Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ15-4СП от 05.03.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ15-4СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 5 марта 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина СР. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Смирновой О.П.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Чеснокова Г.Г., Малофеева В С , Папышева В.А. и Насакдоржиева Ю.Р., за щитников Григорьева Р.А. и Баранова Ю.М. на приговор Забайкальского краевого суда от 18 августа 2014 года, которым

Чесноков Г Г

не судимый,

осужден по ст. 33 ч.З, 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы г. , не изменять места жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и являться для регистрации в указанный орган 2 раза в месяц,

Малофеев В С ,

не судимый,

осужден по ст. 33 ч.З, 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы г. , не изменять места жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и являться для регистрации в указанный орган 2 раза в месяц,

Папышев В А

не судимый,

осужден по

ст. 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не вы езжать за пределы муниципального района « район», не изменять места жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и являться для регистрации в указанный орган 2 раза в месяц,

Насакдоржиев Ю Р

не судимый,

осужден по

ст. 105 ч. 2 п. «ж», «з» УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с установлением следующих ограничений: не вы езжать за пределы муниципального района « район», не изменять места жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и являться для регистрации в указанный орган 2 раза в месяц.

Приговором разрешены также гражданский иски потерпевшей К.,

гражданского истца М решена судьба вещественных доказательств, взысканы процессуальные издержки с осужденных Папышева В.А. и Насакдоржиева Ю.Р.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденных Чеснокова Г.Г., Малофеева В.С., Папышева В.А. и Насакдоржиева Ю.Р. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Григорьева Р.А., Кротовой СВ., Волобоевой Л.Ю., Живовой Т.Г., Чегодайкина А.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Чесноков Г.Г.и Малофеев В.С осуждены за организацию убийства по терпевшего К по найму группой лиц по предварительному сговору, а Ченоков Г.Г. - и из корыстных побуждений.

Папышев В.А. и Насакдоржиев Ю.Р. осуждены за совершение этого убийства по найму группой лиц по предварительному сговору.

Убийство было совершено 22 декабря 2012 года в г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный Насакдоржиев Ю.Р. утверждает, что суд не учел его явку с повинной, состояние здоровья, просит о смягчении наказания, учитывая так же состояние здоровья его матери. Оспаривает взыскание с него процессуальных издержек, просит освободить его от их выплаты.

Осужденный Папышев В.А. считает приговор чрезмерно суровым, по скольку суд не учел его явку с повинной и активную помощь следствию, со стояние психического и физического здоровья, пожилой возраст родителей, то что он воспитывался в многодетной малообеспеченной семье, имеет на иждивении малолетнего ребенка. Просит снизить срок наказания.

Защитник Баранов Ю.М. в интересах осужденного Малофеева В.С просит о правильной квалификации его действий и снижении наказания.

Осужденный Малофеев В.С. просит о снижении срока наказания, ссы лаясь на то, что суд не учел его явку с повинной и помощь следствию, отсутствие судимостей. Считает, что не было представлено достаточно доказательств того, что он организовал преступление. Предлагает квалифицировать его действия как подстрекательство - склонение Папышева к совершению преступления, что должно повлечь смягчение наказания.

Осужденный Чесноков Г.Г. считает незаконным и необоснованным отказ суда в проведении по делу почерковедческой экспертизы, поскольку он оспаривает принадлежность ему подписи в договоре займа от 10 января 2013 го да, который был исследован в присутствии присяжных заседателей.

Считает обвинительное заключение незаконным и необоснованным, каких-либо разъяснений по поводу неясности обвинительного заключения он не получил. Утверждает, что предъявленное ему обвинение не конкретно, необоснованно. Анализируя материалы дела и гражданское законодательство, считает необоснованно вмененным ему мотив совершения преступления. Время совершения им определенных действий не установлено, следовательно, дело должно быть прекращено. Доказательств передачи им денег Малофееву, а также в целом совершения преступления осужденными, в деле нет.

Считает, что вмененные ему действия следует квалифицировать как подстрекательство и пособничество в совершении убийства.

В ходе следствия на него было оказано моральное и физическое воздействие с целью подписания им признания в совершении убийства. Малофеев в ходе следствия также говорил ему об оказанном на него и других осужденных давлении. Показания свидетеля М на следствии были сфальсифицированы, в суде его показания оглашены без выяснения мнения сторон, по со держанию они основаны на догадках и предположениях, способны вызвать предубеждение у присяжных заседателей.

Аналогичные нарушения допущены при оглашении показаний свидетеля Т - при ее допросе ее права были нарушены, показания оглашены в суде без учета мнения стороны защиты. Сторона обвинения ввела присяжных заседателей в заблуждение, делая акцент на одной фразе из этих показаний, и игнорируя их в другой части. Также свидетель Г дал предположи тельные показания о причастности потерпевшего к фирме, которые не могут быть признаны допустимыми.

Считает необоснованным оглашение показаний подсудимых в суде в на рушение ст. 281 УПК РФ. Показания не явившихся свидетелей Т иД

были оглашены при отсутствии согласия сторон. Государственный обвинитель огласил сведения об автомобиле М , тогда как суд постановил огласить сведения об автомобиле К В присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства, способные вызвать у них предубеждение и вы ходящие за пределы обвинения. Суд незаконно отказал защите в истребовании и оглашении ряда документов, касающихся ломбарда и его учредителя.

Вопросный лист составлен в нарушение ст. 339 УПК РФ, таким образом что отрицательный ответ на вопрос о виновности невозможен, вопрос о действиях одного из осужденных связан с вопросами о действиях других. Вопросы имеют характер подсказки. Предложенные защитой вопросы были отклонены В вопросах не разграничены действия каждого из подсудимых, вопрос о доказанности деяния является общим, что недопустимо. Неясно, что в вопросах председательствующий спрашивал, а что утверждал. В вопросах содержатся юридические формулировки - причастность, учредитель, создание ООО, получение прибыли, осуществление контроля за обществом, договоренность, план цель, исполнитель.

В напутственном слове судья привел подробно и исказил доказательства обвинения, и не огласил доказательства защиты, на что возражала сторона за щиты. Вместо оглашения предъявленного обвинения огласил общую фабулу дела, в описании организации преступления описал признаки подстрекательства, искажал содержание доказательств, о чем он и его адвокат подавали замечания на содержание напутственного слова, которые не занесены в протокол.

Вердиктом форма вины не установлена, что исключает привлечение его к уголовной ответственности. Утверждает, что приговор суда не соответствует вердикту, квалификация его действий не верна и не обоснована судом. Утверждение в приговоре, что он через Малофеева передавал деньги исполнителям убийства, не соответствует вердикту, которым таких обстоятельств не установлено. Вывод приговора о координации действий исполнителей необоснован действия исполнителей преступления не конкретизированы. Квалификация его действий по найму и из корыстных побуждений нелогична, так как одно исключает другое.

Обращает внимание на то, что протокол судебного заседания не содержит постановлений, вынесенных судьей в совещательной комнате, и содержания исследованных доказательств. Оспаривает выводы, содержащиеся в постановлении о частичном удовлетворении его замечаний на протокол судебного заседания.

Поскольку преступление не совершал, оспаривает решение по гражданскому иску потерпевшей и гражданского истца.

Повторяет доводы своего защитника о незаконности формирования коллегии присяжных заседателей, уточняет, что информация о том, что кандидата ми заявлялись ходатайства, в протоколе отсутствует, вынесение председательствующим одного постановления по всем самоотводам противоречит ст. 271 УПК РФ. Требования части 9, 19 и 21 ст. 328 УПК РФ не выполнены. В нарушение части 10 ст. 328 УПК РФ судья принимал решение не единолично, а основываясь на мнении стороны обвинения.

Постановления суда, вынесенные в ходе формирования коллегии немотивированные, полномочия присяжных заседателей, предусмотренные ст. 334 УПК РФ, разъяснены им не в полном объеме, кроме того, председательствующий сообщил присяжным ряд сведений, которые закон не подразумевает: какое дело слушается, кто является сторонами и их права.

В нарушение положений закона о компетенции присяжных заседателей, в ходе судебного следствия выяснялись вопросы, выходящие за рамки обвинения. В прениях государственный обвинитель установила факт покушения на разбой, однако скрыла это факт.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, а также вынести оправдательный приговор.

Защитник Григорьев РА. в интересах осужденного Чеснокова Г.Г просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Утверждает, что вопреки требованиям ст. 328 чч.5-8 УПК РФ самоотводы кандидатов в присяжные заседатели были заявлены после того, как стороны за дали свои вопросы, связанные с мотивированными отводами. В нарушение чч.9-11 ст. 328 УПК РФ мотивированные ходатайства защиты об отводе кандидатов в присяжные заседатели были доведены до сведения государственного обвинителя и обсуждены с ним. При этом председательствующий согласился с мнением обвинителя и, таким образом, сформировал коллегию с учетом мнения только стороны обвинения.

Договор займа, представленный присяжным заседателям, сфальсифицирован, ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы судом отклоне но.Председательствующий отклонил также ходатайства защитника об истребовании ряда документов, а также предложенные защитником вопросы безо вся кой мотивировки.

В напутственном слове председательствующий не изложил позицию сто роны защиты, не сослался на оправдывающие Чеснокова доказательства. По ставленные перед присяжными вопросы содержат юридические термины «при частен», «исполнитель», «орудие преступления».

Потерпевшая К возражает на апелляционные жалобы осужденных, считает приговор справедливым.

Гражданскаий истец М также возражает на апелляционные жалобы, считает, что нарушений закона при рассмотрении дела допущено не было.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Доводы апелляционных жалоб о недостаточности доказательств или их отсутствии, о необоснованности предъявленного обвинения не являются основаниями для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не могут быть предметом проверки в суде апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 347, 348 УПК РФ правильность вердикта не подле жит оспариванию сторонами, а несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, не является основанием для от- мены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей (ст. 389^ УПК РФ).

Нарушений уголовно-процессуальных норм, влекущих отмену приговора не допущено. Судебное разбирательство по делу проведено в соответствии с требованиями закона, регулирующими особенности судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Председательствующим была предоставлена возможность кандидатам в присяжные заседатели заявить самоотвод (т.7 л.д.195), а после этого сторонам задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы в соответствии с частью 8 ст. 328 УПК РФ (т.7 л.д.196). Таким образом, порядок формирования коллегии присяжных заседателей нарушении не был.

Вопреки утверждениям осужденного Чеснокова Г.Г., в протоколе судебного заседания указано на то, что ряд кандидатов в присяжные заседатели указали на причины, которые, по их мнению, препятствовали исполнению ими обязанностей присяжного заседателя (т.7 л.д.195-196).

Сформулированное председательствующим решение по заявленным самоотводам (т.7 л.д.197) не противоречит требованиям части 5 ст. 328 УПК РФ.

Порядок разрешения мотивированных отводов, заявленных защитой также соблюден судом. Часть 10 ст. 328 УПК РФ не препятствует обсуждению мотивов заявленных отводов со сторонами. Предусмотренное этой нормой за кона ограничение на оглашение письменных ходатайств об отводах относится лишь к недопустимости доведения этих ходатайств до сведения кандидатов в присяжные заседатели, поэтому соответствующие доводы защитника Григорьева Р.А. не могут быть признаны состоятельными.

Утверждения осужденного Чеснокова Г.Г. и защитника Григорьева Р.А. о том, что коллегия присяжных заседателей была сформирована лишь с учетом мнения стороны обвинения, опровергаются материалами дела. Как и при раз решении иных вопросов, возникающих в ходе судебного заседания, председательствующий выслушивает мнения сторон, которые, однако, не является обязательными для суда, и руководствуется при принятии решения лишь законом и фактическими обстоятельствами дела.

Нет также оснований для утверждения о нарушении положений, предусмотренных частями 9, 19 и 21 ст. 328 УПК РФ, как об этом утверждает осужденный Чесноков Г.Г.

Как видно из протокола судебного заседания, сторонам была предоставлена возможность высказаться о наличии обстоятельств, препятствующих выполнению кандидатами обязанностей присяжного заседателя в отношении каждой кандидатуры.

После решения всех вопросов о самоотводах и отводах кандидатов в присяжные заседатели, председательствующий объявил результаты отбора (т.7 л.д.201), огласив фамилии имена и отчества присяжных заседателей, образующих коллегию присяжных заседателей, и запасных присяжных заседателей, по благодарив остальных кандидатов в присяжные заседатели.

Оснований сомневаться в законности решений, принятых председательствующим в ходе формирования коллегии, не имеется. Не приведено таких оснований и в апелляционных жалобах.

Заявлений о тенденциозности состава коллегии в соответствии со ст. 330 УПК РФ от сторон не поступило.

Разъяснение прав и обязанностей присяжных заседателей, отраженное в протоколе судебного заседания (т.7 л.д.204-210) соответствует требованиям за кона (ст. 333, 334 УПК РФ). Дополнительные разъяснения, касающиеся особенностей процедуры судопроизводства с участием присяжных заседателей, не противоречат положениям закона, в том числе предусмотренному п. 2 части 1 ст. 333 УПК РФ праву присяжных заседателей получать от председательствующего разъяснения закона, относящегося к уголовному делу.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ.

Вопреки доводам осужденного Чеснокова Г.Г., он не обращался за разъяснениями обвинительного заключения. Кроме того, после изложения государственным обвинителем существа предъявленного обвинения, Чесноков Г.Г заявил, что обвинение ему понятно (т.7 л.д.212).

В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Ходатайства сторон, заявленные в ходе судебного следствия, разрешены председательствующими в соответствии с требованиями закона.

Отказ в назначении по делу почерковедческой экспертизы и в истребовании налоговой декларации соответствует закону и материалам дела, постановления об этом являются мотивированными (т.7 л.д.116-117, т.8 л.д.75), оснований ставить под сомнение их обоснованность не имеется. Оценка достоверно- сти договора займа, о фальсификации которого утверждает защита, входит в исключительную компетенцию присяжных заседателей.

Вопреки утверждениям осужденного Чеснокова Г.Г., показания Мало феева В.С, данные им в ходе предварительного расследования дела, были оглашены при отсутствии возражений стороны защиты (т.8 л.д.55-56), которая не утверждала о недопустимости этих показаний. Малофеев В.С.ж после оглашения этих показаний подтвердил, что действительно давал их (т.8 л.д.70-72), а после просмотра видеозаписи проверки его показаний на месте, подтвердил их в полном объеме (т.8 л.д.79).

Таким образом, у суда не было оснований для исключения показаний Малофеева В.С. из числа допустимых доказательств.

Показания, данные в ходе следствия Чесноковым Г.Г., в присутствии присяжных заседателей не оглашались, поэтому доводы осужденного об оказанном на него давлении в ходе следствия не могут поставить под сомнение законность постановленного приговора.

Показания свидетеля Т данные ей на следствии, были оглашены в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий с показаниями, данными в судебном заседании, при отсутствии возражений стороны защиты(т.8 л.д. 13-14).

Нарушений требований ст. 281 УПК РФ, а также предусмотренного законом порядка производства ее допроса, допущено не было.

Доводы осужденного о том, что сторона обвинения ввела присяжных заседателей в заблуждение, делая акцент на одной фразе из показаний этого свидетеля и игнорируя их в другой части не могут служить основанием для отмены или изменения приговора суда.

Каждая из сторон вправе дать собственную оценку доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, и довести это мнение до сведения присяжных заседателей в прениях сторон. При этом сторона защиты не лишена возможности возражать на мнение обвинения и давать доказательствам свою оценку. Однако, председательствующим было дано присяжным заседателям правильное разъяснение о том, что мнения и выступления сторон не являются доказательствами и не могут служить основанием для ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Оснований для признания показаний свидетеля Г недопустимыми не имеется, поскольку отвечая на вопрос защитника о причастности К к деятельности ломбарда, он указал об источнике своей осведомленности.

Показания свидетелей Т иД были оглашены в связи с тем, что они не явились в судебное заседание, однако, как видно из протокола судебного заседания (т.8 л.д.29-30), сторона защиты не возражала против оглашения их показаний.

По ходатайству государственного обвинителя суд постановил огласить сведения об отчуждении автомобиля « », принадлежащего К

в протоколе судебного заседания отмечено, что были оглашены сведения о продаже автомобиля « », зарегистрированного на М

Судебная коллегия не усматривает нарушений в исследовании указанного доказательства (т.7 л.д. 105), поступившего из ГИБДД по запросу суда о про даже автомобиля К или М и содержащего информацию по указанным вопросам.

При допросах подсудимых не исследовались обстоятельства, не входящие в компетенцию присяжных заседателей. Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Чеснокова Г.Г., протокол судебного заседания не содержит сведений о том, что до присяжных заседателей была доведена информация способная вызвать у них предубеждение против подсудимых.

Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ.

Предложенные защитником Григорьевым Р.А. вопросы не могли быть включены в вопросный лист, поскольку касались доказанности действий по терпевшего и иных обстоятельств, не связанных с предъявленным осужденным обвинением, что противоречит содержанию ст. 339 УПК РФ.

Уголовно-процессуальным законом (часть 4 ст. 338 УПК РФ) не предусмотрено вынесение какого-либо отдельного решения об отклонении вопросов предложенных сторонами в том случае, если председательствующий не включает их в вопросный лист.

Все вопросы, вопреки утверждению осужденного Чеснокова Г.Г. постав лены в вопросительной форме, вопрос № 1 сформулирован о доказанности деяния, что соответствует предъявленному подсудимым обвинению, вопросы, касающиеся доказанности совершения деяния конкретными подсудимыми, по ставлены в отношении каждого из них, сформулированы с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, при этом председательствующий в напутственном слове разъяснил присяжным заседателям, что в случае недоказанности каких-либо обстоятельства, перечисленных в просе, это отражается в вопросном листе (т.7 л.д. 150).

Законом запрещено ставить перед присяжными заседателями вопросы требующие собственно юридической оценки (часть 5 ст. 339 УПК РФ), и формулировки поставленных перед присяжными заседателями вопросов по делу в отношении Чеснокова Г.Г. соответствуют указанным требованиям закона Употребленные в вопросах слова, на которые указывается в апелляционных жалобах осужденного Чеснокова Г.Г. и его защитника (получение прибыли, исполнитель, орудие преступления и другие), не являются собственно правовыми терминами, понимание которых требует применения юридических познаний.

Каких-либо данных о том, что сформулированные председательствующим вопросы были непонятны присяжным заседателям, в деле не имеется.

В соответствии с частью 3 ст. 340 УПК РФ председательствующий в напутственном слове лишь напоминает присяжным заседателям исследованные доказательства, как уличающие осужденных, так и оправдывающие их, приводит содержание обвинения и излагает позиции стороны обвинения и защиты Напутственное слово председательствующего по данному делу указанным требованиям закона не противоречит.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания, каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности от сто рон не поступало (т.8 л.д. 153).

Доводы осужденного, противоречащие протоколу судебного заседания и постановлению о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, не могут быть признаны обоснованными и влекущими изменение судебного решения.

Речь государственного обвинителя в прениях не противоречит требованиям ст. 336 УПК РФ.

Вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт является ясным и непротиворечивым.

Установленные вердиктом фактические обстоятельства правильно квалифицированы судом первой инстанции, в том числе в отношении осужденного Малофеева В.С.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного Чеснокова Г.Г мотив его действий признан доказанным в вердикте присяжных заседателей согласно которому он желал осуществления полного контроля над ООО «»

с правом самостоятельного ведения коммерческой деятельности и единоличного получения прибыли.

Таким образом, участие Чеснокова Г.Г. в убийстве из корыстных побуждений подтверждается вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Также вердиктом установлено, что Чесноков Г.Г. организовал убийство по найму, пообещав за его исполнение денежное вознаграждение и выплатив его после совершения преступления, следовательно, ему законно вменен квалифицирующий признак убийства по найму.

Оценив обстоятельства, признанные вердиктом коллегии присяжных заседателей доказанными, председательствующий при квалификации действий Чеснокова Г.Г. пришел к обоснованному выводу о наличии у осужденного прямого умысла на убийство К

Действия Чеснокова Г.Г. правильно квалифицированы по части 3 ст. 33 УК РФ, поскольку его действия состояли, в частности, в том что он подыскал других соучастников убийства, пообещал денежное вознаграждение за его со вершение, указал место жительства потерпевшего и предложил план совершения его убийства, а затем выплатил вознаграждение после того, как убедился в смерти К Совокупность этих действий выходит за пределы квалификации, которую предлагает сторона защиты в апелляционных жалобах, и свидетельствует о том, что Чесноков Г.Г. организовал убийство потерпевшего.

Время совершения Чесноковым Г.Г. преступления, как и другие обстоятельства убийства установлены вердиктом присяжных заседателей, и не противоречат предъявленному ему обвинению.

Доводы осужденного о том, что им было совершено лишь подстрекательство Папышева В.А. к совершению преступления, являются необоснованными поскольку кроме подыскания исполнителя преступления, Малофеев В.С. со вершил и иные действия, которые не охватываются ролью подстрекателя - передавал необходимые для совершения преступления сведения от Чеснокова Г.Г, исполнителя и обратно, в том числе сообщил Папышеву В.А. предложенный Чесноковым Г.Г. план совершения преступления, а после убийства передал исполнителям денежное вознаграждение.

Действия каждого из исполнителей убийства приведены в приговоре в той степени, в которой они признаны доказанными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии со ст. 259 УПК РФ. Постановления, вынесенные председательствующим в совещательной ком нате, составляются в виде отдельных документов и приобщаются к материалам дела. Повторное воспроизведение их содержания в протоколе судебного заседание законом не предусмотрено. Также в протоколе не требуется полностью приводить содержание протоколов следственных действий, исследованных в судебном заседании и, и иных письменных доказательств, имеющихся в деле.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным, рас смотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ, оснований ставить под сомнение законность и обоснованность вынесенного постановления не имеется, поскольку оно содержит разрешение всех вопросов, постав ленных осужденным, и мотивы принятого решения.

Наказание осужденным назначено в соответствии с главой 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных об их личности.

Вопреки доводам апелляционных жалоб Насакдоржиева Ю.Р. и Папыше ва В.А., суд при назначении наказания учел состояние здоровья осужденных, а также их семейное положение.

Оснований для утверждения о том, что Насакдоржиев Ю.Р. добровольно явился в правоохранительные органы с заявлением о совершении им убийства не имеется. В то же время, признание им вины и активное способствование рас следованию дела признаны судом смягчающими наказание обстоятельствами.

Наличие у Папышева В.А. несовершеннолетнего ребенка, а также его явка с повинной, признание вины и активное способствование расследованию дела учтены судом в качестве обстоятельств, смягчающих наказание.

Поскольку назначенное Насакдоржиеву Ю.Р. и Папышеву В.А. наказание является справедливым, при его назначении положения уголовного закона не нарушены, оснований для его смягчения не усматривается.

Также не имеется оснований для смягчения наказания осужденному Ма лофееву В.С, поскольку суд учел в приговоре те обстоятельства, на которые осужденный ссылается в своей апелляционной жалобе - явку с повинной и активное способствование расследованию дела. Отсутствие у него судимостей также отражено во вводной части приговора.

Решение суда о взыскании с Насакдоржиева Ю.Р. процессуальных издержек является обоснованным, соответствующим положениям ст. 132 УПК РФ, оснований для его отмены или освобождения осужденного от уплаты процессуальных издержек, не имеется.

Поскольку вина Чеснокова Г.Г. в совершении преступления установлена суд принял правильное решение об удовлетворении требований потерпевшей и гражданского истца о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда, причиненного убийством К

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 18 августа 2014 года в отношении Чеснокова Г Г , Малофеева В С Папышева В А и Насакдоржиева Ю Р оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 328 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта