Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ16-46СП от 09.11.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ16-46СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 9 ноября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Марова А.В., адвокатов Давыдовой С В . и Карпинского Р.С. (совместной) в защиту осужденного Марова А.В., адвоката Бакланова В.Н. в защиту осужденного Антипова В.Е., адвоката Емельянцева В.Е. в защиту осужденного Марова А.В., потерпевшей Т на приговор Московского областного суда от 1 июня 2016 г., постановленного с участием присяжных заседателей, по которому

Маров А В

несудимый,

осужден по ч.З ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений, действующих в пределах того муниципального образования где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства; не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

Антипов В Е ,,

несудимый,

осужден по чч.4, 5 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений действующих в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства; не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации;

Панкеев Р В

ранее судимый:

1. 15 апреля 2008 г. по приговору Дмитровского городского суда Московской области по ч.2 ст. 213, п. «а» ч.2 ст. 115 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожден по отбытии наказания 23 сентября 2010 г.;

2. 1 ноября 2011 г. по приговору мирового судьи судебного участка № Дмитровского судебного района Московской области по ч.1 ст. 119, чЛ ст. 115 УК РФ на 8 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год,

осужден по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 1 ноября 2011 г. и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии режима (вид режима не указан) с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений действующих в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства; не изменять места жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы один раз в месяц для регистрации.

Постановлено взыскать с Марова А.В., Антипова В.Е., Панкеева Р.В. в счет компенсации морального вреда в пользу Т по 2 000 000 рублей с каждого.

За потерпевшей Т признано право на удовлетворение гражданского иска в части возмещения материального ущерба, и вопрос о размере возмещения гражданского иска передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой ЕВ., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах осужденного, адвокатов, потерпевшей, возражения на доводы апелляционных жалоб государственного обвинителя и потерпевшей, выступления осужденных Марова А.В. и Антипова В.Е. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Давыдовой СВ., Карпинского Р.С. в защиту интересов Марова А.В., адвоката Бакланова В.Н. в защиту интересов Антипова В.Е., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах об отмене приговора, потерпевшей Т и ее представителя адвоката Горяйновой Е.А., поддержавших свои доводы, осужденного Панкеева Р.В. в режиме видеоконференц-связи, адвоката Лунина Д.М. в защиту осужденного Панкеева Р.В., возражавших против удовлетворения доводов потерпевшей, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному с участием коллегии присяжных заседателей,

Панкеев Р.В. признан виновным в убийстве Т совершенном по найму, Маров А.В. в его организации и руководстве Антипов В.Е. в подстрекательстве и пособничестве данному преступлению.

Преступление совершено 17 ноября 2011 г. на территории области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Маров А.В. считает приговор незаконным, просит приговор в отношении его отменить в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, дело направить на новое рассмотрение Утверждает, что 19 мая 2016 г. после удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта в совещательную комнату заходили судебный пристав и секретарь;

- в совместной апелляционной жалобе адвокаты Давыдова СВ. и Карпинский Р.С. в защиту осужденного Марова А.В. просят приговор отменить в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. При этом указывают на то, что в ходе судебного разбирательства был нарушен порядок формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий не предоставил защите возможность реализовать свои процессуальные права, защита не имела возможности опросить явившихся кандидатов в присяжные заседатели о наличии обстоятельств препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, заявить кандидатам в присяжные заседатели по итогам их опроса мотивированные отводы, а также заявить о тенденциозном составе коллегии присяжных заседателей. Кроме того, авторы жалобы указывают на то, что после напутственного слова председательствующего коллегия присяжных удалилась в совещательную комнату, однако после удаления один из запасных присяжных заседателей под надуманным предлогом и с разрешения председательствующего судьи получил возможность зайти в совещательную комнату якобы для того, чтобы забрать оттуда свои вещи и находился там длительное время. Полагают, что в данном деле была нарушена тайна совещательной комнаты;

В дополнении к апелляционной жалобе адвокаты Давыдова СВ. и Карпинский Р.С. утверждают, что уголовное дело первоначально рассматривал судья М с его участием вынесено постановление по итогам предварительного слушания, проведено 8 судебных заседаний дальнейшее рассмотрение дела проведено под председательством судьи Б в материалах уголовного дела не имеется достоверных данных подтверждающих невозможность дальнейшего участия в производстве по делу судьи М замена судьи произведена с нарушением процедуры распределения дел. Утверждают, что сторона защиты была лишена возможности эффективно реализовать свое право на немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели в соответствии с п.2 ч.5 ст. 327 УПК РФ, что повлияло на законность состава суда. Так, стороной защиты были заявлены немотивированные отводы кандидатам № 19 и 14. Однако из протокола судебного заседания следует, что в отношении кандидата № 14

судом ранее в ходе опроса было принято решение об освобождении ее от участия в рассмотрении дела и об исключении из предварительного списка Фамилия кандидата № 19 была вычеркнута из предварительного списка стороной обвинения в стадии немотивированных отводов. Авторы жалобы указывают, что председательствующий судья занимала активную обвинительную позицию, неоднократно нарушала процедуру допроса потерпевшего, свидетелей и подсудимых сторонами. Утверждают, что форма и содержание вопросов, заданных судьей подсудимому Марову, были направлены на формирование у присяжных предубеждения в отношении Марова, содержали оценку показаний, приводят ссылки из протокола судебного заседания. Утверждают, что протокол дополнительного допроса Антипова от 16 июля 2013 г. является недопустимым доказательством поскольку в ходе предыдущего допроса Антипов отказывался от дачи показаний, а повторный допрос может быть проведен только по его ходатайству, однако в материалах дела таковое отсутствует. Оглашение протоколов допросов Панкеева было проведено по ходатайству стороны обвинения, которое не было мотивированным, показания Марова не содержали противоречий, в связи с этим авторы жалобы считают, что их показания были незаконно оглашены. Утверждают, что до сведения присяжных заседателей систематически доводилась информация, негативно характеризующая Марова, в том числе в ходе допроса потерпевшей Т данные о его личности, что, в свою очередь, привело к формированию у присяжных заседателей предубеждения в отношении его и повлияло на вынесение обвинительного вердикта. В ходе допросов свидетелей В В В Ф Л подсудимого Антипова В.Е. выявлялись данные, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, обсуждались вопросы процессуального характера. Указывают на нарушение тайны совещательной комнаты, заключающееся в том, что после удаления присяжных в совещательную комнату туда заходили судебный пристав и секретарь судебного заседания. Данные обстоятельства были изложены в заявлении Марова, по которому высказались участники судебного разбирательства явившиеся очевидцами произошедшего. Полагают, что сам факт прохода в совещательную комнату после того, как присяжным было предложено судом удалиться на совещание, является достаточным для того, чтобы говорить о нарушении тайны совещательной комнаты. Указывают на нарушения требований ст. 252 УПК РФ, поскольку в ходе судебного следствия выяснялись вопросы, связанные с обстоятельствами, свидетельствующими о коррупционных связях представителей правоохранительных органов.

Кроме того, в дополнении к апелляционной жалобе адвокаты Давыдова СВ. и Карпинский Р.С. оспаривают постановление судьи Московского областного суда о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 7 октября 2016 г. Данным постановлением был восстановлен процессуальный срок на подачу замечаний потерпевшей на протокол судебного заседания и удостоверены ее замечания. Авторы жалобы указывают на нарушение требований ч.7 ст. 259 УПК РФ потерпевшей относительно срока обращения с ходатайством об ознакомлении с протоколом судебного заседания и срока для ознакомления с ним. Суд принял решение на основе неофициальной рабочей аудиозаписи, несмотря на то, что аудиозапись в судебном процессе не велась. Судебное заседание проведено с нарушением требований ч.2 ст. 260 УПК РФ, в нем принимали участие потерпевшая Т и кандидат в присяжные заседатели К которая не относится к перечню лиц, имеющих право на ознакомление с протоколом судебного заседания и подачу на него замечаний, что исключало возможность ее вызова и опроса в судебном заседании 7 октября 2016 г. Авторы жалобы полагают, что в действительности желание потерпевшей обратиться с замечаниями на протокол судебного заседания возникло у нее только после ознакомления с дополнением к апелляционной жалобе адвокатов Карпинского и Давыдовой, в которой они указывали на нарушение процедуры отбора коллегии присяжных заседателей. Просят постановление и приговор отменить;

- адвокат Емельянцев В.Е. в защиту интересов Марова А.В выражает свое несогласие с приговором, ссылается на то, что его подзащитный вину не признал, на протяжении предварительного и судебного следствия давал показания о своей непричастности к вмененному ему преступлению. Автор жалобы, принимая во внимание наличие обвинительного вердикта, оспаривает квалификацию действий Марова А.В указывая на то, что действия Марова А.В. необоснованно квалифицированы по ч.З ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, несмотря на то, что непосредственным исполнителем убийства явилось одно лицо - Панкеев Р.В., а квалифицирующие признаки убийства «группой лиц» и «группой лиц по предварительному сговору» были исключены из обвинения. Полагает, что действия Марова образуют пособничество в преступлении и должны квалифицироваться по ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку он не принимал участия в приискании места убийства, орудия преступления, не назначал дату и время преступления, не предпринимал действий направленных на сокрытие трупа и следов преступления. Однако, как установил суд, в счет погашения имевшегося долга в размере 250 000 рублей привлек Антипова, который за денежное вознаграждение в размере 100 000 рублей вовлек Панкеева Р.В.

Кроме того, автор жалобы указывает на неоправданную суровость назначенного наказания. Ссылается на то, что Маров ранее не судим, имеет несовершеннолетнюю дочь, родителей-инвалидов, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит, жалоб от соседей не поступало Отягчающих обстоятельств не установлено. Оспаривает обоснованность гражданского иска, полагая, что размер денежной компенсации морального вреда, взысканного с Марова, существенно превышает средние значения сложившиеся в судебной практике. В то же время адвокат ссылается на нарушение, предусмотренное уголовным процессуальным законом выраженное в том, что после удаления коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта туда входили судебный пристав и секретарь судебного заседания. Полагает, что данное нарушение влечет отмену приговора и передачу дела на новое судебное разбирательство;

- адвокат Бакланов В.Н. в защиту осужденного Антипова В.Е оспаривает приговор ввиду неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора. Автор жалобы считает, что действия Антипова следует квалифицировать только как пособничество со ссылкой на ч.5 ст. 33 УК РФ, поскольку все его действия охватываются пособничеством и не образуют подстрекательство, просит ссылку на ч.4 ст. 33 УК РФ исключить Ссылается на то, что судом установлено подстрекательство Марова, который привлек к участию в убийстве Антипова, действия Антипова по привлечению Панкеева не образуют подстрекательство. Указывает на суровость приговора и просит снизить Антипову В.Е. наказание. При этом автор жалобы ссылается на смягчающие наказание обстоятельства, приводит пример из судебной практики. Просит об уменьшении взысканного размера морального вреда с Антипова, считая его завышенным. Полагает, что суд не вправе был передавать рассмотрение части иска в порядке гражданского судопроизводства, а должен был рассмотреть его в уголовном процессе и оставить его без рассмотрения с разъяснением права потерпевшей обратиться с этим требованием в порядке гражданского судопроизводства.

В апелляционной жалобе потерпевшая Т считая приговор несправедливым вследствие чрезвычайной мягкости, просит усилить наказание Панкееву, Марову и Антипову до пожизненного заключения. При этом автор жалобы указывает на то, что явка с повинной Панкеева была дана после его ареста, под давлением имеющихся у следствия доказательств его участия в убийстве, Панкеев был неоднократно судимым, Маров не признал себя виновным, в содеянном не раскаялся. Считает, что раскаяние как Панкеева, так и Антипова является неискренним.

В письменных возражениях государственный обвинитель Архипов А.С., не соглашаясь с доводами, изложенными в апелляционных жалобах просит их оставить без удовлетворения, а приговор без изменения.

В своих возражениях потерпевшая Т считает их доводы, содержащиеся в жалобах, несостоятельными, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, и возражения на эти доводы, Судебная коллегия находит постановленный приговор основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных сторонами доказательств, с соблюдением гл.42 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии со ст.38915 УПК РФ отмену приговора органами следствия и судом не допущено.

Доводы адвокатов Давыдовой СВ. и Карпинского Р.С. относительно незаконности состава суда в связи с необоснованной передачей уголовного дела на рассмотрение другому судье, недопустимости участия в производстве по уголовному делу судьи Б ввиду ее заинтересованности в исходе дела, являются несостоятельными.

Как следует из материалов уголовного дела, предварительное слушание по уголовному делу было проведено судьей М 26 января 2016 г. в связи с переводом судьи М в судебную коллегию по административным делам уголовное дело в отношении Марова А.В Панкеева Р.В. и Антипова В.Е. было перераспределено судье Б под председательством которой состоялись отбор коллегии присяжных заседателей и дальнейшее рассмотрение уголовного дела. Каких-либо обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве судьи Б предусмотренных ст. 61, 62, 63 УПК РФ, не установлено отводы судье сторонами не заявлялись.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в апелляционных жалобах о нарушении уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей.

Отбор присяжных заседателей и формирование коллегии произведены в соответствии с требованиями ст.328-333 УПК РФ. Как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты в полной мере воспользовалась своим правом на участие в отборе коллегии присяжных заседателей и заявление мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели.

Доводы о том, что в отношении кандидата в присяжные заседатели № 14 К в ходе опроса было принято решение об освобождении от участия в рассмотрении дела и исключении ее из предварительного списка опровергаются протоколом судебного заседания с учетом постановления судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 7 октября 2016 г.

Так, кандидату в присяжные заседатели № 14 К в ходе опроса решения об освобождении ее от участия в рассмотрении уголовного дела не принималось, из предварительного списка присяжных заседателей она была исключена в результате заявления стороной защиты немотивированного отвода.

Что касается доводов адвокатов Карпинского Р.С. и Давыдовой СВ. о незаконности и отмене постановления от 7 октября 2016 г., которым потерпевшей Т был восстановлен процессуальный срок для принесения замечаний на протокол судебного заседания от 15 марта 2016 г. и удостоверены ее замечания на протокол судебного заседания, то данные доводы нельзя признать обоснованными. Суд с учетом требований ст. 130 УПК РФ восстановил процессуальный срок для принесения потерпевшей замечаний на протокол судебного заседания, признав причины его пропуска уважительными. Постановление судьи является обоснованным мотивированным, и оснований для его отмены нет.

Из протокола судебного заседания от 7 октября 2016 г. следует, что в судебном заседании были допрошены потерпевшая Т и К являвшаяся кандидатом в присяжные заседатели № 14, и установлено, что в протоколе судебного заседания от 15 марта 2016 г. была допущена техническая ошибка.

Данный вывод подтверждается в том числе анализом данных о количестве отведенных в результате опроса, мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели - 10 лицам из первоначального списка, насчитывающего 26 человек, и количестве составивших коллегию присяжных заседателей из 16 человек (12 - основные и 4 - запасные присяжные).

Более того, в формировании коллегии присяжных заседателей принимали участие как сторона обвинения, так и сторона защиты. Ни один из участников уголовного процесса не заявлял о несоответствии количества кандидатов в присяжные заседатели, представленных сторонам для заявления отводов их списочному составу. Не имелось также ходатайств об отводе других кандидатов в присяжные заседатели, помимо заявленных сторонами.

В ходе прений при апелляционном рассмотрении дела адвокатом Баклановым В.Н., участвовавшим в суде первой инстанции, в том числе на стадии отбора коллегии присяжных заседателей, отмечено, что нарушений при отборе коллегии присяжных заседателей не имелось.

Не свидетельствует об ограничении права стороны защиты на немотивированный отвод присяжного заседателя также и то обстоятельство что кандидату в присяжные заседатели № 19 К был заявлен немотивированный отвод и стороной защиты, и стороной обвинения.

Ходатайств о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду ее тенденциозности не заявлено.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осужденным были разъяснены.

Несостоятельными являются доводы, касающиеся несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, непричастности Марова А.В. к инкриминируемым ему преступлениям, поскольку в силу ст.38927 УПК РФ данные доводы не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Согласно протоколу судебного заседания уголовное судопроизводство по делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам, изложенным в жалобах, положения ст.335 УПК РФ устанавливающие особенности судебного следствия по делам рассматриваемым с участием коллегии присяжных заседателей, по делу не нарушены.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное следствие проходило в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей Вопреки доводам, изложенным в жалобе, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были исследованы в судебном заседании.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Председательствующим судьей были созданы все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как следует из протокола судебного заседания, стороны защиты и обвинения в равной степени участвовали в обсуждении и представлении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Все доказательства исследовались в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, установленными гл.42 УПК РФ, предусматривающей особенности судебного следствия, проводимого с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам, указанным в жалобе адвокатов Карпинского Р.С. и Давыдовой СВ., нарушений уголовно-процессуального закона при допросе потерпевшей Т свидетелей и подсудимых Марова А.В Антипова В.Е. и Панкеева Р.В. не допущено.

Доводы относительно нарушений председательствующим порядка рассмотрения вопросов процессуального характера, исследования доказательств, оглашения показаний подсудимых Антипова В.Е. и Марова А.В., нарушения пределов предъявленного обвинения, запрета на исследование данных о личности подсудимых, установленного ч. 8 ст.335 УПК РФ, высказаны вопреки протоколу судебного заседания.

В случаях, когда стороны касались вопросов, которые не подлежат исследованию в присутствии коллегии присяжных заседателей председательствующий судья своевременно прерывал участников процесса разъяснял им, что в присутствии присяжных заседателей исследуют только фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, а также то, что процессуальные вопросы и данные о личности в присутствии присяжных заседателей обсуждению не подлежат, и одновременно обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание при вынесении вердикта доведенные до их сведения обстоятельства, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела.

Оглашение показаний Антипова В.Е., Панкеева Р.В. и Марова А.В проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с обсуждением сторон, в связи с существенными противоречиями в их показаниях в судебном заседании и в ходе предварительного следствия.

Оснований для признания недопустимым доказательством протокола дополнительного допроса Антипова В.Е. от 16 июля 2013 г. не имеется поскольку данные показания обвиняемый давал добровольно, после разъяснения ему процессуальных прав, с участием защитника.

Все ходатайства, заявленные подсудимыми и их защитниками, были рассмотрены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом мнений сторон и пределов судебного разбирательства, а принятые по ним решения являются мотивированными и обоснованными.

Вопросный лист отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным обвинением, с учетом прений сторон Постановка вопросов, подлежащих разрешению, их содержание и формулировка были понятны присяжным заседателям. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства по делу и сделать вывод о виновности или невиновности подсудимых в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений ч.7 ст. 339 УПК РФ при формулировании вопросного листа не допущено.

Напутственное слово, с которым председательствующий судья обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, ссылок на недопустимые доказательства либо доказательства, не исследованные судом, напутственное слово не содержало. Возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципов объективности, беспристрастности от сторон обвинения и защиты не имелось.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст.343, 345, 347 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Доводы, указанные в апелляционных жалобах адвокатов Давыдовой СВ. и Карпинского Р.С. и осужденного Марова А.В., относительно нарушения тайны совещательной комнаты при обсуждении коллегии присяжных заседателей вердикта являются несостоятельными.

Так, согласно протоколу судебного заседания перед удалением в совещательную комнату присяжным заседателям было предложено сдать мобильные телефоны секретарю судебного заседания. В 13 часов 50 минут коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта, в 17 часов 08 минут коллегия присяжных заседателей возвратилась из совещательной комнаты с вынесенным вердиктом. После передачи вердикта председательствующему судье, судья, проверив его и найдя вердикт неясным и содержащим противоречия, предложил присяжным заседателям вернуться в совещательную комнату для устранения противоречий. В 17 часов 16 минут коллегия возвратилась из совещательной комнаты, председательствующий судья, найдя вердикт ясным, передал его старшине присяжных для провозглашения.

Заявление подсудимого Марова А.В. относительно якобы допущенного нарушения тайны совещательной комнаты судом проверено с участием сторон, и установлено, что указанные в нем сведения не соответствуют действительности.

Обвинительный приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Действия осужденных квалифицированы председательствующим судьей правильно, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Оснований для переквалификации их действий на менее тяжкие преступления либо переквалификации действий Марова А.В. с ч.З ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.4 ст. 33, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также исключения из квалификации действий Антипова В.Е. ссылки на ч.4 ст. 33 УК РФ нет.

Других нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, на которые указывают авторы жалоб, в том числе нарушений права подсудимых на защиту, не допущено.

Психическое состояние осужденных проверено, согласно выводам экспертов Маров А.В., Антипов В.Е. и Панкеев Р.В. не страдали и не страдают каким-либо психическим расстройством, не обнаруживают признаков временного болезненного расстройства психической деятельности слабоумия, могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Каких-либо оснований сомневаться в психическом здоровье осужденных у суда не имелось, они обоснованно признаны вменяемыми.

При назначении наказания Марову А.В., Антипову В.Е. и Панкееву Р.В суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновных, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств: у Панкеева Р.В. - явку с повинной, чистосердечное раскаяние в содеянном активное способствование раскрытию и расследованию преступления изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления; у Антипова В.Е. - чистосердечное раскаяние в содеянном активное способствование раскрытию и расследованию преступления изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, наличие на его иждивении родителей и бабушки-инвалида; уМарова А.В. - наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка и родителей-инвалидов.

Доводы потерпевшей Т о необходимости усиления наказания осужденным до пожизненного лишения свободы с учетом наличия у них смягчающих наказание обстоятельств, а также вердикта о признании заслуживающим снисхождения в отношении Антипова В.Е. нельзя признать обоснованными.

Назначенное осужденным наказание является справедливым соразмерным содеянному, и оснований для его смягчения, о чем просит адвокат Бакланов В.Н. в защиту осужденного Антипова В.Е., учитывая общественную опасность совершенных ими преступлений, данных о личности виновных, а также фактические обстоятельства дела, Судебная коллегия не усматривает.

Решение суда в части гражданского иска, заявленного потерпевшей принято в соответствии с требованиями ч.2 ст. 309 УПК РФ, согласно которой в случае необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Денежные суммы, подлежащие взысканию с осужденных в части компенсации морального вреда, вопреки доводам, указанным в жалобах следует признать соразмерными причиненному моральному вреду потерпевшей Т и оснований для их уменьшения нет.

Вид режима исправительной колонии, в которой надлежит отбывать наказание Панкееву Р.В., подлежит уточнению в порядке исполнения приговора.

ЛЛ ло т-з

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 1 июня 2016 г. в отношении Марова А В Антипова В Е и Панкеева Р В оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 331 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта