Информация

Решение Верховного суда: Определение N 3-О15-1СП от 08.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 3-015-1-сп г. Москва 8 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Таратуты И.В судей Климова А.Н. и Сабурова Д.Э при секретаре Горностаевой Е.Е с участием прокурора Гуровой В.Ю осужденного Самарина И.А. и его защитника - адвоката Баранова А.А рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Самарина И.А. и адвоката Курило М.Ф. на приговор Верховного Суда Республики Коми с участием присяжных заседателей от 12 мая 2003 года которым

Самарин И А

судимый 16 октября 2001 года по

п.«а» ч.З ст.111 УК РФ к 5 годам лишения свободы

условно, с испытательным сроком на 5 лет осужден к лишению свободы:

- по п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ на срок 15 лет;

- по пп. «в»,«ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ на срок 15 лет;

- по п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ на срок 8 лет;

- по ч.1 ст.222 УК РФ на срок 3 года.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, Самарину назначено 24 года 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение, назначенное Самарину по приговору от 16 октября 2001 года отменено и на основании ст.70 УК РФ, по совокупности приговоров, окончательно назначено 26 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Срок отбывания наказания Самарину исчислен с 12 мая 2003 года зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей в период с 3 декабря 2002 года по 11 мая 2003 года включительно.

Этим же приговором осужден Ракитянский В С .

Заслушав доклад судьи Таратуты ИВ., выслушав доводы осужденного Самарина И.А. и адвоката Баранова А.А., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора, мнение прокурора Гуровой В.Ю. полагавшей необходимым приговор измененить Судебная коллегия

установила:

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Самарин И.А. признан виновным и осужден за похищение Ч совершенное организованной группой; за убийство Ч сопряженное с ее похищением, совершенное организованной группой, с целью скрыть другое преступление; за кражу имущества принадлежавшего Ч , совершенную с причинением значительного ущерба потерпевшей, организованной группой; за незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены Самариным в период с середины октября до 17 ноября 2002 года в г. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

В кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного Самарина адвокат Курило М.Ф. в просит изменит];, приговор и снизить размер назначенного Самарину наказания. Полагает, что суд формально перечислил в приговоре смягчающие обстоятельства, но не учел их Обращает внимание на то, что обвинение строилось только на чистосердечных показаниях осужденных; что Самарин оказал помощь следствию в установлении истины по делу; что на его показаниях были восстановлены события, предшествующие: совершению преступления совершение самих преступлений и действия каждого из соучастников после этого. Считает, что суд не учел роль Самарина в совершении данных преступлений, который не был непосредственным исполнителем убийства потерпевшей и завладения ее имуществом, а лишь выполнял роль водителя автомашины. Настаивает на том, что эти обстоятельства, а также 20- летний возраст осужденного, позволяли суду назначить Самарину наказание ниже низшего предела, с применением правил ст.64 УК РФ.

Осужденный Самарин И.А. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, в числе которых были лица осведомленные из средств массовой информации о наличии у него судимости, о характеризующих его материалах, а также о сути рассматриваемого дела.

Полагает, что его действия неправильно квалифицированы судом как убийство, кража и похищение человека, совершенные организованной группой, поскольку перед присяжными заседателями не ставился такой вопрос; кроме этого, неправильно квалифицированы как убийство сопряженное с похищением человека и с целью скрыть другое преступление; и как кражу, совершенную с причинением значительного ущерба потерпевшему. Считает, что в его действиях нет признаков организованной группы (устойчивости, руководства ею), что эти признаки не были установлены присяжными, и полагает, что речь может идти о совершении преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору. Настаивает на том, что умысла на убийство Ч у него не было, и он не принимал участие в лишении се жизни, что он виновен лишь в оказании пособничества Ракитянскому в сокрытии трупа потерпевшей то есть, в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.ЗЗ, ч.2 ст. 105 УК РФ, однако суд назначил ему наказание по ч.2 ст. 105 УК РФ Не согласен осужденный и с квалификацией его действий по ч.З ст. 126 УК РФ, предусматривающей смерть потерпевшей по неосторожности; считает что правильно его действия надлежит квалифицировать по ч.2 ст. 126 УК РФ, поскольку причинение смерти потерпевшей уже квалифицировано по ч.2 ст. 105 УК РФ. Утверждает, что обрез охотничьего ружья и патроны к нему были изъяты по адресу, по которому он никогда не проживал, и к которым отношения не имеет; что к совершению кражи он также не причастен. Полагает, что преступлениям., предусмотренным ст. 158 и ст.222 УК РФ, истекли сроки давности, и он подлежит освобождению от назначенных по ним наказаний. Кроме этого полагает, что срок отбывания наказания по приговору от 16 октября 2001 года истек, что исключает отмену условного осуждения и применение с т.70 УК РФ, и что указанный приговор уже исполнен. В заключение жалобы просит приговор отменить уголовное дело в отношении него прекратить либо направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Курило М.Ф. и осужденного Самарина И.А. государственный обвинитель Губарева Г.В и потерпевший Ч просят оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства влекущих отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст.327, 328 УПК РФ. Сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по мнению сторон, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Данное право реализовано сторонами в полном объеме.

По завершении формирования коллегии присяжных заседателей Самариным было заявлено ходатайство о роспуске коллегии в виду ее тенденциозности. Данное ходатайство было рассмотрено председательствующим в порядке, предусмотренном нормами уголовно процессуального закона, и, поскольку оно ничем не было подтверждено, в его удовлетворении Самарину было обоснованно отказано.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей у кандидатов выяснялся вопрос об их осведомленности об обстоятельствах данного дела из средств массовой информации, в результате чего в состав коллегии вошли лишь те присяжные заседатели, которые не располагали никакой информацией по рассматриваемому делу. Какие-либо данные, свидетельствующие о наличии у присяжных заседателей предвзятого отношения к подсудимым из материалов дела также не усматриваются.

Таким образом, доводы осужденного Самарина о том, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей поскольку среди них были лица, осведомленные из средств массовой информации о данных, негативно его характеризующих, и о сути рассматриваемого дела, Судебная коллегия находит несостоятельными поскольку они голословны и ничем не подтверждены.

Из протокола судебного заседания также следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст.335 УПК РФ определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст.334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства, в том числе и об исследовании дополнительных доказательств, разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты обоснованные решения.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Доказательства, не имеющие значения для установления фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, в судебном заседании не исследовались. По окончании судебного следствия ни от кого из участников процесса, в том числе и от стороны защиты, каких-либо ходатайств о его дополнении не поступило.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

Вердиктом присяжных заседателей была установлена виновность Самарина в похищении и в убийстве Ч , в краже принадлежавшего ей имущества, а также в незаконном приобретении, ношении и хранении обреза охотничьего ружья и патронов к нему.

В соответствии со ст. 339 УПК РФ вопросы о доказанности или не доказанности деяния, совершения или не совершения его подсудимым виновности или невиновности подсудимого, являются компетенцией коллегии присяжных заседателей, и, согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить вердикт под сомнение.

Исходя из этого, доводы Самарина о необоснованности его осуждения за убийство, кражу и незаконные действия с оружием, не относятся к предмету рассмотрения суда кассационной инстанции и в этой части удовлетворению не подлежат.

Вопреки доводам кассационной жалобы Самарина, его действия, в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, были правильно квалифицированы судом как похи щение человека, совершенное организованной группой; как убийство, сопряженное с похищением человека, совершенное организованной группой, с целью скрыть другое преступление; как кража, совершенная с причинением значительного ущерба потерпевшей, организованной группой; и как незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Доводы осужденного Самарина о том, что в его действиях нет признаков организованной группы, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Установленные присяжными заседателями обстоятельства совершения преступлений Самариным, свидетельствуют о том, что он вместе с другими лицами заранее объединился в устойчивую группу для похищения и убийства Ч ; что они совместно разработали план преступлений и в период времени с середины октября 2002 года до первой декады ноября 2002 года выполнили все необходимые подготовительные действия для их совершения: приобрели медикаменты, открыли в банке счет на подставное лицо, собрали необходимую информацию о потерпевшей, выяснив номер ее телефона, время возвращения в г. , заранее вырыли яму для сокрытия трупа.

При таких обстоятельствах действия осужденного Самарина направленные на похищение Ч , вг. ее убийство и на кражу принадлежавшего ей имущества, обоснованно квалифицированы судом как совершенные организованной группой. Свой вывод суд надлежащим образом мотивировал в приговоре.

Вопреки доводам осужденного Самарина, вопрос о наличии в его действиях данного квалифицирующего признака требует юридической оценки, а потому, согласно ч.5 ст. 339 УПК РФ, такой вопрос не мог быть поставлен перед присяжными заседателями и подлежал разрешению председательствующим.

В соответствии с положениями уголовного закона действия участников организованной группы рассматриваются как соисполнительство, поэтому квалифицируются без ссылки на ст.33 УК РФ.

В этой связи доводы жалобы Самарина о необходимости переквалификации его действий по эпизоду убийства Ч со ссылкой на ч.5 ст.ЗЗ УК РФ, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Кроме того, поскольку потерпевшая была убита после ее похищения с целью сокрытия данного преступления, то действия Самарина по убийству потерпевшей правильно квалифицированы судом и по п.«в» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, сопряженное с похищением человека.

Вместе с тем, Судебная коллегия приходит к выводу, что осуждение Самарина по п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство с целью скрыть другое преступление, является излишним и подлежит исключению из приговора.

Вопреки доводам кассационной жалобы Самарина, а именно с учетом объема и стоимости похищенного у Ч имущества (в размере, превышающем рублей в ценах 2002 года), причиненный потерпевшей ущерб обоснованно расценен судом как значительный.

Наказание осужденному Самарину назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела конкретной роли в совершенных преступлениях, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Все смягчающие наказание обстоятельства, положительные данные о личности Самарина, в том числе те, на которые указывается в кассационных жалобах, были учтены судом при назначении ему наказания в полной мере.

Оснований для применения к Самарину положений ч.б ст. 15, ст.64, 73 УК РФ не имеется.

Вместе с тем, Федеральным законом от 8 декабря 2003 года № 162- ФЗ внесены изменения в УК РФ, а именно изменилась редакция ст. 18 УК РФ, дающей понятие рецидива преступлений. В соответствии с новой редакцией данной статьи, при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбытия наказания в места лишения свободы.

Поскольку по приговору от 16 октября 2001 года Самарин был осужден по ст. 111 ч.З п.«а» УК РФ к лишению свободы условно, и условное наказание не отменялось до совершения Самариным новых преступлений, то есть в действиях Самарина на момент совершения преступлений, за которые он осужден по настоящему приговору отсутствовал рецидив преступлений, в связи с чем указание об этом подлежит исключению из приговора.

Кроме того, принимая во внимание то обстоятельство, что Федеральным законом от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ в санкцию ч.З ст. 126 УК РФ были внесены изменения (снижен нижний и верхний размеры наказания в виде лишения свободы, что улучшает положение осужденного), действия Самарина подлежат переквалификации с п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ на п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), а наказание - снижению, как по данной статье, с учетом положений ч.1 ст.62 УК РФ, так и по совокупности преступлений и приговоров.

Как следует из приговора, преступления, предусмотренные ч.1 ст.222 и п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ, которые относятся к преступлениям средней тяжести и тяжким, соответственно, Самарин совершил в 2002 году.

В соответствии с ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: 6 лет после совершения п реступления средней тяжести и 10 лет после совершения тяжкого преступления.

С учетом изложенного, Самарин подлежит освобождению от наказаний, назначенных ему по ч.1 ст. 222 и п.«а» ч.4 ст. 158 УК РФ в связи истечения сроков давности уголовного пресл едования.

При этом Судебная коллегия, назначая Самарину наказание принимает во внимание, что судебными решениями, отмененными впоследствии постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2015 года, осужденному Самарину снижались назначенные приговорами от 16 октября 2001 года и 12 мая 2003 года наказания, исключено осуждение за незаконное приобретение, ношение и хранение 10 патронов к охотничьему гладкоствольному оружию, а именно - постановлением Ухтинского городского суда Республики Коми от 26 сентября 2007 года, по становлением Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 8 августа 2011 года, постановлением президиума Верховного Суда Республики Коми от 4 апреля 2012 года постановлениями Печорского городского суда Республики Коми от 10 мая и 3 августа 2012 года, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2013 года.

Доводы Самарина о том, что срок отбывания наказания назначенного по приговору от 16 октября 2001 года, истек, и что окончательное наказание ему нельзя было назначать по правилам ст.70 УК РФ, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не основаны на положениях уголовного закона.

В соответствии со ст.5 8 УК РФ, в связи с отсутствием в действиях Самарина рецидива преступлений, местом отбывания наказания ему должна быть назначена исправительная колония строгого режима.

На основании изложенного, руководствуясь главой 45 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Коми с участием присяжных заседателей от 12 мая 2003 года в отношении Самарина И А изменить:

- на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, освободить Самарина от наказаний назначенных за преступления, предусмотренные п.«а» ч.4 ст. 158 и ч.1 ст.222 УК РФ;

- исключить указание о признании отягчающим наказание обстоятельством рецидив преступлений и указание о совершении Самариным преступлений при особо опасном рецидиве и при рецидиве преступлений;

- исключить осуждение Самарина по п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ и смягчить назначенное ему по пп.«в»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание до 12 лет 6 месяцев лишения свободы;

- переквалифицировать действия Самарина с п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона №64-ФЗ от 13 июня 1996 года) на п.«а ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), по которой назначить наказание в виде 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений предусмотренных п.«а» ч.З ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года №420-ФЗ), [ш.«в»,«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ путем частичного сложения наказаний, назначить Самарину 20 лет 1 месяц лишения свободы.

На основании ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение по приговору Усть-Куломского районного суда Республики Коми от 16 октября 2001 года отменить, на основании ст.70 УК РФ к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединить неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначить Самарину наказание в виде 21 года 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Самарина И.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Самарина И.А. и адвоката Курило М.Ф. - без удовлетворения Председательствующий

судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 339 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта