Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ17-34СП от 04.10.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 4-АПУ17-34 СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 04 октября 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Пейсиковой Е.В. и Смирнова В.П.

при ведении протокола секретарем Поповой Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденной Алейниковой А.Н. на приговор Московского областного суда от 12 апреля 2017 г., постановленный с участием коллегии присяжных заседателей, по которому

Алейникова А.Н.,

несудимая,

осуждена к лишению свободы: по п. «б» ч. 4 ст. 2291 УК РФ на

1 15 лет; по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228 УК РФ на 14 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 16 лет в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., изложившего доводы апелляционной жалобы возражений на жалобы, обстоятельства дела, выступления осужденной Алейниковой А.Н. посредством видеоконференц-связи и адвоката Мисаилиди О.С, поддержавших доводы, приведенные в апелляционной жалобе, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.А., об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Алейникова осуждена за контрабанду и покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере во время и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе (с дополнениями) осужденная Алейникова А.Н. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым ввиду существенных нарушений уголовно процессуального закона. Указывает на необоснованное ее осуждение по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, поскольку таких доказательств в судебном разбирательстве представлено не было. Считает, что ее действия, как указано в приговоре по перемещению наркотических средств через таможенную границу, не образуют оконченного состава преступления, так как она была задержана сотрудниками таможни и не смогла довести свой умысел до конца по независящим от нее обстоятельствам. По ее мнению, суд неправильно установил массу наркотического средства, посчитав его массу вместе с нейтральным веществом, что повлекло неправильную квалификацию ее действий по признаку особо крупного размера. Также указывает на отсутствие доказательств о наличии у нее умысла на сбыт наркотических средств, полагает, что ее действия полностью охватываются составом преступления о контрабанде и дополнительной квалификации не требуют. Указывает на обвинительный уклон судебного разбирательства, нарушение принципов состязательности и справедливости. Утверждает о нарушении ее права на защиту в связи с отказом исследовать в присутствии присяжных заседателей вещественные доказательства - изъятые у нее бутылки, которые, по ее мнению, были подменены. Заявляет, что напутственное слово председательствующего не соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, так как председательствующий в ходе перечисления доказательств исказил их суть, тем самым высказав свое мнение введя присяжных в заблуждение, что повлияло на вердикт. Обращает внимание, что в вопросе № 2 присутствует юридическая терминология, используемая в таможенном и уголовном кодексах требующая от присяжных заседателей юридической оценки. В ответе на вопрос № 2 о том, что она хранила наркотическое средство заложено обстоятельство позволяющее признать ее виновной в незаконном хранении наркотического средства, что ей в вину не вменялось. Кроме того, как следует из ответов на вопрос № 2, присяжные заседатели признали виновными и других лиц, с которыми она якобы действовала группой лиц по предварительному сговору, а также без каких-либо доказательств признали установленными другие обстоятельства, в частности способ закупорки бутылок. Указывает, что не было предоставлено достаточно времени для подготовки замечаний на поставленные перед присяжными вопросы, а те замечания, которые были внесены стороной защиты, председательствующий проигнорировал. По ее мнению, суд необоснованно объединил в одном вопросе разные преступления, поскольку признавая ее виновной в одних действиях присяжные заседатели автоматически признают ее виновной в других действиях. Также указывает на нарушение присяжными заседателями процедуры принятия вердикта, выразившейся в том, что они, не достигнув единодушного решения, приступили к голосованию ранее положенных трех часов. Утверждает, что состоявшийся вердикт является неясным, а постановленный приговор не соответствует вердикту. Так, из вердикта не усматривается, что она собиралась сбывать наркотические средства, поэтому ее осуждение за покушение на сбыт наркотических средств является необоснованным. Просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 2281 УК РФ оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Щетинин Г.В. указывает на несостоятельность изложенных в ней доводов и просит оставить их без удовлетворения а приговор без изменения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор в отношении Алейниковой постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

В соответствии со ст. 389 15 и 389 27 УПК РФ судебное решение вынесенное с участием коллегии присяжных, может быть отменено или изменено ввиду существенного нарушения уголовно процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора.

Таких нарушений, которые бы повлекли за собой отмену или изменение приговора в отношении Алейниковой при рассмотрении дела не допущено.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст. 326 - 329 УПК РФ, в состав коллегии вошли только те лица, которые в соответствии с ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" имели право осуществлять правосудие.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона обвинения и сторона защиты в полной мере реализовали свои права предусмотренные ст. 328 УПК РФ.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, с соблюдением принципа состязательности сторон.

Права сторон по представлению и исследованию доказательств судьей не нарушались, а заявленные ими ходатайства, в том числе о признании доказательств недопустимыми, разрешались в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те вопросы, которые входят в их компетенцию, недопустимые доказательства перед присяжными не исследовались.

Председательствующий судья своевременно и обоснованно снимал отдельные вопросы, не относящиеся к выяснению обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, и давал присяжным соответствующие разъяснения.

Вопреки доводам осужденной Алейниковой, каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется.

Доводы осужденной Алейниковой о подмене вещественных доказательств - бутылок, судом проверялись и не нашли своего подтверждения.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а поставленные перед присяжными заседателями вопросы соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ и предъявленному Алейниковой обвинению, поддержанному государственным обвинителем в судебном заседании.

Вопросы поставлены в понятных для коллегии присяжных заседателей формулировках, не требующих от них юридической оценки. При этом не противоречит уголовно-процессуальному закону постановка одного вопроса по преступлениям, составляющим идеальную совокупность, поскольку, в данном случае, одно деяние содержит признаки двух преступлений.

Сторонам, с учетом объема рассматриваемого дела, было предоставлено достаточно времени для обсуждения вопросов предложенных председательствующим судьей. Осужденная Алейникова и ее адвокат воспользовались правом, предусмотренным ч. 2 ст. 338 УПК РФ, высказали замечания по содержанию и формулировке вопросов и внесли свои предложения о правильной, по их мнению, постановке вопросов. Эти предложения были обсуждены.

Председательствующий судья, в пределах своих полномочий, в соответствии с ч. 4 ст. 338 УПК РФ в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, и внес их в вопросный лист.

Напутственное слово председательствующего произнесено в соответствии с положениями ст. 340 УПК РФ, с соблюдением принципа беспристрастности и объективности, с правильным разъяснением принципа презумпции невиновности и правил оценки доказательств. При этом, каких-либо замечаний от сторон, в том числе и от осужденной Алейниковой, в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности не заявлено. Доводы осужденной Алейниковой, в этой части, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Полученные ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, в том числе и ответы на вопрос № 2, понятны и каких-либо неясностей и противоречий не содержат.

Доводы осужденной Алейниковой о нарушениях уголовно процессуального закона влекущих отмену приговора, по времени нахождения присяжных заседателей в совещательной комнате при вынесении вердикта являются несостоятельными. Как следует из протокола судебного заседания, присяжные заседатели в общей сложности находились в совещательной комнате более трех часов приняв вердикт путем голосования. Председательствующий судья обоснованно возвращавший присяжных заседателей в совещательную комнату, правильно дополнительно разъяснил им положения ч. 1 ст. 343 УПК РФ.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осужденной Алейниковой обвинения не выходит. Каких-либо противоречий между предъявленным ей обвинением, вердиктом коллегии присяжных заседателей и приговором не имеется.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционной жалобе, суд дал правильную юридическую оценку действиям осужденной Алейниковой исходя из установленных вердиктом фактических обстоятельств дела и действий, совершенных осужденной Алейниковой, признанных присяжными заседателями доказанными, в том числе в части квалификации ее действий, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, а также по признаку группы лиц по предварительному сговору. Выводы суда в этой части мотивированы.

Определяя массу наркотического вещества - кокаина, в составе жидкости, в размере 21173 гр., суд обоснованно сослался на Постановление Правительства РФ № 1002 от 01.10.2012 г., согласно которому размер определяется по смеси указанного наркотического средства, а не после его высушивания до постоянной массы, как об этом указывает в своей жалобе Алейникова.

Делая вывод об оконченном составе преступления контрабанды наркотических средств, суд правильно указал, что при прохождении таможенного контроля, Алейникова пересекла линию таможенной границы Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС по «зеленому» коридору, заявив тем самым таможенному органу в конклюдентной форме об отсутствии у нее товаров, подлежащих обязательному письменному декларированию.

Как следует из приговора, при назначении наказания Алейниковой, в соответствии с положениями ст. 6 и 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ею преступлений, данные о ее личности, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи, а также наличие у нее малолетнего ребенка в качестве обстоятельства смягчающего наказание.

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей Алейникова признана не заслуживающей снисхождения.

Назначенное осужденной Алейниковой наказание Судебная коллегия признает обоснованным и справедливым, каких-либо оснований для дальнейшего его снижения не находит.

Что касается доводов, приведенных в жалобе, о недоказанности вины осужденной, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, то по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в апелляционном порядке.

Из материалов дела следует, что осужденная в установленном законом порядке была ознакомлена с особенностями рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей, а также юридическими последствиями удовлетворения такого ходатайства включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор суда присяжных.

Таким образом, оснований, предусмотренных уголовно процессуальным законом, для удовлетворения апелляционной жалобы осужденной Алейниковой не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 и 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда от 12 апреля 2017 г. в отношении Алейниковой А.Н. оставить без изменения, а ее апелляционную жалобу - без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 329 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта