Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-АПУ17-7 от 27.04.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 33-АПУ17-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 2 7 апреля 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А С ,

судей Климова А.Н. и Таратуты И.В ,

при секретаре Поляковой А.С рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Наседкина Ю.И. и адвоката Арефьевой О.Ю. на приговор Ленинградского областного суда от 1 декабря 2016 года, которым

Наседкин Ю И

ранее не судимый осужден по ст. 317 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 12 (двенадцать) лет, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, и с ограничением свободы сроком на 01 (один) год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ установили Наседкину Ю.И. на период отбывания им дополнительного наказания следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства муниципальный район

области), не изменять места жительства, а также работы без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации, не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в ночное время суток в период с 22 час. до 06 час. местного времени, не посещать места массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях.

Постановлено взыскать с Наседкина Ю И в пользу Ф в возмеще ние причиненного морального вреда 500 000 рублей и в доход федерального бюджета Российской Федерации процессуальные издержки, предусмотренные п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, в сумме 4 800 рублей.

Заслушав доклад судьи Климова АН., объяснения осужденного Наседкина Ю.И. и адвоката Романова СВ., полагавших обвинительный приговор отменить и вынести в отношении Наседкина Ю.И оправдательный приговор, мнения прокурора Шиховой Н.В., полагавшей обвинительный приговор оставить без изме нения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Согласно приговору, 01 января 2016 года в 08 часов 50 минут Наседкин Ю.И., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял автомобилем марки государственный регистрационный знак

двигаясь по автодороге «»

по направлению к . При остановке автомобиля за 350 метров до знака «58 км», расположенного в районе

области, в ответ на предложение инспектора дорожно патрульной службы взвода ОР ДПС ГИБДД № ГУ МВД России по

и области старшего лейтенанта полиции Ф пройти освидетельствование на состояние опьянения Наседкин Ю.И. ответил отказом, соверши в тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, после чего в отношении Наседкина Ю.И. Ф был составлен протокол от 01.01.2016 года о совершении административного правонарушения, а он был отстранен от управления транспортным средством.

В тот же день в период с 10 до 11 часов 06 минут Наседкин Ю.И следуя на заднем сиденье патрульного автомобиля марки ,с государственным регистрационным знаком до ближайшего населенного пункта, из мести за совершение Ф в отношении него вышеописанных действий по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, носивших законный характер, имевшимся у него ножом нанес Ф удар в шею, то есть в место расположения жизненно важных органов, причинив резаную непроникающую рану правой передне-боковой поверхности шеи, которая по признаку кратковременного расстройства здоровья расценивается, как легкий вред здоровью, после чего нанес Ф второй удар ножом в область шеи, который был блокирован потерпевшим защитившимся рукой, и не достиг своей цели, однако причинил резаное линейное повреждение правого рукава форменной куртки, в которую был одет потерпевший.

В суде Наседкин Ю.И. вину свою не признал.

В апелляционных жалобах (с дополнениями) осужденный Наседкин Ю.И. указывает о своем несогласии с приговором и утверждает, что преступление не совершал, и все произошло случайно. При этом ссылается на показания свидетелей Н иШ об имевшихся ранее с его стороны агрессивных действий, но только по отношению к самому себе, однако суд не принял во внимание показания этих свидетелей Согласно заключению судебно-психиатри ческой экспертизы, алкогольное опьянение оказало влияние на его психическое состояние, чем опровергаются выводы суда о том, что он руководствовался в своих действиях по отношению к сотруднику ДПС с целью мести. Из показаний свидетеля Ф усматривается, что он сообщил К только об одном ударе ножом Ф , однако в приговоре записано что свидетели К иП получили сообщение от Ф о нападении с причинением ножевых ранений Ф . Отмечает, что отсутствие после случившегося каких-либо повреждений на обивке автомобиля и куртке сотрудника полиции свидетельствует в пользу его версии о том, что он сотрудникам ДПС не оказывал никакого сопротивления. Утверждает, что он просто протянул руку в сторону Ф с просьбой снять нож с пальца его руки. Из показаний свидетеля Ф следует, что тот схватил его за обе руки, что также свидетельст льзу его версии случившегося. Отрицает фразу: «Это тебе подарок на Новый год», и в первоначальных допросах ее не подтвердил свидетель Ф Утверждает, что свои показания от 01.01.2016 он давал в шоковом состоянии и при этом длительное время находился без сна, а допущенный адвокат юридическую помощь ему не оказал. Полагает, что суд необоснованно отказал защитнику в проведении следственного эксперимента для проверь; и объективности его показаний и показаний потерпевшего Ф Оспаривает достоверность следственного эксперимента о 2016, поскольку вместо ножа использовалась зажигалка, а действия потерпевшего воспроизводились только по его ощущениям, так как он второго удара ножом не видел Обращает внимание и на то, что показания свидетеля Ф являются непоследовательными и противоречивыми. В показаниях от 01.01.2016 этот свидетель показывал, что он схватил его (Наседкина) за руки после бокового удара в шею, и что слов Наседкина не помнит, а затем, после обсуждения случившегося с Ф , тот 27.04.2016 заявил, что был второй удар, а потерпевший закрывался от него рукой, и что якобы Наседкин сказал: «Это тебе подарок на Новый год». Полагает, что такие показания свидетеля Ф суд в силу п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ должен был признать недопустимыми и не достоверными. Считает, что суд ошибочно сослался в приговоре на фотографию, представленную женой Ф , на которой не видно лица потерпевшего, а лишь плечо с царапиной, хотя первоначально сам Ф показывал, что от второго удара у него телесных повреждений не было. Рана 12 см на шее Ф за воротом зимней форменной куртки свидетельствует о случайности ее причинения от скольжения по инерции движения руки без какого-било усилия, а не от ножевого удара. Просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, или приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе адвокат Арефьева О.Ю. в интересах осужденного Наседкина Ю.И. утверждает, что дело рассмотрено односторонне и с обвинительным уклоном. Автор жалобы не оспаривает обоснованность привлечения Наседкина Ю.И. по ч. 1 ст. 12.26 КоАПРФ, а также факт нанесения Наседкиным потерпевшему Ф одного ранения, но второй удар в область шеи адвокатом оспаривается, о чем последовательно показывал в ходе расследования и в суде подзащитный Наседкин. Заявление потерпевшего Ф от 02.01.2016 о втором ударе ножом в область плеча достоверным не является, так как этот протокол был составлен значительно позже, о чем свидетельствует то обстоятельство, что 02.01.2016 в Гатчинский городской суд данный документ не предоставлялся при решени и вопроса об избрании Наседкину меры пресечения. Из показаний свидетеля Ф от 01.01.2016 следует, что Наседкин нанес потерпевшему только один удар ножом в шею, после чего он схватил руки Наседкина, остановили машину, и Ф передал ему наручники. Однако 27.04.2016 Ф свои показания изменил и заявил, что второй удар был, но он якобы не придал этому значение. При таких данных полагает, что суд необоснованно признал показания свидетеля Ф последовательными и непротиворечивыми. Первоначально аналогичные показания давали свидетели К и П однако в ходе расследования К якобы «вспомнил» о втором ударе, которому раньше также не придавал значения. Повреждение на куртке Ф является линейным и поверхностным, а не сквозным, и при таких данных суд незаконно отказал защите в проведении следственного эксперимента с участием потерпевшего с его курткой. Утверждает, что протокол выемки данной куртки от 19.04.2016 и заключение трасологической экспертизы по ней являются недопустимыми доказательствами, поскольку эта куртка была изъята спустя 3,5 месяца. Полагает, что выводами проведенного следственного эксперимента (т.1 л.д.85) руководствоваться нельзя, так как потерпевший говорит о нанесении ему второго колото-резаного удара, но на рукаве куртки имеется только резаное повреждение. При таких противоречивых сведениях суд незаконно отказал защите в проведении криминалистической экспертизы для определения механизма повреждения ткани на рукаве куртки потерпевшего. В то же время суд необоснованно удовлетворил ходатайство жены Ф об обозрении фотоснимка с камеры мобильного телефона, на котором якобы зафиксировано повреждение в области правого предплечья потерпевшего, хотя лицо человека и дата изготовления этого снимка на фотографии не отображены Обращает внимание на противоречия в показаниях потерпевшего Ф , который в процессе предварительного следствия ничего не говорил по поводу имевшейся у него рань [ от второго удара, а в суде вдруг вспомнил, что такое телесное повреждени е у него имелось. Полагает, что в силу ст. 14 УПК РФ суд обязан был все имеющиеся сомнения истолковать в пользу осужденного. При оценке доказательств суд не учел, что повреждения на куртке от второго удара никак не свидетельствуют о направленности умысла Наседкина на лишение жизни Ф , а ранение шеи размером 12 см является поверхностным, не причинило значительного вреда потерпевшему, и через несколько дней он приступил к работе. Утверждает, что в сложившейся ситуации Наседкин имел реальную возможность причинить Ф более серьезное ранение, но он этого не сделал, и поэтому его действия ошибочно квалифицированы по ст. 317 УК РФ. Отмечает, что в ходе судебного заседания Наседкин точно воспроизвел механизм причинения им телесного повреждения Ф , но суд должной оценки его показаниям не дал. Утверждает что при таких противоречивых данных суд назначил Наседкину чрезмерно суровое наказание, так как он впервые привлекается к уголовной ответственности, имеет молодой возраст, не причинил потерпевшему существенного вреда его здоровью. Также считает, что размер компенсации морального вреда является явно завышенным и не соответствует степени тяжести страданий потерпевшего. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Наседкина на закон о менее тяжком преступлении, смягчить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ и снизить размер компенсации морального вреда.

В возражении на апелляционную жалобу адвоката Арефьевой О.Ю государственный обвинитель Крысин В .В. не согласен с ее доводами, и просит жалобу оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Несмотря на отрицание Наседкиным Ю.И. инкриминированного ему деяния, его вина в посягательстве на жизнь инспектора ДПС Ф.

при исполнении последним своих служебных обязанностей подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Так, из показаний потерпевшего Ф следует, что во время его дежурства у водителя автомобиля Наседкина были выявлены признаки опьянения, и он предложил ему пройти освидетельствование, однако тот отказался, поэтому был составлен в отношении него протокол о совершении административного правонарушения, с отстранением водителя от управления транспортным средством. Он и инспектор Ф посадили Наседкина на заднее сиденье патрульного автомобиля и поехали в сторону дер. чтобы оттуда тот смог самостоятельно добраться домой. В пути следования Наседкин неожиданно нанес ему сбоку удар острым предметом в правую часть шеи отчего он едва не потерял управление, после чего последовал второй удар который он смог блокировать правой рукой. Вместе с Ф они задержали Наседкина, отобрав у него нож. При этом Наседкин заявил ему, что «это тебе подарок на Новый Год». В результате ударов ножом ему была причинена резаная рана шеи, а также поврежден рукав куртки.

Суд показания потерпевшего Ф обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются с показаниями свидетеля Ф о составлении документов об административном правонарушении в отношении Наседкина Ю.И., обстоятельствах и механизме нанесения Наседкиным Ю.И. ударов ножом Ф

Кроме того, показания потерпевшего Ф также согласуются с показаниями свидетелей К и П которые получив сообщение от Ф о нападении с причинением ножевых ранений Ф прибыли на место происшествия, где увидели потерпевшего, у которого была рана в области шеи; с результатами медицинского освидетельствования Ф от 19.04.2016, с протоколом следственного эксперимента с участием потерпевшего Ф от 19.04.2016, заключением эксперта № 918 от 11.05.2016 г. и другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре.

По заключению эксперта № 284 от 28.01.2016, у Ф имеется повреждение в виде резаной непроникающей раны правой передне-боковой поверхности шеи, которое вызвало кратковременное расстройство здоровья, и оценивается как причинившее легкий вред здоровью. Данное повреждение образовалось по механизму резаной раны в результате воздействия предмета, имеющего острую режущую кромку (например, ножа), в срок и при обстоятельствах, описанных выше (т. 2 л.д. 95-96).

Утверждения Наседкина о причинении им сотруднику ДПС Ф данного телесного повреждения по неосторожности тщательно проверялись в ходе судебного заседания и были опровергнуты совокупностью приведенных выше доказательств.

Так, потерпевший Ф и свидетель Ф в ходе судебного заседания показали, что Наседкин Ю.И. нанес ножом удары Ф умышленно, но второй ножевой удар был блокирован потерпевшим.

Показания Ф и Ф о нанесении второго удара ножом согласуются с показаниями свидетеля Ф о том, что муж в больнице рассказал ей о нанесении именно двух ударов показал место на предплечье, и там действительно имелось небольшое повреждение, которое она зафиксировала на камеру мобильного телефона (т.5 л.д.75-77).

Приведенные выше показания Ф иФ об умышленном характере нанесения Наседкиным Ю.И. ножевого ранения потерпевшему согласуются также с результатами следственного эксперимента, заключениями экспертов, подтвердивших возможность образования обнаруженных на теле Ф' повреждений при обстоятельствах, изложенных им в процессе предварительного следствия.

Доводы жалоб о том, что данное повреждение не нашло своего отражения в заключении судебно-медицинского эксперта от 28.01.2016, проверялись в ходе судебного заседания, и суд по этому поводу обоснованно указал в приговоре, что отмеченное обстоятельство не противоречит приведенным выше показаниям потерпевшего и свидетелей поскольку на момент проведения экспертизы это повреждение уФ как он сам об этом пояснил в ходе судебного заседания уже отсутствовало, и на нем он внимание и больнице не акцентировал, так как получил более тяжкое повреждение (т.5 л.д.72).

С утверждениями жалоб о нарушении в ходе судебного заседания принципа состязательности сторон согласиться нельзя, так как постановления суда об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств о проведении еще одного следственного эксперимента и назначении криминалистической экспертизы по тем же обстоятельствам были достаточно полно мотивированными и являются обоснованными (т. 5 л.д.65,80).

Механизм образования резаного линейного повреждения на куртке потерпевшего был установлен заключением эксперта от 02.05.2016, согласно которому он мог быть причинен орудием с остро заточенной кромкой, в том числе клинком ножа, изъятого у Наседкина (т.2 л.д.137- 139), а также приведенными выше показаниями Ф и Ф и доводы защиты о возможной манипуляции с этим вещественным доказательством и о его недопустимости правомерно признаны судом несостоятельными, поскольку они были основаны на предположении (т.5 л.д.72).

Фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка.

С учетом совокупности приведенных выше доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Наседкин Ю.И. умышленно нанес удар ножом инспектору ДПС Ф в область расположения жизненно важных органов - шею, а затем попытался нанести туда же и второй удар, но эта попытка была своевременно пресечена действиями самого потерпевшего и инспектора ДПС Ф,

принудительно изъявшего нож из рук Наседкина Ю.И.

Таким образом, действия Наседкина Ю.И. правомерно квалифицированы по ст. 317 УК РФ, и оснований для переквалификации содеянного на закон о менее тяжком преступлении, о чем утверждается в апелляционной жалобе адвоката Арефьевой О.Ю., судебная коллегия не усматривает.

Постановленный приговор отвечает требованиям ст. ст. 307 и 309 УПК РФ, содержит подробное описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения формы вины, мотива и последствий преступления.

С учетом заключения судебно-психиатрической экспертизы (т.2 л.д. 118-121), обстоятельств дела и данных о личности Наседкина Ю.И суд обоснованно пришел к выводу о его вменяемости и способности нести уголовную ответственность.

При определении Наседкину Ю.И. наказания суд, наряду с характером и степенью общественной опасности совершенного им преступления, учел конкретные обстоятельства дела, положительные его характеристики первую судимость, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на его исправление.

Назначенное Наседкину Ю.И. наказание в виде лишения свободы в минимальных пределах санкции ст. 317 УК РФ в приговоре надлежащим образом мотивировано, и суд правомерно определил ему вид исправительного учреждения - колонию строгого режима.

Оснований для применения к Наседкину Ю.И. положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, изменения категории совершенного им преступления в силу ч. 6 ст. 15 УК РФ, а также для смягчения назначенного наказания судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск Ф разрешен в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1101 ПС РФ, с учетом фактических обстоятельств дела, материального положения Наседкина Ю.И., характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, с соблюдением принципов разумности и справедливости.

При таких данных оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 , 389 , 389 , 389^ УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Ленинградского областного суда от 1 декабря 2016 года в отношении Наседкина Ю И оставить без изменения апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 309 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта