Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ15-29СП от 21.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 49-АПУ15-29СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 21 июля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Истоминой Г.Н судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании апелляционные представление государственного обвинителя Найму шина М.В., жалобу потерпевшего Нафикова Ф.Ф. на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 20 апреля 2015 года, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей, которым

Чепкасов А Н , родившийся года в д. района области, не судим,

оправдан по предъявленному ему обвинению за неустановлением события преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33, п. «е,ж» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167 УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Постановлено о признании за Чепкасовым права на реабилитацию предусмотренного главой 18 УПК РФ.

1

Органами предварительного следствия Чепкасову было предъявлено обвинение в организации убийства Н совершенном общеопасным способом, группой лиц по предварительному сговору, и в организации умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба. Преступления были совершены в октябре 2005 года в г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., мнение прокурора Пирогова М.В., поддержавшего апелляционное представление об отмене приговора, представителя потерпевшего - адвоката Шарипова Ф.М поддержавшего доводы жалобы потерпевшего и представления, выступление адвоката Кибальника О.Ю. в защиту интересов Чепкасова А.Н возражавшего на доводы представления и жалобы, просившего об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционном представлении государственный обвинитель Наймушин М.В. выражает несогласие с приговором. Указывает, что при отборе коллегии присяжных заседателей, присяжный заседатель под Н скрыла факт привлечения к уголовной ответственности и осуждения ее супруга, Н в связи с чем сторона обвинения была лишена возможности обсудить вопрос об отводе. Далее автор представления полагает, что в процессе судебного разбирательства, а также при выступлении в прениях сторон, подсудимым Чепкасовым и его адвокатом неоднократно до сведения присяжных заседателей доводилась информация, которая могла повлиять на формирование мнения коллегии присяжных заседателей, в частности, об оказании давления на стадии расследования, как на подсудимого, так и на свидетеля Н о недостоверности показаний свидетеля, допрошенного под псевдонимом; о неполноте предварительного следствия. Председательствующий не во всех случаях реагировал замечаниями в адрес стороны защиты. При допросе свидетелей Н , Чепкасова А.Н. председательствующий своим вопросом о пояснении противоречий в показаниях, спровоцировал ответ об оказании давления со стороны сотрудников органов полиции. Обосновывая доводы представления, государственный обвинитель делает ссылку на вступивший в законную силу приговор в отношении исполнителей убийства - Н иФ Просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В апелляционной жалобе потерпевший Н ссылаясь на доказательства по делу, полагает вердикт незаконным. Приводит доводы аналогичные, изложенным в апелляционном представлении. Указывает на плохую техническую оснащенность при допросе засекреченного свидетеля

2

/ 1

И , поскольку коллегия присяжных не смогла хорошо расслышать

ответы свидетеля. Подсудимый и его дочь плакали в судебном заседании,

чем вызвали у коллегии эмоциональное сопереживание. Полагает, что

необходимо было озвучить перед коллегией о состоявшемся

обвинительном приговоре в отношении исполнителей убийства. Указывает,

что после состоявшегося вердикта наблюдал, как дочь подсудимого

благодарила троих присяжных заседателей. Просит об отмене приговора и

направлении дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционное представление адвокат

Кибальник О.Ю. и защитник Гарифуллина Э.А. в защиту интересов

Чепкасова А.Н. просят об оставлении приговора без изменения и отказе в

удовлетворении представления прокурора и жалобы потерпевшего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного

представления и жалобы, Судебная коллегия полагает, что приговор

постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей

о недоказанности участия Чепкасова в совершении преступлений,

основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств по

делу.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор,

постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных

заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо

жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких

нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право

прокурора, потерпевшего или его представителя на представление

доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед

присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в апелляционном

представлении и жалобе потерпевшего не указано и по делу не

установлено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном

заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что кандидаты в присяжные заседатели сокрыли

информацию, которая могла повлиять на принятие решения по делу и

лишила стороны права на мотивированный и немотивированный отвод, а

также о том, что в составе коллегии присяжных заседателей принимали

участие лица, которые в силу закона не имели права исполнять

обязанности присяжного заседателя, не имеется.

Доводы стороны обвинения о сокрытии присяжным заседателем

Н при отборе коллегии, факта осуждения ее супруга -

Н не могут быть признаны обоснованными.

3

Как следует из представленных государственным обвинителем документов, Н был осужден 24 августа 2005 года по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно на 3 года. В то же время брак между Н иН был заключен 7 ноября 2009 года, в связи с чем отсутствуют основания утверждать об осведомленности Н о судимости ее супруга ко времени отбора коллегии присяжных заседателей, а, следовательно, и оснований для признания указанного обстоятельства, препятствующим ей быть объективной при рассмотрении дела. Следует отметить, что сторонам в равной мере было предоставлено право задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы с целью установления их объективности и беспристрастности, возможности участия в настоящем деле, а также право заявления отводов.

С учетом изложенного, Судебная коллегия полагает, что нарушений положений, предусмотренных ст. 326, 328 УПК РФ, при формировании коллегии присяжных заседателей, не допущено, оснований для признания состава суда незаконным, не имеется.

Из протокола состоявшегося судебного заседания следует, что судебное разбирательство проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Все доказательства представленные присяжным заседателям, получены в соответствии с требованиями закона и обоснованно признаны судом допустимыми. Доводы стороны обвинения о нарушении председательствующим уголовно процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, о нарушении принципа состязательности сторон, о нарушении принципа объективности и беспристрастности, допущенном председательствующим не нашли подтверждения в материалах дела.

В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Права стороны обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере Заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления от правил, то председательствующий реагировал на это, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются (т. 14 л.д. 25, 38,80, 81).

4

Проверяя в этой связи доводы, изложенные в представлении и жалобе Судебная коллегия не может согласиться с их обоснованностью и в части отсутствия реагирования председательствующего в ходе выступлений стороны защиты, где, по мнению авторов, это было необходимо (т. 14 л.д. 73, 80, оборот). Так, выступая в прениях сторон, подсудимый Чепкасов заявил, что «стороне обвинения так хочется очернить, что они прибегают к даче ложных показаний свидетелем под псевдонимом, этот человек за деньги готов сделать все...». Между тем, показания указанного свидетеля допрошенного в судебном заседании под псевдонимом «И » не уличают Чепкасова в причастности к организации поджога здания и убийства Н а потому утверждение, что данное высказывание оставшееся без реагирования председательствующего, поставило под сомнение допустимость доказательства, представленного стороной обвинения, не может быть расценено, как оказавшее существенное влияние на формирование мнения присяжных заседателей по вопросу о виновности Чепкасова. В этой связи следует также отметить, что в напутственном слове председательствующим была еще раз доведена до сведения коллегии просьба не принимать во внимание обстоятельства касающиеся расследования дела (т. 14 л.д. 106). Данных о том, что кто либо из участников судебного разбирательства систематически не подчинялся распоряжениям председательствующего, или грубо нарушал требования уголовно-процессуального закона, регламентирующего особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, которые бы повлияли на формирование мнения коллегии присяжных, не установлено.

Допрошенные в судебном заседании с участием присяжных заседателей потерпевший, свидетели, исследованные протоколы следственных действий, касались фактических обстоятельств дела доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, изложенными в ст. 334 УПК РФ Присяжным заседателям были представлены все доказательства стороны обвинения, подлежащие исследованию в соответствии с их компетенцией.

Как следует из протокола судебного заседания, вопреки утверждениям изложенным в жалобе, каких-либо вопросов или просьб об уточнении показаний свидетеля, допрошенного под псевдонимом «И » у состава коллегии присяжных заседателей не возникло (т. 14 л.д. 32-33).

С учетом особенностей процедуры судопроизводства с участием коллегии присяжных заседателей, не допустимо оглашение приговора по другому делу в отношении ранее осужденного соучастника (соучастников преступления. Согласно ст. 74 УПК РФ такой приговор не является доказательством по рассматриваемому делу и в соответствии со ст. 90 УПК РФ не может предрешать виновность подсудимого.

5

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями и их содержание позволяло им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности Чепкасова в инкриминируемых ему преступлениях Сторонам была предоставлена возможность высказать замечания и предложения по сформулированным вопросам (т. 14 л.д. 83-84). Формулировка вопросов соответствует положениям, предусмотренным ст. 339 УПК РФ, с постановкой вопросов о доказанности события, о доказанности преступных действий Чепкасова. Оснований ставить под сомнение, полученные на них ответы, у суда не имелось.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Председательствующий в достаточной степени разъяснил присяжным заседателям закон, предусматривающий ответственность за деяния, в которых обвинялся Чепкасов. В напутственном слове председательствующий правильно напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании доказательствах, представленных сторонами.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ, является обязательным для председательствующего судьи. Противоречий и неточностей, ставящих под сомнение вывод об оправдании Чепкасова, не установлено. Ввиду допущенных неточностей в вердикте, председательствующим в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 344 УПК РФ, были даны разъяснения с возвращением коллегии присяжных в совещательную комнату. Оснований подвергать сомнению действия председательствующего судьи, с позиции соблюдения уголовно-процессуального закона, не имеется.

Доводы жалобы потерпевшего о проявлении благодарности со стороны защитника Чепкасова - , Гарифуллиной Э.А., по отношению к присяжным заседателям после постановления вердикта, не может свидетельствовать о какой-либо заинтересованности членов коллегии при принятии вердикта или незаконном воздействии на коллегию присяжных.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену оправдательного приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей, не имеется.

6

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 38913-38914, 38920, 389 , 38933 УПК РФ УПК РФ, Судебная коллегия

28

опр еделила приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 20 апреля 2015 года, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, в отношении Чепкасова А Н оставить без изменения апелляционное представление государственного обвинителя Наймушина М.В. и жалобу потерпевшего Н - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

7

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 344 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта