Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ15-8СП от 07.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№9-АПУ15-8СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 7 и ю л я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Земскова Е.Ю., Дубовика Н.П.

при секретаре Багаутдинове Т.Г рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Сорокина СВ., Антонова ВО., Тренина А.Н защитников Смеловой А.С, Родионова В.В., Долматова П.Б. на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 марта 2015 года, по которому

СОРОКИН С В ,

года рождения, уроженец гор.

области, ранее судимый:

1) 17 ноября 2000 года Дзержинским городским судом Нижегородской области, с учетом изменений, внесенных постановлением Варнавинского районного суда Нижегородской области от 23 марта 2004 года и постановлением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 29 июля 2011 года, по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции № 26-ФЗ от 7 марта 2011 г.) к 7 годам 11 месяцам лишения свободы, освобожден 27 октября 2004 года по постановлению Варнавинского районного суда Нижегородской области от 21 октября 2004 года условно-досрочно на не отбытый срок 3 года 10 месяцев 22 дня;

2) 26 апреля 2005 года Дзержинским городским судом Нижегородской области с учетом изменений, внесенных постановлением Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 29 июля 2011 года, по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции № 26-ФЗ от 7.03.2011 г.), п. «в» ч. 2 ст. 131, ч. 1 ст. 132 УК РФ к 8 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору от 17.11.2000 года и окончательно назначено 8 лет 11 месяцев лишения свободы; освобожден 15 октября 2012 года по постановлению Тоншаевского районного суда Нижегородской области от 2 октября 2012 года условно-досрочно на не отбытый срок 1 год 2 месяца 28 дней, установлен административный надзор по 13 сентября 2018 года; наказание не отбыто судимости не погашены,

оправдан за отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год,

по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 18 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Сорокину С В . 21 год 6 месяцев лишения свободы, без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров присоединено частично к назначенному наказанию неотбытое наказание по приговору от 26 апреля 2005 года и окончательно назначено Сорокину С В . к отбытию 22 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

АНТОНОВ В О , г.

рождения, уроженец гор. области

ССР, ранее судимый:

19 июля 2012 года Дзержинским городским судом Нижегородской области по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10 000 рублей, наказание исполнено 15 ноября 2012 года, судимость не погашена,

осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с учетом правил ч. 1 ст. 65 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 8 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год.

ТРЕНИН А Н , года

рождения, уроженец гор. области,

ранее судимый:

17 января 2013 года мировым судьей судебного участка № 5 г Дзержинск Нижегородской области по ч. 3 ст. 327 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 5 000 рублей, наказание исполнено 12 марта 2013 года судимость не погашена,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ с учетом правил ч. 1 ст. 62 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима, без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год.

При назначении наказания в виде ограничения свободы судом установлены ограничения из числа предусмотренных ст.53 УК РФ указанные в приговоре.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление адвокатов Родионова В.В., Романова СВ., Баранова А.А., защитника наряду с адвокатом Сафроновой Н.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Щукиной Л.В. об отсутствии оснований для изменения либо отмены приговора, Судебная коллегия

установила:

Антонов В О . и Тренин АН. признаны виновными в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Сорокин С В . признан виновным в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Сорокин СВ. ссылается на нарушение председательствующим требований состязательности, ограничение им в доказывании стороны защиты; считает, что судья оказывал давление на подсудимого Тренина А.Н. при постановке ему вопросов, не согласен с показаниями свидетеля Ш которые частично являются ложными частично основанными на предположениях; не согласен с отказом в ходатайствах об исследовании доказательств, об осмотре места происшествия судом в присутствии присяжных заседателей, в постановке эксперту Р дополнительных вопросов; указывает, что при осмотре вещей Н государственный обвинитель не пояснила причину образования повреждений на них; заявление Тренина А.Н. о получении его показаний на следствии под давлением председательствующим оставлено без внимания; председательствующим не разрешено задать вопросы Тренину А.Н. и Антонову В О . о нарушении закона при их получении на предварительном следствии; вопросы свидетелям Г М эксперту Р были признаны не относящимися к делу, суд оставил без внимания, что Ш

давал ложные показания, скрыл от следствия ряд фактических обстоятельств дела, чем нарушил условия досудебного соглашения о сотрудничестве; указывает, что при выступлении в прениях судья необоснованно прерывала его и разъясняла присяжным заседателям, что сказанное им не следует принимать во внимание;

при формулировании вопросного листа вопросы, предложенные стороной защиты, председательствующий отклонил;

отмечает, что обвинительный вердикт был вынесен с третьего раза утверждает, что судья и секретарь судебного заседания заходили в комнату присяжных заседателей; при этом в просмотре видеозаписей с видеокамеры установленной около входа в совещательную комнату присяжных заседателей, ему необоснованно было отказано;

не согласен с квалификацией его действий по ч.4 ст. 162 УК РФ считает правильной их квалификацию по ч.1 ст. 161 УК РФ;

просит приговор отменить, возвратив дело прокурору;

адвокат Смелова А.С. в защиту осужденного Сорокина С В . ссылается на нарушение права на защиту Сорокина СВ., на необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства об истребовании видеозаписи с ТК « », на нарушение принципа состязательности сторон; считает необоснованными отказы судьи в изготовлении протокола судебного заседания по частям и ознакомлении с ними, в истребовании доказательств, в запрещении говорить о нетрадиционных сексуальных предпочтениях потерпевшего, послуживших основанием для неприязненных отношений к нему, в формулировании вопросов для присяжных заседателей без учета мнения стороны защиты постановке вопросов, которые объемны, неконкретизированы (вопросы 1,5) либо содержат противоречия (вопросы 1 и 11);

осужденный Антонов В.О. ссылается на нарушение его права на защиту, на нарушение председательствующим требований состязательности указывает на ошибочную квалификацию его действий по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ; председательствующий оставил без внимания заявления его и Тренина А.Н. о получении показаний на следствии с нарушениями закона отмечает, что присяжные заседатели выносили вердикт 3 раза после замечаний председательствующего; считает, что у председательствующего имелись предусмотренные ст. 348 УПК РФ основания для вынесения оправдательного приговора, к вынесенному обвинительному вердикту председательствующий отнесся некритично; просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 161 УК РФ либо возвратить уголовное дело прокурору;

адвокат Родионов В.В. в защиту осужденного Антонова В.О ссылается, что председательствующим был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон, стороной обвинения с разрешения председательствующего неоднократно сообщалось о фамилии четвертого участника преступления Ш в отношении которого дело выделено в отдельное производство и который был допрошен в качестве свидетеля, а перед этим доставлен в зал судебного заседания в наручниках и при нем постоянно рядом находился сотрудник полиции (т. 16 л.д. 50-53);

неправомерно запретил стороне защиты приводить сведения о гомосексуализме и педофилии потерпевшего, что по утверждению Антонова В.О. являлось мотивом его участия в избиении потерпевшего, вопреки его обвинению в корысти; в связи с этим осужденный был лишен возможности довести до присяжных заседателей свою версию мотива преступления полагает, что закон не запрещает касаться личности потерпевшего и его образа жизни; при этом председательствующий убеждал присяжных заседателей в том, что указанная информация о потерпевшем является попыткой стороны защиты оказать воздействие на суд с целью вызвать предубеждение к погибшему (т. 16 л.д. 56), то есть оказывал давление на присяжных заседателей; адвокату Долматову П.Б. было запрещено сообщать о том, что Тренин А.Н. не задерживался и не арестовывался (т. 16 л.д.56), в то время как ходатайство государственного обвинителя об оглашении процессуального документа, не относящегося к фактическим

обстоятельствам дела, а именно протокола задержания Сорокина СВ. было удовлетворено (т. 16 л.д. 105);

вопрос адвоката о том, зачем Антонов В.О. приходил к Сорокину СВ.

20 июля 2013 года был снят (т. 16 л.д. 116), что является ограничением

осужденного Антонова В.О. в праве на защиту;

полагает неправомерным запрет председательствующего ссылаться на

заключение № 215 от 4 февраля 2014 года комиссии экспертов, которым

осужденный говорил о своих действиях, об участии в избиении

потерпевшего, но не в хищении автомобиля;

сторона обвинения использовала в доказывании недопустимые

доказательства - два отчета об оценке рыночной стоимости имущества,

ввела в заблуждение присяжных заседателей о том, что автомобиль являлся

собственностью Н вопрос о хищении Антоновым В.О. флеш-

карты и трех видеокассет был включен в вопросный лист, хотя этот факт не

исследовался в присутствии присяжных заседателей;

председательствующим были удовлетворены ходатайства стороны

обвинения о допросе перед присяжными ряда свидетелей (Н Г М С Е З Е М К Г К),

чьи показания не относились к фактическим обстоятельствам дела и оглашении ряда документов, не относящихся к фактическим обстоятельствам дела, в том числе процессуальных, которые оглашать запрещено;

при произнесении напутственного слова председательствующий напомнил лишь о словах Ш уличающих подсудимых и умолчал о его показаниях в их пользу; в указанной части адвокат Родионов В.В возразил против напутственного слова, однако председательствующим данные возражение не были признаны обоснованными (т. 16 л.д. 210);

вопросный лист является копией обвинительного заключения председательствующий проигнорировал все замечания стороны защиты по содержанию вопросного листа, не включив ни одного вопроса стороны защиты, в то время как по ходатайству прокурора из вопросного листа был исключен вопрос о личной неприязни осужденных к потерпевшему, ответ на который мог повлиять на квалификацию преступления;

считает, что формулировки вопросов, которые были включены председательствующим в вопросный лист, не позволяли определить в какой из трех периодов времени и какие из телесных повреждений Н были причинены; в вопросе № 1 перечислены не менее 13 обстоятельств дела; при постановке вопроса № 5 председательствующий не конкретизировал, какие из перечисленных обстоятельств суд имеет ввиду; не конкретизированы договоренности, которых было несколько;

при обсуждении последствий вердикта председательствующим был нарушен закон, поскольку им была назначена дополнительная экспертиза;

при этом в аналогичной ситуации председательствующий отказал в

назначении дополнительной экспертизы Сорокину СВ., чем поставил его в

неравное положение со стороной обвинения; при этом

председательствующий ограничил защитников осужденных Антонова В.О. и

Тренина А.Н., не предложив стороне защиты задать вопросы эксперту,

ограничившись лишь вопросом о наличии у них возражений против

назначения экспертизы, после чего не дождавшись ответа, удалился в

совещательную комнату (т. 16 л.д.225);

полагает, что полученное в результате нарушения закона экспертное

заключение № 8/566 от 6 марта 2015 года является недопустимым

доказательством по делу; в связи с этим суд необоснованно квалифицировал

действия осужденного по признаку причинения тяжкого вреда здоровью;

считает квалификацию действий Антонова В.О. не вытекающей из

содержания вердикта; полагает, что в случае с Антоновым В.О. имеет место

не разбой, а вымогательство, при котором изъятие имущества происходит в

будущем; в данном случае требование было не о передаче имущества, а о его

месте нахождения, и Сорокин С В . завладел автомобилем не в процессе

насильственных действий или сразу после их совершения, а по истечении

определенного промежутка времени; исходя из содержания вердикта и невозможности переквалификации действий Антонова В.О. на вымогательство, которое является более тяжким преступлением, действия Антонова ВО., по мнению защитника, следует переквалифицировать на пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ; просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд 1 инстанции;

осужденный Тренин А.Н. не согласен с назначенным ему наказанием указывает, что суд не в полной мере учел отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, наличие на иждивении двоих малолетних детей, что могло быть основанием для применения ст. 64 УК РФ, при наличии других обстоятельств, связанных с ролью и мотивами совершения преступления, а также для изменения категории преступления в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ, просит приговор изменить, снизить срок назначенного наказания;

адвокат Долматов П.Б. в защиту осужденного Тренина А.Н. указывает о том, что вопросы были сформулированы судом без учета результатов судебного следствия и прений сторон, при этом были проигнорированы показания подсудимых Сорокина СВ., Антонова ВО., Тренина А.Н., не были учтены показания эксперта Р который не дал утвердительного ответа на вопрос о том, относятся ли телесные повреждения, в причинении которых Н в квартире Сорокина СВ. принимал участие Тренин А.Н., к числу тяжких телесных повреждений полагает, что председательствующим нарушены требования ст. 338 УПК РФ о постановке вопроса стороны защиты о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление предусмотренное ч. 2 ст. 162 или пп. «а», «г» ч.2 ст. 161 УК РФ председательствующим не были поставлены частные вопросы, как это предусмотрено ч. 3 ст. 339 УПК РФ; не согласен с тем, что председательствующий ограничил сторону защиты в изложении позиции о квалификации действий осужденного при обсуждении последствий вердикта и неправильно квалифицировал действия Тренина А.Н., в действиях которого усматривается состав преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст.

161 УК РФ, просит приговор отменить и уголовное дело передать на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Кулишевой ИВ., в которых она просит в удовлетворении апелляционных жалоб осужденных и их защитников отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных, основанным на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь незаконное осуждение Сорокина СВ., Антонова ВО., Тренина А.Н не усматривается, что подтверждается протоколом судебного заседания, из содержания которого Судебная коллегия исходит при оценке доводов апелляционных жалоб. При этом утверждения осужденного Сорокина СВ. и его защитника - адвоката Смеловой АС. в апелляционных жалобах о нарушении права на защиту в связи с тем, что в судебных заседаниях 27 января 2015 года и 29 января 2015 года было отказано в удовлетворении ходатайств о вручении Сорокину С В . копии протокола судебного заседания от 26 января 2015 года и изготовлении протокола после каждого дня судебного разбирательства, являются несостоятельными, так как порядок изготовления протокола относится к усмотрению суда и в настоящем деле протокол судебного заседания по частям не изготавливался. Согласно материалам дела после изготовления протокола судебного заседания осужденный Сорокин С В . был с ним ознакомлен (т. 17 л.д. 88).

Поданные им и другими участниками процесса замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ (Т. 17 л.д. 120-124, 128-129). В апелляционной жалобе осужденный ссылается на звукозапись судебного процесса в обоснование своей позиции о необъективности суда, однако в ходе судебного заседания аудиозапись судом не велась, а звукозапись осуществленная одной из сторон, не относится к таким способам фиксации хода и результатов судебного разбирательства, которые подменяют собой протокол судебного заседания, а также прилагаемые к нему в соответствии с частью пятой статьи 259 УПК Российской Федерации материалы проведенного по решению председательствующего судьи фотографирования аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки судебного заседания (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 года N 576-0-0).

С учетом изложенных обстоятельств Судебная коллегия находит, что протокол судебного заседания полно отражает ход и результаты судебного разбирательства, т.е. соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий по делу судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил равноправие сторон, принял предусмотренные законом меры по реализации сторонами принципа состязательности и создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Доводы жалоб о том, что председательствующий неоднократно и необоснованно прерывал осужденных и их защитников в ходе их выступлений, запрещая сообщать присяжным заседателям о нетрадиционных сексуальных предпочтениях потерпевшего, которые послужили мотивом к совершению в отношении него преступления, чем нарушил их право на защиту, являются несостоятельными, поскольку, в соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ, в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий прерывал осужденных в ходе их допросов и судебных прений, а также делал замечания стороне защиты только в случаях, когда они касались вопросов, не имеющих отношения к фактическим обстоятельствам дела и выходящих за пределы предъявленного обвинения.

По аналогичным основаниям председательствующий прерывал осужденного Сорокина С В . и его защитника - адвоката Родионова В В . при высказывании ими своих позиций по предъявленному обвинению перед присяжными заседателями (т. 16 л.д. 36, 37).

Такие же меры в необходимых случаях применялись по отношению к государственному обвинителю и потерпевшему (т. 16 л.д. 30, 42, 44, 98-99).

Из текста обвинительного заключения следует, что Антонов В.О. и Тренин А.Н. обвинялись в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества. Сорокин С В . - в разбое, то есть в нападении в целях хищения чужого имущества, а также в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку. При этом, такой мотив преступлений как личные неприязненные отношения, связанные с сексуальными предпочтениями потерпевшего, ни одному из осужденных не вменялся Версия стороны защиты признается и исследуется лишь в том случае, когда она относится к предъявленному обвинению. Таких оснований в рассматриваемом случае не усматривается.

Из вопросного листа, сформулированного по правилам ч. 1 ст. 338 УПК РФ с учетом позиции сторон обвинения и защиты, следует, что на разрешение присяжных заседателей был поставлен, в том числе, вопрос о доказанности корыстного мотива преступлений, который и был предметом

исследования в ходе судебного следствия согласно предъявленному

обвинению. При этом осужденные имели возможность опровергнуть

предъявленное им в этой части обвинение в ходе их допроса в судебном

заседании, что и было ими сделано. Осужденные подробно поясняли на

вопросы защитников свои версии имевших место событий. Так, осужденный

Антонов В.О. указывал о том, что насилие к потерпевшему было применено

дважды, в первый раз с целью наказания за образ жизни, во второй - с целью

пресечения его попыток убежать, предварительного сговора об изъятии у

него имущества не имелось (т. 16 л.д. 95, 97). В своем напутственном слове председательствующий довел до присяжных заседателей позиции сторон и разъяснил о том, что если в ходе обсуждения они признают недоказанными какие-либо обстоятельства, то они должны их исключить, о чем указать в вопросном листе.

Доводы адвоката Родионова В.В. о том, что на убеждение присяжных заседателей относительно фактических обстоятельств дела повлиял факт доставления в зал судебного заседания для допроса свидетеля Ш в наручниках в присутствии конвоя и сотрудников полиции, являются несостоятельными, поскольку как следует из протокола, в судебном заседании 26 января 2015 года перед допросом указанного свидетеля председательствующий обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание и не учитывать при вынесении вердикта нахождение свидетеля Ш под стражей (т. 16 л.д. 71).

Также является необоснованным утверждение адвоката Родионова В.В о неправомерных действиях председательствующего, связанных с ограничением адвоката Долматова П.Б. в изложении сведений об избрании Тренину А.Н. меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, в то время как по ходатайству государственного обвинителя оглашался протокол задержания осужденного Сорокина СВ., по следующим основаниям.

В судебном заседании 27 января 2015 года по ходатайству государственного обвинителя были исследованы представленные стороной обвинения письменные доказательства, в том числе, протокол задержания Сорокина С В . от 25 июля 2013 года. Между тем, указанный процессуальный документ оглашался лишь в части изъятия его предметов одежды для подтверждения фактических обстоятельств дела (факта изъятия у задержанного предметов и вещей), что не противоречит требованиям ст.ст. 334, 335 УПК РФ (т. 16 л.д. 87). В то же время, сведения о неизбрании меры пресечения в отношении одного из осужденных, на что ссылался адвокат Долматов П.Б. в своей речи, сообщению присяжным заседателям не подлежат, поскольку присяжные заседатели не решают вопросы относящиеся к процедуре судопроизводства, а решают лишь вопросы о доказанности деяния, совершении его подсудимым и его виновности, и ими исследуются только доказательства по обстоятельствам происшедшего, к которым вопросы об избрании меры пресечения не относятся.

Неубедительными находит Судебная коллегия и доводы адвоката Родионова В.В. о неотносимости показаний свидетелей Н Г М С Е З Е М К Г К,

допрошенных по ходатайству стороны обвинения.

Вопреки доводам в жалобе, показания этих лиц относятся к фактическим обстоятельствам дела, устанавливаемым присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ (об обстоятельствах обнаружения трупа потерпевшего, а также похищенного у него автомобиля).

Допрос свидетеля Ш проведен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст. 252 и ст. 335 УПК РФ. При этом суд обоснованно ограничил круг вопросов, которые хотела задать сторона защиты в присутствии присяжных, периодом, относящимся к инкриминируемому времени совершения преступлений - июлю 2013 года, и исключив из исследования информацию о заключении свидетелем досудебного соглашения о сотрудничестве. Доводы апелляционных жалоб о противоречивости показаний указанного свидетеля признаются Судебной коллегией несостоятельными, поскольку противоречия в показаниях свидетеля Ш были устранены судом в ходе судебного разбирательства после оглашения его показаний, данных на следствии. При этом причины противоречий были выяснены (т. 16 л.д. 83).

Утверждения осужденных Сорокина С В . и Антонова В.О. в жалобах о давлении, оказанном на осужденного Тренина А.Н. как в ходе судебного, так и предварительного следствия являются безосновательными, поскольку никаких объективных данных, свидетельствующих об этом, не имеется. Сам Тренин А.Н. в ходе судебного следствия не указывал об оказании на него давления в ходе допросов (т. 16 л.д. 109-111). Показания Антонова ВО данные им на предварительном следствии, исследовались в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя на основании п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ с согласия стороны защиты (т. 16 л.д. 100). При этом ходатайств о признании указанных доказательств недопустимыми ни Антоновым ВО., ни его защитником не заявлялось. Более того, осужденный Антонов В.О. пояснил, что показания следователю давал добровольно без какого-либо воздействия на него (т. 16 л.д. 102).

Необоснованных отказов осужденным и их защитникам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела не допущено. Как видно из материалов дела, все заявленные осужденными и защитниками ходатайства председательствующим разрешены в установленном законом порядке, в частности, удовлетворены: ходатайство о повторном вызове для допроса эксперта Р частично ходатайство об исследовании письменных материалов уголовного дела (т. 16 л.д. 123, 126). Вместе с тем в удовлетворении ходатайства адвоката Родионова В.В. об исследовании заключения судебно-психиатрической экспертизы № 215 в отношении Антонова В.О. в части пояснений осужденного относительно инкриминированного ему деяния, данных врачу при проведении экспертизы, отказано обоснованно ввиду того, что указанное экспертное заключение не подлежит исследованию в присутствии присяжных заседателей, а пояснения Антонова В.О. при проведении экспертизы в отсутствие защитника самостоятельным доказательством не являются (т. 16 л.д. 103).

Также были признаны необоснованными ходатайства адвоката Смеловой А.С об истребовании материала видеосюжета продемонстрированного телеканалом « »,, ввиду невозможности исследования в качестве доказательства при обсуждении последствий вердикта (т. 16 л.д. 218), а также ходатайства осужденного Сорокина С В . об осмотре с участием присяжных заседателей места преступления - его жилища и жилища потерпевшего Н поскольку он вопреки ч. 1 ст. 271 УПК РФ не обосновал его (Т. 16 л.д. 112). Отыскание же орудий преступления на месте его совершения, о чем ходатайствовал осужденный Сорокин СВ., не входит в компетенцию суда. Тот факт, что место нахождения орудий преступления не было установлено, не влияет ни на существо приговора, ни на квалификацию действий осужденных.

Кроме того, вопреки доводам жалобы адвоката Родионова ВВ., не имеется в материалах дела и данных о том, что в судебном заседании исследовались доказательства, полученные с нарушением уголовно процессуального закона. Так отчеты об оценке, исследованные по ходатайству государственного обвинителя, стороной защиты в судебном заседании не оспаривались.

При выслушивании прений сторон председательствующим обеспечено соблюдение требований, предусмотренных ст.336 УПК РФ, и ограничений установленных ст.334, 335 УПК РФ. Подсудимым была обеспечена возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях и с последним словом. Речь государственного обвинителя в прениях соответствовала предъявленному обвинению и исследованным в суде доказательствам.

Вопросы, поставленные судом перед присяжными заседателями в вопросном листе, полностью соответствуют предъявленному осужденным обвинению, а полученные ответы соответствуют формулировкам поставленных вопросов. Соответствие содержания вопросного листа в части изложения преступных деяний с обвинительным заключением, вопреки доводам адвоката Родионова В.В., не противоречит закону. Процедура которая должна предшествовать формулированию вопросного листа председательствующим вопреки доводам жалоб соблюдена.

Замечания по содержанию вопросного листа, указанные в жалобах фактически сводятся к указанию на то, что действия осужденных не разграничены по времени их совершения и последовательности причинения потерпевшему повреждений, не конкретизированы договоренности между осужденными, а также на объемность самих вопросов, однако такого рода замечания в процессе обсуждения сторонами вопросного листа не приводились (т. 16 л.д. 189, 190).

Кроме того, тот факт, что первый вопрос вопросного листа охватывает действия всех подсудимых по нанесению потерпевшему повреждений совершенных в различные временные периоды, требованиям ст. 339 УПК РФ не противоречит, поскольку Антонову и Тренину инкриминировано совершение одного деяния, представляющего собой одно преступление Сорокину вменялось совершение одного деяния, содержащего в себе несколько преступлений, представляющих собой идеальную их совокупность, а согласно ч.1 ст.339 УПК РФ вопросы ставятся по каждому из деяний. Что же касается роли в этих событиях каждого из осужденных, а также обстоятельств состоявшейся между ними договоренности, подробно изложенной в вопросе № 1, то они определяются в последующих вопросах, в которых содержится описание действий каждого из них (вопросы №№ 2, 5, 8).

Также председательствующим обоснованно включены в вопросный лист сведения о завладении осужденными тремя видеокассетами и флеш-картами поскольку приведенные обстоятельства соответствуют предъявленному обвинению, от которого государственный обвинитель не отказывался.

Доводы жалобы адвоката Долматова П.Б. о том, что стороне защиты было отказано в постановке частных вопросов о таких обстоятельствах которые, согласно ч. 3 ст. 339 УПК РФ, влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение от ответственности также являются необоснованными, поскольку таких вопросов сторона защиты не предлагала. Из имеющихся в материалах дела письменных

предложений адвоката Долматова П.Б., защищавшего интересы Тренина А.Н.,

следует, что он предлагал лишь конкретизировать вопрос № 1,

сформулированный председательствующим по предъявленному обвинению,

разбив инкриминируемые Тренину А.Н. действия на эпизоды и указав

обстоятельства, которые ему не вменялись - о наличии неприязненных

отношений к потерпевшему Н (Т. 15 л.д. 168).

Содержащиеся в апелляционных жалобах утверждения о якобы допущенных председательствующим нарушениях уголовно-процессуального закона и проявленной им необъективности при обращении к присяжным с напутственным словом являются голословными и опровергаются материалами уголовного дела. Напутственное слово председательствующего как это следует из его содержания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не имеется каких-либо комментариев и разъяснений дезориентирующих присяжных, способных вызвать у них необъективность при обсуждении поставленных вопросов. В нем изложено содержание исследованных в суде доказательств как уличающих, так и оправдывающих осужденных, при этом председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал никаких выводов об их достаточности (Т. 17 л.д. 1-29).

Каких-либо возражений от сторон в связи с содержанием напутственного слова, за исключением ссылки адвоката Родионова В.В. на неполноту изложения председательствующим показаний свидетеля Ш.,

не поступило (Т. 16 л.д. 191, 192). Данных, которые позволяли бы считать изложение председательствующим в напутственном слове показаний свидетеля Ш необъективным, защитником Родионовым В.В. не приведено, из приобщенного же к протоколу судебного заседания текста напутственного слова каких-либо акцентов или оценок обвинительной направленности при изложении председательствующим содержания указанных показаний не усматривается. Более того, согласно п. 3 ч. 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий лишь напоминает исследованные в суде как уличающие, так и оправдывающие подсудимого доказательства. Полное изложение содержания доказательств перед присяжными заседателями в обязанности председательствующего не входит.

Как следует из протокола судебного заседания, возвращение присяжных заседателей в совещательную комнату было обусловлено наличием в вердикте противоречий, при которых не мог быть постановлен приговор, что подтверждается содержанием вердикта с оговоренными исправлениями (Т. 17 л.д. 30-41). Никаких возражений на эти действия председательствующего или его разъяснения сторона защиты не заявляла (т. 16 л.д. 193, 194). Вердикт присяжных заседателей, вопреки утверждениям осужденных Антонова В.О и Сорокина СВ. в жалобах, является ясным и непротиворечивым, а имевшиеся противоречия, которые председательствующий выявил в результате проверки вердикта, были устранены присяжными заседателями в совещательной комнате до его провозглашения старшиной.

На основании изложенного Судебная коллегия считает, что вышеуказанные процессуальные действия председательствующего имели место при наличии для этого фактических и правовых оснований, полностью соответствовали требованиям закона.

Доводы апелляционной жалобы осужденного Сорокина СВ. о том, что на присяжных заседателей могло быть оказано незаконное воздействие в период их нахождения в совещательной комнате со стороны секретаря судебного заседания и судьи, являются надуманными, так как они ничем не подтверждаются. Судом были проверены доводы осужденного о фиксации указанных им незаконных действий видеокамерой, расположенной в коридоре здания суда. Однако своего подтверждения они не нашли. Согласно сообщению Нижегородского областного суда Щ

от 26 февраля 2015 года, средства видеофиксации ни в коридоре суда около кабинета, в котором происходило совещание присяжных заседателей ни перед входом в него не установлены (т. 15 л.д. 191).

Таким образом, несмотря на указание в апелляционных жалобах на многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия и судом, фактически из материалов дела не усматривается таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы в соответствии со ст. 389 17 УПК РФ влекли отмену приговора суда с участием присяжных заседателей.

Доводы, касающиеся фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, в том числе о доказанности деяний, совершения их осужденными, оговоре, самооговоре недостоверности или достоверности тех или иных доказательств, в том числе показаний свидетеля Ш по оценке доказательств не могут быть рассмотрены в апелляционном порядке и служить основанием для отмены приговора, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, который по смыслу норм уголовно-процессуального закона, регулирующих особенности производства в суде с участием присяжных заседателей, обязателен для председательствующего согласно положениям ст. 348 УПК РФ, обжалованию и проверке судом апелляционной инстанции не подлежат.

Вопрос о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы был инициирован судом, что соответствует требованиям ч. 1 ст. 283 УПК РФ Как видно из протокола судебного заседания, сторонам было разъяснено в связи с чем председательствующим ставится на обсуждение вопрос о проведении дополнительной экспертизы, озвучен вопрос, предлагаемый поставить на разрешение эксперта и предложено высказаться по данным обстоятельствам. При этом возражений от участников процесса относительно необходимости проведения по делу дополнительной судебно-медицинской экспертизы в связи с вердиктом коллегии присяжных не поступило (т. 16 л.д. 205-206).

Что касается доводов осужденных в жалобах о неверной квалификации их действий, то они являются необоснованными.

В соответствии со ст. 334 УПК РФ вопросы доказанности деяния и виновности осужденных относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей. К компетенции же председательствующего судьи относится правовая оценка фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия

осужденных Антонова В.О. и Тренина А.Н. по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ Сорокина СВ. по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ председательствующим квалифицированы правильно, обоснованные выводы об этом приведены в приговоре.Так, целью нападения на потерпевшего, как установлено вердиктом, было завладение его имуществом, и данная цель осужденными была достигнута.

Кроме того, сославшись на вердикт коллегии присяжных заседателей и заключение эксперта № 8/566 от 6 марта 2015 года,суд обоснованно указал о том, что в результате совместных действий осужденных в ходе совершения разбойного нападения на потерпевшего Н ему были причинены телесные повреждения, часть из которых вызвали причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни.

Исходя из обстоятельств, признанных вердиктом коллегии присяжных заседателей доказанными, Сорокин СВ. совместно с иным лицом лишил потерпевшего жизни в процессе разбойного нападения, то есть совершенное им убийство сопряжено с разбоем.

Наказание осужденным назначено в соответствии с положениями ст.6,60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, их личностей, конкретных обстоятельств совершения преступлений, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, иные конкретные обстоятельства уголовного дела.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Антонову В.О. и Тренину А.Н. судом признаны активное способствование раскрытию и расследованию преступления, положительные характеристики и наличие на иждивении малолетних детей.

Таким образом, вопреки доводам защитника Сафроновой Н.А. и осужденного Тренина А.Н., все данные о личности и смягчающие им наказание обстоятельства учтены судом и прямо указаны в приговоре.

Иных обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотренных ст. 61 УК РФ, не имеется.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих

степень общественной опасности совершенных преступлений, оснований для

применения положений ст. 64, ч. 6 ст. 15 УК РФ судом не установлено. Не

находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

В связи с изложенным, оснований для отмены или изменения приговора

по доводам жалоб не усматривается.

ч20 \28 \33

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 , 389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 марта 2015 года в отношении Антонова В О , Сорокина С В , Тренина А Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 334 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта