Информация

Решение Верховного суда: Определение N 51-АПУ14-42СП от 19.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №51-АПУ14-42сп.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 декабря 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П судей Русакова В.В. и Фроловой Л.Г при секретаре Юрьеве А.В рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя и апелляционные жалобы осужденных Солоненко С.В, Башкирцева В.Г, Андрияки Р.В, Фролова А.А, Палаткина Н.А Хубулова ЮР, Суркова В.В, Ханагяна А.Р, Васильева А.В, адвокатов Городилова Н.Н, Ивановой Ю.Ю, Лондаревой Л.И, Качкаевой О.И, Ким В.Ю Горохова ОБ, Лир А.И, Гладышева Н.А, Рожковой Ю.А, Татарниковой А.В Захаровой С.С, Чебанова С.В, Куровой ЕС, Голдобина ЮГ. на приговор Алтайского краевого суда с участием присяжных заседателей от 31 января 2014 года, по которому

СОЛОНЕНКО С В ,,

ранее судим: 13 ноября 1998 года по

пп.«а»,«б»ч.3ст.162; ст.30-ч.2ст.325УК РФ к девяти

годам двум месяцам лишения свободы, освобожден 30

сентября 2003 года условно-досрочно на два года восемь

месяцев двадцать дней осужден по ч.1ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к двенадцати годам лишения свободы со штрафом в размере 800000(восемьсот тысяч)рублей; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 18 января 2009 года в отношении Е к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду от 10 июн я 2009 года в отношении М к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 13 июня 2009 года в отношении Е к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении М к семи годам десяти месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении И к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Г к восьми годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении А к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении А к восьми годам шести месяцам лишения свободы; по ч.Зст.166УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по факту угона 7 апреля 2009 года автомобиля А к четырем годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду второй половины января 2009 года в отношении М к восьми годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Ш к восьми годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Солоненко С.В. назначено семнадцать лет лишения свободы со штрафом в размере 800000(восемьсот тысяч)рублей в исправительной колонии особого режима.

По п.«а»ч.Зст.161УК РФ(по эпизоду в отношении С по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(по эпизоду в отношении Ф по ч.Зст.30 п.«а»ст.161УК РФ(по эпизоду в отношении С по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(по эпизодам в отношении Б К К по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(по эпизоду в отношении Ж Солоненко С.В. оправдан за непричастностью к их совершению и в этой части признано право на реабилитацию.

ЛИХАНОВ Е Н осужден по ч.2ст.167УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Я и С к трем годам десяти месяцам лишения свободы; по ч.1ст.222УК РФ( в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к трем годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Лиханову Е.Н. назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ч.1ст.2Ю; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(по эпизодам в отношении Е,

М С Ф ); по ч.Зст.30-п.«а»ч.Зст.161УК РФ(по эпизоду в отношении С Лиханов Е.Н оправдан за непричастностью к совершении указанных преступлений и за ним в этой части признано право на реабилитацию.

БАШКИРЦЕВ В Г ,,

ранее судим: 23 ноября 1998 года с

учетом постановления Новоалтайского городского суда

от 8 апреля 2004 года по ч.Зст.162УК РФ к семи годам

шести месяцам лишения свободы, освобожден 5 августа

2005 года по отбытии срока наказания осужден по ч.1ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к десяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 18 января 2009 года в отношении Е к семи годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении М к семи годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 13 июня 2009 года в отношении Е к семи годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении С к восьми годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении Ф к восьми годам шести месяцам лишения свободы; по ч.Зст.30-п.«г»ч.2ст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду в отношении С к четырем годам лишения свободы.

В соответствии с ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Башкирцеву В.Г. назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

ВАСИЛЬЕВ А В,

ранее не судим осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к пяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 18 января 2009 года в отношении Е к шести годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду 10 июня 2009 года в отношении М к шести годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 3 сентября 2009 года в отношении С к шести годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду 24 сентября 2009 года в отношении Ф к шести годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Васильеву А.В. назначено восемь лет девять месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

АНДРИЯКА Р В ,,

ранее судим: 26 июля 2000

года с учетом постановления Рубцовского городского

суда от 15 января 2004 года по п.«а»ч.2ст.163УК РФ к

четырем годам шести месяцам лишения свободы,

освобожден 22 января 2004 года по отбытии срока

наказания осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к пяти годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду от 13 июня 2009 года в отношении Е к семи годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Андрияке Р.В. назначено восемь лет три месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По п.«а»ч.Зст.161УК РФ(по эпизоду в отношении М Андрияка Р.В. оправдан за непричастностью к совершению данного преступления и за ним признано право на реабилитацию.

ФРОЛОВ А А,

ранее судим: 1). 21 января 2004 года по ч.Зст.30-

ч.1ст.161УК РФ к трем годам лишения свободы условно

с испытательным сроком три года; 2). 30 июня 2005 года

по ч.3ст.30-ч.3ст.158; ч.1ст.325УК РФ с применением

ст.70УК РФ к трем годам шести месяцам лишения

свободы, освобожден 22 сентября 2008 года по отбытии

срока наказания; 3). 21 октября 2009 года по

ч.1ст.158УК РФ к одному году двум месяцам лишения

свободы условно с испытательным сроком один год

четыре месяца; 4). 10 марта 2010 года по ч.1ст.228УК

РФ с применением ст.70УК РФ к двум годам лишения

свободы осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к пяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду 16 ноября и 15 декабря 2008 года в отношении Ж к семи годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду в отношении Ш к семи годам лишения свободы, по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года по эпизоду второй половины января 2009 года в отношении М к семи годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Фролову А.А. назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

МЕТЕЛКИН Н Н ,,

ранее не судим осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к двум годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении М

к четырем годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.163УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении И к трем годам шести месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Метелкину Н.Н. назначено четыре года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

СУРКОВ В В ,,

судим: 2 сентября 2009 года по п.«в»ч.2ст.158;

ч.Зст.30-ч. 1ст. 158УК РФ с учетом определения

Алтайского краевого суда от 15 октября 2009 года к

одному году восьми месяцам десяти дням условно с

испытательным сроком два года; 18 мая 2011 года по

ч.1ст.119УК РФ к восьми месяцам лишения свободы

условно с испытательным сроком один год осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к четырем годам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду от 12 мая 2009 года в отношении К к двум годам девяти месяцам лишения свободы; по ч.Зст.166УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по факту угона 7 апреля 2009 года автомобиля А к двум годам шести месяцам лишения свободы; по пп.«а»,«г»ч.2ст.161УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду 20 августа 2009 года в отношении Б к трем годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено четыре года десять месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.5ст.74УК РФ отменено условное осуждение по приговору Центрального районного суда г. Барнаула от 2 сентября 2009 года и окончательно Суркову В.В. с применением ст.70УК РФ(совокупность приговоров) назначено пять лет три месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ХАНАГЯН А Л,

ранее не судим осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к четырем годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду 23 ноября 2008 года в отношении Б к трем годам трем месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду 5 февраля 2009 года в отношении К к трем годам трем месяцам лишения свободы; по ч.Зст.166УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по факту угона 7 апреля 2009 года автомобиля А к трем годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Ханагяну А. Л. назначено четыре года десять месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ХУБУЛОВ Ю Р ,,

судим:

15 октября 2009 года по пп.«а»,«в»ч.2ст.163; ч.1ст.161;

ч.1ст.127УК РФ к трем годам лишения свободы осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к пяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду в отношении К

к трем годам шести месяцам лишения свободы; по ч.Зст.166УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по факту угона 7 апреля 2009 года автомобиля А к трем годам лишения свободы; по пп.«а»,«г»ч.2ст. 161УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду в отношении Ш к трем годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Хубулову Ю Р . назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ПАЛАТКИН Н А,

ранее судим: 1). 14 апреля 2008 года

по п.«г»ч.2ст.161УК РФ к двум годам лишения свободы

со штрафом в размере 2500 рублей условно с

испытательным сроком три года; 2). 4 июня 2012 года

по ч.Зст.30-ч.1ст.158УК РФ к обязательным работам

сроком на восемьдесят часов осужден по ч.2ст.210УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к четырем годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года) по эпизоду от 12 мая 2009 года в отношении К к трем годам трем месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено четыре года девять месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.5ст.74УК РФ отменено условное осуждение по приговору Индустриального районного суда г. Барнаула от 14 апреля 2008 года и окончательно Палаткину Н.А. с применением ст.70УК РФ(совокупность приговоров) назначено пять лет три месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

СКВОРЦОВ Ю А ,,

ранее не судим осужден по ч.2ст.167УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) по эпизоду в отношении Я иС к двум годам шести месяцам лишения свободы; по ч.1ст.222УК РФ(в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) к двум годам девяти месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Скворцову Ю.А. назначено три года три месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По данному делу осужден Ламанов Д.Ю, приговор в отношении которого не обжалован.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 14 октября 2013 года признаны виновными и осуждены:

Солоненко - за создание и руководство преступной организациеЩпреступного сообщества) в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений; за открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в составе организованной группы(три преступления); за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения и с применением насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества организованной группоЩсемь преступлений); за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения организованной группой; за подстрекательство к угрозе убийством и причинением тяжкого вреда здоровью и за подстрекательство к умышленному уничтожению чужого имущества с причинением значительного ущерба;

- Башкирцев - за руководство структурным подразделением, входящим в преступную организацию(преступное сообщество), созданное для совершения тяжких и особо тяжких преступлений; за открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в составе организованной группы(пять преступлений); за покушение на открытое хищение чужого имущества, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья;

- Васильев - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в составе организованной группы(четыре преступления);

- Андрияка - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за открытое хищение чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья в составе организованной группы;

- Метелкин - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества в составе организованной группы(два преступления);

- Фролов - за участие в преступной организации(преступном сообществе за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения и с применением насилия в составе организованной группы(три преступления);

- Ханагян - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за кражу чужого имущества, с причинением значительного ущерба, организованной группоЩдва преступления); за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, организованной группой;

- Сурков - за участие в преступной организации(преступном сообществе за кражу чужого имущества, организованной группой; за открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, организованной группой;

- Хубулов - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за кражу чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, организованной группой; за открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, организованной группой;

- Палаткин - за участие в преступной организации(преступном сообществе); за кражу чужого имущества, организованной группой;

- Лиханов - за угрозу убийством и причинением тяжкого вреда здоровью за умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом, с причинением значительного ущерба; за незаконное хранение, передачу и ношение огнестрельного оружия;

- Скворцов - за угрозу убийством и причинением тяжкого вреда здоровью за умышленное повреждение чужого имущества общеопасным способом, с причинением значительного ущерба; за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В, мнение прокурора Митюшова В.Н, поддержавшего апелляционное представление, по основаниям в нем изложенным, судебная коллегия

установила:

в апелляционном представлении государственный обвинитель просит изменить приговор в отношении Лиханова и Скворцова в связи с неправильным применением уголовного закона, указывая на то, что, назначая им наказание по совокупности преступлений, суд применил положения ч.З ст. 69 УК РФ, однако с учетом категории преступлений, в совершении которых Лиханов и Скворцов признаны виновными, наказание им следовало назначить в соответствии с положениями ч.2 ст.69 УК РФ.

Кроме того, при назначении наказания Скворцову по ч. 1 ст.222 УК РФ судом не соблюдены требования ч.1 ст.62 УК РФ.

Так, суд признал в качестве смягчающего наказание Скворцову обстоятельства (наряду с другими) активное способствование осужденного раскрытию и расследованию преступлений. Отягчающих наказание обстоятельств по эпизоду незаконного хранения и ношения им оружия не установлено. Следовательно, наказание по ч.1 ст.222 УК РФ должно быть назначено с соблюдением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, т.е. не должно превышать 2/3 максимального размера наиболее строгого наказания. Таким образом, Скворцову не могло быть назначено за данное преступление более 2 лет 8 месяцев лишения свободы, однако суд назначил осужденному по данной статье наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 9 месяцев, что не соответствует требованиям закона.

Кроме того, поскольку совершенные Скворцовым преступления относятся к категории преступлений средней тяжести, в соответствии с п. «а ч.1 ст.58 УК РФ отбывание наказания ему должно быть назначено в колонии поселении, поскольку вывод о необходимости отбывания Скворцовым наказания в исправительной колонии общего режима судом не мотивирован.

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним:

- осужденный Солоненко просит об отмене приговора и передаче дела на новое судебное разбирательство, считая приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм уголовно-процессуального закона, а «вопросный лист» и «вердикт коллегии присяжных заседателей несоответствующими положениям ст.ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ поскольку вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей и содержит противоречия; ссылается на то, что в ходе предварительного следствия на обвиняемых, свидетелей, а также понятых оказывалось психологическое и физическое воздействие, что в итоге могло повлиять и повлияло на решение присяжных заседателей о виновности указывает на фальсификацию положенных в основу его обвинения и полученных с нарушением положений уголовно-процессуального закона доказательств, на его несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз (нарушена ст. 198 УПК РФ) и с заключениями экспертов, на то, что не все заключения экспертов содержат ответы на поставленные им вопросы, на допущенные нарушения при получении образцов голоса для проведения фоноскопических и лингвистических исследований, на то, что не всегда обвиняемым оказывалась эффективная юридическая помощь; в подтверждение о фальсификации материалов уголовного дела осужденный указывает на то, что участвовавший в расследовании уголовного дела следователь Ч в настоящее время осужден, а на следователя К заведено уголовное дело Фонограмма № 252 содержит признаки монтажа в виде удаления последней части диалога между ним и осужденным Метелкиным; также осужденный указывает на то, что неоднократно заявлявшиеся им в ходе предварительного следствия ходатайства о проведении следственных действий, в том числе о проведении очных ставок с лицами, показавшими на него, как на лицо совершившее преступление, не удовлетворялись и подававшиеся им в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, жалобы на действия следственного органа также необоснованно оставлялись без удовлетворения на обвиняемых по делу лиц, их родственников и свидетелей (свидетели С Р Б Ш и др.), оказывалось психологическое давление, что нашло подтверждение в судебном заседании отказавшись оговорить себя, он в результате стал организатором и руководителем преступного сообщества, в которое входили люди ему вообще не известные; настаивает на своей непричастности к совершению преступлений, указывает на существование другого человека с фамилией Солоненко и прозвищем « », выражает несогласие с выводом о том что фонограмма № 241 свидетельствует о его знакомстве с М , на самом деле М он не знал и никогда не видел. Подвергает сомнению допустимость как доказательства фонограммы № 252, считая, что она подвергалась монтажу и указывает, что речь в ней шла о спортинвентаре для детей. Считает, что основной свидетель стороны обвинения К оговорил его, пытаясь уйти от уголовной ответственности, он не был с ним знаком, детализация его телефонных соединений с К не исследовалась, он связывался по телефону с абонентом которым фактически являлся В а не К по вопросам ведения совместного легального бизнеса и тот передавал ему деньги за поставленный товар, что и было отражено в его ежедневниках на 2008 и 2009 годов; в записях его ежедневника, касающихся « (весовщицы на «разрезе»), обозначение «т.» означает тонны (отгруженного угля), а не тысячи рублей; при формировании коллегии присяжных заседателей допущены нарушения положений ст.328 УПК РФ, несмотря на мотивированно заявленный отвод стороны защиты кандидату № 40 М (проживает в той же части города, где и некоторые из осужденных и основной свидетель К , совершен ряд преступлений, ее родной брат работает в медицинском центре УФСИН, умолчала о том, что имеет юридическое образование) не был удовлетворен; судом не были соблюдены положения статей 299, 334, 335 УПК РФ, поскольку до сведения коллегии присяжных заседателей доводились сведения, способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимых. Государственный обвинитель искажал действительность, вводил присяжных заседателей в заблуждение Зафиксированные на фонограммах диалоги, а также записи в его ежедневнике представлялись присяжным заседателям в искаженном виде с криминальной смысловой нагрузкой.

Председательствующий не в полной мере следовал принципу состязательности и равноправия сторон, праву подсудимых на защиту и на справедливый суд, снимал задаваемые им вопросы потерпевшим (в том числе Ш И Я С свидетелям (в частности К М Ф и К другим обвиняемым по делу, при их необходимости для установления недостоверности показаний допрошенных лиц. Считает, что фактически потерпевшие С , Ф , С , Е ,М свидетели К , С н являются «агентами провокаторами Показания потерпевших Е иМ , данные в ходе предварительного следствия, были оглашены в нарушение положений ст.281 УПК РФ при наличии возражений со стороны защиты; свидетель К оговорил его; необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайств об истребовании у сотового оператора информации о «билинге», то есть о местонахождении в то время, когда согласно обвинению к нему приезжали К , а также Башкирцев и Лиханов, якобы привозившие ему средства для пополнения материальной базы преступного сообщества, о вызове и допросе в судебном заседании свидетеля К К

оглашении протокола допроса свидетеля К а также о проведении фоноскопических и лингвистических экспертиз в отношении аудиофайлов, психофизиологических экспертиз (на «детекторе лжи»). Суд необоснованно отказал ему в признании недопустимыми доказательствами аудиофайлов, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий проведенных в отношении К заявлявшиеся в ходе судебного разбирательства осужденным по этому же приговору Башкирцевым ходатайства о признании недопустимыми ряда доказательств необоснованно отклонялись. Ему и другим осужденным необоснованно отказывали в праве задавать вопросы свидетелю со стороны обвинения М кроме того осужденный считает незаконным отказ председательствующего в удовлетворении его ходатайства о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом его сестры П что позволило бы ей оказывать действенную помощь адвокату Городилову Н.Н. по осуществлению эффективной защиты, а также ходатайства о предоставлении ему в судебном заседании письменного стола для удобства собирания им материалов необходимых для полноценного осуществления им своей защиты неоднократные отказы в предоставлении ему дополнительного времени для подготовки к исследованию доказательств в судебном заседании (чтобы он мог мотивированно высказываться об их относимости и допустимости);

- адвокат Городилов Н.Н. в интересах осужденного Солоненко просит приговор отменить и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство, указывая, что по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять и повлияли на постановление законного и обоснованного судебного решения, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости; указывает на неправомерный отказ в удовлетворении мотивированного отвода кандидату в присяжные заседатели М,

участвовавшей в вынесении вердикта, повлекший согласно п.2 ч.2 ст.38917 УПК РФ вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, что является основанием отмены судебного решения в нарушение положений ст.335 УПК РФ в ходе судебного следствия до сведения присяжных заседателей систематически доводилась информация о том, что Солоненко являлся лидером уголовно-криминальной среды и занимал одно из высших мест в преступной иерархии края, в то время, как указанные сведения не являлись необходимыми для установления отдельных признаков составов преступлений, в совершении которых он обвинялся, следовательно они не подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей в соответствии с чч.7,8 ст.335 УПК РФ; по мнению адвоката, указанное обстоятельство свидетельствует о том, что стороной обвинения в судебном заседании на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие, которое повлияло на беспристрастность присяжных заседателей и вызвало у них предубеждение в отношении Солоненко и отразилось на содержании ответов присяжных заседателей при вынесении ими

15 17 27 вердикта, что в силу п.2 ст.389 ,ст.389 , 389 УПК РФ является основанием отмены приговора и направления дела на новое судебное разбирательство.

Также адвокат указывает на имевшее место исследование в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, полученных с нарушением требований пп. 2,3 ч.2 ст.75, ст.89 УПК РФ и нарушение права Солоненко на защиту, поскольку суд неправомерно отказал в удовлетворении его ходатайства о допуске в качестве защитника наряду с адвокатом сестры осужденного С кроме того, адвокат считает что не обеспечение судом участия в судебном заседании потерпевших М и Е в том числе путем использования видеоконференцсвязи, и исследование их показаний, данных в ходе предварительного следствия, а также доказательств, полученных с их участием, нарушило право осужденного на справедливое судебное разбирательство.

В нарушение закрепленного ст. 15 УПК РФ принципа состязательности сторон суд необоснованно отказал стороне защиты в исследовании в присутствии присяжных заседателей показаний свидетеля К , данных при производстве предварительного следствия о том, что К никогда не встречался с Солоненко в доме у К , ограничив тем самым сторону защиты в праве представления доказательств, а также ограничил сторону защиты в оспаривании в судебных прениях факта передачи установленным лицом № 2( Солоненко денежных средств полученных в результате инкриминированных ему преступлений, не позволив стороне защиты говорить присяжным заседателям о недоказанности факта личной передачи денег К (установленное лицо № 2 в вопросном листе) Солоненко, что также повлияло на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Ходатайство осужденного Солоненко о прекращении его уголовного преследования по ч.2 ст.326 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования удовлетворено судом не сразу, а лишь после допроса в присутствии присяжных заседателей свидетеля Бо , в отношении которого ранее судом было прекращено уголовное преследование по ч.2 ст.326 УК РФ по этому же основанию; по мнению адвоката Солоненко был неправомерно удален судом из зала судебного заседания, тем самым было существенно ограничено его право на защиту.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями в соответствии с требованиями ст.ст.338, 339 УПК РФ окончательно были сформированы председательствующим с нарушением положений п.1 ч.1 ст.73, 252 УПК РФ и без учета представленных стороной защиты замечаний и предложений; кроме того, в вопросах не указаны фактические обстоятельства при которых Солоненко распределял роли и функции, фактические обстоятельства создания каждой из групп.

Адвокат оспаривает возвращение председательствующим присяжных заседателей в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Исходя из вердикта присяжных заседателей, в том числе по вопросу №

201, свидетельствующего о недостаточности данных для квалификации по ст.210 УК РФ, Солоненко подлежал оправданию по эпизодам 12, 13 и 14 (потерпевшие М И ,Г , по ч.З ст. 166 УК РФ осужден неправомерно, а назначенное наказание является явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости при признании Солоненко заслуживающим снисхождения по отдельным эпизодам;

- адвокат Качкаева О.И. в интересах осужденного Лиханова просит об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголовного закона и несправедливости назначенного Лиханову наказания; выражает несогласие с квалификацией действий Лиханова по эпизоду в отношении потерпевших Я и С по ч.2 ст. 167 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003года), утверждая, что в данном случае в действиях Лиханова отсутствуют признаки состава преступления, поскольку причиненный потерпевшим ущерб не может быть признан значительным.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что 27 мая 2009 года около 24 часов из двух обрезов, заряженных патронами снаряженными дробью, были произведены три выстрела по припаркованным у д. г. автомобилям и,

принадлежащим соответственно С и Я в результате чего оба автомобиля повреждены на сумму руб. каждый (эпизод 21, вопрос 183 вопросного листа).

Данные действия судом квалифицированны по ч.2 ст. 167 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003года). При этом, признавая причиненный Я ущерб значительным, суд учел имущественное положение Я , состав его семьи, размер причиненного ущерба, его значимость для потерпевшего. В приговоре указано, что из показаний Я следует, что причиненный ему ущерб является для него значительным, так как фактически сумма ущерба составляла его доход за 2 месяца, на иждивении у Я находился малолетний ребенок.

Данные обстоятельства не в полной мере соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного заседания, поскольку согласно показаниям самого Я и ответу на запрос из МОВД на момент совершения преступления (27 мая 2009 года) Я трудился на двух работах (заместитель директора ИП « и милиционер ОВППСМ), говоря о заработке за 2 месяца Я говорил о своем доходе в качестве заместителя директора ИП « ». Также судом не принято во внимание, что малолетнего ребенка Я содержит не один, а вместе с женой. Автомобиль был поврежден не полностью, а лишь частично (задняя дверь). При таких обстоятельствах, причиненный ущерб нельзя признать значительным; потерпевший С также заявил, что причиненный ущерб не является для него значительным, при таких обстоятельствах отсутствуют признаки состава преступления предусмотренного ч.2 ст. 167 УК РФ.

Назначенное Лиханову наказание является, по мнению адвоката чрезмерно суровым, адвокат выражает несогласие с указанием суда о высокой общественной опасности как самого осужденного Лиханова, так и содеянного им, а также об агрессивном характере и особой дерзости действий Лиханова при том, что он не являлся инициатором совершения преступлений, которые совершены в темное время суток, в отсутствие посторонних лиц находившиеся рядом автомобили не пострадали;

- адвокат Гладышев Н.А. в интересах осужденного Башкирцева просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство указывая на несправедливость приговора и чрезмерную суровость наказания при наличии вердикта коллегии присяжных заседателей о том, что по эпизодам в отношении потерпевших М и Е (эпизоды от 18.01.2009г. и от 13.06.2009г.) Башкирцев заслуживает снисхождения;

- адвокат Рожкова Ю.А. в интересах осужденного Васильева просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, считая его несправедливым, а назначенное наказание несоразмерным с учетом данных о личности осужденного, которые существенно уменьшают степень общественной опасности его личности для общества;

- адвокат Татарникова А.В. также в интересах осужденного Васильева просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство, мотивируя тем, что согласно предъявленному обвинению реализуя совместные с Солоненко преступные намерения и, действуя во исполнение указаний последнего, Лиханов и Башкирцев в период с декабря 2008 года по январь 2009 года, но не позднее 18 января 2009 года, предложили Васильеву и Андрияке объединиться в организованную группу под руководством Лиханова и Башкирцева...»

Однако согласно вердикту присяжных, участие Лиханова в совершении каких-либо преступлений, вмененных Башкирцеву, Васильеву, Андрияка не доказана, также не доказана его связь и участие в каком-либо преступном сообществе. В то время стороной обвинения на протяжении судебного следствия с целью доказывания участия Васильева в преступном сообществе представлялась информация о связующей роли Лиханова так называемой

группировки с группировкой. Однако при квалификации действий после вынесенного вердикта, обвинение было изменено, и независимо на исключение Лиханова из преступного сообщества Башкирцев, Васильев и Андрияка были признаны виновными в участии в преступном сообществе, независимо на отсутствие руководства Лиханова. В данном случае имеет место нарушение права на защиту, выразившееся в том что изначально сторона защиты строила свою позицию и была вынуждена защищаться именно от какой-либо криминальной связи с Лихановым, какого либо его руководства и как следствие - проводника поручений Солоненко Однако с учетом вердикта, обвинение решило обойтись без Лиханова, и судом была составлена предложенная квалификация обвинения, которая является незаконной и необоснованной.

Также при обвинении Васильева А.В. в участии преступном сообществе судом был нарушен уголовный закон. Присяжные, отвечая на вопрос № 201, признали отсутствие таких признаков сообщества как обеспечение руководителем сообщества конспирации и безопасности путем установления и поддержания связей с коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов и представителями криминальной среды, защита членов указанного объединения групп (п. «и»); также согласно вердикту присяжных не была организована конспирация путем использования телефонных переговоров, при обсуждении вопросов функционирования объединения групп, прозвищ его участников, системы условных обозначений порядок взаимоотношений между собой, руководителями групп и их участниками; определения мест для проведения встреч последних (п. «к Отсутствие юридической и иной помощи в случае задержания участников объединения групп (п. «м»), Для обеспечения функционирования объединения групп, в целях оперативного управления его участниками, связи между ними отсутствовала организация использования средств сотовой связи зарегистрированных в конспиративных целях на иных физических лиц (п. «о»). Таким образом, не было ни мест встречи, на которых согласно обвинению решались вопросы о формировании обшей материально финансовой базы объединения групп, определялась бы деятельность преступных групп; кроме того, несмотря на совокупность смягчающих обстоятельств, судом при назначении наказания необоснованно не применена ст.64 УК РФ;

- адвокат Захарова С.С. в интересах осужденного Андрияки просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор, утверждая, что изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу, нарушен уголовно-процессуальный закон и неправильно применен уголовный закон.

В частности, по мнению адвоката, с учетом ответов присяжных заседателей на вопросный лист, судом неверно дана квалификация действий Андрияки. Согласно вердикту присяжных участие Лиханова в каком-либо преступном сообществе не доказана, в то время, как при доказывании участия Андрияки в преступном сообществе стороной обвинения представлялась информация о связующей роли Лиханова группировки с

руководителем преступного сообщества, однако независимо от исключения Лиханова из преступного сообщества, Андрияка, Башкирцев и Васильев были признаны виновными в участии в преступном сообществе независимо на отсутствие руководства Лиханова. В данном случае имеет место нарушение права на защиту, выразившееся в том, что роль Лиханова как проводника поручений Солоненко с учетом вердикта была обойдена, однако предложенная обвинением квалификация оставлена прежней.

Присяжные признали отсутствие таких признаков сообщества, как обеспечение руководителем сообщества конспирации и безопасности путем установления и поддержания связей с коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов и представителями криминальной среды, защита членов указанного объединения групп (п. «и»); согласно вердикту присяжных не была организована конспирация путем использования телефонных переговоров, при обсуждении вопросов функционирования объединения групп, определения мест для проведения последних (п. «к»). Таким образом не установлены места встреч, на которых согласно обвинению решались вопросы о формировании общей материально-финансовой базы объединения групп, определялась бы деятельность преступных групп. Получается преступные группы и не знали о существовании друг друга.

В то время как согласно действующему законодательству, решая вопрос о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ, судам надлежит учитывать, что исходя из положений части 4 статьи 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация отличается от других видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

В свою очередь, тяжесть преступлений, в совершении которых обвинялись участники преступного сообщества определяется только квалифицирующим признаком «организованной группой», который после вердикта присяжных следовало исключить, некоторые, так называемые преступные группы не совершили тяжких и особо тяжких преступлений Совершенные кражи колес, угон автомобиля не свидетельствуют о финансовой или иной материальной выгоде в крупном размере. Из ответов присяжных заседателей не усматривается и наличие единого руководства объединения организованных групп. Таким образом, суд не верно квалифицировал действия Андрияки по ч.2 ст.210 УК РФ, в совершении указанного преступления Андрияку необходимо оправдать.

В связи с отсутствием признаков организованной группы действия Андрияки по совершению грабежа в отношении Е с учетом вердикта следовало квалифицировать как совершенное группой лиц по предварительному сговору. Однако, с учетом того, что изначально обвинение Андрияки в совершении каких-либо преступлений было несостоятельным и надуманным, так как данных преступлений Андрияка не совершал, суду необходимо было применить чч. 4,5 ст.348 УПК РФ, несмотря на обвинительный вердикт признать Андрияку невиновным в совершении указанного преступления;

- адвокат Лондарева Л.И. в интересах осужденного Хубулова просит приговор изменить и Хубулова по ч.2 ст.210 УК РФ оправдать переквалифицировать его действия по эпизоду в отношении Кулыпина на п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, по факту угона автомобиля А на п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ и снизить наказание, при назначении наказания по правилам ч.5 ст.69 УК РФ зачесть отбытое наказание по приговору от 15 сентября 2009 года в окончательное наказание, мотивируя тем, что ни один из признаков преступного сообщества не нашел отражения в приговоре.

Отвечая на вопрос № 104 по эпизоду 10 (кража колес у К присяжные заседатели признали, что преступление было совершено без участия и общего руководства Солоненко, в отношении которого в этой части вынесен оправдательный приговор, поэтому в этой части действия Хубулова правильно квалифицировать по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Как установлено вердиктом присяжных Хубулов не совершал в рамках преступного сообщества ни одного преступления, которое само по себе является тяжким или особо тяжким, они стали такими только в связи с квалифицирующим признаком «совершенные организованной группой».

Адвокат утверждает, что в действиях Хубулова отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.2 ст.210 УК РФ.

Также адвокат указывает на то, что при назначении наказания по правилам ч.5 ст.69 УК РФ суд зачел в срок отбытия наказания только срок нахождения Хубулова под стражей по настоящему делу и не зачел период отбытого наказания по приговору от 15 октября 2009 года;

- адвокат Иванова Ю.Ю. в интересах осужденного Фролова просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, утверждает, что вывод суда о виновности Фролова в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ, и вымогательства в составе организованной группы не соответствует вердикту присяжных заседателей Судом допущены нарушения норм процессуального права, повлекшие ограничение прав Фролова, что повлияло на выводы присяжных и не позволило принять им объективное решение. В частности, адвокат указывает на ограничение стороне защиты на представление доказательств, допрос свидетеля М в судебном разбирательстве был прерван, в дальнейшем по повестке суда он не явился, ходатайство защиты о вызове данного свидетеля судом удовлетворено не было, таким образом, нарушено равенство сторон при отсутствии у защиты самостоятельной возможности доставить свидетеля в судебное заседание. Также судом отказано защите в допросе свидетеля С (эпизод в отношении потерпевшего Ж ); коллегии присяжных заседателей было представлено недопустимое доказательство - допрос обвиняемого Фролова от 22.06.2010г., поскольку под текстом указанного допроса Фроловым было написано: «с моих слов записано неверно приставка «не» в слове «неверно» зачеркнута, исправление Фроловым не удостоверено.

Формулировка вопросного листа (вопрос 216) не соответствует предъявленному обвинению от 15.10.2010г. в той части, что «Фролову было предложено войти в создаваемое объединение групп» и соответственно ухудшает его положение и нарушает его права.

Сделанные судом выводы не соответствуют ответам присяжных заседателей, следовательно, действия Фролова квалифицированы неверно. Сам вердикт содержит существенные противоречия, ответы присяжных заседателей не позволяют сделать вывод о действиях Фролова в составе преступного сообщества, в ответе на вопрос № 216 не установлено, что Фролов передавал денежные средства, полученные от военнослужащих, таким образом он не выполнял обязательных требований участия в сообществе. Ни из вердикта, ни из приговора не следует, что К передавал деньги с ведома или согласия Фролова, то есть Фролов в этом виновным не признан. На лицо также отсутствие такого признака, как дисциплина, раз не выполняются обязательные требования руководителя.

Фроловым были совершены действия группой лиц по предварительному сговору, признаков, характерных для преступного сообщества не установлено систематическая деятельность у Фролова отсутствует (два эпизода не могут быть признаны систематической деятельностью);

- адвокат Курова Е.С. в интересах осужденного Метелкина указывает на несправедливость и чрезмерную суровость назначенного Метелкину наказания и просит о применении положений ст.73 УК РФ, указывая установленные по делу смягчающие наказание Метелкина обстоятельства явка с повинной по преступлению в отношении М полное признание вины, наличие признательных показаний в ходе предварительного следствия в том числе по поводу своего участия и участия других осужденных в преступном сообществе, что свидетельствует о его активном способствовании раскрытию и расследованию преступлений, возмещение ущерба М отсутствие претензий со стороны потерпевших, а также степень угрозы личной безопасности, которой подвергался Метелкин в связи с данными им показаниями, состояние его здоровья.

С учетом вердикта присяжных о том, что Метелкин заслуживает снисхождения по эпизодам в отношении И и по факту участия в преступном сообществе, совокупности смягчающих наказание обстоятельств суд назначил наказание с применением ст.64 УК РФ, между тем, с учетом многочисленных положительных характеристик Метелкина наказание в виде реального лишения свободы является излишне суровым, в данном случае имеются основания для применения положений ст.73 УК РФ.

В дополнительной жалобе адвокат просит оправдать Метелкина по ч.2 ст.210 и п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по преступлению в отношении И

и переквалифицировать его действия по эпизоду в отношении М

с п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ со снижением наказания и применить ст.73 УК РФ, ссылаясь на ответ присяжных заседателей на вопрос № 201 вопросного листа о признании недоказанным ряда признаков преступного сообщества - пункты «и», «к», «м», «о», что не дает необходимой совокупности признаков преступного сообщества как высшей формы объединения групп.

Это подтверждается и показаниями свидетеля К в судебном заседании 15 августа 2011 года показавшего, что Солоненко не давал ему указание создать преступную группу и не был в курсе всех совершаемых преступлений, планы их совершения с Солоненко не обсуждали.

Кроме того, такой обязательный признак как наличие цели «совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды также не доказан, поскольку в материалах дела отсутствуют данные о получении денежных средств или иного имущества Метелкиным от К , как руководителя группы, так и от Солоненко, как руководителя преступного сообщества.

С учетом положений ч.4 ст.348 УПК РФ у суда имелись основания для постановления оправдательного приговора по ч.2 ст.210 УК РФ и по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ по эпизоду в отношении И основываясь на показаниях Метелкина, самой И в судебном заседании 24 октября 2011 года о том, что Метелкин в разговоре с ней К не участвовал угрозы в ее адрес не высказывал, а также свидетеля К о неучастии Метелкина в его разговоре с И и о том, что полученными от нее деньгами он с ним не делился.

В отсутствии доказанности существования преступного сообщества, а также в связи с противоречием во времени создания структурного подразделения преступного сообщества в составе К и Метелкина (не позднее 7.09.2006г.) и создания самого преступного сообщества (октябрь ноябрь 2008года, не позднее 23 ноября 2008 года) действия Метелкина Н.Н. по эпизоду в отношении М должны быть переквалифицированы с п. «а ч.З ст. 163 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ.

Также адвокат не согласен с решением суда о взыскании с Метелкина процессуальных издержек в размере 286 427 рублей, поскольку согласно имеющемуся в материалах дела (л.д.117) в соответствии с ч.4 ст. 132 УПК РФ он должен быть освобожден от взыскания с него процессуальных издержек и расходы на оплату труда адвоката должны быть возмещены за счет средств федерального бюджета;

- адвокат Горохов ОБ. в интересах осужденного Суркова просит об изменении приговора и квалификации действий Суркова по п. «а» ч.2 ст. 158, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ с назначением наказания, не связанного с лишением свободы, и освободить его от возмещения процессуальных издержек, указывая на то, что действия Суркова в отношении кражи колес у Кудрявцева квалифицированы судом по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ без учета вердикта присяжных заседателей, а именно ответа на вопрос № 114, согласно которого в совершении хищения колес у К 12.05.2009г. принял участие Сурков который входил в группу людей, созданную для совершения корыстных преступлений, под руководством установленного лица №1 и общим руководством Солоненко, согласно ответа на вопрос № 120 вердикта не принимал участия в преступлении, не распределял роли и функции, не осуществлял общее руководство группой людей созданной для изъятия денежных средств и имущества на территории района г..,

Солоненко не давал указания лицу № 1 (К ) о передачи ему денежных средств полученных с данной кражи колес и не получал денежные средства для пополнения и формирования материальной базы преступной организации.

В данном случае отсутствуют предусмотренные ст. 35 УК РФ признаки устойчивости группы лиц, так как отсутствует ее руководитель и организатор который заранее объединил их для совершения данного преступления.

По эпизоду угона автомобиля у А согласно вердикту указанное преступление совершено Солоненко и К с целью оказания давления на А и вымогательства у него денежных средств Сурков не был посвящен в детали преступления, совершаемого группой.

При отсутствии единого умысла с членами преступной группы, на совершение указанного преступления, Сурков не может нести ответственность по ч. 3 ст. 166 УК РФ.

При назначении наказания, судом не принято во внимание, что преступления совершены Сурковым в несовершеннолетнем возрасте 4-5 лет назад и потеряли общественную опасность.

Процессуальные издержки взысканы с Суркова незаконно, т.к. на момент совершения преступлений он был несовершеннолетним, а участие защитника по такой категории дел обязательно;

- адвокат Ким В.Ю. также в интересах осужденного Суркова просит об оправдании Суркова по ч.2 ст.210 УК РФ, переквалификации его действий с п. «а» ч.4 ст. 158 и ч.З ст. 166 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 158 и ч.2 ст. 166 УК РФ назначении наказания с применением положений ст.ст.64, 73, 88,89 УК РФ указывая на то, что анализ вердикта присяжных заседателей, в частности ответов на вопросы №№ 200, 201, 225, 226 вопросного листа свидетельствует о том, что суд, не приняв во внимание исключение коллегией из вопроса №

201 пунктов «и, к, м, о», пришел к неправильному выводу о совершении преступлений Сурковым в составе преступного сообщества. Кража совершена без участия Солоненко вне состава преступного сообщества. Тяжесть совершенных Сурковым кражи и угона автомобиля определяется только наличием квалифицирующего признака «в составе организованной группы также адвокат указывает на необходимость освобождения Суркова от уплаты процессуальных издержек за второго защитника в полном объеме, а не только за те дни, когда по делу участвовало два адвоката одновременно, поскольку инициатива назначения второго защитника исходила от суда;

- адвокат Лир А.И. в интересах осужденного Ханагяна просит приговор отменить и дело направить на новое разбирательство, указывая на то, что выводы суда не подтверждаются рассмотренными в ходе судебного разбирательства доказательствами, суд неправильно применил уголовный закон, противоречивый характер вердикта присяжных об обстоятельствах доказывающих обвинение по ч.2 ст.210 УК РФ, и выражает несогласие с квалификацией действий Ханагяна по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ, считая ее не соответствующей установленным фактическим обстоятельствам дела; кроме того, адвокат считает чрезмерно суровым наказание, при наличии заключения коллегии присяжных о том, что Ханагян заслуживает снисхождения по всем четырем составам предъявленного обвинения и имеющихся смягчающих наказание обстоятельств, в том числе совершение преступлений в несовершеннолетнем возрасте, две явки с повинной, с указанием мест нахождения похищенного, что свидетельствует об осознании им своей вины и деятельном раскаянии, на иждивении осужденного находятся неработающая мать инвалид 3 группы и сестра; адвокат выражает несогласие с выводом суда о наличии в действиях Ханагяна признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ, так как предусмотренные ч.4 ст.35 УК РФ признаки преступного сообщества не указаны в приговоре. Отвечая на вопросы № 90 и № 101 присяжные заседатели подтвердили причастность Ханагяна к кражам колес с машин Б и К но указали, что Солоненко к данным преступлениям отношения не имеет, по данным эпизодам Солоненко оправдан, таким образом указанные преступления не имеют отношение к деятельности преступного сообщества, руководителем которого признан Солоненко; суд оставил без внимания то обстоятельство, что согласно обвинительному заключению структурное подразделение преступного сообщества, в которое входил Ханагян, должно было совершать преступления на территории района г. но вмененные Ханагяну кражи были совершены в и районах г то есть не имеют отношения к деятельности преступного сообщества даже в трактовке событий изложенных в обвинительном заключении. Кроме того отвечая на вопрос № 101, присяжные заседатели исключили, что Ханагян «реализовал (продал) забранные колеса, передав полученные денежные средства в сумме рублей установленному лицу № 1», то есть средства пошли не преступному сообществу, а лично Ханагяну, что также подтверждает, что кража колес произошла вне рамок действия преступного сообщества. При отсутствии признаков совершения Ханагяном двух краж и угона автомобиля в составе преступного сообщества его действия следует квалифицировать по п. «а» ч.2 ст. 158 и по ч.2 ст. 166 УК РФ;

- адвокат Голдобин Ю Г . в интересах осужденного Палаткина, указывая на излишнюю суровость приговора, просит оправдать Палаткина по ч.2 ст.210 УК РФ и переквалифицировать его действия с п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ на п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ с назначением наказания, не связанного с реальным лишением свободы, указывая на то, что приговор постановлен без учета вердикта коллегии присяжных заседателей, а именно ответов на вопросы со 112 по 117, и ответа на вопрос 120 о том, что Солоненко не принимал участие в краже колес у К 12.05.2009г., не распределял роли и функции, не осуществлял общее руководство группой лиц для изъятия денежных средств и имущества на территории Центрального района г.Барнаула, не давал указание установленному лицу № 1 (К ) о передаче ему денежных средств полученных от кражи колес и не получал денежные средства для пополнения и формирования материальной базы преступной организации. Исходя из анализа вердикта в данном случае отсутствует предусмотренный ст. 35 УК РФ признак устойчивости группы лиц, так как отсутствует ее руководитель и организатор, который заранее объединил их для совершения данного преступления; также адвокат указывает на несправедливость приговора ввиду несоразмерности назначенного наказания с учетом данных о личности осужденного;

- адвокат Балахнина А.М. также в интересах осужденного Палаткина просит приговор отменить и дело направить на новое разбирательство указывая на то, что из вердикта присяжных усматривается, что квалификация действий Палаткина противоречит вынесенному вердикту присяжных заседателей, вопросный лист сформулирован тенденциозно, без учета существенных обстоятельств дела, в материалах дела имеется достаточно характеризующих личность Палаткина данных, существенно уменьшающих степень общественной опасности его личности для общества и свидетельствующих о несоразмерности назначенного наказания;

- адвокат Чебанов С.В. в защиту интересов осужденного Скворцова в апелляционной жалобе просит изменить приговор и назначить Скворцову наказание с применением ст.73 УК РФ, мотивируя тем, что при назначении наказания суд не в полной мере учел, что Скворцов полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном, способствовал раскрытию и расследованию преступлений, положительно характеризуется, имеет на иждивении малолетнего ребенка, вследствие полученной травмы является инвалидом 3 группы, а также просит учесть состояние его близких родственников также адвокат указывает на то, что при назначении наказания по совокупности преступлений суд применил положения ч.З ст.69 УК РФ, в то время как с учетом категории совершенных преступлений следовало применить ч.2 ст.69 УК РФ;

- осужденный Башкирцев, указывая на чрезмерную суровость приговора просит отменить его и передать дело на новое судебное разбирательство также указывая на несоответствие вопросного листа и вердикта коллегии присяжных заседателей положениям ст.ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ так как не были удовлетворены мотивированные отводы, в частности М (проживает в районе, где совершен ряд преступлений родной брат работает в УФСИН). Кроме того осужденный считает, что по делу были нарушены его права; ссылается на то, что при доказывании его вины использовались доказательства, полученные с нарушением норм уголовно-процессуального закона, а именно акт добровольной выдачи от 8.02.2010г. (т.5О л.д.246), поскольку допрошенные в судебном заседании свидетели Т и М , участвовавшие при проведении указанного следственного действия, показали, что ни в каких следственных действиях они не участвовали (л.д.2289, 2426); опознание по фотографии также проведено с нарушением положений ст. 193 УПК РФ, ходатайства о проведении очной ставки с потерпевшим Е и о его вызове в судебное заседание оставлены без удовлетворения, чем нарушено его право на защиту. Коллегии присяжных заседателей были представлены недопустимые доказательства; по преступлению в отношении потерпевшего М с учетом вердикта коллегии присяжных заседателей о недоказанности участия по данному эпизоду Лиханова и Андрияки существенное изменение предъявленного обвинения являлось принципиальным, поскольку повлекло автоматический перенос действий Лиханова и Андрияки на него Башкирцева, то есть увеличение объема обвинения. По данному преступлению отсутствуют характерные для организованной преступной группы стабильность, сплоченность и высокая степень структурированности что свидетельствует о том, что имела место не организованная группа, а группа лиц по предварительному сговору.

Также осужденный выражает несогласие с исследованием в судебном заседании показаний потерпевших М и Е в их отсутствие, несмотря на возражение стороны защиты. С нарушением норм уголовно-процессуального закона получены: акт добровольной выдачи от 22.01.2010г. (т.51 л.д.108), протоколы отождествления личности по фотографии (т.51 л.д.109-116, 214-218), содержащий существенные противоречия в описании остановившего потерпевшего Е автомобиля протокол допроса потерпевшего Е от 8.02.2010г., результаты оперативно-розыскных мероприятий (аудио- и видеофайлы) в связи с сомнения в законности их проведения, оперативный эксперимент с участием свидетелей Ф иК , а также результаты оперативно-розыскных мероприятий от 3.09.2009г., 24.09.2009г. и от 28.10.2009г. являвшихся явной провокацией и подстрекательством его и осужденного по этому же приговору Васильева к совершению противоправных действий, заключение криминалистической экспертизы (по визиткам) № от 11.01.2010 г доведение указанных доказательств до сведения присяжных заседателей повлияло на выводы коллегии присяжных заседателей; его действия в отношении потерпевших С С и Ф следует квалифицировать как совершенные «группой лиц по предварительному сговору», поскольку в ответах присяжных заседателей отсутствуют признаки организованной группы, а преступление в отношении С он совершил один, при этом осужденный утверждает, что деньги ему подкинули в руки он их не брал, в его действиях нет признака грабежа - из корыстных побуждений, поскольку фактически он занимался оказанием услуг; оспаривает обоснованность осуждения по ч.2 ст.210 УК РФ - участие и руководство структурным подразделением преступного сообщества, поскольку нет характерной для организованной преступной группы стабильности состава участников, высокого уровня организованности, наличия единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами; в нарушение положений ст.335 УПК РФ в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель постоянно упоминал о лице, не проходящем по данному делу (вор в законе « »), голословно утверждал что он (Башкирцев) был смотрящим за СИЗО . В нарушение ст.328 УПК РФ в коллегию присяжных заседателей вошла М (кандидат № 40), брат которой работает в УФСИН.

- осужденный Андрияка считает, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства были допущены нарушения его прав, он необоснованно удалялся из зала судебного заседания выражает несогласие с квалификацией его действий, ввиду явных противоречий в вердикте, не согласен с взысканием с него рублей судебных издержек на оплату услуг адвокатов, поскольку он от их услуг отказался; просит оправдать его по ч.2 ст.210, п. «а» ч.З ст. 161 УК РФ с признанием за ним права на реабилитацию, указывая на то, что эпизод совершения преступления в отношении потерпевшего М был исключен из объема его обвинения в то время как он был признан присяжными заседателями виновным в совершении преступления в отношении потерпевшего Е на основании исследования аналогичных доказательств; считает, что в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту выразившееся в фабрикации материалов дела, в частности осужденный указывает на наличие исправлений в заявлении потерпевшего Е отказа в удовлетворении его ходатайств о проведении очной ставки с потерпевшим Е Судом также было отказано в удовлетворении его ходатайств о допросе потерпевших непосредственно в суде, об исследовании детализации телефонных соединений с его номера с учетом привязки к местности, о проведении психофизической экспертизы, об изъятии образцов почерка;

- осужденный Васильев считает приговор незаконным и несправедливым постановленным с нарушением положений уголовно-процессуального закона чрезмерно суровым при отсутствии по делу отягчающих наказание обстоятельств, наличии смягчающих наказание обстоятельств и вердикте присяжных о том, что он заслуживает снисхождения по всем эпизодам грабежей, судом не в полной мере учтены состояние его здоровья и здоровья его матери. Кроме того, осужденный указывает на то, что по вине конвойной службы во время дорожно-транспортного происшествия он получил травмы и в связи с этим просил суд применить ст. 64 УК РФ, в чем ему немотивированно отказали. В ходе предварительного следствия не были проведены очные ставки с потерпевшими Е иМ , опознание его потерпевшими проводилось по фотографии при отсутствии препятствия для проведения опознания лично. Считает, что было нарушено его право на защиту, поскольку он отказывался от адвоката по назначению суда Т , просил заменить адвоката, но ему было отказано в удовлетворении ходатайства;

- осужденный Фролов просит об изменении квалификации его действий и смягчении наказания с учетом его фактического задержания с 13 февраля 2010 года до 31 января 2014 года (указанный период времени просит зачесть в срок отбытия наказания полностью) и всех смягчающих наказание обстоятельств, указывает на то, что суд не учел отсутствие к нему претензий материального и морального характера со стороны потерпевших Ж и Ш , аморальное поведение последних, за время нахождения в СИЗО он заболел туберкулезом, что не было учтено судом, фактически его роль не была активной, что также могло быть признано смягчающим наказание обстоятельством, просит применить положения ст.64 УК РФ; просит отменить приговор в части осуждения по ч.2 ст.210 УК РФ и переквалифицировать его действия с ч.З на ч.2 ст. 163 УК РФ, указывает на то что в ходе предварительного следствия и в судебном разбирательстве постоянно нарушалось его право на защиту, в частности суд отказал в удовлетворении его ходатайства об отводе адвоката Ивановой Ю.Ю осуществлявшей его защиту ненадлежащим образом, а иногда высказывавшей несовпадающую с ним позицию, например, по вопросу о продлении срока содержания под стражей, с которым он был согласен, адвокат предложила заменить меру пресечения на подписку о невыезде (протокол судебного заседания лл. 1601-1603); свидетели, показания которых имели важное значение по делу, допрашивались в суде не в полном объеме (М ), либо не были вызваны в судебное заседание (С ). Присяжным заседателям были представлены недопустимые доказательства. 21 декабря 2012 года он плохо себя чувствовал, однако судебное разбирательство было продолжено но из-за состояния здоровья он не мог в полной мере участвовать в исследовании доказательств и задавать вопросы допрошенному свидетелю М выводы суда не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам с учетом ответов присяжных заседателей, судом дана неверная квалификация его действий, поскольку ответы присяжных заседателей не позволяют сделать вывод о его действиях в составе преступного сообщества (вопрос № 216 п. «а»). Согласно показаниям К он привлек его (Фролова), не сообщая ему о своих отношениях с Солоненко в целях конспирации. Таким образом, его действия не содержат признаки ч.2 ст.210 УК РФ и подпадают под признаки вымогательства «группой лиц по предварительному сговору» (ч.2 ст. 163 УК РФ);

- осужденный Хубулов считает приговор подлежащим изменению указывая на то, что приговором Центрального районного суда г. Барнаула от 15 октября 2009 года он был осужден к 3 годам лишения свободы и все время находился под стражей по данному уголовному делу, в связи с чем в срок отбытия наказания по данному приговору следует зачесть время его фактического задержания с 15 октября 2009 года по настоящему приговору;

- осужденный Палаткин считает, что приговор подлежит отмене или изменению в связи с тем, что при его постановлении судом не указано какая именно редакция статей 61 и 62 УК РФ была применена, считает необоснованным осуждение по ч.2 ст.210 УК РФ, исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, признавших недоказанным участие Солоненко по эпизоду кражи у К от 12 мая 2009 года (вопрос №120), а также отсутствия достоверных доказательств его участия в преступном сообществе Осужденный считает неверной квалификацию его действий по п. «а» ч.4 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26- ФЗ), поскольку согласно вопросному листу (стр.64) достоверно установлено что Солоненко не знал о совершении кражи колес у К и не принимал в ней участие как подстрекатель, то есть не был соучастником, что не учтено судом при квалификации и назначении наказания, считает, что его действия необходимо переквалифицировать по ч.2 ст. 158 УК РФ. Кроме того осужденный указывает на не устраненные противоречия в вопросах № 200, № 235. Согласно ответу на вопрос № 120 вопросного листа признано не доказанным участие Солоненко, который, распределив роли и функции осуществлял общее руководство созданной и возглавляемой по его предложению установленным лицом № 1 - дал указание указанному лицу о приобретении на часть денежных средств, получаемых в результате реализации изъятых колес, продуктов питания и иных вещей и передаче их ему для формировании я общей материально-финансовой базы, что указывает на отсутствие в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.210 УК РФ. В вопросе № 201 отсутствует ссылка на эпизод 11, следовательно, он рассматривался присяжными заседателями как существо предъявленного обвинения, но оно нашло свое отражение в описательно мотивировочной части приговора.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Сироткин И.В. просит жалобы осужденных и их защитников оставить без удовлетворения, а приговор изменить в соответствии с доводами, указанными в апелляционном представлении, в остальной части оставить без изменений.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных Солоненко, Башкирцева, Фролова, Васильева, Хубулова, Ханагяна, Суркова Андрияки, Палаткина, Скворцова, а также адвокатов Городилова Н.Н Подмаревой Е В , Бондаренко В.Х, Бушиной Т.Г, Нянькина А.А, Живовой Т.Г Пискуновой М.А, Хондкаряна А.В, Кротовой С.В, Чегодайкина А.Н Волобоевой Л.Ю, Мартынова Е.Н, Шевченко Е.М, поддержавших доводы апелляционных жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы апелляционного представления и жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных Солоненко, Башкирцева, Фролова Васильева, Хубулова, Ханагяна, Суркова, Ламанова, Андрияки, Палаткина Метелкина, Лиханова, Скворцова в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Как следует из материалов дела, Солоненко и другим лицам проходящим по данному делу, разъяснялись особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия такого рассмотрения дела, при этом Солоненко, Башкирцев, Васильев, Хубулов настаивали на том, чтобы судебное разбирательство проходило с участием присяжных заседателей^. 67 л.д.203; т.68лд.лд.56;95; 176).

Исследование обстоятельств данного уголовного дела проведено в судебном заседании с учетом особенностей этой процедуры, с соблюдением положений главы 42 УПК РФ, устанавливающей особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

Формирование коллегии присяжных проведено в соответствии с действующим законодательством, с соблюдением положений ст.328 УПК РФ Из протокола судебного заседания следует, что сторонам была предоставлена возможность заявить, как мотивированные, так и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которую они в полной мере реализовали (лл. 98-101 протокола судебного заседания). Утверждения осужденных Башкирцева и Солоненко о заинтересованности присяжного заседателя М являются голословными. Данный кандидат ответил на все вопросы, заданные при отборе, в связи с чем у стороны защиты была возможность заявить ей, как мотивированный, так и немотивированный отвод Суд разрешил данные ходатайства в соответствии с законом. То обстоятельство, что брат М является медицинским работником в органах УФСИН, а также факт ее проживания в нагорной части Центрального района г.Барнаула (страницы протокола 84,90) сами по себе не свидетельствуют о ее заинтересованности в исходе дела, данных о том, что она располагала по делу какой-либо информацией из иных источников не имеется (лл. протокола судебного заседания 81-82).

Также согласно протоколу судебного заседания М вошла в состав коллегии присяжных заседателей под №21, то есть первоначально являлась запасным присяжным заседателем. При этом сторона защиты не заявляла ходатайств о тенденциозности сформированной коллегии присяжных (лист протокола судебного заседания 104). Рассмотрение дела с участием присяжных длилось свыше двух лет, однако за указанный период стороны также не заявляли ходатайств об отводе запасного присяжного заседателя М

В судебном заседании были созданы условия для реализации сторонами своих прав. Ходатайства, заявленные сторонами, разрешены в полном объеме с соблюдением положений уголовно-процессуального закона.

Доводы осужденного Солоненко и адвоката Городилова Н.Н. о нарушении права на защиту в связи с отказом суда допустить в качестве защитника сестры Солоненко - П являются несостоятельными. В соответствии с ч.2 ст.49 УПК РФ в качестве защитника по постановлению суда могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников, то есть допуск близких родственников в качестве защитника является правом, а не обязанностью суда. Как следует из материалов дела, Солоненко был представлен в суде профессиональным защитником, осуществлявшим его защиту на основании соглашения. При этом его сестра П пояснила в судебном заседании, что юридического образования не имеет, в связи с чем суд сделал обоснованный вывод о том, что квалифицированную юридическую помощь Солоненко она оказывать не сможет (лист протокола судебного заседания 1608). Кроме того как в апелляционной жалобе, так и в ходе судебного заседания Солоненко указывал, что фактически помощь сестры ему требуется для выполнения работы, связанной со сбором документов (листы протокола судебного заседания 1607-1608). Данные действия, по сути, представляют собой техническую, а не юридическую помощь, которую по смыслу уголовно процессуального закона должен оказывать защитник подсудимому. В связи с чем, основания для допуска П в качестве защитника Солоненко отсутствовали.

Не могут быть приняты во внимание утверждения Солоненко о не предоставлении ему письменного стола, нахождении его в зале судебного заседания в специально отведенной для подсудимых клетке, поскольку технические возможности для участия в судебном заседании всем подсудимым были предоставлены равные, а соблюдение порядка и условий содержания лиц, находящихся под стражей, в том числе в зале судебного заседания, не может расцениваться как незаконное воздействие на присяжных заседателей Кроме того, последним в ходе отбора был задан вопрос о том, имеют ли они предвзятое отношение к подсудимым в силу того, что кто-то из них арестован (листы 81-82 протокола судебного заседания). Никто из присяжных заседателей на данный вопрос положительного ответа не дал, в связи с чем утверждения Солоненко об обратном являются надуманными. Никаких оснований как при формировании коллегии присяжных заседателей, так и при рассмотрении дела к роспуску коллегии присяжных заседателей не имелось.

Также необоснованными являются утверждения Солоненко об ограничении его встреч с защитником, поскольку на протяжении длительного периода времени, пока длилось рассмотрение дела, у него и у других осужденных имелась возможность консультироваться с защитниками согласовывать свою позицию, при этом возможности для консультаций им предоставлялись, как в зале судебного заседания, так и за его пределами, без каких-либо ограничений.

Несостоятельны доводы осужденного Андрияки о его необоснованном удалении из зала судебного заседания. Согласно ст.258УПК РФ при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего судьи лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания. Как следует из материалов дела, в подготовительной части судебного заседания участникам процесса указанные требования закона были разъяснены. В ходе судебного следствия Андрияка неоднократно и грубо нарушал порядок в судебном заседании, пререкался с председательствующим, не давая последнему вести процесс, в связи с чем предупреждался о возможности своего удаления из зала судебного заседания однако на замечания не реагировал, в связи с чем председательствующий в полном соответствии с положениями ч.ч.1,3 ст.258 УПК РФ неоднократно удалял его из зала для обеспечения возможности продолжения судебного разбирательства (листы протокола судебного заседания 1676-1677, 2318-2322, 4018-4022).

В то же время по ходатайству стороны защиты Андрияку возвращали в зал судебного заседания, предоставляя возможность непосредственно принимать участие в исследовании доказательств (лист протокола судебного заседания 1877- 1878). Однако и после возвращения осужденный продолжал грубо нарушать установленный порядок, в связи с чем председательствующий вынужден был повторно его удалить.

Жалоба Андрияки на его удаление из зала судебного заседания рассмотрена в апелляционном порядке Алтайским краевым судом и оставлена без удовлетворения (приложение).

Ходатайства Андрияки об отказе от защитника разрешены судом в установленном законом порядке. При этом в одном случае Андрияка снял свое ходатайство (лист протокола судебного заседания 1921), а в другом - суд отклонил заявление осужденного об отказе от защитника в целях обеспечения его права на защиту, поскольку такой отказ для суда не является обязательным (лист протокола судебного заседания 2467). Утверждения Андрияки о том, что адвокат Лахонина, представлявшая его интересы на предварительном следствии, действовала в интересах органов следствия, являются голословными.

Заявления Солоненко о нарушении права на защиту Хубулова Лиханова, Ламанова и других подсудимых, которые содержатся в его апелляционной жалобе, являются несостоятельными. Сами указанные лица на нарушение своих прав в жалобах не указывают(осужденный Ламанов не обжаловал приговор).

Осужденный Хубулов, которому в судебном заседании был предоставлен адвокат Абрашенков В.А., не возражал против того, чтобы его интересы представлял данный защитник (лист протокола судебного заседания 160). Более того, как следует, из материалов дела, адвокат Абрашенков В.А занимал активную позицию в отстаивании интересов Хубулова (листы протокола судебного заседания 172, 185, 287, 320 и другие), что свидетельствует о его готовности к процессу и надлежащем обеспечении права осужденного на защиту.

Вопрос о возможности участия Лиханова в судебном заседании 19.12.2011 по состоянию его здоровья был разрешен судом с учетом результатов его осмотра медицинскими работниками и их заключения о возможности участия осужденного в процессе. При этом решение о продолжении рассмотрения дела председательствующим принято после повторного вызова «скорой помощи», которая зафиксировала улучшение состояния здоровья Лиханова и не указала на наличие препятствий для его участия в судебном заседании (листы протокола судебного заседания 1091- 1093). Кроме того, следует учесть, что заявление об ухудшении состояния здоровья сделано Лихановым после того, как государственным обвинителем было заявлено ходатайство о допросе свидетеля №11, который давал показания о противоправной деятельности именно данного осужденного.

Ходатайство о допросе адвоката Дедловской, представлявшей на следствии интересы осужденного Фролова, разрешено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона (лист протокола судебного заседания 841). При этом, как обоснованно указал суд, защитник в соответствии с ч.З ст.56 УПК РФ не может быть допрошен об обстоятельствах ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи подзащитному. При этом стороной защиты в дальнейшем было заявлено, что адвокат Дедловская не согласна на допрос по указанным обстоятельствам (лист протокола судебного заседания 921).

Не могут быть признаны состоятельными доводы осужденного Башкирцева о нарушении его права на защиту, поскольку интересы Башкирцев в судебном заседании представлял адвокат Гладышев Н.А, по договоренности с которым на период болезни адвоката(два дня судебных заседаний) интересы Башкирцева будет представлять адвокат Кочанов(т. 1 ООл.д.66). При таких данных, право осужденного Башкирцева на защиту в ходе судебного разбирательства дела не было нарушено.

Утверждения Солоненко о том, что вместо потерпевших Ф и А по делу были допрошены иные лица, являются голословными поскольку председательствующий в установленном законом порядке удостоверился в личности указанных потерпевших (листы протокола судебного заседания 405,552). Тот факт, что судом в целях обеспечения безопасности этих потерпевших удовлетворены заявленные ими ходатайства о допросе в условиях, исключающих визуальное наблюдение, не свидетельствует о нарушении закона, поскольку обеспечение безопасности участников процесса является обязанностью суда (лист протокола судебного заседания 380-382,546-548). При этом, вопреки заявлениям Солоненко нарушения принципа непосредственности не усматривается, поскольку потерпевшие допрошены в судебном заседании, участники процесса имели возможность задавать им вопросы, чем активно пользовались (листы протокола судебного заседания 406-420,558-566), а затем анализировать показания указанных лиц в прениях сторон.

Несостоятельны утверждения Солоненко о необъективном ведении процесса председательствующим, поскольку, по мнению осужденного, судья необоснованно снимал вопросы стороны защиты, касающиеся обстоятельств подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей, оценка которых входит в компетенцию последних (данные факты, по мнению Солоненко, имели место при допросе свидетелей К , К и других). Вопреки доводам осужденного, судом принимались меры направленные на проведение судебного следствия в соответствии с требованиями положений ч.7 ст.335, ч.1 ст.252 УПК РФ, при этом председательствующим подробно и неоднократно разъяснялось сторонам о том, какой именно круг вопросов подлежит исследованию при допросе свидетелей и потерпевших. С учетом этих разъяснений председательствующий последовательно снимал, как не относящиеся к делу вопросы сторон (как обвинения, так и защиты, на что в том числе указывает в своей жалобе Солоненко), а в спорных случаях предлагал сторонам обосновать, какое значение имеет выяснение того или иного вопроса при допросе свидетеля или потерпевшего.

Поскольку свои показания осужденные дали после представления доказательств стороной обвинения, до указанного момента их позиция и отношение к предъявленному обвинению были не ясны Соответственно, подсудимые и их защитники нередко задавали вопросы возможность и необходимость выяснения которых в присутствии присяжных заседателей, вызывала обоснованные сомнения, как с точки зрения их относимости к делу, так и с точки зрения допустимости их исследования в присутствии присяжных, при этом, поскольку сторона защиты отказывалась пояснять, для выяснения каких обстоятельств задаются те или иные вопросы свидетелям и потерпевшим, суд был лишен возможности оценить, имеет ли значение выяснение этих обстоятельств для дела и есть ли необходимость в доведении соответствующей информации до сведения присяжных заседателей Соответственно, такие вопросы обоснованно снимались председательствующим, как не относящиеся к делу.

На стадии представления доказательств стороной защиты, а также на стадии дополнений, после озвучивания в судебном заседании осужденными своей позиции, последние, а также их защитники имели возможность заявлять ходатайства о повторном допросе свидетелей, представленных ранее стороной обвинения, мотивировав это необходимостью выяснения обстоятельств, не выясненных ранее. Однако такие ходатайства со стороны защиты не поступали. С учетом принципа состязательности, председательствующий не был обязан самостоятельно (без ходатайства стороны защиты) вызывать ранее допрошенных лиц для выяснения обстоятельств, которые, по мнению осужденных и их адвокатов, имели бы значение для дела.

При этом сторона обвинения представляла доказательства с 8 августа 2011 по 13.06.2012, а сторона защиты с 13.06.2012 по 12.04.2013, в связи с чем у осужденных и их адвокатов имелось достаточно времени для выработки позиции и принятия необходимых и достаточных мер для представления суду нужных, по их мнению, доказательств.

Несостоятельны доводы осужденного Солоненко о том, что у присяжных заседателей было искусственным образом сформировано убеждение в виновности подсудимых в связи с озвучиванием информации об их личности в том числе о месте, которое они, в том числе Солоненко, занимали в криминальном мире.

В соответствии с положениями ч.8 ст.335 УПК РФ данные о личности подсудимых могут быть исследованы в присутствии присяжных заседателей в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого они обвиняются. Поскольку по данному делу предъявлено обвинение в создании преступного сообщества и участии в преступном сообществе, то выяснение вопросов в ходе судебного следствия о том, где и когда познакомились подсудимые, какие отношения между ними сложились - не противоречило требованиям закона.

Согласно материалам дела, всем подсудимым (за исключением Скворцова), было предъявлено обвинение по ст.210 УК РФ - в участии в преступном сообществе под руководством Солоненко. При этом из существа обвинения следует, что сообщество было создано Солоненко с привлечением в него лиц криминальной направленности, в том числе ранее судимых занимающих определенное место в криминальной иерархии на той или иной территории. При этом, часть денежных средств, полученных сообществом от совершения преступлений должна была направляться на поддержание криминальных авторитетов и лиц уголовно-криминальной направленности, а в функции Солоненко, согласно обвинению, входило поддержание связей с представителями криминальной среды (страницы 4, 16 обвинительного заключения). Таким образом, сущность предъявленного обвинения была связана с положением, которое Солоненко и другие осужденные занимали в уголовно-криминальной среде. Данное обстоятельство являлось важной частью обвинения, поскольку указывало на мотивы объединения осужденных в преступное сообщество, а также причины, по которым в сообществе существовала жесткая иерархия, связанная с подчинением его участников Солоненко, как лицу, занимающему в этой иерархии одно из ведущих мест при этом в дальнейшем при формировании вопросного листа указанные обстоятельства нашли свое отражение в вопросах, сформулированных перед присяжными заседателями (вопросы №№ 124,131, 141, 145, 190, 201 вопросного листа).

Кроме того, председательствующий в напутственном слове дал присяжным заседателям подробные разъяснения о том, какие именно обстоятельства из озвученных в судебном заседании они должны принимать во внимание при оценке доказательств, представленных сторонами, в том числе в части вопросов, связанных с положением осужденных в криминальной среде (листы протокола судебного заседания 4205-4207). В этой связи предъявление присяжным заседателям доказательств о характере взаимоотношений Солоненко и других участников сообщества с иными представителями уголовно-криминальной среды не свидетельствует о нарушении судом принципов и ограничений, установленных ст.252 и ст.335 УПК РФ.

Вопреки утверждениям осужденных Башкирцева, Солоненко, защитника Ивановой Ю.Ю. нарушений и ограничений прав стороны защиты на допрос свидетелей и потерпевших судом не допущено.

Так, свидетель М был допрошен в судебном заседании, при этом сторона защиты имела возможность задать ему все интересующие ее вопросы (листы протокола судебного заседания 686-709). Указание на то, что сторона защиты не была готова к допросу указанного свидетеля, не могут быть приняты во внимание, поскольку данный свидетель был допрошен на предварительном следствии, с материалами дела все подсудимые были ознакомлены, его данные имелись в обвинительном заключении. При этом, в силу состязательности сторон, государственный обвинитель был не обязан ставить сторону защиты в известность о том, когда именно он собирается произвести допрос этого свидетеля. По ходатайству стороны защиты свидетелю была выписана повестка на другой день (лист протокола судебного заседания 686). То обстоятельство, что свидетель от явки в суд уклонился, не свидетельствует о нарушении права осужденных на защиту. Повторные ходатайства о вызове М в судебное заседание обоснованно отклонены судом, как немотивированные (листы протокола судебного заседания 1138- 1140).

Ходатайство о допросе свидетеля С , заявленное в судебном заседании Фроловым, обоснованно отклонено как немотивированное поскольку осужденный не смог пояснить, по каким вопросам, имеющим отношение к предъявленному обвинению, данный свидетель подлежит допросу (лист протокола судебного заседания 2577).

Допрос свидетеля Ч проведен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст.252 и ст.335 УПК РФ При этом суд обоснованно ограничил круг вопросов, которые хотела задать сторона защиты в присутствии присяжных периодом, относящимся к инкриминируемому Башкирцеву и Солоненко времени совершения преступлений. Предшествующая деятельность Башкирцева, даже если она носила правомерный характер, к обстоятельствам рассматриваемого в суде уголовного дела отношения не имела (листы протокола судебного заседания 2402-2403, 2411-2414). По той же причине суд обоснованно отказал в приобщении к материалам дела документов, представленных свидетелем (лист протокола судебного заседания 2401).

Голословными являются утверждения осужденного Солоненко о давлении, оказанном на свидетеля Ш , поскольку никаких объективных данных, свидетельствующих об этом, не имеется. Судом было удовлетворено ходатайство защиты о его допросе, однако свидетель от дачи показаний в судебном заседании с использованием средств видеоконференцсвязи отказался (лист протокола судебного заседания 3096).

При допросе свидетеля М председательствующим был четко сформулирован круг вопросов, по которым он может довести информацию до присяжных заседателей (лист протокола судебного заседания 2631). При этом вопреки утверждениям Солоненко, ни государственный обвинитель, ни сам председательствующий при постановке вопросов данному свидетелю, за эти пределы не вышли (листы протокола судебного заседания 2639-2640).

Судом обоснованно в связи со смертью принято решение об оглашении показаний свидетеля №4 (Б ) и его проверки показаний на месте (листы протокола судебного заседания 2857, 2820). Каких-либо нарушений уголовно процессуального закона при производстве следственных действий с участием данного лица не допущено (т. 16 л.д.117-119, 120-124). Утверждения осужденных в судебном заседании о том, что проверка показаний на месте проводилась не с Б , а с другим лицом являются голословными.

Снятие председательствующим повторных вопросов при допросах свидетелей и потерпевших также не является нарушением права осужденных на защиту, поскольку никак не ограничивает их право на выяснение обстоятельств, имеющих значения для дела.

Доводы о недопустимости протоколов допросов свидетелей СР , Г , Б Б и других в связи с нарушениями допущенными, по мнению стороны защиты, органами предварительного следствия в ходе расследования дела, в том числе в связи с использованием незаконных методов ведения следствия, тщательно проверялись в судебном заседании. По каждому из заявленных ходатайств судом принято мотивированное решение после исследования всех имеющих значение обстоятельств с участием сторон (листы протокола судебного заседания 646,

723-732, 1181, 1856-1857, 2764- 2766 и другие), при этом свидетелям задавались вопросы о том, каких показаний они придерживаются - данных на следствии или в судебном заседании (листы протокола судебного заседания 642, 1116, 1182, 1853, 2767-2770 и другие).

Утверждения осужденных Андрияки, Башкирцева, Лиханова, Солоненко об оказании на них в ходе предварительного следствия незаконного воздействия со стороны следователей и оперативных работников не имели значения для рассматриваемого уголовного дела и не подлежали доведению до сведения присяжных заседателей, поскольку данные вопросы не относятся к их компетенции, определенной ст.334,335, 339 УПК РФ. При этом показаний подтверждающих вину кого-либо из осужденных, ни один из указанных лиц не давал ни на следствии, ни в судебном заседании.

Доводы апелляционных жалоб о написании Б явки с повинной и даче им последующих показаний под угрозами со стороны оперативных работников тщательно исследованы в судебном заседании. По результатам рассмотрения данного вопроса председательствующий принял мотивированное решение, в том числе дана оценка приобщенным по инициативе Б и его защитника в ходе следствия листам с текстом, с которых он, якобы, написал явку с повинной (листы протокола судебного заседания 2764-2766). Суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания явки с повинной Б , протоколов его допроса и проверки показаний на месте недопустимыми доказательствами, поскольку указанные документы составлены с соблюдением требований уголовно процессуального закона ( т. 13 л.д.2-4, 6-9, 13-15).

Аналогично судом проверены и мотивированно признаны несостоятельными доводы стороны защиты о нарушении уголовно процессуального закона при допросах К К , Ламанова Метелкина, Палаткина, Суркова, Фролова (листы протокола судебного заседания 233-239, 287-289, 1621, 1629-1633, 1984, 2076-2079, 2130-2131, 2172, 2948-2949).

Меры безопасности на предварительном следствии в отношении осужденных Ламанова и Метелкина применены в соответствии с требованиями УПК РФ с учетом заявлений указанных лиц о необходимости обеспечения их безопасности. Факты последующего отказа указанных лиц от применения мер безопасности и изменение ими показаний в судебном заседании не свидетельствуют о применении органами следствия недозволенных методов ведения следствия и нарушении прав осужденных.

Также, вопреки доводам Солоненко, свидетель К в судебном заседании в основном подтвердил показания, данные им на предварительном следствии, изобличающие, в том числе и Солоненко в совершении преступлений (лист протокола судебного заседания 303). В то же время показания, данные на предварительном следствии, в которых он отрицал свою причастность к преступной деятельности, оглашенные по инициативе стороны защиты (т.4 л.д.60- 63), К не подтвердил полностью, указав, что давал их, чтобы уйти от ответственности (лист протокола судебного заседания 304).

Несмотря на позицию, занятую в судебном заседании адвокатом Куликом представлявшим интересы осужденного Скворцова на предварительном следствии, суд обоснованно отнесся критически к его заявлениям о том, что в интересах Скворцова он не принял никаких мер, направленных на обжалование действий органов следствия, поскольку опасался изменения в отношении подзащитного меры пресечения. Как установлено, на протяжении длительного периода предварительного следствия (около 10 месяцев Скворцов занимал позицию отрицания вины в предъявленном ему обвинении В указанный период в отношении него органы следствия не принимали никаких мер, направленных на изменение меры пресечения в виде подписки о невыезде. Заявление с ходатайством о допросе, поступившее от Скворцова в период следствия, было подписано, как осужденным, так и адвокатом Куликом, как и все последующие протоколы следственных действий, в ходе которых Скворцов дал показания об обстоятельствах совершенного преступления (т. 12 л.д. 178-191). С учетом этого, а также соблюдения процедуры допроса Скворцова на предварительном следствии, суд обоснованно в своем постановлении от 03.08.2012 признал неубедительными доводы защитника, как обусловленные его стремлением опорочить доказательства, собранные в период предварительного следствия, и отказал в ходатайстве о признании недопустимыми протоколов допроса Скворцова и проверки его показаний на месте (листы протокола судебного заседания 1957- 1963).

Вопреки доводам осужденных Андрияки, Башкирцева, Васильева и Солоненко, судом не допущено нарушения их прав по эпизодам совершения грабежей в отношении потерпевших Е иМ . Как установлено, в судебном заседании указанные лица являлись гражданами другого государства, являться в суд для дачи показаний по обстоятельствам совершенных в отношении них преступлений отказались (т.51 л.д.21, 140, т.84 л.д.211,267). В этой связи судом в соответствии с требованиями п.З ч.2 ст.281 УПК РФ принято решение об оглашении показаний указанных лиц, данных ими на предварительном следствии (листы протокола судебно заседания 369- 370).

Присяжным был представлен одинаковый объем доказательств по указанным эпизодам, однако они приняли решение о недоказанности участия Андрияки в эпизоде грабежа в отношении М , признав его виновным в участии нападения на Е 13.06.2009, а остальных осужденных - в совершении преступлений в отношении обоих указанных потерпевших Данное обстоятельство вопреки утверждениям защитника Захаровой С.С. не свидетельствует о наличии оснований для оправдания Андрияки по эпизоду в отношении Е поскольку данные эпизоды преступной деятельности между собой не связаны и оценивались присяжными заседателями самостоятельно.

Суд тщательно исследовал обстоятельства производства следственных и оперативно-розыскных мероприятий по указанным эпизодам, обоснованно признав, что доказательства, представленные в подтверждение обвинения осужденных, отвечают критериям допустимости.

Так, вопреки утверждениям Башкирцева и Васильева то обстоятельство что на момент проведения в отношении них отождествления личности по фотографиям с участием потерпевших, осужденные уже были задержаны за совершение других преступлений, не влияет на допустимость данных доказательств, поскольку отождествления проводились до возбуждения уголовных дел по фактам грабежа в отношении Е иМ в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий, к которым закон не предъявляет требований, предусмотренных ст. 193 УПК РФ о том, что опознание по фотографии проводится только при невозможности предъявления для опознания самого лица. Отождествление же по фотографии Андрияки потерпевшим М проведено до задержания осужденного (т. 51 л.д. 113-116).

Суд проверил заявления осужденных и стороны защиты о нарушении требований закона при проведении следственных действий и оперативно розыскных мероприятий по эпизодам в отношении потерпевших Е и М (листы протокола судебного заседания 2551-2555). При этом сомнений в том, что указанные действия и мероприятия действительно проводились, не имелось, отдельные технические ошибки, допущенные при составлении процессуальных документов, как правильно указано судом, не влияют на допустимость доказательств и достоверность их содержания, и могли быть обусловлены большим объемом оперативно-розыскных и следственных действий, которые проводились с потерпевшими, являющимися гражданами другого государства, в период их краткого пребывания на территории

Суд верно и критически оценил пояснения в суде свидетеля М о том, что он не принимал участия в производстве оперативно-розыскных мероприятий в качестве незаинтересованного лица, поскольку его пояснения опровергаются показаниями, данными этим свидетелем на предварительном следствии, показаниями свидетеля Ш , который участвовал в качестве второго понятого при составлении акта добровольной выдачи и отождествлении осужденных по фотографии М (лист протокола судебного заседания 2447), а также показаниями оперуполномоченного М , который составлял указанные документы, самими документами составленными при производстве оперативно-розыскных мероприятий (т. 51 л.д. 108, 109-112, 113-116). При этом установлено, что М , является лицом ранее судимым (листы протокола судебного заседания 2088, 2147), был доставлен в судебное заседание по инициативе стороны защиты, что в совокупности с обстоятельствами, подтверждающими его участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий, свидетельствовало о заинтересованности свидетеля в даче им в суде показаний в пользу осужденных.

Аналогично у суда не имелось оснований для признания недопустимыми доказательствами акта добровольной выдачи и отождествлений, составленных с участием потерпевшего Е (т. 50 л.д. 247- 251,252-256).

Заявления свидетелей М иТ (также доставленных в суд стороной защиты), участвовавших в выдаче доказательств Е и отождествлении им по фотографии Васильева и Башкирцева, о том, что они были вынуждены подписать неизвестные им бумаги, отдельно друг от друга опровергаются их собственными показаниями, данными на предварительном следствии (т.51 л.д. 24-29, 30-35), которые указанные лица хотя и не подтвердили, но и не оспаривали наличие своих подписей в соответствующих протоколах (листы протокола судебного заседания 2291-2292, 2430-2431). Суд обоснованно оценил критически заявления указанных лиц, что они не знакомились с протоколами следственных действий, составленных с их участием, поскольку в протоколах имеются собственноручные записи свидетелей о том, что с их слов все сведения записаны верно, замечания у М иТ отсутствовали.

Ссылки осужденного Солоненко на провокацию со стороны правоохранительных органов по эпизодам совершения преступлений в отношении потерпевших С , Ф С являются несостоятельными. Действительно, преступления, совершенные в отношении указанных потерпевших, были задокументированы в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, направленных на изобличение осужденных в совершении преступлений. Однако никаких нарушений закона при проведении оперативно-розыскных мероприятий в ходе судебного следствия не установлено. Материалы ОРД представлены органам следствия в установленном законом порядке (т.52 л.д.83-89, 231-237, т.54 л.д.99-105). При этом вопрос допустимости «оперативных экспериментов», проведенных по данным эпизодам, разрешен в судебном заседании (листы протокола судебного заседания 1765-1767).

Также необоснованными являются доводы о недопустимости проверок показаний на месте потерпевших С ,Ф , свидетеля К поскольку данные протоколы в судебном заседании не исследовались (лист протокола судебного заседания 1762).

Несоответствие по продолжительности видеозаписи и аудиозаписи к оперативному эксперименту по эпизоду в отношении Файзиева вопреки утверждениям Солоненко не свидетельствует об их фальсификации, а указывает лишь на то, что фиксация действий осужденных и потерпевших по данному эпизоду производилась на различную аппаратуру.

Эпизоды грабежей в отношении Б иШ в вину Солоненко не вменялись, допустимость доказательств по данным фактам стороной защиты в интересах осужденных Суркова и Хубулова не оспаривается, все ходатайства, связанные с представлением доказательств по данным эпизодам разрешены в судебном заседании в установленном законом порядке (листы протокола судебного заседания 501, 1233, 2157, 2161-2165) в связи с чем доводы Солоненко о нарушении прав указанных лиц на предварительном следствии и в судебном заседании являются несостоятельными.

Вопреки утверждениям осужденных Башкирцева, Солоненко, нарушений их права на защиту при назначении и производстве экспертиз на предварительном следствии не усматривается. Данные вопросы, как указано в апелляционной жалобе Солоненко, неоднократно проверялись судебными инстанциями при обжаловании им действий и решений органов следствия в период производства предварительного расследования. При этом обстоятельств, свидетельствующих о нарушении прав Солоненко, не установлено. Указание Солоненко в апелляционной жалобе, что в рассмотрении соответствующих материалов принимала участие государственный обвинитель Пашкова Т.Б., не имеют значения, поскольку ни в каких родственных отношениях с председательствующим по делу судьей данный сотрудник прокуратуры не состоит.

Кроме того, данные вопросы являлись предметом исследования в судебном заседании. По результатам рассмотрения вопросов, связанных с назначением и производством экспертиз, судом вынесено мотивированное постановление от 9.12.2011, в котором были разрешены вопросы, связанные с допустимостью экспертиз, проведенных по делу, в том числе и в связи с указанием стороны защиты на несвоевременное ознакомление подсудимых с постановлениями о назначении экспертиз (т.88 л.д.47-62). Как верно указал суд в своем постановлении в связи с тем, что экспертизы назначались по разным уголовным делам, до их соединения в одно производство, право на ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз у осужденных возникало уже после того, как дела были соединены. При этом подсудимые не лишены были права ходатайствовать о производстве дополнительных или повторных экспертиз, при наличии к тому оснований. Соответствующие ходатайства Солоненко, Андрияки и Ханагяна разрешены на предварительном следствии с вынесением мотивированных постановлений следователями и отклонены, как необоснованные. Остальные осужденные соответствующими правами, предусмотренными ст. 198 УПК РФ, не воспользовались. В ходе судебного следствия не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что ознакомление осужденных с рядом экспертиз после их проведения как-либо повлияло на выводы экспертов по поставленным перед ними вопросам.

Оснований для назначения и производства повторных экспертиз по инициативе стороны защиты в судебном заседании также не установлено, что свидетельствует об отсутствии оснований для их производства и на предварительном следствии в связи с полнотой и объективностью проведенных экспертных исследований. В то же время судом удовлетворено ходатайство Солоненко о производстве фоноскопической экспертизы по материалам ОРД, не являвшимся предметом исследования на предварительном следствии (листы протокола судебного заседания 1590-1594).

Предоставление следователями в ходе расследования дела по устным запросам экспертов дополнительных материалов, в том числе протокола допроса потерпевшего С , образцов голоса осужденных, не свидетельствует о нарушении требований уголовно-процессуального закона Факт обращения к органам следствия за предоставлением дополнительных материалов для производства экспертизы подтвердил в суде эксперт Б.

(листы протокола судебного заседания 605, 617).

Утверждения Солоненко о том, что при производстве фоноскопических экспертиз применялась ненадлежащая методика, являются голословными поскольку он не является специалистом в области фоноскопии, а обстоятельств, свидетельствующих о заинтересованности либо некомпетентности экспертов, проводивших экспертные исследования по делу в судебном заседании не установлено. В этой связи оснований сомневаться в выводах экспертов, в том числе в части выводов об отсутствии монтажа фонограмм, подвергавшихся экспертным исследованиям, не имелось.

Аналогично с учетом отсутствия у Солоненко специальных познаний в области баллистики суд обоснованно признал немотивированным и голословным заявление осужденного о возможности получения экспертным путем иных результатов, чем те, которые изложены в выводах экспертиз №

и № (т.56 л.д.210, т.57 л.д.19-21). Кроме того, выводы указанных экспертиз не вызывали сомнений, поскольку в части, относящейся к обстоятельствам уголовного дела, экспертами были даны исчерпывающие ответы на поставленные вопросы, в том числе о том, с какого расстояния и под каким углом были произведены выстрелы по автомобилям Я и С (лист протокола судебного заседания 2930).

Суд обоснованно отказал в назначении геномной экспертизы по денежным купюрам, изъятым у Башкирцева на предварительного следствия. В ходе проведения действий по ее изъятию, а также в период предварительного следствия осужденный никогда не заявлял о том, что данные купюры были ему подброшены. Эксперт Ч в судебном заседании фактически дала пояснения о невозможности выделения следов при несоблюдении условий хранения исследуемых образцов (листы протокола судебного заседания 1817- 1819). Кроме того, в ходе производства предварительного следствия, не предпринималось никаких мер для обеспечения сохранности биологических следов на данных объектах, а с момента их изъятия прошел большой период времени (листы протокола судебного заседания 1879-1880).

Аналогичное решение судом обоснованно принято по ходатайству защиты о проведении биологической экспертизы по обрезу, изъятому у Лиханова (лист протокола судебного заседания 2985). Обыск в жилище Лиханова, вопреки утверждениям Солоненко, проведен и оформлен в соответствии с требованиями ст. 182 УПК РФ (т.20 л.д.110-116), в постановлении о производстве обыска были указаны основания производства обыска, а также предметы и вещи, подлежащие отысканию, о чем в судебном заседании дали пояснения участники данного следственного действия Ч , Ч понятая Х (листы протокола судебного заседания 800- 808). Кроме того, постановление о производстве обыска не является доказательством и не может быть признано недопустимым доказательством. Сам протокол обыска составлен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, при этом, как следует из протокола, Лиханов, присутствовавший при производстве обыска, никаких заявлений о подбросе ему оружия не делал. В этой связи суд мотивированно отказал в признании протокола обыска в жилище Лиханова недопустимым доказательством (листы протокола судебного заседания 948- 950).

Утверждения Солоненко о том, что суд ограничил его в предоставлении доказательств в свою защиту, не запросив сведения у оператора МТС о телефонных соединениях являются несостоятельными (лист протокола судебного заседания 1549). Суд по ходатайству стороны защиты сделал соответствующий запрос, на который был получен ответ о невозможности предоставления требуемой информации в связи с истечением сроков ее хранения (т.88 л.д.93-94, лист протокола судебного заседания 1605), причем срок хранения истек уже на момент заявления соответствующего ходатайства стороной защиты. Поэтому последующие ходатайства осужденных аналогичного характера обоснованно отклонены судом со ссылкой на указанный ответ в связи с невозможностью получения сведений о телефонных соединениях (лист протокола судебного заседания 2174).

Вопреки заявлениям осужденного Солоненко о предвзятости председательствующего, судебное следствие проведено с соблюдением требований закона о состязательности сторон, им были предоставлены равные возможности в предоставлении и исследовании доказательств.

При этом из протокола судебного заседания следует, что вопреки утверждениям Солоненко об обвинительном уклоне суда председательствующим снимались вопросы государственного обвинителя (листы протокола судебного заседания 170, 173, 257, 262, 565, 720, 730, 981 и другие), государственным обвинителем высказывались возражения на действия председательствующего «листы протокола судебного заседания 103, 1031), при выступлении в прениях государственный обвинитель неоднократно прерывался (листы протокола судебного заседания 3167, 3174, 3179, 3181, 3227, 3247), часть доказательств обвинения не были представлены присяжным заседателям, поскольку признаны судом недопустимыми (в частности постановлением от 09.12.2011 признаны недопустимыми ряд экспертиз проведенных в ходе предварительного следствия). Указанные факты свидетельствуют об объективном подходе суда при ведении процесса и разрешении ходатайств сторон. То обстоятельство, что (председательствующий значительно чаще принимал меры реагирования в отношении осужденных и их защитников обусловлено исключительно стремлением стороны защиты довести до сведения присяжных заседателей информацию, которая не подлежала исследованию в их присутствии с целью оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие для принятия ими решения в пользу осужденных.

Вопреки утверждениям адвоката Балахниной о том, что вопросный лист сформулирован «тенденциозно», полагаю, что он сформирован с соблюдением требований ст.339 УПК РФ и соответствует по объему предъявленному осужденным обвинению.

Ссылки Башкирцева на то, что перед присяжными заседателями не был поставлен вопрос защиты о том, что между осужденными имелась договоренность об оказании услуг на дорогах края, являются несостоятельными, поскольку ответ на данный вопрос не предусматривает наличие в действиях Башкирцева и других лиц состава какого-либо преступления. В этой связи, если бы присяжные заседатели, признали доказанной версию стороны защиты, им было достаточно отрицательно ответить на вопросы обвинения, сформулированные в вопросном листе Именно таким путем они и пошли, признав недоказанным участие подсудимых в совершении отдельных из инкриминированных им эпизодов Подробные разъяснения присяжным заседателям в этой части даны председательствующим в напутственном слове (листы протокола судебного заседания 4213-4214).

Вопреки утверждениям защитника Ивановой вопросный лист в части обвинения Фролова по ст.210 УК РФ не противоречит предъявленному подсудимому обвинению (т.63 л.д.88-122), а представляет собой краткое его изложение. При этом, поскольку по существу преступное сообщество под руководством Солоненко представляло собой объединение организованных групп, в одну из которых вошел Фролов, никакого ухудшения положения последнего при формулировке вопросного листа не допущено. Суд заменил в вопросном листе юридический термин «преступное сообщество» на «объединение групп», поскольку постановка перед присяжными заседателями вопросов, требующих юридической оценки в соответствии с ч.5 ст.339 УПК РФ недопустима.

В вопросном листе отсутствуют неоговоренные присяжными заседателями исправления, в связи с чем ссылки осужденного Палаткина на нарушение уголовно-процессуального закона в данной части являются несостоятельными.

Перед проведением прений сторон председательствующим даны необходимые разъяснения сторонам о порядке выступления в прениях, в том числе о том, что в случаях явного нарушения сторонами требований закона об объеме информации, которая может быть доведена до сведения присяжных судом соответствующие меры реагирования будут приниматься незамедлительно. В остальных случаях, с учетом объема дела соответствующие разъяснения коллегии присяжных будут даваться позднее при этом сторонам была предоставлена возможность высказать свои замечания после завершения выступающим своей речи (лист протокола судебного заседания 3152). Данные разъяснения председательствующего полностью соответствуют требованиям закона, и этого порядка он придерживался в дальнейшем при выступлении в прениях, как стороны защиты, так и стороны обвинения. То обстоятельство, что ряд разъяснений о необходимости не принимать во внимание ту или иную информацию, прозвучавшую в выступлениях сторон, даны председательствующим позднее, не указывает на нарушение уголовно-процессуального закона. В частности, суд разъяснил присяжным заседателям, что не следует принимать во внимание одну из фонограмм, на которую сослался в прениях государственный обвинитель поскольку в ходе судебного следствия она в присутствии присяжных заседателей не исследовалась (лист протокола судебного заседания 3258).

При этом доводы Солоненко об искажении государственным обвинителем в прениях существа доказательств являются голословными. В частности вопреки утверждениям Солоненко, прокурор никак не исказил показания потерпевшей И , поскольку на вопрос адвоката Логвиновой свидетель пояснила, что ей угрожал К а Метелкин стоял рядом (листы протокола судебного заседания 531,3162).

Утверждения осужденных Андрияки, Башкирцева, Палаткина, Солоненко других осужденных и защитников Захаровой С.С, Куровой ЕС. об отсутствии доказательств, свидетельствующих о причастности осужденных к совершению преступлений, в которых они признаны виновными, об отсутствии доказательств их знакомства друг с другом и со свидетелями, дававшими в отношении них изобличающие показания, о неверной оценке показаний лиц допрошенных по обстоятельствам дела, не могут быть приняты во внимание поскольку все указанные обстоятельства подлежали оценке присяжными заседателями. При этом в соответствии со ст.ст.38915, 389 7 УПК РФ приговор постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, не может быть обжалован в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. С особенностями рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей все осужденные были надлежащим образом ознакомлены (лист протокола судебного заседания 20).

Вопреки утверждениям осужденных и их защитников каких-либо оснований для того, чтобы признать недоказанным существования преступного сообщества под руководством Солоненко, не имеется.

Из ответов, прежде всего, на вопросы № 200 и № 201 вердикта с очевидностью следует, когда и кем сообщество было создано, кто им руководил, как долго оно функционировало. А ответы на последующие вопросы, сформулированные в вопросном листе по эпизоду № 23, дают четкое представление о роли каждого лица в преступной организации.

Исключение присяжными заседателями ряда пунктов из описания действий Солоненко в вопросе № 201 вердикта никак не влияет на юридическую оценку как его деяния, так и деяний других осужденных поскольку исключенные из указанного вопроса действия, не образуют обязательных признаков состава преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ.

Поддержание коррумпированных связей, использование тех или иных способов конспирации и защиты членов преступной организации, определение мест их встреч, обеспечение юридической помощью и другие действия признанные присяжными заседателями недоказанными, представляют собой лишь частные проявления организованности, отсутствие которых само по себе не свидетельствует об отсутствии в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ. Эти признаки являются факультативными, поскольку уголовным законом ни один из них не предусмотрен ни в ч.4 ст.35 УК РФ, ни в ст.210 УК РФ.

В то же время в ответе на вопрос № 201 содержится достаточно других фактических действий, признанных доказанными, чтобы сделать вывод о существовании преступного сообщества. В частности, присяжными заседателями установлено, что на территории края было создано и действовало объединение, состоящее из трех групп, инициатором создания каждой из которых являлся Солоненко. Последний руководил этим объединением, определил цели и задачи групп, распределил функции между собой и нижестоящими руководителями, установил размеры выплат от каждой группы, получал их, определял порядок использования полученных средств формировал общую финансовую базу, координировал деятельность как объединения в целом, так и входящих в его состав групп и участников устанавливал и поддерживал связь и обмен информацией между ними.

Данные признаки в своей совокупности как раз и подтверждают юридическую оценку объединения под руководством Солоненко, как преступного сообщества, признаки которого содержатся в ч.4 ст.35 УК РФ. По настоящему делу присяжные заседатели установили наличие трех групп (под руководством К К и Башкирцева), факт их объединения (прежде всего в ответах на вопросы №№200,201), наличие единого руководства в лице Солоненко (то есть в сообществе существовало двухуровневое руководство: высшее - в лице Солоненко, и непосредственное в группах - в лице К , К и Башкирцева, что указывает на сложившуюся иерархию). Целью объединения являлось совершение тяжких и особо тяжких преступлений и получение от их совершения финансовой выгоды, что также следует из ответа на вопрос №201 и последующие вопросы в отношении каждого из членов сообщества, при этом, присяжные заседатели не могли ответить на вопрос о том, для совершения преступлений каких категорий создана группа Солоненко, поскольку такие категории являются юридическим понятием и раскрываются в ст. 15 УК РФ. Тем не менее фактические обстоятельства, установленные присяжными заседателями, не оставляют сомнений в том, что каждая группа, входившая в сообщество под руководством Солоненко создавалась для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Назначая каждого из руководителей групп, Солоненко предлагал, а К ,К и Башкирцев - соглашались, производить изъятие имущества граждан с применением, в том числе, угроз насилием, что само по себе в ряде случаев образует составы тяжких преступлений (например предусмотренных ст. 161 УК РФ), а с учетом того, что для совершения указанных преступлений планировалось специально создать и были созданы группы людей, которые должны были заниматься совершением преступлений на систематической основе, то умыслом осужденных охватывался и факт последующей совместной преступной деятельности в составе организованных групп. Данный же квалифицирующий признак, применительно к отдельным составам, влечет отнесение краж, грабежей и вымогательств к категории тяжких или особо тяжких преступлений.

Эти обстоятельства охватывались и умыслом рядовых членов сообщества что вытекает из ответов на вопросы по эпизоду №23, поскольку каждый из участников создаваемого сообщества, как это следует из ответов на указанные вопросы, входя в эту организацию, понимал, что он становится членом не просто группы людей, созданной для совершения определенных преступлений, но и участником более сложной криминальной структуры которой руководит Солоненко. Причем каждая группа, являясь лишь составной частью указанной организации, планировала совершать преступления, в том числе с применением угрозы насилием.

При этом вопреки утверждениям стороны защиты, пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 не ограничивает цели создания сообщества одновременным участием групп, входящих в преступную организацию, в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, а говорит также о совместном выполнении иных действий связанных с функционированием такого объединения. А такие действия группами выполнялись, поскольку целью их объединения изначально являлось формирование общей финансовой базы от совершения корыстных преступлений, т.е. деяний, направленных на идентичные объекты посягательств, что ими и осуществлялось. Их взаимодействие обеспечивал Солоненко. Кроме того, совместность состояла еще и в том, что участники преступного сообщества осознавали свою принадлежность к нему и то, что другие подразделения также занимаются совершением преступлений в интересах сообщества.

Не могут быть приняты во внимание утверждения защитников о том, что признание присяжными заседателями недоказанными тех или иных действий осужденных при совершении ими конкретных преступлений (грабежей вымогательств, краж - эпизоды 3-21) каким-либо образом влияет на юридическую квалификацию по ст.210 УК РФ.

Данный состав преступления является самостоятельным и никак не зависит от наличия или отсутствия в действиях осужденных других составов преступлений. Фактически деятельность преступного сообщества связана с совершением ее членами преступлений, для которых сообщество создается Однако деятельность по совершению этих преступлений не тождественна участию в преступном сообществе.

Совершение осужденными Башкирцевым, Васильевым, Фроловым Хубуловым, Сурковым, Ханагяном, Палаткиным части грабежей и вымогательств, а также краж без ведома руководителя сообщества, никак не влияет на квалификацию по ст.210 УК РФ, поскольку их действия направленные на совершение последнего преступления признаны полностью доказанными в рамках ответов на вопросы по эпизоду № 23. При этом существо преступления, предусмотренного ст.210 УК РФ, выразилось именно в совершении осужденными тех действий, которые указаны в ответах присяжных заседателей на вопросы по данному эпизоду. Состав преступления предусмотренный данной статьей, является оконченным с момента совершения любых действий в интересах преступного сообщества, поэтому совершение членами сообщества других преступлений в объективную сторону ст.210 УК РФ не входит и на квалификацию по данной статье не влияет.

При этом ответы присяжных заседателей на вопросы по эпизоду № 23 наряду с ответами на вопросы по другим эпизодам, наоборот, позволяют сделать вывод о существовании трех организованных групп, каждая из которых создавалась для совершения преступлений определенного вида Группы обладали определенной самостоятельностью при совершении конкретных преступлений, однако были связаны единством целей, для которых эти преступления совершались - формирование общей финансовой базы. То обстоятельство, что члены указанных групп, в дальнейшем часть преступлений совершили без ведома руководителя сообщества (здесь имеет место эксцесс исполнителей), не влияет ни на оценку их действий по ст.210 УК РФ, ни на наличие в их действиях квалифицирующего признака совершения преступлений - «организованной группой» по другим инкриминированным им деяниям.

Кроме того, ответы присяжных заседателей по каждому признанному доказанным эпизоду свидетельствуют о том, что осужденные совершали преступления, как участники преступных групп, специально созданных для изъятия денежных средств, до совершения преступлений планировали свою деятельность и распределяли роли. Это исключает случайный характер сговора, который имеет место при совершении преступлений в составе простой группы лиц по предварительному сговору, предусмотренной ч.2 ст.35 УК РФ, и свидетельствует о наличии квалифицирующего признака - «совершение преступления в составе организованной группы» применительно к составам, предусмотренным ст.ст.158,161,163, 166 УК РФ.

Ссылки стороны защиты на противоречивость вердикта по той причине что идентичные действия осужденных применительно к разным эпизодам преступной деятельности, в одних случаях присяжными заседателями признаны доказанными, а в других нет, являются необоснованными. Тот факт что присяжные заседатели в ряде случаев пришли к выводу о недоказанности действий Солоненко по руководству организованными группами при совершении отдельных преступлений, никак не влияет на то, что в отношении других деяний, признанных доказанными, его руководящая роль имела место На это судом обоснованно указано в приговоре (лист приговора 42).

Не могут быть приняты во внимание утверждения защитников Захаровой С.С., Татарниковой А.В., осужденного Башкирцева о том, что исключение присяжными заседателями из эпизодов грабежей указания на причастность к ним Лиханова, ухудшает положение осужденных и влечет необходимость исключения обвинения их по ст.210 УК РФ и квалифицирующего признака грабежей - «в составе организованной группы». В соответствии с требованиями закона в отношении каждого подсудимого судом были сформулированы вопросы, вытекающие из предъявленного им обвинения. При этом в соответствии с предъявленным обвинением Лиханов и Башкирцев совместно возглавляли организованную группу, являющуюся структурным подразделением преступного сообщества под руководством Солоненко. То обстоятельство, что участие Лиханова в совершении указанных преступлений признано недоказанным, не исключает руководящую роль Башкирцева, как в структурном подразделении сообщества, так и в соответствующей организованной группе. При этом исключение участия в группе Лиханова не расширяет объем обвинения Андрияки, Башкирцева и Васильева по сравнению с тем, которое им было предъявлено на предварительном следствии.

Несостоятельны утверждения адвоката Ивановой, что невыполнение Фроловым функции по отчислению денежных средств в пользу сообщества свидетельствует об отсутствии в его действиях состава, предусмотренного ст.210 УК РФ. Из ответов на вопросы № 201 и № 216 следует, что отчисления денежных средств от совершенных преступлений производились группами принимавшими участие в их совершении. При этом для наличия состава ст.210 УК РФ не требует, чтобы каждый из участников совершал действия по отчислению денежных средств, в пользу сообщества. Распределением доходов полученных преступным путем в группе, в которую входил Фролов, занимался К , который распределял полученные денежные средства между собой и Фроловым и производил отчисления Солоненко. При этом из ответов на указанные вопросы следует, что Фролов осознавал свою принадлежность к преступному сообществу, в связи с чем его умыслом охватывалось и указанное распределение доходов, полученных преступным путем.

Доводы адвоката Качкаевой О.И. о несогласии с квалификацией по ч.2 ст. 167 УК РФ действий Лиханова по эпизоду в отношении Яг и Суворина, поскольку, по ее мнению, факт причинения Я значительного имущественного ущерба своего подтверждения не нашел, по мнению судебной коллегии, являются неосновательными. Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлены, как обстоятельства повреждения имущества, так и размер причиненного потерпевшим Я иС ущерба, который для каждого из них составил по рублей (ответ на вопрос № 183). Суд верно оценил причиненный потерпевшему ущерб, как значительный, поскольку он превышает размер, установленный примечанием к ст. 158 УК РФ, сам Я пояснил о значительности для него указанного ущерба. При этом доводы потерпевшего о том, что в результате преступления был поврежден единственный принадлежащий ему автомобиль, размер ущерба, согласно показаниям Я составил его доход за два месяца. Наличие у потерпевшего второго места работы лишь подтверждает его нуждаемость в денежных средствах и свидетельствует о том, что причиненный ему имущественный вред, действительно привел к существенным материальным затратам. С учетом названных обстоятельств, наличия на иждивении у потерпевшего ребенка, выводы суда о том, что ущерб, причиненный Я в результате преступления, для него значительный, являются обоснованными и мотивированными (л.приговора 43).

Согласно доводам защитника Лондаревой и осужденного Хубулова, суд не зачел в срок наказания последнего время содержания осужденного под стражей по приговору Центрального районного суда г.Барнаула от 15.10.2009. Вместе с тем, поскольку судом не применены положения ч.5 ст.69 УК РФ, то в срок наказания Хубулова время содержания под стражей по другому приговору зачтено быть не может. В связи с тем, что наказание по приговору от 15.10.2009 Хубуловым отбыто, у суда отсутствовали основания для назначения наказания по правилам, предусмотренным ч.5 ст.69 УК РФ. По настоящему уголовному делу Хубулов в период отбывания наказания по приговору Центрального районного суда г.Барнаула под стражей не содержался, в связи с чем у суда отсутствовали основания для зачета соответствующего периода в срок наказания по приговору от 31.01.2014.

При назначении наказания Ханагяну суд в полной мере учел все смягчающие обстоятельства, в том числе указанные в обращении защитника Лира, а также вердикт присяжных о признании подсудимого заслуживающим снисхождения (листы приговора, 49,52), в связи с чем оснований для снижения наказания осужденному не усматривается.

В связи с отсутствием оснований для переквалификации действий Суркова, отсутствуют и основания для снижения наказания, назначенного Суркову по ч.2ст.210УК РФ, поскольку судом учтены все обстоятельства предусмотренные ст.60 УК РФ (листы приговора 50-51). То обстоятельство что с момента совершения преступлений прошло несколько лет, вопреки утверждениям адвоката Горохова ОБ., не уменьшает степень общественной опасности деяний, совершенных Сурковым. Вместе с тем, учитывая, что преступления, предусмотренные п.«а»ч.4ст.158; ч.Зст.166УК РФ, совершены Сурковым в несовершеннолетнем возрасте, в соответствии с положениями ст.94УК РФ, судебная коллегия считает необходимым освободить Суркова от назначенных по указанным нормам закона за истечением сроков давности уголовного преследования.

Вопреки утверждениям Фролова оснований для смягчения ему назначенного наказания не усматривается, поскольку все смягчающие обстоятельства учтены судом в приговоре (л. приговора 48), признание иных обстоятельств в качестве смягчающих является в силу ст. 61 УК РФ правом, а не обязанностью суда. Суд пришел к выводу, что оснований для признания в качестве таковых обстоятельств мнения потерпевших, не имеется (л.приговора 51). При этом в действиях Фролова усматривается рецидив преступлений наказание ему назначено с соблюдением требований закона в пределах санкций соответствующих статей, в связи с чем оснований для его снижения осужденному не имеется.

Также отсутствуют основания для зачета Фролову в срок наказания всего периода содержания под стражей с 13 февраля 2010 года по 31 января 2014 года, поскольку с 13.04.2010 по 05.02.2010 в отношении Фролова действовала мера пресечения в виде подписки о невыезде (т.5 л.д.86-90, 92, 94). Факт нахождения его под стражей по другому приговору не влечет необходимость зачета этого периода в срок содержания под стражей по настоящему уголовному делу, поскольку наказание по приговору от 10.03.2010 отбывалось Фроловым самостоятельно и с наказанием по приговору от 31.01.2014 не складывалось, основания для этого отсутствовали, поскольку наказание по приговору от 10.03.2010 Фроловым отбыто.

При назначении наказания Лиханову суд правильно учел всю совокупность смягчающих и отягчающих обстоятельств (лист приговора 51). При этом суд правильно в соответствии с ч.З ст.60 УК РФ оценил характер совершенных преступлений, связанных с вооруженным посягательством на потерпевших Я и С (лист приговора 53). Вопреки доводам защитника, оценка действий Лиханова, связанных с незаконным хранением и ношением оружия, как дерзких и агрессивных, судом не давалась Использование же для повреждения чужого имущества огнестрельного оружия, заряженного дробью, в присутствии потерпевших, жизнь и здоровье которых были поставлены Лихановым в опасность, безусловно свидетельствует об агрессивном и дерзком характере преступления предусмотренного ч.2 ст. 167 УК РФ.

С учетом наличия в действиях Лиханова рецидива преступлений группового характера посягательства на чужое имущество, избранного способа совершения преступления, суд правильно пришел к выводу о том, что несмотря на наличие ряда смягчающих наказание обстоятельств, исправление Лиханова без реального лишения свободы не возможно.

Вместе с тем, приговор в отношении Лиханова и Скворцова подлежит изменению по доводам, указанным в апелляционном представлении государственного обвинителя. Вопреки утверждениям адвоката Чебанова СВ суд при назначении наказания в полной мере учел, характер совершенных Скворцовым преступлений, данные о его личности, а также приведенные в апелляционной жалобе смягчающие наказание обстоятельства (л.приговора 52). Поэтому, несмотря на то, что приговор суда в соответствии с требованиями закона подлежит изменению с назначением осужденному наказания по правилам ч.2 ст. 69 УК РФ, на что указано в апелляционном представлении, в то же время оснований для применения в отношении Скворцова положений ст.73 УК РФ не усматривается.

При назначении наказания Метелкину суд учел всю совокупность смягчающих обстоятельств, в том числе указанных защитником, в связи с чем пришел к выводу о необходимости назначения осужденному наказания с применением положений ст.64 УК РФ (лист приговора 49,53), однако вывод суда о необходимости реального отбывания лишения свободы в приговоре судом мотивирован, обусловлен тяжестью совершенных Метелкиным преступлений, криминальной направленностью его личности, в связи с чем оснований для назначения ему наказания с применением ст.73 УК РФ нет оснований.

Назначая наказание Васильеву, суд учел все смягчающие обстоятельства в том числе его состояние здоровья, а также снисхождение присяжных заседателей, в связи с чем оснований для снижения назначенного осужденному наказания не имеется (лист приговора 48,52). Судом также учтено психическое состояние Васильева, которому по постановлению суда проведена дополнительная психиатрическая экспертиза в связи с травмой, полученной в период содержания под стражей (лист приговора 46). Совокупность смягчающих наказание Васильева обстоятельств, вопреки утверждениям защитника Татарниковой, нельзя признать исключительной, в связи с чем основания для применения ст.64 УК РФ не усматривается.

При назначении наказания Башкирцеву, вопреки утверждениям защитника Гладышева, суд учел снисхождение к осужденному со стороны присяжных заседателей, выраженное в вердикте (лист приговора 52). Наказание, назначенное Башкирцеву, соответствует, как тяжести совершенных преступлений, так и личности осужденного, его роли в совершении деяний, в которых он признан виновным.

Доводы адвокатов Кима В.Ю. и Горохова ОБ. о необоснованном взыскании с Суркова процессуальных издержек являются несостоятельными Тот факт, что Сурков на момент совершения большей части преступления находился в несовершеннолетнем возрасте, не освобождает его от обязанности оплатить судебные издержки, связанные с участием в деле защитников по назначению. Вопреки мнению адвоката Кима, судом принято мотивированное решение о снижении размера процессуальных издержек, подлежащих взысканию с Суркова, именно в связи с тем, что второй защитник осужденному был назначен по инициативе суда (лист приговора 59).

Также, вопреки утверждениям защитника Куровой отсутствуют основания для освобождения Метелкина от взыскания процессуальных издержек, поскольку об отказе от защитника Метелкин не заявлял, что учтено судом в приговоре (лист приговора 58).

Отвод Васильева защитнику Татарниковой судом не принят в связи с отсутствием для этого оснований, от защиты Васильев не отказывался, в связи с чем суд обоснованно взыскал с него издержки.

Размер процессуальных издержек, подлежащих взысканию с Андрияки подробно мотивирован судом в приговоре (лист приговора 57-58), и является обоснованным.

Судьба вещественных доказательств по делу разрешена в строгом соответствии с законом, оснований для изменения решения суда в указанной части не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.З89-13,389-20; 389-28;389- ЗЗУПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Алтайского краевого суда с участием присяжных заседателей от 31 января 2014 года в отношении Суркова В В Скворцова Ю А Лиханова Е Н изменить: освободить Суркова ВВ. от назначенных по п.«а»ч.4ст.158;

ч.Зст.166УК РФ наказаний за истечением срока давности уголовного преследования.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.2ст.2Ю; пп.«а»,«г»ч.2ст. 161 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Суркову В В . четыре года три месяца лишения свободы.

На основании ст.70УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично в виде трех месяцев лишения свободы присоединить не отбытое наказание по приговору Центрального районного суда г. Барнаула от 2 сентября 2009 года и окончательно Суркову В В . назначить четыре года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Назначенное Скворцову Ю.А. по ч.1ст.222УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ наказание смягчить до двух лет шести месяцев лишения свободы.

На основании ч.2ст.69УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.1ст.222; ч.2ст.167УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Скворцову Ю.А. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на три года с отбыванием наказания в колонии поселения.

Считать Лиханова Е.Н. осужденным по совокупности преступлений предусмотренных ч.2ст.167; ч.1ст.222УК РФ на основании ч.2ст.69УК РФ путем частичного сложения наказаний к пяти годам шести месяцам лишения свободы.

В остальной части приговор в отношении Скворцова Ю.А, Суркова В.В Лиханова Е.Н, и этот же приговор в отношении Солоненко С В , Башкирцева В Г , Васильева А В , Андрияки Р В , Метелкина Н Н , Фролова А А , Ханагяна А Л , Хубулова Ю Р , Палаткина Н А оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 342 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта