсуждении этого вопроса государственным обвинителем мнения не могли повлиять на присяжных заседателей.

В тех случаях, когда государственный обвинитель касался вопросов, не входящих в компетенцию присяжных заседателей, председательствующая де лала присяжным заседателям разъяснение, что указанные обвинителем сведения не следует принимать во внимание (т.42 л.д. 70, 90), снимал вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела или повторные вопросы (т.42 л.д. 87, 146, 167, 177, 238).

Каких-либо фактов оказания давления на свидетелей со стороны государственного обвинителя протокол судебного заседания не содержит.

Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ, они сформулированы с учетом предъявленного подсудимым обвинения, а также результатов судебного следствия и прений сторон. Эти выводы касаются, в том числе и формулировок вопросов, связанных с отравлением потерпевшего. Как видно из текста вердикта, перед присяжными заседателями были поставлены вопросы о сговоре осужденных на применение с указанной целью наркотического вещества и о применении неустановленного вещества, приведшем к острому отравлению потерпевшего и потере им сознания.

Таким образом, утверждения осужденного Пущеленко А.В. о том, что перед присяжными был незаконно поставлен вопрос о приобретении, хищении и транспортировке ими наркотических средств - опровергается материалами дела.

Оценка доказанности фактических обстоятельств, указанных в вопросах относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей поэтому доводы осужденного о том, что указанные во втором вопросе обстоятельства не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не могут послу жить основанием для отмены приговора суда.

Ссылки осужденного Пущеленко А.В. на противоречивость ответов присяжных заседателей на вопросы о виновности Шахова С.А. (№№15 и 37) также не могут быть приняты во внимание при оценке законности приговора суда, который в отношении Шахова С.А. не обжалован, а Пущеленко А.В. не наделен полномочиями выступать в защиту иных осужденных или оправданных по дан ному делу.

Кроме того, ответы на эти вопросы по существу не являются противоречивыми.

Процедура постановки вопросов перед присяжными заседателями, предусмотренная ст. 338 УПК РФ, соблюдена.

При произнесении напутственного слова председательствующей не было допущено нарушений ст. 340 УПК РФ.

Вопреки доводам осужденного Пущеленко А.В., напоминая присяжным заседателям исследованные доказательства, судья не выражала своего отношения к ним и не делала из них выводы. Так, напоминая об исследованных доку ментах, председательствующая указывала лишь, в каких случаях эти документы были представлены в копиях, а в каких - в подлинниках. Это обстоятельство не свидетельствует об оценке доказательства с точки зрения его достоверности а потому такое напоминание не противоречит требованиям закона.

Указание председательствующей на то, что согласно предъявленному подсудимым обвинению, Исачкова Н.В. сделала потерпевшему инъекцию наркотического вещества, соответствует требованиям пункта 1 части 3 ст. 340 УПК РФ.

Как видно из текста напутственного слова (т.45 л.д. 137), председательствующая обратила внимание присяжных заседателей на то, что им следует учитывать не только те сведения, которые сообщили им допрошенные в судебном заседании лица, но и те, которые были сообщены в ходе следствии и оглашены в суде, а также сведения, содержащиеся в протоколах следственных действий заключениях экспертов, иных документах. Данное разъяснение не содержит в себе оценки доказательств и не может быть расценено как незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Разъяснения председательствующей, касающиеся правил оценки показаний подсудимого, соответствуют требованиям пп. 5 и 6 части 3 ст. 340 УПК РФ, в них не содержится мнение об их правдивости или ложности.

Разъяснения председательствующего о сведениях, которые не могут приниматься ими во внимание при вынесении вердикта, не могут быть признаны судебной коллегией влекущим отмену приговора существенным нарушением закона с учетом того, что позиция стороны защиты по предъявленному подсудимым обвинению была доведена до сведения присяжных заседателей с учетом требований ст. 252 УПК РФ и особенностей судебного разбирательства с участием коллегии присяжных заседателей.

Председательствующий обоснованно разъяснила присяжным заседателям о том, что им не следует принимать во внимание при вынесении вердикта показания свидетеля Д о поступлении ей звонков с угрозами.

Разъяснения председательствующего по поводу постановленных перед присяжными заседателями вопросов даны в соответствии с положениями час тей 1 и 2 ст. 344 УПК РФ и по своему содержанию являются правильными.

Вынесенный вердикт обоснованно признан председательствующим ясным и непротиворечивым.

При квалификации действий Бурмышова Ю.В., выразившихся в соучастии в убийстве, судом первой инстанции допущено нарушение положений ст. 252 УПК РФ. Из этих действий, описанных в приговоре суда, подлежит исключению заранее обещанное сокрытие следов преступления, поскольку, в соответствии с постановлением о привлечении его в качестве обвиняемого (т. 13 л.д. 337) и обвинительному заключению (т.32 л.д.523), указанные действия Бурмышову Ю.В. не вменялись.

Указанное изменение, однако, не уменьшает объем вменяемых осужден ному действий, что, с учетом назначения ему судом первой инстанции минимального размера наказания, предусмотренного частью 2 ст. 105 УК РФ, и отсутствия оснований для применения ст. 64 УК РФ, не влечет снижения наказания.

В остальной части приговора, с учетом фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.

Доводы апелляционной жалобы о неправильной квалификации действий Коваленко А.З. противоречат фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом присяжных заседателей и уголовному закону.

Как правильно указано в приговоре, вердиктом установлено, что Коваленко А.З. в соответствии с заранее состоявшимся сговором не только предоставила средства для приобретения орудия преступления, но и заранее обещала принять меры к сокрытию преступления путем инсценирования отъезда потер певшего, что и было ею сделано после совершения его убийства. При таких обстоятельствах ее действия правильно квалифицированы как пособничество в убийстве. Оснований для утверждения о покушении на совершение преступления в данном случае не имеется.

При этом ссылки защитника на квалификацию действий осужденной Исачковой Н.В. необоснованны, поскольку она осуждена за иные действия.

Вопреки доводам жалоб, вердиктом присяжных заседателей установлено что осужденные предварительно договорились о совершении убийства потер певшего Г и распределили между собой преступные роли.

Оснований для применения правил, предусмотренных частями 4 и 5 ст. 348 УПК РФ, суд первой инстанции не установил, о чем указал в приговоре.

Нарушений права Коваленко А.З. на защиту не допущено. Отказ судеб ной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской Федерации от допуска в качестве защитников Коваленко А.З. и Исачковой Н.В. адвокатов Усовых (т.27 л.д.204-205), на который ссылаются апелляционные жалобы, был связан с противоречивостью интересов осужденных и близким родством адвокатов, являющихся супругами. При таких обстоятельствах последующее участие одного защитника Усова В.М. в оказании юридической помощи Коваленко А.З. не нарушает требований закона и не ущемляет прав обвиняемой на защиту.

Вопрос о дате задержания подозреваемого Исачкова В.В. исследовался судом первой инстанции и нашел разрешение, с учетом доводов стороны защиты, в постановлении об отклонении ходатайств о признании доказательств не допустимыми от 1 октября 2013 года (т.37 л.д. 97-105). В деле отсутствую данные, которые указывали бы на иное время задержания Исачкова В.В., кроме указанной в протоколе даты 16 января 2010 года. Эта дата подтверждается и тем, что протокол задержания подписан Исачковым ВВ. без замечаний, касающихся времени его задержания.

С материалами оконченного расследованием уголовного дела Исачков ВВ. и его защитник были ознакомлены полностью, без ограничения во времени. Составленный об этом протокол соответствует требованиям ст. 217 УПК РФ (т.29 л.д.62-65), замечаний к нему у Исачкова В.В. не было. При проведении предварительного слушания (т.ЗЗ л.д.214-232) Исачков В.В. также не заявлял о нарушении его права на ознакомление с материалами дела.

Неполнота предварительного следствия, на которую указывает осужденный Исачков ВВ., в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством (ст. 38915 УПК РФ) не является основанием для отмены при говора суда.

Нарушений требований ст. 220 УПК РФ, которые препятствовали бы суду постановить соответствующее закону решение, по делу не допущено. Обоснованность предъявленного обвинения составляет существо судебного разбирательства и входит в компетенцию коллегии присяжных заседателей.

Председательствующий неоднократно разъясняла присяжным заседателям, что до осуждения подсудимые считаются невиновными, а выводы коллегии могут основываться лишь на доказательствах (т.42 л.д.34, т. 54 л.д. 137), поэтому нет оснований считать, что содержание подсудимых под стражей каким-либо образом повлияло на объективность присяжных заседателей, как об этом утверждает осужденная Исачкова Н.В.

Наказание осужденным назначено в соответствии с главой 10 УПК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности.

Оснований для удовлетворения доводов осужденного Бурмышова Ю.В. о смягчении наказания не имеется, поскольку эти доводы уже были учтены судом первой инстанции. Так, из приговора видно, что суд учел роль Бурмышова Ю.В. в совершении преступления и признал обстоятельством, смягчающим наказание, его способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников.

Также учтена роль в совершении преступлений и при назначении наказания осужденному Исачкову В.В.

Доводы апелляционной жалобы о чрезмерной суровости назначенного Коваленко А.З. наказания несостоятельны, поскольку за соучастие в убийстве ей назначено минимальное, предусмотренное частью 2 ст. 105 УК РФ, наказание. Определенное в соответствии с частью 3 ст. 69 УК РФ наказание по своему размеру также не может быть признано несправедливым. Положения части 5 ст. 69 УК РФ применены при назначении наказания правильно.

Вопрос о наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ судом обсуждался, в приговоре обоснованно указано о том, что таких обстоятельств не усматривается. Назначенное осужденным наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Выводы суда о наличии в действиях Пущеленко А.В. особо опасного рецидива являются обоснованными, поскольку ранее он был судим за совершение особо тяжкого преступления, судимость за которое не погашена, и вновь со вершил особо тяжкое преступление (п. «б» части 3 ст. 18 УК РФ).

90 98 11

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 17 июня 2014 года в отношении Бурмышова Ю В изменить, исключить из его осуждения по ст. 33 ч.5, 105 ч.2 п. «к» УК РФ заранее обещанное сокрытие следов преступления.

В остальной части указанный приговор в отношении Бурмышова Ю В , а также Коваленко А З , Исачкова В В , Исачковой Н В , Пущеленко А В

оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 344 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта