Информация

Решение Верховного суда: Определение N 206-О11-3 от 12.01.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №206-011-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 12 я н в а р я 2 0 1 2 года

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Королева Л.А.,

судей Коронца А.Н.,

Шалякина А.С.

при секретаре Корнеевой Л.Н.

с участием старшего военного прокурора управления Главной военной

прокуратуры Бойко СИ., осужденных Боровкина Ф А

Чупилина В С защитников - адвокатов

Кочкуровой Ю.В. и Ткаченко СМ рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Боровкина Ф.А., защитников - адвокатов Ермакова А.В и Кочкуровой Ю.В. на приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 3 ноября 2011 года, по которому военнослужащий войсковой части младший сержант

Боровкин Ф А

ранее не судимый осужден к лишению свободы

- по ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 9 лет;

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 4 года без штрафа и без ограничения свободы;

- по ч. 1 ст. 162 УК РФ сроком на 2 года 6 месяцев без штрафа;

- по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ сроком на 1 год;

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 1 год.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Боровкину ФА. определено путем частичного сложения назначенных наказаний - лишение свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии строгого режима без штрафа и без ограничения свободы,

гражданин

Чупилин В С

ранее не судимый осужден к лишению свободы

- по ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 1 год;

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ сроком на 3 года без штрафа с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев;

- по п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ сроком на 2 года;

- по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ сроком на 1 год без штрафа с ограничением свободы сроком на 6 месяцев.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Чупилину В.С. определено путем частичного сложения назначенных наказаний - лишение свободы сроком на 4 года в исправительной колонии общего режима без штрафа с ограничением свободы сроком на 1 год 9 месяцев.

В соответствии со ст. 53 УК РФ суд возложил на осужденного Чупилина В.С обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц, а также запретил изменять осужденному Чупилину В.С. место жительства или пребывания и выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия указанного специализированного органа.

Удовлетворив частично гражданские иски потерпевших, суд постановил:

- взыскать с Боровкина ФА. в пользу К в счет компенсации морального вреда ( рублей;

- взыскать с Боровкина ФА. и Чупилина ВС. в пользу П в счет компенсации морального вреда в солидарном порядке ()

рублей;

- взыскать с Боровкина Ф.А. и Чупилина ВС. в пользу Ц в счет компенсации морального вреда в солидарном порядке

рублей;

- взыскать с Чупилина В.С. в пользу П в счет возмещения материального ущерба ( рублей.

Кроме того, за К признано право на удовлетворение заявленного к Боровкину Ф.А. гражданского иска, а вопрос о его размере передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части в удовлетворении исков потерпевших судом отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Королева Л.А., выступления осужденных Боровкина Ф.А., Чупилина В.С, их защитников - адвокатов Ткаченко СМ. и Кочкуровой Ю.В., поддержавших доводы кассационных жалоб (за исключением Боровкина Ф.А. и Ткаченко СМ по эпизоду в отношении К ) мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., возражавшего против кассационных жалоб осужденного и защитников и полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, Военная коллегия

установила:

осужденные признаны виновными:

Боровкин - в покушении на убийство потерпевшего К сопряженном с разбоем, в разбойном нападении на него, совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья и с применением такого насилия, а также с применением оружия;

Боровкин и Чупилин - в разбойном нападении на потерпевшего Ц совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, при этом Чупилин - с применением предмета, используемого в качестве оружия;

Боровкин и Чупилин - по эпизоду в отношении потерпевшего П в умышленном повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба;

Чупилин - по эпизоду в отношении потерпевшего П в хулиганстве с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также в грабеже, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья;

Боровкин - в нанесении побоев из хулиганских побуждений потерпевшему П

Эти преступления совершены осужденными при указанных в приговоре следующих обстоятельствах.

В период с 25 марта по 8 апреля 2011 года Боровкину командованием войсковой части 90600, в которой он проходил военную службу, был предоставлен отпуск по личным обстоятельствам, который он проводил в дер.

района области.

В один из дней с 26 по 31 марта 2011 года Боровкин незаконно приобрел обрез охотничьего двуствольного ружья ИЖ-58 (уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, прекращено на основании примечания к указанной статье).

31 марта 2011 года в 16 часов в целях завладения чужим имуществом Боровкин задумал совершить с использованием вышеупомянутого обреза ружья нападение на водителя одного из автомобилей, следующих по автомобильной трассе

С указанной целью Боровкин, зарядив обрез ружья патронами снаряженными пулями, стал двигаться по указанной трассе в сторону города

на автомобиле « . На 109 километре трассы он догнал двигавшийся в попутном направлении под управлением гражданина К грузовой автомобиль груженый офисной мебелью. Убедившись что на трассе не было встречных и других попутных автомобилей, обогнав двигающийся под управлением К автомобиль и осмотрев его, Боровкин путем подачи световых сигналов остановил вышеуказанный автомобиль подошел к кабине слева и, направив на водителя К обрез ружья, стал им угрожать, а затем потребовал выйти из машины. При этом он поинтересовался характером перевозимого груза и, желая доказать серьезность своих намерений со словами «Не веришь, что убью?» раскрыл затвор обреза ружья и продемонстрировал К что он заряжен двумя патронами. Последний испугавшись за свою жизнь и осознавая опасность ситуации, не выполнил требование Боровкина, привел свой автомобиль в движение и нагнулся в сторону пассажирского сидения. В этот момент Боровкин, осознавая, что может причинить К смерть, желая прекратить его сопротивление, произвел из обреза ружья выстрел в сторону последнего, но промахнулся. Затем Боровкин преследуя ту же цель, стал преследовать К на автомобиле «

находясь в котором, произвел в сторону К несколько выстрелов из обреза ружья. Убедившись в безрезультативности своих действий, Боровкин прекратил преследование автомобиля К и выбросил обрез ружья на обочину дороги. В результате описанных действий Боровкина К была причинена рана в затылочной части головы, которая не повлекла причинение вреда здоровью, а принадлежащий ему автомобиль получил повреждения кабины и заднего борта кузова.

Кроме того, Боровкин около 2 часов 25 апреля 2011 года, управляя автомобилем « , в котором также находился его знакомый Чупилин, находясь на ул. города , решил завладеть чужим имуществом. С этой целью он, увидев проезжающий мимо автомобиль

под управлением гражданина Ц , стал следовать за ним и подавать сигналы фарами, требуя остановиться. Ц предполагая, что ему сигналит кто-то из его знакомых, остановился возле дома В это время Боровкин также остановил свой автомобиль и вместе с Чупилиным приблизился к вышедшему из своего автомобиля Ц Боровкин, угрожая избиением и причинением насилия, опасного для жизни и здоровья, потребовал от последнего передать им деньги или другое ценное имущество, а Чупилин желая оказать содействие Боровкину в завладении имуществом Ц поддержал требование Боровкина. При этом Чупилин высказал угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в виде нанесения удара бутылкой по голове и демонстративно замахнулся стеклянной бутылкой от шампанского, зажатой в руке, в сторону Ц . Испугавшись высказанных угроз, которые он воспринимал всерьез, Ц отдал Боровкину принадлежащий ему сотовый телефон « » стоимостью рублей, с которым Боровкин и Чупилин скрылись на автомобиле

с места происшествия.

В тот же день около 3 часов Боровкин и Чупилин, проезжая по ул. й города остановились возле дома , где, находясь в состоянии алкогольного опьянения, действуя из хулиганских побуждений, опрокинули на землю припаркованный возле тротуара скутер «»,

принадлежащий гражданину П , стали прыгать на нем и наносить удары ногами, умышленно повредив пластиковые элементы на общую сумму

рублей, чем причинили значительный ущерб потерпевшему.

В это время находившийся за углом указанного дома П , услышав звук ломающихся деталей скутера, подбежал к Боровкину и Чупилину и попытался остановить их, но Чупилин, грубо нарушая общественный порядок без какого-либо повода нанес ему стеклянной бутылкой удар по голове, от которого тот упал. Затем Чупилин нанес ему еще два удара бутылкой по голове а когда она разбилась, то стал избивать П нанося ему удары ногами по голове и различным частям тела. Желая поддержать хулиганские действия Чупилина, Боровкин одновременно с ним нанес лежащему П несколько ударов ногами по голове и различным частям тела. В результате описанных действий последнему причинены побои.

Прекратив избиение потерпевшего, Чупилин, желая завладеть чужим имуществом, наступил на руку, лежащего на земле П , насильно снял с него обручальное золотое кольцо стоимостью рублей и вытащил из его кармана сотовый телефон стоимостью рублей, которыми впоследствии распорядился по своему усмотрению.

В Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации поступили кассационные жалобы осужденного Боровкина и защитников - адвокатов Ермакова и Кочкуровой на указанные выше судебные решения.

В своей кассационной жалобе Боровкин, считая приговор Западно Сибирского окружного военного суда от 3 ноября 2011 года незаконным и необоснованным, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование своих требований он приводит следующие доводы.

По мнению Боровкина, суд пришел к необоснованному выводу о его причастности к покушению на убийство потерпевшего К , поскольку этот вывод противоречит показаниям свидетелей Р Р иБ согласно которым он в то время, когда было совершено это преступление - 16 часов 31 марта 2011 года - находился в лесу вместе сР и двумя работниками и занимался вырубкой леса. Суд безосновательно посчитал, что названные свидетели заинтересованы в исходе дела, и не учел их показания.

Кроме того, автор кассационной жалобы указывает, что суд не учел то обстоятельство, что в 18 часов того же дня он забирал с работы свою жену М а поскольку от места преступления (109-й километр трассы

до работы жены необходимо ехать на машине примерно 3 часа, то он фактически не мог совершить указанное преступление.

Далее Боровкин в жалобе утверждает, что явка с повинной, имеющаяся в материалах дела, написана не его рукой, а была лишь подписана им под давлением сотрудников правоохранительных органов сразу после его задержания.

Боровкин считает, что необоснованно осужден за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 162 УК РФ, по эпизоду с потерпевшим Ц поскольку тех действий, которые ему вменены по приговору, он не совершал.

Как указывает осужденный, потерпевший Ц подрезал его машину когда он вместе с Чупилиным в ночь с 24 на 25 апреля 2011 года двигался на автомобиле его гражданской жены « ». После того, как автомобили остановились, он подошел к Ц и высказал свои претензии на что последний ответил, что ему все равно и он будет ездить так, как захочет В ответ на это заявление Боровкин выхватил у Ц телефон и ушел Изложенные обстоятельства, как указывает Боровкин, подтверждаются показаниями Чупилина.

Отрицает автор кассационной жалобы и свою вину в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ. Он поясняет, что его действия были спровоцированы потерпевшим П который начал драку первым, посчитав, что они с Чупилиным хотят украсть его мопед.

Не соглашается Боровкин и с назначенным ему наказанием, считая его чрезмерно суровым.

Защитник - адвокат Кочкурова в своей жалобе утверждает, что выводы суда о виновности Чупилина в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162, 161, 213 и 167 УК РФ, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также судом неправильно применены нормы уголовного закона.

В обоснование она указывает, что действия Чупилина (по эпизоду с потерпевшим Ц ) неправильно квалифицированы судом по ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.к., по мнению К , бутылка из-под шампанского не может быть признана предметом, используемым в качестве оружия. Это следует, как считает адвокат, из заключения эксперта в отношении потерпевшего П в котором определено, что имевшиеся у него повреждения после многочисленных ударов по голове бутылкой от шампанского являются повреждениями, не причинившими вред здоровью.

Кроме того, суд дал оценку показаниям Ц об опознании по голосу Чупилина как лица, напавшего на него, вопреки тому обстоятельству, что в протоколе предъявления лица для опознания от 24 июня 2011 года, он осужденного по внешнему виду опознать не смог. То есть, по мнению адвоката суд встал на сторону обвинения.

Ссылаясь на показания потерпевшего Ц в судебном заседании защитник Кочкурова делает вывод, что в действиях ее подзащитного отсутствует объективная сторона разбоя.

Также Кочкурова указывает на установленное в судебном заседании обстоятельство, что потерпевший использует поврежденное имущество (скутер) по прямому назначению, т.е. защитник делает вывод, что изменения свойств этого имущества, при котором существенно ухудшается его полезность, не произошло, а ущерб для П является незначительным При этом вывод суда о существенности вреда, причиненного потерпевшему П сделан в отсутствие каких-либо документов, подтверждающих данное обстоятельство.

По мнению автора жалобы, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.

В частности, не дана оценка противоречивым показаниям потерпевшего Ц об обстоятельствах нападения на него, а также показаниям потерпевшего П в судебном заседании 7 октября 2011 года. В приговоре не отражены показания осужденного Чупилина, данные им в качестве подозреваемого, а также во время очной ставки с П 25 апреля 2011 года. Не дана оценка показаниям свидетелей С З и потерпевшего П в той части, в которой они показывали, что авария с участием Чупилина и Боровкина произошла через 10- 15 минут после хищения ими телефона и кольца у П Оценивая данные показания, Кочкурова делает вывод, что имеются сомнения в их достоверности поскольку сотрудники ГИБДД, оформлявшие ДТП, указанные предметы в машине не обнаружили, а возможности избавится от них у осужденных за такой короткий промежуток времени не было.

В связи с изложенным адвокат Кочкурова просит приговор в отношении Чупилина отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием в действиях ее подзащитного составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 и ч. 2 ст. 167 УК РФ, а также ввиду недоказанности его вины в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 213, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

В своей жалобе защитник Ермаков, не соглашаясь с приговором суда просит его в отношении Боровкина отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование своих требований Ермаков указывает, что судом были нарушены требования ст. 7 и 15 УПК РФ.

Так, нарушено право на защиту Боровкина, так как сторона защиты была лишена возможности допроса свидетеля З в судебном заседании в период с 13 по 20 октября 2011 года.

В суд не были вызваны и допрошены ряд свидетелей по обстоятельствам проведения следственных действий 1 апреля 2011 года с участием Боровкина.

Суд, по мнению адвоката Ермакова, в приговоре, признав ряд показаний свидетелей со стороны защиты ложными, допустил высказывание и принял решение, унижающие честь и достоинство свидетелей стороны защиты.

Факт беременности М от Боровкина, как считает автор кассационной жалобы, не может служить доказательством неправдивости ее показаний. Кроме того, это обстоятельство не было учтено судом в качестве смягчающего при назначении наказания.

Судом не рассмотрен вопрос о применении ст. 64 УК РФ.

По мнению Ермакова, судом не выполнены требования ст. 6 и 309 УПК РФ, поскольку в резолютивной части приговора не решен вопрос о судьбе вещественных доказательств. Указание суда о возвращении перечня вещественных доказательств «по принадлежности», как считает защитник, не может быть признано разрешением этого вопроса в соответствии с законом.

Также защитник полагает, что уголовное дело в отношении Боровкина рассмотрено Западно-Сибирским окружным военным судом с нарушением правил подсудности, поскольку на момент рассмотрения дела в суде он военнослужащим не являлся.

Кроме того, Ермаков считает, что дело должно было быть возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, т.к обвинительное заключение было составлено с нарушением требований п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ.

На предварительном следствии по назначению следователя СО по РП на ОТ ОМ № СУ при УВД по г. принимал участие адвокат Вангаева В.Г., в отношении которой судом вопрос о процессуальных издержках не разрешен.

Явка с повинной Боровкина, по мнению адвоката Ермакова, не может являться доказательством его вины, поскольку получена под давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов. При этом суд, отклоняя ходатайство о признании недопустимым доказательством протокола явки с повинной Боровкина, не принял во внимание и не дал оценки показаниям свидетеля Р о том, что он слышал, как в отношении Боровкина в ОВД по району высказывались угрозы применения насилия в связи с написанием им явки с повинной.

Судом необоснованно признаны недостоверными показания свидетелей Р Б Р К С и М о наличии у Боровкова алиби 31 марта 2011 года - в момент разбойного нападения на потерпевшего Кадуру на трассе.

Также автор кассационной жалобы выражает несогласие с выводом суда о противоречивости показаний названных свидетелей и считает, что наличие несущественных отклонений в их показаниях не может дать суду повод делать категоричные выводы.

Защитник считает, что суд неправильно квалифицировал действия Боровкина по ч. 1 ст. 162 УК РФ, и просит квалифицировать их по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Также, по его мнению, в действиях его подзащитного отсутствуют признаки составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 167 УК РФ и п. «а ч. 2 ст. 116 УК РФ.

В заключение Ермаков указывает на несправедливость назначенного Боровкину наказания.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Боровкина защитников - адвокатов Кочкуровой и Ермакова государственный обвинитель - военный прокурор отдела военной прокуратуры Центрального военного округа капитан юстиции Самолюк Я. С. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Осужденный Боровкин в кассационном заседании в отличие от доводов изложенных в его кассационной жалобе, заявил, что признает совершение преступления в отношении К но не согласен с квалификацией его действий по ст. 105 и ст. 30 УК РФ, поскольку он, стреляя из обреза, не создавал угрозу жизни потерпевшему.

Адвокат Ткаченко в своем выступлении просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. При этом она пояснила, что у Боровкина отсутствовал умысел на убийство К , причинно-следственная связь между его действиями и раной у К отсутствует, в нарушение требований уголовно-процессуального закона и Конвенции о защите прав человека и основных свобод суд привел в приговоре показания свидетелей Н и З что повлияло на постановление законного обоснованного и справедливого приговора, кроме того суд не учел обстоятельства смягчающие наказание Боровкину, - отсутствие судимости и отягчающих обстоятельств, молодой возраст осужденного.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах и выступлениях в кассационном заседании, Военная коллегия находит, что изложенных в ст. 15 УПК РФ нарушений принципов равноправия, состязательности сторон, которые могли бы повлечь отмену приговора, в судебном заседании не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия стороны не были ограничены в предоставлении доказательств и заявлении ходатайств. Все представленные доказательства судом исследованы и получили надлежащую оценку в приговоре. Заявленные ходатайства, в том числе ходатайства стороны защиты о признании отдельных доказательств недопустимыми, разрешены судом в установленном законом порядке принятые по ним решения достаточно обоснованны, мотивированны и являются правильными. По окончании судебного следствия участники судебного разбирательства, в том числе и сторона защиты, ходатайств о дополнении судебного следствия не имели.

С учетом изложенного оснований согласиться с утверждениями в кассационных жалобах о необъективности и предвзятости суда не имеется.

Также Военная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного и защитников о нарушениях в ходе предварительного и судебного следствия уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора и направление дела на новое рассмотрение.

Как видно из протоколов следственных действий, в ходе допросов всем участникам разъяснялись права, предусмотренные ст. 42, 46, 47, 56 УПК РФ, в том числе право не свидетельствовать против самого себя.

Нарушений уголовно-процессуального закона на предварительном следствии и в суде, которые могли бы ограничить права осужденных, повлиять на выводы суда о доказанности их вины и явиться основанием для отмены приговора, по делу не установлено.

Ссылки осужденного Боровкина и его защитника-адвоката Ермакова на то, что перед написанием явки с повинной на Боровкина оказывалось психологическое давление со стороны сотрудников правоохранительных органов, опровергаются протоколом соответствующего процессуального действия, подписанного Боровкиным, в котором отражено, что явка с повинной написана им собственноручно без какого-либо давления со стороны сотрудников милиции, а также показаниями свидетеля Ф пояснившего в суде, что явка с повинной Боровкиным была написана добровольно, без принуждения.

Изложенные обстоятельства подтверждаются также последующими действиями Боровкина, который добровольно согласился указать место, где он выбросил обрез ружья, и показаниями свидетелей Б и З присутствовавших 1 апреля 2011 года в качестве понятых при осмотре места происшествия, о том, что каких-либо угроз в адрес подозреваемого сотрудниками милиции не высказывалось, а место предположительного нахождения обреза ружья Боровкин указал добровольно и без принуждения.

Кроме того, в судебном заседании по ходатайству стороны защиты производилась проверка возможных нарушений уголовно-процессуального закона при написании Боровкиным явки с повинной. При этом суд в своем постановлении от 28 октября 2011 года указал, что протокол явки с повинной от 1 апреля 2011 года составлен в соответствии с требованиями процессуального закона, содержание протокола выполнено самим Боровкиным и им подписано, некоторые сведения, содержащиеся в заявлении, ранее сотрудникам милиции известны не были, свидетель Р (брат Боровкина в судебном заседании высказывание сотрудниками милиции каких-либо угроз в адрес Боровкина отрицал, протокол явки с повинной подписан принявшим указанное заявление сотрудником милиции Ф При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о допустимости доказательства - протокола явки с повинной от 1 апреля 2011 года. Оснований не согласиться с этим выводом суда не имеется.

Несостоятельными являются доводы защитника Ермакова в его кассационной жалобе о нарушении подсудности данного уголовного дела поскольку преступления были совершены Чупилиным совместно с Боровкиным, который в тот момент являлся военнослужащим.

В связи с изложенным нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Военная коллегия из материалов дела не усматривает.

Выводы суда о виновности Чупилина и Боровкина в совершении преступлений, за которые они осуждены, вопреки доводам осужденного Боровкина и защитников соответствуют фактическим обстоятельствам содеянного и основаны не только на признательных показаниях осужденных но и на иных согласующихся между собой и тщательно исследованных в суде доказательствах, к числу которых относятся показания потерпевших и свидетелей, объективные данные, содержащиеся в протоколах, заключениях судебно-медицинских экспертов, экспертов-криминалистов, а также иные доказательства.

При этом, не соглашаясь с утверждением о невиновности Чупилина и Боровкина в совершенных преступлениях, суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевших и свидетелей К ЦП Б Б И И П П Ф Х В., Я иЯ поскольку они являются последовательными, согласовываются между собой и с другими доказательствами по делу, в частности с протоколами осмотра, изъятия, следственного эксперимента, опознания, явки с повинной и иными документами, а также не содержат существенных противоречий.

Перечисленные доказательства подробно приведены в приговоре и надлежащим образом оценены судом. Также окружной военный суд в приговоре указал мотивы, по которым признал допустимыми и достоверными эти доказательства, положив их в основу приговора, и отверг другие доказательства, как несоответствующие действительности. Правильность такой оценки сомнений не вызывает.

Оснований для оговора свидетелями осужденных в суде не установлено не указывается на это и в кассационных жалобах.

Несостоятельными являются доводы кассационных жалоб об отсутствии в действиях осужденных по эпизоду в отношении потерпевшего Цирулика объективной стороны разбоя.

Как показал неоднократно допрошенный в судебном заседании потерпевший Ц действия Боровкина и Чупилина во время разбойного нападения являлись согласованными. Боровкин потребовал от него передать ему денежные средства и пригрозил в случае отказа применить насилие опасное для жизни, а Чупилин сказал Боровкину: «Что нам с ним (Ц разговаривать, сейчас ему голову бутылкой разбиваем, машину у него отбираем и уезжаем, а его кинем в кювет, потом в больничке оклемается». Эти слова он воспринял как угрозу для своей жизни и здоровья, а Боровкин в этот момент выхватил у него мобильный телефон. Как пояснил суду потерпевший возможности скрыться от осужденных на своем автомобиле он был лишен поскольку сзади между ним и дверью автомобиля находился Чупилин, который пытался залезть в салон и сесть на водительское место. Также согласно показаниям Ц Чупилин демонстрировал свою решимость нанести ему удар бутылкой по голове, поскольку высказывал об этом угрозы и махал бутылкой на уровне его груди.

Вопреки мнению защитника Кочкуровой, не ставит под сомнение правильность вывода суда о виновности Чупилина в совершении преступления в отношении Ц тот факт, что на предварительном следствии потерпевший не смог опознать Чупилина как лицо, совершившее на него нападение в целях хищения его имущества в ночь на 25 апреля 2011 года.

Это следует из пояснений Ц в судебном заседании о том, что он не видел лица нападавшего, так как в момент нападения на последнем находился капюшон, вместе с тем Ц уверенно определил Чупилина по голосу, как лицо, напавшее на него 25 апреля 2011 года

Кроме того, согласно протоколу опознания от 3 июня 2011 года Ц опознал в Боровкине человека, совершившего на него нападение 25 апреля 2011 года, а согласно показаниям Чупилина в судебном заседании последний подтвердил факт своего присутствия вместе с Боровкиным при эпизоде с потерпевшим Ц

Доводы Боровкина и его защитника Ермакова, оспаривающих квалификацию действий осужденного по п. «а» ч. 2 ст. 116 и ч. 2 ст. 167 УК РФ судом проверялись и получили надлежащую оценку. Утверждения осужденного о том, что скутер П он не повреждал, а, увидев драку между П и Чупилиным, с целью помочь последнему лишь два раза пнул потерпевшего по ноге, опровергаются материалами дела.

В судебном заседании потерпевший П показал, что видел, как Чупилин и Боровкин вместе прыгали на принадлежащем ему скутере и повредили пластиковые детали на сумму руб., которая для него является значительной. Он попытался их остановить словесно, но Чупилин беспричинно нанес ему не менее трех ударов бутылкой из-под шампанского по голове, от чего он упал на асфальт. Затем Боровкин и Чупилин одновременно нанесли ему удары ногами по телу и голове, причинив побои. Воспользовавшись положением, Чупилин похитил у него из кармана телефон и, наступив ему на руку, снял с пальца золотое кольцо.

Данные показания признаны судом достоверными доказательствами по делу и положены в основу обвинительного приговора, поскольку оснований для оговора осужденных П в суде не установлено. Его показания подтверждаются также другими доказательствами по делу, которые изложены в приговоре (показаниями подозреваемых, протоколами очных ставок с их участием и участием потерпевшего, протоколами осмотров места происшествия и проверки показаний на месте, показаниями свидетелей Я С М заключениями судебных экспертов, а также оценкой стоимости причиненного потерпевшему ущерба).

При таких обстоятельствах доводы адвоката Кочкуровой об отсутствии доказательств причинения Чупилиным ущерба потерпевшему П путем повреждения принадлежащего ему скутера являются необоснованными.

Не ставят под сомнение указанные выше доказательства и доводы адвоката о невиновности Чупилина по тому основанию, что сотрудниками ГИБДД во время осмотра места происшествия и досмотра транспортного средства ни телефон, ни кольцо обнаружены не были, поскольку эти доводы носят предположительный характер.

При решении вопроса о том, какой ущерб причинен П как собственнику имущества, суд исходил из установленной в судебном заседании стоимости восстановления скутера, ее размера относительно дохода потерпевшего, в результате чего пришел к обоснованному выводу о значительности причиненного ущерба. Такой вывод суда не могут поколебать доводы защитника о том, что потерпевший в настоящий момент использует скутер по прямому назначению.

Суд действиям осужденных Чупилина и Боровкина дал надлежащую юридическую оценку. Квалификация действий Чупилина по ч. 2 ст. 167, ч. 2 ст. 162, п. «а» ч. 1 ст. 213, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, а Боровкина по ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 162, п. «а» ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 167 УК РФ является правильной.

Что касается довода защитника Кочкуровой о необоснованном вменении судом Чупилину квалифицирующего признака - совершение преступления с применением предмета, используемого в качестве оружия, - то необходимо отметить следующее.

По смыслу п. 23 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья.

Тот факт, что в эпизоде с потерпевшим П применение Чупилиным подобного предмета (бутылки) в тех условиях и обстоятельствах не причинило вред потерпевшему, опасный для его жизни или здоровья, на который ссылается адвокат Кочкурова, на квалификацию действий Чупилина по эпизоду с потерпевшим Ц повлиять не может.

Приведенные в кассационной жалобе защитника Ермакова и в выступлении адвоката Ткаченко доводы относительно нарушения судом права на защиту Боровкина и указаниия в приговоре на показания свидетеля обвинения З , который был допрошен в суде в период отсутствия самого осужденного и его адвоката, сами по себе не могут повлечь отмену приговора, как незаконного и необоснованного, и направление дела на новое рассмотрение, поскольку кроме данных показаний свидетеля З вина осужденных по эпизоду совершения преступлений в отношении потерпевшего П подтверждается другими собранными по делу согласующимися между собой доказательствами. Не подлежат эти показания свидетеля З и исключению из приговора, поскольку служат доказательством вины Чупилина в совершении преступлений в отношении П

Что касается утверждения защитника Ермакова о непринятии судом мер по вызову свидетелей обвинения Ш П и М подлежащих вызову в суд согласно обвинительному заключению, то оно не соответствует действительности, т.к. свидетели П и М не указаны в приложении к обвинительному заключению в качестве лиц подлежащих вызову, а в отношении Ш , который неоднократно вызывался судом, но в судебное заседание не являлся, государственный обвинитель воспользовался правом, предоставленным ему ст. 246 УПК РФ.

Также, вопреки доводам адвоката Ермакова, не усматривается нарушений требований уголовно-процессуального закона при решении судом вопроса о судьбе вещественных доказательств.

Вместе с тем Военная коллегия, не находя оснований для полной отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение, о чем просят осужденный и защитники в кассационных жалобах, приходит к выводу об обоснованности доводов адвоката Ткаченко СМ. в части касающейся незаконности приведения в приговоре в качестве доказательства показаний свидетеля Н и необходимости изменения приговора ввиду неправильного применения уголовно-процессуального закона, а также частичной отмены и изменения приговора в части разрешения гражданских исков потерпевших Ц и П о взыскании с Боровкина Ф.А. и Чупилина ВС. в солидарном порядке компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Согласно ст.240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X названного Кодекса (особый порядок судебного разбирательства).

В соответствии с подп. «е» п.З ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей.

Между тем, как следует из материалов уголовного дела, рассмотренного в общем порядке, с 13 по 17 октября 2011 года производство по делу в отношении Боровкина Ф.А. было приостановлено в связи с его неявкой в суд Свидетель Н был допрошен судом 13 октября 2011 года в отсутствие подсудимого Боровкина Ф.А. и его защитника, и последние были лишены какой-либо возможности задать свидетелю вопросы, то есть воспользоваться своими процессуальными правами, закрепленными в том числе в подп. «е» п. 3 ст. 6 указанной выше Конвенции.

Показания данного свидетеля приведены в приговоре в качестве доказательства виновности Боровкина Ф.А. в совершении преступлений, за которые он осужден, в отношении потерпевшего К

В соответствии со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

На основании изложенного ввиду нарушения требований уголовно процессуального закона по реализации права Боровкина Ф.А. на защиту Военная коллегия полагает необходимым исключить из описательно мотивировочной части приговора указание на показания свидетеля Н как недопустимое доказательство, которое не может использоваться для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, по эпизоду совершения Боровкиным Ф.А. преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 УК РФ, в отношении потерпевшего К

Тем не менее Военная коллегия считает, что допущенные судом нарушения требований уголовно-процессуального закона, вопреки утверждению адвоката Ткаченко СМ., не повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора в этой части и что исключение из совокупности доказательств показаний свидетеля Н не влияет на доказанность вины осужденного, поскольку, как уже было указано выше, вина Боровкина Ф.А. в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 УК РФ подтверждается другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Согласно приговору с Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С в пользу П в солидарном порядке в счет компенсации морального вреда постановлено к взысканию рублей, а в пользу Ц в счет компенсации морального вреда в солидарном порядке рублей, в удовлетворении остальной части исков, соответственно рублей и

рублей, судом отказано.

Принимая решение об удовлетворении гражданского иска потерпевшего П о компенсации морального вреда, суд сделал правильный вывод о наличии оснований для его удовлетворения.

В то же время согласно ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Статья 1101 ГК РФ устанавливает, что размер компенсации морального вреда должен зависеть от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств при соблюдении требований разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, а также индивидуальных особенностей потерпевшего. Исходя из вышеназванных критериев моральный вред компенсируется в денежной форме по правилам долевой ответственности.

Кроме того, согласно ст. 1080 ГК РФ солидарную ответственность несут лица, совместно причинившие вред.

Однако суд первой инстанции, принимая решение об удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда и взыскании с осужденных Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С в солидарном порядке

рублей в пользу потерпевшего П не учел эти требования закона.

Из приговора следует, что характер и степень фактического участия осужденных в избиении П (Чупилин В.С. нанес потерпевшему удар бутылкой по голове, от которого он упал, а затем нанес ему еще два удара по голове бутылкой и стал избивать его, нанося удары ногами по голове и различным частям тела, а Боровкин Ф.А. нанес потерпевшему несколько ударов, причинив побои) и, соответственно, степень их вины в причинении истцу физических и нравственных страданий были различными.

Более того, Боровкин Ф.А. и Чупилин В.С. осуждены за преступления совершенные в отношении потерпевшего П - первый по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ, а второй по п. «а» ч.1 ст.213 УК РФ, а потому законных оснований возлагать на осужденных солидарную ответственность по компенсации П морального вреда у суда не имелось, поскольку они осуждены за разные преступления, а солидарно перед потерпевшим в соответствии со ст. 1080 ГК РФ отвечают только лица, совместно причинившие ему общий вред, чего по данному делу не установлено.

В связи с этим с учетом фактических обстоятельств по делу, при которых потерпевшему причинен моральный вред, а также с учетом требований разумности и справедливости следует определить не солидарный, а долевой порядок взыскания рублей в пользу потерпевшего П с Боровкина Ф.А. - рублей, с Чупилина В.С. - рублей, в счет компенсации морального вреда, что положение осужденных не ухудшает.

Что касается решения окружного военного суда по гражданскому иску Ц о компенсации морального вреда в солидарном порядке в сумме

рублей с Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С. и об отказе во взыскании с них же рублей, то Военная коллегия полагает, что в этой части оно подлежит отмене, а производство по данному иску прекращению, поскольку согласно ст. 151 и 1099 ГК РФ моральный вред подлежит компенсации только в том случае, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права потерпевшего либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях предусмотренных законом.

Совершенным же Боровкиным Ф.А. и Чупилиным В.С разбоем без применения насилия в отношении потерпевшего Ц последнему был причинен лишь имущественный вред, и сведений о причинении вреда другим правам и интересам потерпевшего по делу не установлено.

В остальной части оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Другие гражданские иски разрешены в соответствии с законом.

Наказание осужденным Боровкину и Чупилину определено с учетом всех обстоятельств дела, характера совершенных преступлений, всех данных о их личностях, степени влияния на их исправление и на условия жизни их семей.

Суд признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Боровкина и Чупилина, совершение ими разбоя в отношении Ц и умышленного повреждения имущества П группой лиц.

Вместе с тем окружной военный суд по эпизоду в отношении потерпевшего К признал явку с повинной Боровкина как обстоятельство смягчающее его наказание.

При назначении наказания Боровкину и Чупилину суд обоснованно принял во внимание их положительные характеристики, то, что Чупилин впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, и мнение потерпевшего П о проявлении к Боровкину снисхождения. С учетом материального положения осужденных суд первой инстанции посчитал возможным не назначать им дополнительное наказание в виде штрафа.

Что касается других обстоятельств, на которые ссылаются в своих жалобах и выступлениях осужденные и защитники, обосновывая снижение наказания Боровкину и Чупилину, то они были известны суду при постановлении приговора, однако сами по себе не могут повлечь смягчение назначенного наказания осужденным, в том числе и применение ст. 64 УК РФ.

Назначенное Боровкину и Чупилину наказание как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности соответствует содеянному ими и по своему виду и сроку является справедливым. Оснований для его смягчения, о чем просят осужденный и защитники, не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378, п. 2 ч. 1 ст. 379 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Западно-Сибирского окружного военного суда от 3 ноября 2011 года в отношении Боровкина Ф А изменить - исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на показания свидетеля Н как недопустимое доказательство.

Этот же приговор в отношении Боровкина Ф А и Чупилина В С в части разрешения гражданского иска потерпевшего Ц о взыскании в его пользу с Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С. в солидарном порядке в счет компенсации морального вреда рублей и об отказе во взыскании рублей отменить, а производство по иску прекратить.

Этот же приговор в отношении Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С. в части разрешения гражданского иска потерпевшего Полуянова Ю А о взыскании в его пользу с Боровкина Ф.А. и Чупилина В.С. в солидарном порядке в счет компенсации морального вреда рублей и об отказе во взыскании рублей изменить - исключить из резолютивной части приговора указание о взыскании с Чупилина В.С. и Боровкина Ф.А указанной суммы в солидарном порядке и взыскать в пользу П в порядке компенсации морального вреда с Чупилина В.С. рублей, а с Боровкина Ф. рублей.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Боровкина Ф.А. и защитников - адвокатов Ермакова А.В и Кочкуровой Ю.В. - без удовлетворения.

Л.А. Королев

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 309 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта