Информация

Решение Верховного суда: Определение N 31-АПУ16-6СП от 25.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №31-АПУ16-6СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 25 октября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Червоткина АС.

судей - Сабурова Д.Э., Таратуты И.В при секретаре - Горностаевой Е.Е с участием государственного обвинителя - прокурора Филимоновой СР защитника - адвоката Усманова Р.М осужденного Маркелова Э.В рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Маркелова Э.В. и его защитника адвоката Усманова Р.М. на приговор Верховного Суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 18 августа 2016 года, которым

Маркелов Э В ,

несудимый осужден к лишению свободы по: - п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ к 8 годам; - пп. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 9 годам на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к 11 годам в исправительной колонии строгого режима; срок отбытия наказания исчислен с 18 августа 2016 г. с зачетом времени содержания под стражей с 18 марта по 17 августа 2016 года.

Разрешен гражданский иск и взыскано в счет компенсации морального вреда в пользу А и А . по 500.000 рублей.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Маркелов Э.В. признан виновным в разбое, группой лиц по предварительному сговору совместно с другими лицами, с причинением тяжкого вреда здоровью, в отношении А и К и их последующем убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступление совершено в ночь с 3 на 4 мая 2001 года на территории Республики при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденного Маркелова Э.В., его защитника адвоката Усманова Р.М., поддержавших доводы апелляционных жалоб возражения прокурора Филимоновой СР., полагавшей необходимым жалобы оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

в апелляционной жалобе адвокат Усманов Р.М., выражая несогласие с приговором, считает, что приговор суда противоречит вердикту присяжных заседателей.

Так, при ответе на первый вопрос присяжные заседатели признали доказанным, что имело место деяние, за «исключением лишить жизни то есть фактически сказали, что Маркелов не совершал убийство.

Исходя из ответов присяжных заседателей, вина Маркелова установлена лишь в том, что он по договоренности с другими на автомашине марки « » поехал на дачный участок П х Яму для сокрытия трупов не копал, удары потерпевшим не наносил руки, голову и шеи не связывал шнуром, скотчем или одеждой, но после лишения жизни закапывал труп ЕЛ на дачном участке, впоследствии по достигнутой ранее договоренности управлял автомашиной при движении с дачи в лесопосадку в сторону деревни

В этой связи делает вывод, что присяжными Маркелов признан виновным лишь в том, что закапывал трупы на дачном участке и управлял автомашиной при движении с дачи в лесопосадку.

Кроме того адвокат обращает внимание, что присяжные заседатели неоднократно из совещательной комнаты возвращались к судье за разъяснениями, то есть они не могли правильно конкретизировать свой ответ, что свидетельствует о неправильной формулировке вопросов в части описания действий Маркелова.

Оспаривая квалификацию действий Маркелова, обращает внимание что согласно вердикту Маркелов лишь присутствовал при совершении преступлений, но в сговор не вступал, лишь выносил трупы из дома и впоследствии управлял автомашиной.

Приводит содержание отдельных пунктов постановления Пленума ВС РФ № 1, а также ст.ст. 35 и 36 УК РФ.

Выражает несогласием с решением суда об отказе в прекращении уголовного дела за истечением сроков давности, поскольку Маркелов не уклонялся от следствия, не знал об объявлении его в розыск, а его переезд в другую местность был вынужденным, так как он являлся невольным свидетелем убийства, опасался за свою жизнь, считая, что С и П могут расправиться и с ним.

Полагает, что срок привлечения Маркелова к ответственности не приостанавливался, а имеющиеся в деле документы об этом касались другого лица, поскольку были вынесены в отношении некоего Маркелова Э.С.

Обращает внимание, что суд сам в приговоре указал, что Маркелов после совершения преступления более 15 лет вел нормальный образ жизни, занимался общественно полезным трудом, работал характеризовался положительно. Все это, по его мнению, свидетельствует о том, что Маркелов не скрывался от следствия.

Кроме того, считает недопустимыми доказательствами ряд процессуальных документов (перечень которых приводится в жалобе) в связи с неправильным указанием в них инициалов Маркелова - Э.С вместо Э.В.

Считает, что нарушение председательствующим по делу установленного сторонами порядка исследования представляемых доказательств, отказ в ходатайстве стороны защиты о прекращении уголовного дела за истечением сроков давности и об исключении доказательств, является ограничением прав стороны защиты на представление доказательств, что влечет отмену приговора.

Обращает внимание, что в приговоре отсутствует решение суда об отказе в прекращении дела за истечением сроков давности и об исключении доказательств.

Отмечает, что в связи с отсутствием в санкции ч. 3 ст. 162 УК РФ таких видов наказаний как смертная казнь или пожизненное лишение свободы, суд обязан был по данному составу прекратить уголовное дело.

С учетом своих доводов просит приговор отменить и дело прекратить за истечением сроков давности и отсутствия в деянии состава преступления.

Осужденный Маркелов в апелляционной жалобе, кратко выражая свое несогласие с приговором, считая его незаконным и подлежащим отмене вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, просит его отменить.

В дополнительной жалобе Маркелов приводит свою оценку внесенным присяжными заседателями в вопросный лист уточнениям.

Считает, что в результате этого вердикт является неясным и противоречивым, не позволяющим однозначно сделать вывод о его виновности в преступлениях, за которые он осужден.

Обращает внимание, что при обсуждении проекта вопросного листа он обращал внимание на наличие противоречий, просил их устранить, в чем ему было необоснованно отказано.

Полагает, что поставленные перед присяжными вопросы касались области уголовного права и квалификации, что является нарушением УПК.

По его мнению, приведенная в приговоре квалификация его действий не основана на вердикте.

Также приводит аналогичные с адвокатом доводы о сроках давности о неправильном указании в процессуальных документах о розыске его инициалов, недопустимости этих документов, отсутствие сведений о том что он скрывался именно от следствия.

Выражая несогласие с решением суда по иску о компенсации морального вреда, ссылаясь на судебные решения в отношении других осужденных, считает ее сумму завышенной, несопоставимой с его ролью и степенью участия, иных имеющихся по делу обстоятельств применительно к нему лично.

Также как и адвокат выражает аналогичную просьбу об отмене приговора.

В судебном заседании апелляционной инстанции Маркелов дополнительно обращает внимание, что, по его мнению председательствующий по делу проявлял обвинительный уклон, не отразил в приговоре позицию присяжных в части смягчения его ответственности и исключения ряда действий.

Кроме того, считает, что протокол судебного заседания не полно отражает все происходившее.

Отмечает, что в судебном заседании секретарь вел аудиозапись хода процесса, с которой его не ознакомили.

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, дополнений Судебная коллегия находит осуждение Маркелова законным обоснованным и справедливым.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Замечаний по поводу процесса формирования коллегии присяжных заседателей и заявлений о ее роспуске ввиду тенденциозности состава коллегии от сторон не поступало. Право заявление сторонами мотивированных и немотивированных отводов реализовано (т. 8 л.д. 81- 82).

Согласно ст. 389.27 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 - 4 статьи 389.15 Кодекса: существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Исходя из данной нормы уголовно- процессуального закона, судебные решения, вынесенные с участием присяжных заседателей, не могут быть обжалованы сторонами в апелляционном порядке и не подлежат проверке судом апелляционной инстанции по мотивам несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В этой связи доводы жалобы осужденного об оспаривании фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом присяжных заседателей, недоказанности его вины, не могут быть Судебной коллегией приняты во внимание и рассмотрены.

Судебное разбирательство по делу проведено в предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуре с учетом особенностей установленных главой 42 УПК РФ.

Действия председательствующего по ведению судебного следствия осуществлялись в рамках процессуальных полномочий, предоставленных ему ст. 335 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб осужденного и его защитника предложенный сторонами порядок исследования представляемых доказательств не изменялся, принятые судом решения по заявленным стороной защиты ходатайствам о прекращении уголовного дела за истечением сроков давности не могут расцениваться как ограничения сторон в представлении доказательств. Принятые решения об отказе в удовлетворении названного ходатайства мотивированы, вынесены с удалением суда в совещательную комнат;/.

Также не могут быть рассмотрены в качестве доводов жалоб и проверены в апелляционном порядке предположения участников процесса о допущенных судом нарушениях закона, не подтвержденные протоколом судебного заседания или какими-либо иными объективными данными.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно процессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения (ст. 389.17 УПК РФ), по делу не установлено.

Действия председательствующего по ведению судебного следствия осуществлялись в рамках процессуальных полномочий, предоставленных ему ст. 335 УПК РФ, а доводы жалоб о необъективности и проявлении председательствующим обвинительного уклона не основаны на материалах дела.

Вопреки этим доводам, в ходе судебного разбирательства исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов сторонам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущик повлиять на вынесение вердикта коллегией присяжных заседателей и постановление судом законного обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

При этом обоснованный и мотивированный отказ председательствующего в удовлетворении тех или иных ходатайств участников процесса не может рассматриваться как нарушение их процессуальных прав.

Согласно протоколу судебного заседания, на протяжении всего судебного разбирательства от самого Маркелова и его защитника не поступало каких-либо заявлений, замечаний, возражений по поводу действий председательствующего, невыполнения им своих полномочий по обеспечению состязательности процесса, непринятия мер по исключению незаконного воздействия на присяжных заседателей, о признании того или иного исследуемого доказательства недопустимым.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ, а содержание напутственного слова председательствующего - требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ.

Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности подсудимый Маркелов и его защитник не высказывали (т. 8 л.д. 114).

Существенных замечаний от осужденного и его защитника по содержанию и формулировке отдельных вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не поступало, предложений о постановке новых вопросов, влияющих на степень виновности Маркелова, существенно снижающих общественно опасный характер его действий, освобождение его от наказания, либо вопросов, позволяющих установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, не делалось (т. 8 л.д. 114).

Вопреки доводам жалоб вопросы не содержат формулировок требующих от присяжных заседателей юридических познаний при их разрешении.

На вопрос председательствующего присяжные ответили, что им понятны поставленные вопросы, и заявлений о необходимости дополнительных разъяснений не поступило.

Обращение присяжных заседателей после удаления в совещательную комнату за разъяснениями к председательствующему судье по содержанию вопросов не противоречит требованиям УПК РФ, указанная процедура прямо предусмотрена нормами ст. 344 УПК РФ и не может свидетельствовать о неконкретности сформулированных вопросов в части описания действий Маркелова.

Процедура вынесения присяжными заседателями обвинительного вердикта, и обсуждения судом последствий вердикта, не нарушена. На все поставленные перед присяжными заседателями вопросы ими были даны ясные и непротиворечивые ответы, а внесенные уточнения конкретны и понятны.

Какие-либо данные о нарушении тайны совещательной комнаты присяжных заседателей в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были приняты исчерпывающие меры по созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав, ограждению присяжных заседателей от какого-либо незаконного воздействия и обеспечению объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей и вынесенного ими вердикта, а доводы, приведенные в апелляционных жалобах, не могут быть признаны обоснованными.

Приговор суда постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ Его содержание соответствует положениям ст. 351 УПК РФ, согласно которым в обвинительном приговоре, постановленном на основании вердикта присяжных заседателей, оценка доказательствам не приводится их исследование не производится, в связи с чем, доводы осужденного и его защитника о необходимости приведения в приговоре решений суда по допустимости оспоренных доказательств, являются несостоятельными.

Отсутствие в приговоре суждений об освобождении Маркелова от наказания за истечением сроков давности не является основанием для его отмены, поскольку свое решение по данному вопросу суд принял в ходе судебного разбирательства по ходатайству стороны защиты путем вынесения отдельных постановлений.

Вопреки доводам жалоб, внесенные присяжными заседателями уточнения, не исключили участие Маркелова в разбойном нападении на обоих потерпевших и в их убийстве, в связи с чем, с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей действия Маркелова правильно квалифицированы по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ), то есть, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, и по пп. «а, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем, внеся в первый вопрос уточнения, присяжные заседатели фактически исключили наличие у Маркелова с другими лицами предварительного сговора на убийство потерпевших, признав тем самым, что при убийстве обоих он действовал просто в группе лиц.

В этой связи, из осуждения Маркелова по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению указание на совершение убийства по предварительному сговору.

Все остальные квалифицирующие признаки судом установлены правильно и мотивированы в приговоре.

Психическое состояние осужденного судом изучено объективно.

Наказание Маркелову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Маркелов признан заслуживающим снисхождения, и размер назначенного наказания по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ определен с учетом положений ч. 1 ст. 65 УК РФ.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, Судебная коллегия не усматривает, как не усматривает и оснований для изменения категории совершенных преступлений.

Вносимые Судебной коллегией изменения также не являются основанием для снижения назначенного Маркелову по ч. 2 ст. 105 УК РФ наказания, размер которого определен с учетом всех обстоятельств дела.

Вопрос о применении к Маркелову положений ст. 78 УК РФ судом дважды обсуждался входе судебного заседания- ! и !2 августа 2016 года (т. 8 л.д. 54, 72).

Как правильно установил суд и отразил это в указанных постановлениях, после совершения преступления в 2001 году Маркелов скрылся от следствия, уехал в другой регион, был объявлен в розыск производство по делу приостанавливалось, что в соответствии с ч. 3 ст. 78 УК РФ приостанавливает и течение сроков давности.

Таким образом, с учетом изложенного сроки давности не истекли и оснований для освобождения Маркелова от уголовной ответственности по данным основаниям не имеется.

Ошибочное указание в материалах розыскного дела отчества Маркелова проверялось судом и правильно установлено, что указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что розыскные мероприятия осуществлялись в отношении другого лица (т. 8 л.д. 70).

Решение по гражданскому иску о компенсации морального вреда его размере, судом мотивировано со ссылками на нормы гражданского законодательства, является обоснованным и каких-либо противоречий не содержит. Присужденная ко взысканию сумма соответствует требованиям разумности и справедливости.

С протоколом судебного заседания Маркелов был ознакомлен путем вручения его копии (т. 8 л.д. 176). Однако каких-либо замечаний не подавал, в связи с чем, его высказанное несогласие с содержанием протокола не может быть принято во внимание.

Кроме того, согласно материалам дела, аудиозапись судебного разбирательства в порядке ч. 5 ст. 259 УIЖ РФ не проводилась.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л IIЛ А:

приговор Верховного Суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 18 августа 2016 года в отношении Маркелова Э В изменить.

Исключить из его осуждения по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ указание на совершение убийства по предварительному сговору, считая его совершенным группой лиц.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Маркелова Э.В. и адвоката Усманова Р.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 342 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта