Информация

Решение Верховного суда: Определение N 67-АПУ15-29 от 19.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №67-АПУ 15-29

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 1 9 августа 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Шамова А.В судей Зеленина С Р . и Зыкина В.Я при секретаре Смирновой О.П рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ладошкиной Н.В., апелляционным жалобам осужденных Юсупова Р.С, Кузякина А.С, Зайцева А.С, Романова А.В. и адвокатов Гарина М.А., Коломейчука О.А., Жердевой М.А. на приговор Новосибирского областного суда от 20 марта 2015 года, которым

ЮСУПОВ Р С ,

несудимый осужден к лишению свободы: - по п.п. «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ на 12 лет со штрафом в 400 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год;

- по пунктам «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Юсупову Р.С. назначено 18 лет лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 4 месяца, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, в которое пребудет после отбытия основного наказания в виде лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия

специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в данный специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации;

КУЗЯКИН А С ,,

несудимый осужден к лишению свободы: - по п.п. «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ на 11 лет со штрафом в 200 000 рублей, с ограничением свободы на срок 1 год;

- по пунктам «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 17 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Кузякину А.С. назначено 16 лет лишения свободы со штрафом в размере 200 000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, в которое пребудет после отбытия основного наказания в виде лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в данный специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации;

ЗАЙЦЕВ А С

несудимый осужден к лишению свободы: - по п.п. «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на срок 1 год;

- по пунктам «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 14 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Зайцеву А.С. назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, в которое пребудет после отбытия основного наказания в виде лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в данный специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации;

2

РОМАНОВ А В ,

несудимый осужден к лишению свободы: - по п.п. «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на срок 1 год;

- по пунктам «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, Романову А.В. назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 3 месяца, с установлением ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования, в которое пребудет после отбытия основного наказания в виде лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться в данный специализированный государственный орган 1 раз в месяц для регистрации.

Мера пресечения Юсупову Р.С, Кузякину А.С, Зайцеву А.С. и Романову А.В до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения - заключение под стражу.

Срок отбытия наказания Юсупову Р.С, Кузякину А.С, Зайцеву А.С. и Романову А.В. исчислен с 14 июня 2013 года.

По делу разрешены гражданские иски, решены судьба вещественных доказательств и вопросы о процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Шамова А.В., выступления осужденных Юсупова Р.С, Кузякина А.С, Зайцева А.С. и Романова А.В., адвокатов Гарина М.А Омарова В.Г., Играева Н.В., Жердевой М.А. по доводам апелляционных жалоб возражавших против апелляционного представления, прокурора Полеводова С.Н полагавшего приговор изменить по доводам апелляционного представления апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Юсупов, Кузякин, Зайцев и Романов признаны виновными в разбойном нападении на Л с целью хищения имущества в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, во время которого группой лиц по предварительному сговору лишили Л жизни.

3

Преступления совершены 28 мая 2013 года на перекрестке федеральной трассы М « » и дороги, ведущей в сторону с района области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ладошкина Н.В. просит приговор изменить, указать в описательно-мотивировочной части время совершения преступлений с 2 часов 28 мая 2013 года до 6 часов 29 мая 2013 года, указывая на то, что суд не указал период времени, когда осужденные лишили жизни Л . Из представленных суду доказательств следует, что эти действия были совершены в период времени до 6 часов 29 мая 2013 года.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Романов А.В. просит приговор изменить, оправдать его по пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ, переквалифицировать его действия с пунктов «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на часть 1 статьи 111 УК РФ и назначить минимальное наказание. Считает, что он дважды осужден за одно и то же преступление. Указывает, что он нанес потерпевшему удар на почве личных неприязненных отношений, возникших из-за того, что потерпевший оскорбил его и его близких, в связи с чем, он находился в состоянии аффекта. Что произошло после этого, он не знал, так как его увезли домой. Явку с повинной он написал в отсутствие адвоката и со слов оперативных работников. Экспертиза подтвердила что потерпевший был жив до того, как его сожгли. Нарушено его право на защиту поскольку в материалах уголовного дела не указано, какие действия были произведены для получения каждого доказательства, а также какие доказательства что доказывают и какие материалы к чему относятся. При рассмотрении дела были нарушены конституционные принципы независимости и равенства;

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Жердева М.А. просит приговор в отношении Романова изменить, оправдать его по пунктам «б», «в части 4 статьи 162 УК РФ, переквалифицировать его действия с пунктов «ж», «з части 2 статьи 105 УК РФ на часть 1 статьи 111 УК РФ, по которой назначить минимальное наказание, ссылаясь на то, что, приведенными судом в приговоре доказательствами, вина Романова в совершении инкриминируемых ему деяний не подтверждается. Показания, данные на стадии предварительного следствия, и оглашенные в ходе судебного рассмотрения, Романов не подтвердил, пояснив, что ни с кем из подсудимых ни о чем не договаривался, в предварительный сговор на совершение какого-либо преступления не вступал, признал, что ударил потерпевшего Л металлической трубой по голове. Когда затаскивал Л в багажник автомобиля и заносил его в водосточную трубу, последний был жив. Что происходило в дальнейшем, ему не было известно, так как Зайцев его увез домой. Умысла на убийство Л , сопряженного с разбоем, у него не было. Из содержания явки с повинной не усматривается, что между Романовым и другими подсудимыми состоялся предварительный сговор на убийство Л сопряженное с разбоем. Показания Романова о том, что Л был жив, когда его тащили в водосточную трубу, подтверждаются актами судебно-медицинских экспертиз №№ 2936, 2936.1. Показания Зайцева, не признавшего вину в судебном заседании в инкриминируемых деяниях полном объеме, в ходе предварительного

4

расследования были даны им в результате оказанного на него физического и психологического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Судом необоснованно отказано в истребовании справки из РВК о причинах признания Романова ограниченно годным к военной службе и назначении ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы. В явке с повинной Зайцев не указывал о предварительном сговоре между ним, Юсуповым Кузякиным и Романовым на совершение разбойного нападения на Л и завладения его имуществом и убийстве потерпевшего. Протоколы осмотра места происшествия от 14 июня 2013 года с участием Зайцева (т. 1 л.д. 130-132, 140-144) являются недопустимыми доказательствами в связи с нарушением права Зайцева на защиту, выразившемся в отсутствии адвоката при поведении данных следственных действий. Юсупов и Кузякин, как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании отрицали наличие предварительного сговора, в том числе и с Романовым, на разбойное нападение и убийство Л , а также саму причастность к преступлению. Судебно-медицинский эксперт не определил причину смерти Л . Установочная часть приговора не содержит указание обстоятельств, которые бы свидетельствовали о том, что Романов вступил в предварительный сговор с Юсуповым, Кузякиным и Зайцевым на совершение разбойного нападения на Л и лишение его жизни. Из показаний Л и его матери А свидетеля Р не усматриваетс в совершения Ром акого-либо пр яв отношении Л В приговоре искажен текст явки с повинной Романова Показания св З ,М и З не уличают Романова в совершении преступлен е до ют е убийстве Л и завладении его имуществом. Никто из допрошенных в ходе го рассмотрения свидетелей не уличил Романова в совершении разбоя. Вывод суда о том, что детализация телефонных соединений подсудимых свидетельствует о тщательном согласовании ими плана преступлений и сбыта похищенного имущества, не обоснован. В приговоре суд исказил показания Зайцева, данные им при проверке показаний на месте от 11 июля 2013 года том 8 л.д. 135-148. Романов при допросе в качестве подозреваемого отрицал предварительный сговор на убийство и разбойное нападение группой лиц по предварительному сговору на Л . Показания Зайцева в ходе предварительного следствия при проверке п на месте подтверждают показания Романова о непричастности к совершению разбойного нападения на Л

- осужденный Юсупов Р.С. просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных в ходе судебного рассмотрения выводы суда не подтверждаются доказательствами; суд не учел обстоятельства которые могли существенно повлиять на его выводы; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов, суд принял одни из них и отверг другие выводы суда содержат существенные противоречия; существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Вывод суда об одновременности разбойного нападения всех осужденных на Л и лишения его жизни противоречит заключению эксперта № 2936.1, согласно которому смерть Л возможно могла наступить только от отравления окисью углерода. Романова на момент

5

поджога тела Л на месте событий не было. В ходе судебного заседания установлено, что он имеет значительный объем имущества, долгов и кредитов у него не было, что опровергает наличие у него корыстного мотива на совершение какого-либо преступления. Вывод суда о его намерении похитить иное имущество потерпевшего опровергается протоколом осмотра места происшествия и трупа, из которого следует, что на трупе Л была обнаружена золотая цепь. В деле нет доказательств, подтверждающих наличие у него умысла на лишение жизни Л , координацию им действий других осужденных, тех обстоятельств, что труба была взята в гараже Кузякина, что потерпевший потерял сознание после нанесенных ему ударов, что все осужденные поместили Л в багажник автомашины, а затем поместили его в водосточную трубу под автодорогой, что автомобиль он приобрел на деньги, похищенные у Л . Аварийную сигнализацию на своем автомобиле он не включал. Романов ранее его не знал Никаких действий в отношении Л он, Зайцев и Кузякин на трассе не предпринимали. Действия Романова для него были неожиданными. Завладение имуществом Л произошло до поджога тела потерпевшего, когда все они находились на трассе в районе. Его обращение к врачу в связи с укусом клеща не доказывает его причастность к помещению Л в багажник автомашины, а затем в водосточную трубу. Детализация теле соединений не является доказательством наличия преступного плана. В материалах дела нет доказательств подтверждающих, что Л был обильно испачкан кровью, что у кого-либо из осужденных имело ание и время осматривать шею потерпевшего. Никто из осужденных никогда не показывал о том, что кто-либо искал ключи от автомобиля Л осматривал с этой целью одежду потерпевшего. Суд оставил без ения ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля А и не принял по данному ходатайству никакого процессуального ре Также судом было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове в судебное заседания Б К И , истребовании справки из РВК о причинах Р гра одным к военной службе и назначении ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы, обозрении ответа № 39 « крематория». В приговоре не указано, по каким основаниям суд о Л , В Также в приговоре имеются существенные противоречия в ие что в начале приговора указано о совершении подсудимыми разбойного нападения на Литвинова с целью хищения его имущества в особо крупном размере, группой редварительному сговору, с применением предмета в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а в конце указано о квалификации действий каждого их осужденных как разбой со всеми вышеперечисленными признаками с добавлением еще одного - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, что является нарушением положений статьи 307 УПК РФ. Суд не знакомил сторону защиты с частями протокола судебного заседания, что негативно отразилось на подготовке его к защите Отказывая стороне защиты в удовлетворении заявленных ходатайств, суд свое решение не мотивировал. Судья препятствовала реализации стороной защиты права возражать против ее действий, ссылаясь на то, что действия председательствующего судьи подлежат обжалованию совместно с итоговым решением по делу. Председательствующий судья вмешивался в допрос свидетелей задавал вопросы подсудимым без согласия последних на дачу показаний, не

6

предоставляя возможности защитнику и участникам судебного разбирательства со стороны защиты задать вопросы первыми. Государственный обвинитель также вмешивался в допрос подсудимых, на что судья не реагировал. Начиная с 4 февраля 2015 года ему был предоставлен защитник по назначению - адвокат Копылова, от которой он отказался. Однако суд проигнорировал его отказ от назначенного адвоката, чем нарушил его право на защиту. Ордера на осуществление адвокатом Копыловой его защиты в деле нет. Судом неправильно применен уголовный закон. Его действия следовало бы квалифицировать по статье 158 УК РФ. Также просит отменить постановление суда от 5 июня 2015 года которым отклонены поданные им замечания на протокол судебного заседания ссылаясь на то, что они не мотивированы;

- адвокат Гарин М.А. просит обвинительный приговор в отношении Юсупова Р.С отменить, вынести оправдательный приговор, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом поскольку они не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов, суд принял одни из них и отверг другие; выводы суда содержат существенные противоречия, которые повлияли и могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности Юсупова, на правильность применения уголовного закона и определение меры наказания; на существенные нарушения уголовно процессуального закона, повлиявшие на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Просит также отменить постановление суда от 8 апреля 2015 года, которым удостоверена правильность поданных государственным обвинителем замечаний на протокол судебного заседания, как необоснованное и немотивированное. Просит отменить постановление суда от 8 апреля 2015 года которым отклонены поданные адвокатом Гариным М.А. замечания на протокол судебного заседания, как необоснованное и немотивированное. Вывод суда об одновременности разбойного нападения всех осужденных на Л и лишения его жизни противоречит заключению эксперта ДСМЭ № 2936.1, согласно которому смерть потерпевшего, возможно, могла наступить только от отравления окисью углерода. При этом судом установлено, что Романова на момент поджога тела Л на месте событий не было. Вывод суда о намерении Юсупова улучшить св иальное положение опровергается наличием у него значительного объема имущества. Вывод суда о намерении Юсупова и других осужденных похитить иное имущество Л опровергается результатом осмотра места происшествия и трупа, соглас ого ценная золотая цепь у потерпевшего не была изъята и осталась на трупе. В деле нет доказательств, подтверждающих вывод суда о намерении Юсупова лишить жизни Л при разбое. Голословным является утверждение суда о том, что по п вания из г Юсупов будет координировать действия остальных подсудимых именно решил привлечь к совершению преступлений еще одно лицо. Аварийная сигнализация была включена на автомашине под управлением Зайцева. Романов никогда ранее не встречался с Юсуповым. Вывод суда о том, что Кузякин, Романов и Зайцев стали ждать по телефону указаний Юсупова ничем не подтвержден Отсутствуют доказательства того, что металлическая труба была взята в гараже

7

Кузякина. Никаких действий в отношении Л ни Юсупов, ни Зайцев, ни Кузякин не предпринимали. Действия Романова для Юсупова были неожиданными. Вывод суда о том, что после нанесенных Романовым ударов Л потерял сознание, также ничем не подтвержден. В деле нет доказательств того, что все осужденные поместили Л в багажник автомашины, привезли его на участок автодороги, вытащили из багажника и поместили в водосточную трубу под автодорогой. Установить причину смерти Л не представилось возможным по причине обширных повреждений трупа пламенем с разрушением жизненно-важных органов. Завладение имуществом Л произошло во время нахождения всех четверых осужденных на трассе в Б районе, до помещения еще живого потерпевшего в водосточную трубу. То, что Юсупов 28 мая 2013 года обратился в клинику по поводу укуса клеща, не доказывает того, что он принимал участие в помещении Л в багажник автомобиля и в трубу. В деле нет доказательств подтверждающих приобретение автомобилей Юсуповым, Кузякиным и Зайцевым на криминальные деньги. Наличие телефонных соединений между Юсуповым и Кузякиным ни о чем предосудительном не свидетельствует. Суд отказал стороне защиты в вызове и допросе в качестве свидетеля А , чем нарушил право Юсупова на защиту. При этом ходатайс приглашении Ануфриева для допроса в качестве свидетеля суд оставил без рассмотрения, не приняв никакого процессуального решения по данному ходатайству. Судом также было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты в вызове для допроса в качестве свидетеля Б Осужденные не давали показаний о том что искали ключи от автомобил вшего, осматривали его одежду в поисках чего-либо. Суд необоснованно отказал адвокату Жердевой в истребовании сведений из РВК о причинах признания Романова ограниченно годным к военной службе, истребовании сведений из школы, в назначении ему стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Суд также необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове следователя К свидетеля И обозрении ответа № 39 « крема приговоре н ы основания, по которым зания Л Во В установочной части приговора не указано, что осуж со разбойное нападение на Л с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а в мотивировоч указано на данное обстоятельство Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, ограничившими права участников уголовного судопроизводства, являются: не ознакомление его защитника Юсупова, с частями протокола судебного заседания, что негативно сказалось на его возможности подготовки к работе по делу; отказ суда в удовлетворении заявленных стороной защиты ходатайств о вызове свидетелей истребовании документов, приобщении ответов на адвокатские запросы, что повлекло нарушение права подсудимых на предоставление доказательств процессуальные решения суда по заявленным стороной защиты ходатайствам немотивированны; судья неоднократно препятствовала реализации права стороны защиты возражать против ее действий, ссылаясь на то, что обжаловать действия председательствующего следует вместе с итоговым решением по делу; в ходе судебного рассмотрения судьей нарушались положения части 3 статьи 275, части 3 статьи 278 УПК РФ об очередности допроса подсудимых и свидетелей председательствующий судья вмешивалась в процедуру допроса свидетелей,

8

задавала вопросы подсудимым без получения их согласия на дачу показаний и не предоставляя возможности защитнику и участникам процесса со стороны защиты задать вопросы первыми; государственный обвинитель также вмешивался в процедуру допроса подсудимых, не выясняя их согласия на дачу показаний, на что председательствующий судья не реагировал; с 4 февраля 2015 года защиту Юсупова осуществлял адвокат по назначению - Копылова Р.Д., от которого Юсупов отказался, однако суд проигнорировал данный отказ, ордера на осуществление адвокатом Копыловой Р.Д. защиты Юсупова представлено не было Решением Совета адвокатской палаты Новосибирской области от 26 мая 2015 года адвокат Копылова привлечена к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Судом был неправильно применен уголовный закон, поскольку действия всех подсудимых (Юсупова, Зайцева, Романова и Кузякина) квалифицированы одинаково, все признаны соисполнителями умышленного убийства. Квалифицированное убийство в приговоре в нарушение статьи 307 УПК РФ не расписано. При этом суд установил, что два удара трубой по голове Л нанес Романов, после этого никто из подсудимых не применял никакого насилия в отношении Л не подавлял его сопротивления, не лишал его возможности защищаться. Поджог живого потерпевшего имел место позже мнимого разбойного нападения на Л на трассе. Разрыв во времени между ударами по голове и поджогом тела является огромным. Два автомобиля Л поступили в распоряжение подсудимых уже в ночь на 28 мая 2013 года, сразу после того, как потерпевший был помещен в багажник автомашины и задолго до того, как он был подожжен Зайцевым. Никаких действий по поджогу Л Юсупов, Кузякин и Романов не предпринимали. В связи с чем, вывод суда о соисполнительстве в убийстве Л сопряженном с разбоем является надуманным. Квалификация действий всех подсудимых по пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ также является неправильной. Версия стороны защиты о спонтанном происшествии на трассе не была опровергнута. Данная судом квалификация действий подсудимых является взаимоисключающей. Действия Юсупова могли быть квалифицированы по статье 158 УК РФ. Просит отменить постановление суда от 29 апреля 2015 года, которым отклонены замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденными Зайцевым и Кузякиным, постановление суда от 29 апреля 2015 года, которым удостоверены правильность поданных государственным обвинителем замечаний на протокол судебного заседания, постановление суда от 5 июня 2015 года, которым отклонены поданные осужденным Юсуповым замечания на протокол судебного заседания, ссылаясь на то, что они не мотивированы;

- осужденный Кузякин А.С. просит оправдать по пунктам «ж», «з» части 2 статьи 105 и пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ, ссылаясь на то, что предъявленное ему обвинение не нашло своего подтверждения в ходе судебного рассмотрения. Он не вступал ни с кем из подсудимых в преступный сговор направленный на совершение убийства Л не желал причинения и наступления смерти потерпевшего, не причинял ему умышленно никаких телесных повреждений, что фактически подтвердили Юсупов, Зайцев и Романов Преступлений он не совершал. Обвинение построено на предположениях следователя. Автомобиль « » Зайцев приобрел задолго до рассматриваемых событий, так как занимался частным извозом, что подтвердил

9

свидетель Х . Согласно заключению эксперта № 2936.1 смерть Л могла наступить от отравления окисью углерода. Суд исследовал его материальное положение и установил отсутствие у него долгов, кредитов, что опровергает вывод суда о его намерении улучшить материальное положение путем совершения разбойного нападения на Л . Государственный обвинитель не привел доказательств, свидетельствующих о наличии у него корыстного мотива на совершение преступлений. Кроме того, при осмотре трупа на нем была обнаружена золотая цепочка, что также свидетельствует об отсутствии у него корыстного мотива. Юсупов не координировал его действия. Юсупов на своем автомобиле не включал аварийную сигнализацию, она была включена на автомашине, в которой ехали он, Романов и Зайцев. Романов ранее Юсупова не знал. В приговоре ничем не подтвержден вывод суда о том, что туба была взята в его гараже. Он, Юсупов и Зайцев на трассе никаких действий против Л не предпринимали. Для него действия Романова были неожиданными. В деле нет доказательств подтверждающих, что Романов нанес 2 удара потерпевшему, отчего последний потерял сознание, что все осужденные вместе поместили живого Литвинова в багажник автомашины, а затем поместили в трубу под автодорогой, что смерть потерпевшего наступила от действий всех осужденных. Завладение имуществом Л - 2 автомобилями произошло до его помещения в трубу. Факт изъятия у него автомобиля не доказывает, что он был приобретен им на деньги, полученные в результате продажи похищенных у Л автомобилей. Детализация телефонных соединений не является до твом наличия между ними преступного плана. Протоколы, находящиеся в томе 1 на л.д. 140-144, 164-168, протокол осмотра места происшествия от 14 июня 2013 года являются недопустимыми доказательствами, так как не соответствуют требованиям УПК РФ Суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайства адвоката Гарина о признании недопустимыми доказательства, находящиеся в томе № 19 на л.д. 20, 24, 28-29, 43-44. Протокол проверки показаний на месте с участием Зайцева по содержанию существенно отличается от видеозаписи данного следственного действия, в связи с чем, также является недопустимым доказательством. Судья предвзято отнеслась к стороне защите, оставив без удовлетворения заявленное стороной защиты ходатайство о вызове в судебное заседание и допросе в качестве свидетелей А ., Б следователя К , И истребовании РВК нах признания огр годным к военной службе, обозрении ответа № 39 « крематория нарушив при этом положения части 3 статьи 15 явленное ему обвинение не доказано. Считает, что он дважды осужден за одно и то же деяние так как п. «з» части 2 статьи 105 УК РФ предусматривает ответственность за умышленное убийство, сопряженное с разбоем, в связи с чем, он необоснованно осужден по пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ. Приговор не мотивирован Утверждение суда о том, что шея потерпевшего была обильно испачкана кровью, в связи с чем, они не стали его осматривать в поисках ценного имущества, ничем не подтверждается. Не подтвержден доказательствами и вывод суда о том, что все подсудимые последовательно и согласовано действовали по отысканию ключей от автомобиля потерпевшего. В приговоре не указаны основания, по которым суд отверг показания свидетелей Лаптевой, Воронина. Также в приговоре имеются существенные противоречия, вы ес то в начале приговора указано о совершении подсудимыми разбойного нападения на Л с целью хищения

10

его имущества в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а в конце указано о квалификации действий каждого их осужденных как разбой со всеми вышеперечисленными признаками с добавлением еще одного - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, что является нарушением положений статьи 307 УПК РФ. Суд не знакомил сторону защиты с частями протокола судебного заседания, что негативно отразилось на подготовке его к защите. Отказывая стороне защиты в удовлетворении заявленных ходатайств, суд свое решение не мотивировал. Судья препятствовала реализации стороной защиты права возражать против ее действий, ссылаясь на то, что действия председательствующего судьи подлежат обжалованию совместно с итоговым решением по делу. Председательствующий судья вмешивался в допрос свидетелей задавал вопросы подсудимым без согласия последних на дачу показаний, не предоставляя возможности защитнику и участникам судебного разбирательства со стороны защиты задать вопросы первыми. Государственный обвинитель также вмешивался в допрос подсудимых, на что судья не реагировал. Приводя доводы аналогичные доводам апелляционной жалобы адвоката Гарина, считает, что его действия квалифицированы неправильно. Его действия могут быть квалифицированы по статье 158 УК РФ. Просит также отменить постановление суда от 29 апреля 2015 года, которым отклонены поданные им замечания на протокол судебного заседания, постановление суда от 29 апреля 2015 года которым удостоверены правильность поданных государственным обвинителем замечаний на протокол судебного заседания, постановление суда от 5 июня 2015 года, которым отклонены поданные осужденным Юсуповым замечания на протокол судебного заседания, ссылаясь на то, что они не мотивированы;

- адвокат Коломейчук О.А. просит оправдать Кузякина А.С, указывая предъявленное тому обвинение не нашло своего подтверждения в ходе судебного рассмотрения; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела Излагая в жалобе показания осужденных, давая им собственный анализ, указывает что в судебном заседании Кузякин показал, что ни с кем из подсудимых не вступал в преступный сговор, направленный на убийство Л , не желал причинения и наступления ему смерти, не причинял потерпевшему умышленно никаких телесных повреждений. Он договорился встретиться с Юсуповым на трассе, чтобы получить подарки. Он не знает, что произошло между Л и Романовым Позже узнал, что Романов ударил трубой по голове Л Все вместе они решили спрятать труп Л , так как испугались последствий. Труп они спрятали в трубе под дорогой. На следующий день он, Юсупов и Зайцев решили уничтожить труп Л , чтобы он не был опознан. Облили его бензином и подожгли. Автомашины, принадлежавшие потерпевшему, они продали в

области. Данные показания Кузякина фактически в суде подтвердили Юсупов, Зайцев и Романов. Подсудимые Зайцев, Юсупов и Романов в судебном заседании показали, что не вступали ни с кем в преступный сговор, направленный на совершение убийства Л не желали причинения и наступления смерти потерпевшего. Подсудимый Зайцев в судебном заседании показал, что на предварительном следствии оговорил всех участников, поскольку к нему применялись незаконные методы ведения следствия. Показания Романова и Зайцева на предварительном следствии о том, что они вступили с Кузякиным и

11

Юсуповым в преступный сговор, направленный на убийство Л и совершение разбоя, защита расценивает, как самооговор Романова и Зайцева и оговор остальных подсудимых, так как Зайцев пояснил в суде, что оговорил подсудимых, так как к нему применялись незаконные методы ведения следствия Протокол проверки на месте показаний Зайцева является недопустимым доказательством, так как существенно отличается от видеозаписи. Являются также недопустимыми доказательствами протоколы явок с повинной Романова и Зайцева протоколы осмотров мест происшествия от 14 июня 2013 года с участием Зайцева (т.1 л.д. 130-132, 140-144). По мнению защиты, все произошло спонтанно, действия Романова по отношению к Л носили неподготовленный, спонтанный характер, развивались неожиданно, как для Кузякина, так и для остальных подсудимых. Предъявленное Кузякину обвинение основано на предположениях и домыслах следствия. При постановлении приговора судом не разрешена судьба вещественных доказательств: ПТС на автомобиль марки «»,

страхового полиса на указанный автомобиль, диагностической карты о прохождении технического осмотра, договора купли-продажи от 25.02.2012 года принадлежащие Кузякину;

- осужденный Зайцев А.С просит оправдать его, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела; выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов, суд принял одни из них и отверг другие; выводы суда содержат существенные противоречия существенное нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона. Он не совершал преступлений, предусмотренных пунктами «ж», «з» части 2 статьи 105 и пунктами «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ. Суд необоснованно квалифицировал вмененные ему действия по пунктам «в», «в» части 4 статьи 162 УК РФ, поскольку п. «з» части 2 статьи 105 УК РФ уже предусматривает ответственность за умышленное убийство сопряженное с разбоем. Обвинение построено на предположениях следователя. Автомобиль « » он не приобретал для совершения преступления, поскольку Л звонил Юсупову и просил его помочь перегнать автомобили уже после приобретения им (Зайцевым) автомобиля. В производстве по уголовному делу принимали участие заинтересованные в его исходе лица - Н -Г,

Л К , С К , адвокат Грибанова. В ходе

ебног расс ия арушены принципы состязательности и равноправия сторон, презумпции невиновности. Судья не давала Юсупову договорить, не рассматривала заявленные стороной защиты ходатайства об отводе вызове свидетелей. Не найдено орудие убийства, эксперты не смогли установить причину смерти потерпевшего. Он ни с кем не вступал в преступный сговор на убийство или разбой в отношении Л В судебном заседании он рассказал что произошло в действительности. показания фактически подтвердили в суде Кузякин, Юсупов и Романов. В томе 9 на л.д. 88 пять последних подписей не его. Просит изъять из дела протокол допроса свидетеля А Протокол осмотра места происшествия от 14 июня 2013 года, протокол проверки показаний на месте с его участием от 11 июля 2013 года являются недопустимыми

12

доказательствами. Ходатайства адвоката Гарина А.М. о признании недопустимыми доказательства, находящиеся в томе № 1 на л.д. 20, 24, 28-29, 43-44, судом оставлены немотивированно отклонены. Судья не давал ему полноценно защищаться, отказывая в удовлетворении заявленного им ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей А ,Б , чем было нарушено его право на защиту. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты в истребовании сведений из РВК о причинах признания Романова ограниченно годным к военной службе, назначении Романову стационарной судебно-психиатрической экспертизы, о вызове следователя К , свидетеля И , обозрении ответа № 39 « крематория». Доказательств совершения им преступлений в деле не имеется. Согласно заключению эксперта № 2936.1 смерть Л могла наступить только от отравления окисью углерода Его материальное положение не исследовалось в ходе судебного рассмотрения Вместе с тем, у него не было кредитов, долгов. Доказательств наличия у него корыстного мотива сторона обвинения не представила. Вывод суда о его намерении похитить иное имущество Л опровергается протоколом осмотра места происшествия и трупа, из которого следует, что на трупе Л была обнаружена золотая цепочка. О планах убить Л и о своем на это он не говорил даже в явке с повинной, от отказался, так как вынужден был ее дать в связи с оказанием на него давления со стороны сотрудников правоохранительных органов. Юсупов не координировал его действия, не включал на своем автомобиле аварийную сигнализацию. Романов ранее Юсупова не знал. В деле отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие между ним и другими осужденными предварительного сговора на совершение в отношении Л преступлений, то, что они заранее взяли из гаража Кузякина трубу, на Романовым Л 2 ударов по голове трубой с целью лишения потерпевшего жизни жденные поместили Л в багажник автомобиля, привезли его на участок автодороги и п в водосточную трубу, причинение всеми осужденными потерпевшему телесных повреждений, приобретение им автомашины на деньги, полученные в результате совершенного в отношении Л преступления. Никаких действий в отношении Л он, Юсупов н не совершали. Действия Романова в отношении для него были неожиданными. Завладение имуществом потерпевшего ло до его поджога, когда все они находились на трассе в Б районе, до помещения живого Л в багажник автомашины. елефонных соединений между н Юсуповым с Кузякиным ни о чем предосудительном не свидетельствует. Вывод суда о том, что не изъятие с тела Л цепочки с крестиком не свидетельствует об отсутствии умысла на р ийство, а свидетельствует об отсутствии времени и желания в поисках ценного имущества осматривать шею потерпевшего, обильно испачканного кровью в результате причинения ему черепно-мозговой травмы доказательствами не подтвержден. В деле также отсутствуют доказательства того что все осужденные согласованно и последовательно искали ключи от автомобиля потерпевшего и документы на него. В приговоре не указаны основания, по которым суд отверг показания свидетелей Л , В . В установочной части приговора не указано, что разбой н нением насилия опасного для жизни и здоровья, а в описательной части данное обстоятельство указано. Суд не знакомил сторону защиты с частями протокола судебного

13

заседания, что негативно сказалось на его подготовке к защите. Судья препятствовала стороне защиты возражать против ее действий, вмешивалась в допрос подсудимых и свидетелей. Государственный обвинитель также неоднократно вмешивался в допрос подсудимых, на что председательствующий не реагировал. В ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту, поскольку адвокат Хавкина, осуществлявшая его защиту, также осуществляла защиту Ч , обвиняемого в совершении хищения его (Зайцева автомашины, в связи с чем, была отведена следователем, производящим расследование в отношении Ч . Судом также был неправильно применен уголовный закон, поскольку действия всех осужденных квалифицированы одинаково, несмотря на то, что удары потерпевшему наносил только один Романов он (Зайцев) поджег тело Л . При этом он полагал, что потерпевший мертв Разрыв во времени между нанесением ударов потерпевшему по голове и поджогом его тела является огромным. Два автомобиля, принадлежавших Л поступили в их распоряжение в ночь на 28 мая 2013 года сразу после того, как потерпевший был помещен в багажник автомашины для увоза в водосточную трубу. Его действия следовало бы квалифицировать по ст. 158 УК РФ. Просит также отменить постановление суда от 29 апреля 2015 года, которым отклонены поданные им замечания на протокол судебного заседания, постановление суда от 29 апреля 2015 года, которым удостоверены правильность поданных государственным обвинителем замечаний на протокол судебного заседания постановление суда от 5 июня 2015 года, которым отклонены поданные осужденным Юсуповым замечания на протокол судебного заседания, ссылаясь на то, что они не мотивированы.

В возражении на апелляционные жалобы государственный обвинитель Ладошкина Н.В. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Расследование уголовного дела проведено в рамках установленной законом процедуры, с соблюдением прав всех участников уголовного судопроизводства.

Требования уголовно-процессуального кодекса об ознакомлении обвиняемых с материалами уголовного дела выполнены.

Заявление осужденного Зайцева А.С. о том, что в томе 9 на л.д. 88 (график ознакомления) пять последних подписей выполнены не им, судебная коллегия находит несостоятельными. Согласно протоколу ознакомления с материалами уголовного дела (т. 9 л.д. 83-84), обвиняемый Зайцев А.С. заявил, что с материалами дела ознакомлен в полном объеме, времени было достаточно, каких либо ходатайств о дополнительном ознакомлении с материалами дела не заявлял.

Рассмотрение уголовного дела проведено судом в соответствии с положениями главы 36 УПК РФ, определяющей общие условия судебного разбирательства, глав 37-39 УПК РФ, определяющих процедуру рассмотрения уголовного дела.

14

Вопреки доводам апелляционных жалоб, при разбирательстве уголовного дела судом соблюден принцип состязательности сторон, созданы условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, обеспечено процессуальное равенство сторон, права по представлению и исследованию доказательств.

Согласно протоколу судебного заседания, все обоснованные ходатайства участников судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты председательствующим судьей удовлетворялись, а в случае отказа в удовлетворении ходатайств, принимались обоснованные и мотивированные решения, правильность которых у судебной коллегии не вызывает.

В ходе судебного рассмотрения принципы судопроизводства, в том числе и указанные в статьях 14 и 15 УПК РФ - состязательности и равноправия сторон презумпции невиновности, председательствующим судьей нарушены не были.

Не основаны на материалах дела доводы апелляционных жалоб о том, что председательствующий по делу неоднократно препятствовала реализации права стороны защиты возражать против ее действий, поскольку возражения участников процесса на действия председательствующего, как того и требуют положения части 3 статьи 243 УПК РФ отражены в протоколе.

Доводы апелляционных жалоб об ограничении председательствующим прав участников судопроизводства разъяснениями о том, что обжаловать действия председательствующего следует вместе с итоговым решением по делу судебная коллегия также считает несостоятельными, поскольку в силу положений части 2 статьи 3892 УПК РФ, постановления судьи о порядке исследования доказательств об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства и другие судебные решения, вынесенные в ходе судебного разбирательства, обжалуются в апелляционном порядке одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу.

Из материалов дела не следует, что председательствующим по делу судьей нарушались положения части 3 статьи 275, части 3 статьи 278 УПК РФ об очередности допроса подсудимых и свидетелей, о том, что председательствующий судья вмешивалась в процедуру допроса свидетелей, задавала вопросы подсудимым без получения их согласия на дачу показаний, не предоставляя возможности защитнику и участникам процесса со стороны защиты задать вопросы первыми, о том, что государственный обвинитель также вмешивался в процедуру допроса подсудимых, не выясняя их согласия на дачу показаний, на что председательствующий судья не реагировал.

Содержание протокола судебного заседания свидетельствует, что в судебное разбирательство проведено в соответствии с положениями УПК РФ.

Не допущено судом и нарушений статьи 16 УПК РФ, а заявления в апелляционных жалобах осужденного Юсупова Р.С. и адвоката Гарина М.А.,

15

осужденного Зайцева А.С. о нарушении права Юсупова Р.С. и Зайцева А.С. на защиту не основаны на материалах дела.

Согласно материалам дела, адвокат Копылова Р.Д. представляла интересы Юсупова Р.С. на основании заключенного соглашения, о чем в материалах дела имеется ордер от 30 мая 2014 года (т. 18 л.д. 24), участвовала в судебном заседании в порядке предварительного слушания, а с 23 июня 2014 года в судебном разбирательстве, в ходе которого, Юсупов Р.С. заявлял о нуждаемости именно в услугах этого адвоката, настаивал на участии адвоката Копыловой Р.Д., не соглашаясь на замену защитника в судебном заседании (т. 20 л. 126-127). После вступления в дело адвоката Гарина М.А. с 4 февраля 2015 года, когда судебное следствие было практически завершено, при этом адвокат Гарин М.А. в силу занятости в других процессах неоднократно ходатайствовал об отложении судебных заседании, а также учитывая отсутствие какого-либо обоснования отказа Юсупова Р.С. от услуг адвоката Копыловой Р.Д., судом, наряду с решением о допуске в судебное заседание адвоката Гарина М.А., не был принят отказ Юсупова Р.С. от адвоката Копыловой Р.Д. и судебное разбирательство было продолжено с участием представлявших интересы Юсупова Р.С. адвокатов Гарина М.А. и Копыловой Р.Д., которые и принимали участие в дальнейшем судебном разбирательстве (т. 20 л.д. 153-155).

Установленные обстоятельства указывают, что право на защиту Юсупова Р.С представлением его интересов в судебном заседании двумя адвокатами никоим образом нарушено не было, более того, участие адвоката Копыловой Р.Д гарантировало предусмотренные законом права Юсупова Р.С, поскольку именно с ее участием было проведено исследование большей части доказательств по уголовному делу, ее позиция была в полной мере согласована с позицией подзащитного Юсупова Р.С. Согласно протоколу судебного заседания противоречий в ее позиции с позицией Юсупова Р.С, а также с линией защиты предложенной адвокатом Гариным М.А., не имелось.

Предоставление осужденному Юсупову Р.С. последнего слова при участии адвоката Копыловой Р.Д. и отсутствии в судебном заседании адвоката Гарина А.М., надлежащим образом извещенного о времени и месте слушания дела, не может быть расценено как нарушение права осужденного на защиту.

То обстоятельство, что решением Совета адвокатской палаты Новосибирской области от 26 мая 2015 года адвокат Копылова Р.Д. привлечена к дисциплинарной ответственности за допущенные нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре не является основанием для признания незаконным как решения суда, не принявшего немотивированный отказ Юсупова Р.С. от адвоката так и приговора суда в целом.

Несостоятельны и доводы апелляционной жалобы Зайцева А.С. о нарушении его права на защиту в связи с участием в деле адвоката Хавкиной Е.Г., которая в ходе рассмотрения данного уголовного дела, стала осуществлять по другому расследуемому уголовному делу защиту интересов Ч , обвиняемого в совершении хищения его (Зайцева) автомашины, поскольку каких-либо оснований

16

для отвода адвоката по рассматриваемому уголовному делу не имелось, а от представления интересов Ч адвокат Хавкина Е.Г. была освобождена.

Судебная коллегия отмечает, что в силу статьи 17 УПК РФ, судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Указанное положение закона судом при рассмотрении уголовного дела в полной мере соблюдено.

Несостоятельными находит судебная коллегия доводы апелляционных жалоб о том, что выводы суда о виновности Юсупова Р.С, Кузякина А.С, Зайцева А.С. и Романова А.В. в инкриминированных преступлениях основаны на недопустимых доказательствах.

Несмотря на частичное признание вины осужденным Романовым А.В непризнание вины осужденными Юсуповым Р.С, Кузякиным А.С. и Зайцевым А.С, на основании совокупности собранных по делу и проверенных в ходе разбирательства доказательств, с учетом позиций осужденных в судебном заседании и в ходе предварительного следствия по предъявленному обвинению, их показаний в ходе предварительного следствия, а также данных, содержащихся в протоколах осмотров, заключениях экспертов, показаниях потерпевших свидетелей, иных доказательств, судом с достаточной полнотой установлены обстоятельства совершенных осужденными преступлений, роль и степень участия каждого в их совершении, и сделан правильный вывод об их виновности.

Судом мотивированно отвергнуты заявления осужденных, сделанные ими в судебном заседании о том, что они не имели умысла совершить разбойное нападение на потерпевшего, не разрабатывали под руководством и по инициативе Юсупова план этого нападения и убийства потерпевшего, не распределяли свои роли, а действия Романова были для каждого из них неожиданными; пояснения Романова о своей неосведомленности о планах остальных соучастников, о том, что он, хотя и нанес потерпевшему в область головы удары металлической трубой, но совершил это в ходе ссоры с потерпевшим, умысла лишить его жизни не имел, а также другие заявления осужденных, в которых они указывали о своей невиновности.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, привел в приговоре содержание исследованных доказательств, представленных как стороной обвинения так и стороной защиты, и указал, что виновность Юсупова Кузякина, Зайцева и Романова, показаниями свидетеля А из которых следует, что Л занимался приобретением дорогостоящих автомобилей в г. , доставкой их в г. и продажей, всегда в поездке за автомобилями имел при себе большую сумму денег, в 19 часов 27 мая 2013 года согласно его сообщению перегонял приобретенные автомобили с напарником по трассе в г. ; показаниями свидетеля Р согласно которым в мае 2013 года Л приобрел у него в г. за наличный расчет два автомобиля марки « » за рублей и

рублей, которые были зарегистрированы в г. на физических

17

лиц, от которых имелись простые доверенности на право распоряжения данными автомобилями, и вдвоем с Юсуповым поехал на этих автомобилях в г.,

а в пути пропал; показаниями свидетелей З З М , из которых следует, что потерпевший Л , согласно его сообщению по телефону перегонял из с Юсуповым приобретенные там автомобили, но не вернулся в г. , пропал, а Юсупов вводил их в заблуждение, сообщая, что приехал с потерпевшим на приобретенных последним автомобилях к дому потерпевшего, где оставил последнего с автомобилями протоколами осмотра места происшествия и трупа, согласно которым 14 июня 2013 года на участке лесного массива, расположенного с восточной стороны автодороги в с. , в водосточной трубе под этой дорогой обнаружен труп, кожные покровы на котором сохранены только на передней брюшной стенке и наружной поверхности левой нижней конечности, на остальных поверхностях тела мягкие покровы обуглены, черного цвета, на спине - дефект, через который просматривается позвоночник и внутренние органы, на лице ткань обуглена волосы имелись в затылочной части, на остальных областях опалены заключениями экспертов по исследованию трупа Л медико криминалистическому исследованию, согласно которым на трупе обнаружены закрытая черепно-мозговая травма, в затылочной области головы ушибленные раны, причиненные ударами удлиненного твердого тупого предмета, обширных повреждений трупа пламенем, обширные участки обугливания мягких тканей головы, тканей конечностей, полное разрушение внутренних органов, ребер значительное обугливание позвоночника, заключениями экспертов, согласно которым кровь потерпевшего обнаружена на обуви подсудимых Зайцева и Романова; показаниями свидетелей Б , Ж и Ю о продаже автомобилей потерпевшего 29 мая 2013 года осужденными при активной роли в этом Юсупова, продававшего эти автомобили, как свои, опознания указанными свидетелями осужденных Юсупова, Зайцева и Кузякина года (т. 6 л. д. 160-161, 95- 97,98-103, 104-108, 127-132, 133-138, 121-126).

Исследованы судом и получили соответствующую оценку в приговоре и иные доказательства - данные о том, что на интернет - странице на веб-ресурсе,

содержатся объявления о продаже и фотографии автомобиля марки « », года выпуска, цвета, транзитный номер регион, идентификационный номер (т. 2 л. д. 51-53); автомобиля марки « », года выпуска, с указанием абонентского номер

(т. 2 л. д. 165-168); согласно справке ОАО « в аппарате телефона с ГМЕ1 использовался абонентский номер зарегистрированный на Юсупова Р.С. (т. 5 л. д. 178); в справке ОАО указано, что данные абонента, использовавшего номер отсутствуют, однако этот номер работал в аппарате телефона с 1МЕ1

(т. 5 л. д. 244), при этом судом сделан правильный вывод, что объявления на интернет-сайте даны Юсуповым Р.С. с указание номера телефона по приобретенной им для этой цели сим-картой; в ходе осмотра ноутбука марки « », изъятого во время обыска по месту жительства Юсупова Р.С. установлен в пользователя 29 мая и 30 мая 2013 года в сеть интернет и просмотр объявлений о продаже автомобилей марки « » и годов выпуска в округе в близлежащих городах (т. 3 л. д. 17-20).

18

Из заключения эксперта № 2611/5-1 по результатам почерковедческой экспертизы следует, что рукописный текст договора купли-продажи автомобиля с идентификационным номером 2КК 70-0176235 от 29 мая 2013 года выполнен подсудимым Кузякиным (т. 5 л. д. 98-103).

В ходе выемок у Б был изъят автомобиль марки государственный номер регион идентификационный номер,

ключ от указанного автомобиля, на указанный автомобиль, свидетельство о регистрации 2 таможенных приходных ордера № и № договор купли-продажи автомобиля от 29 мая 2013 года, светокопия паспорта физического лица (т. 1 л. д. 180-184); у Ж изъят автомобиль марки « », транзитный номер регион , идентификационный номер два ключа ПТС на указанный автомобиль, 2 таможенных приходных ордера №

и№ светокопия паспорта на имя К (т. 1 л. д. 175-176).

Приведены в приговоре и показания свидетеля Ш водителя такси, который 29 мая 2013 года из г. области отвозил троих лиц в г.

Были исследованы судом и обстоятельства обнаружения в мае 2013 года в г.

телефонов, принадлежавших потерпевшему Л о чем дали пояснения свидетели О Г К протоколы выемок этих телефонов и их осмотра, в ходе которого в одном из телефонов в списке часто используемых номеров имеется номер Юсупова:

(т. 6 л. д. 151-152, т. 2 л. д. 72-74, т. 6 л. д. 213-216).

Исследованы судом и получили надлежащую оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами по делу, данные, содержащиеся в детализациях телефонных соединений потерпевшего Л т. 5 л. д. 190-192).

Обстоятельства приобретения Юсуповым Р.С. автомобиля «

установлены судом на основании и показаний свидетеля Г согласно договору купли-продажи этот автомобиль Юсупов приобрел в г.

4 июня 2013 года (т. 2 л. д. 101-102).

13 июня 2013 года уд. по ул. района г был изъят автомобиль марки УГМ кузова №

№ двигателя от 2 июня 2013 г транзитные регион, принадлежащий Юсупову Р.С. и приобретенный им 4 июня 2013 года в г. (т. 1 л. д. 164-168, т. 2 л.д. 101-102).

Исследованы судом и обстоятельства приобретения Зайцевым А.С автомобиля « », протоколы выемки у Зайцева А.С ключа от автомобиля марки « », года выпуска, транзитного номера

регион с брелоком сигнализации (т. 1 л. д. 227-229).

19

В ходе осмотра места происшествия по месту жительства подсудимого Зайцева перед подъездом № дома по ул. в г обнаружены и изъяты автомобили марки « У1Ы,

года выпуска, № двигателя 3, а также марки « года выпуска, транзитный номер регион (т. 1 л. д. 169-172), в ходе осмотра в автомобиле марки « » года выпуска, транзитный номер регион обнаружены следы вещества бурого цвета, похожего на кровь на запасном колесе, на полу багажника, на ковриках с задней части салона (т. 2 л. д. 106-111).

Установлены и изъяты автомобиль марки « года выпуска, Т 4, № двигателя , УПЧ государственный регистрационный знак регион, принадлежащий на праве собственности Зайцеву А.С. согласно договору купли-продажи от 30 мая 2013 года в г. (т. 169-172, т. 2 л. д. 194); автомобиль марки «»

года выпуска, двигатель №

государственный регистрационный знак регион, принадлежащий на праве собственности подсудимому Кузякину А.С. по договору купли - продажи от 5 июня 2013 года в г.

(т. 1 л. д. 206-209, т. 3 л. д. 8-9).

Вопреки доводам апелляционных жалоб, надлежащую оценку в приговоре получили как показания Юсупова Р.С, Кузякина А.С, Зайцева А.С. и Романова А.В., данные ими в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного следствия, а также иные документы, полученные в ходе досудебного производства по делу.

Был исследован судом протокол явки с повинной Зайцева А.С. от 14 июня 2013 года, в котором отражено, что в конце мая 2013 года он принял предложение своего друга Кузякина участвовать с ним и Юсуповым в убийстве человека и завладении двумя его дорогостоящих автомобиля и об обстоятельствах совершения этих преступлений, в частности о том, что Романов нанес потерпевшему удар трубой в область головы, после чего он, Романов и Юсупов положили потерпевшего в багажник автомобиля, которым управлял Кузякин повезли в лес перенесли потерпевшего в водосточную трубу под дорогой. В этот же вечер он, Юсупов и Кузякин, забрав автомобили потерпевшего с автостоянки поехали на них в г. продавать эти автомобили, при этом заранее заехали на автозаправочную станцию, купили канистру с 10 литрами бензина, чтобы сжечь тело. Когда они приехали к месту, где оставили потерпевшего, Юсупов и Кузякин сказали, чтобы он залез в трубу и сжег тело потерпевшего, он бросил в трубу открытую канистру с бензином и затем бросил туда спичку. В области они продали автомобили, которые забрали у потерпевшего деньги поделили рублей (т.8 л. д. 108-109).

Об обстоятельствах совершения преступлений, роли и степени участия каждого осужденных в разбойном нападении и убийстве Л действиях по сокрытию тела потерпевшего, реализации похищенного имущества, распоряжении

20

полученными деньгами Зайцев А.С. дал подробные пояснения в ходе допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проверке показаний на месте пояснив, что Юсупов решил забрать автомобили потерпевшего с целью их продажи, предложил им участвовать в этом преступлении и в убийстве, о предложении Юсупова участвовать в этом ему сообщил Кузякин. На трассу он Кузякин и Романов приехали на автомобиле « , чтобы завладеть вместе с Юсуповым этими автомобилями, а Романов должен был убить потерпевшего. Они втроем находились в автомобиле « д» у перекрестка, подавая аварийный сигнал Юсупову, чтобы тот знал, где именно надо остановиться. Юсупов по телефону сообщил о прибытии, остановился на перекрестке. Потерпевший на втором автомобиле тоже остановился. Увидев, что потерпевший подошел к Юсупову и что-то смотрит под капотом, он и Романов вышли из автомобиля, Романов из багажника взял металлическую трубу, которую Кузякин взял для этой цели в своем гараже, он и Романов, пряча трубу за себя подошли к потерпевшему, он, отвлекая, спросил потерпевшего домкрат, а Романов нанес удар трубой в область затылка, и потерпевший упал на асфальт лицом вниз Романов перевернул его на спину и оттащил на обочину, там нанес еще удары трубой в затылок. Юсупов в это время начал осматривать сумку потерпевшего искать какие-то бумаги, Кузякин подъехал багажником к потерпевшему на автомобиле « », Юсупов перегнал первый автомобиль потерпевшего ко второму. Он, Юсупов и Романов положили не подававшего признаки жизни потерпевшего в багажник автомобиля « ». Юсупов и Кузякин на одном из автомобилей потерпевшего поехали в сторону деревни искать место, где можно было спрятать труп, найдя такое место, позвонили им, он и Романов привезли туда тело потерпевшего. Там Юсупов, Кузякин и Романов достали тело потерпевшего из багажника. По предложению Юсупова Романов за руки потащил тело потерпевшего к водосточной трубе и затащил в нее. Юсупов и Кузякин решили, что все из багажника в крови надо выбросить, и вещи выбросили в ту же трубу. Юсупов и Кузякин собрали вещи потерпевшего, сожгли документы которые были у потерпевшего, забрали около рублей. Юсупов сказал чтобы он и Романов ехали домой. В пути следования в город они выбросили в поле металлическую трубу, в городе на автомойке он помыл автомобиль «».

Затем по звонку Юсупова он приехал на автостоянку, где Юсу

оставили автомобили потерпевшего, оттуда он привез их к дому потерпевшего, оттуда Юсупов вызвал себе такси, а Кузякин, как они ему сообщили, выбросил телефоны потерпевшего. На следующий день они втроем поехали в г. продавать автомобили потерпевшего. Юсупов сказал, что надо все сже ничего не нашли, что для этого он взял канистру. В пути на АЗС Юсупов купил 10 литров бензина, на месте, где они спрятали труп потерпевшего, Юсупов сказал, чтобы он спустился и поджег труп. После того, как все загорелось, они сели в автомобили и поехали в . Один автомобиль они продали в г. Новокузнецке, второй в г. Юрге Кеме бласти. Все документы оформляли К пов (т. 8 л. д

Судом указанные показания Зайцева А.С. расценены как достоверные поскольку они подтверждаются данными, сообщенными Романовым А.В. в явке с повинной, в которых также изложил обстоятельства происшедшего, указав на состоявшуюся договоренность на совершение преступлений и осведомленность о

21

преступных намерениях и реализации их каждым в зависимости от отведенной роли (т. 8 л. д. 218-219); протоколе допроса Романова А.В. в качестве подозреваемого о том, что ожидая прибытия на автомобилях Юсупова и потерпевшего, Кузякин постоянно связывался по телефону с Юсуповым обговаривая детали преступления, о том, что металлическую трубу ему передал Зайцев, которой он и нанес удар потерпевшему, при этом никакого конфликта между ними не было. Зайцев или Кузякин крикнули, чтобы он еще ударил потерпевшего, и он нанес еще один удар потерпевшему в область затылка, они вчетвером стали грузить потерпевшего в багажник. По чьему-то предложению он надел на голову потерпевшего пакет, чтобы не запачкать багажник кровью Юсупов и Кузякин поехали в сторону деревни искать место, чтобы спрятать тело и по телефону сообщили им, что нашли его. После этого он и Зайцев привезли туда тело в багажнике. Вчетвером они вытащили тело потерпевшего из багажника перенесли к водосточной трубе, пакета на голове потерпевшего уже не было, а багажник был испачкан кровью, они пытались его отмыть тряпками. Эти тряпки и другие предметы из багажника они поместили в трубу вместе с телом потерпевшего. Возвращаясь с Зайцевым в город, куда они вернулись в 6 часов утра они в поле выбросили указанную трубу. Спустя несколько дней Зайцев передал ему пакет с деньгами в рублей за участие в этом преступлении (т. 8 л. д. 226- 231).

Исходя из установленных обстоятельств, судом были отвергнуты заявления осужденных в судебном заседании о том, что преступление не планировалось встреча на дороге была практически случайной, т.к. Кузякин, Зайцев и Романов ехали на дачу к знакомому Зайцева А в гости, а Юсупова ждали чтобы тот передал Кузякину подарок. Судом также установлено, что детализация телефонных переговоров Зайцева за 27 мая 2013 года свидетельствует о том, что за этот период времени телефонные соединения как Зайцева, так и Кузякина с телефонном А - , отсутствуют.

То обстоятельство, что в судебном заседании свидетель А не был допрошен, не ставит под сомнение правильность выводов суда относительно установленных им фактических обстоятельств происшедшего.

Судом, по ходатайству участников судопроизводства со стороны защиты предпринимались меры для вызова и допроса в судебном заседании свидетелей А однако обеспечить его явку не представилось возможным.

Судебная коллегия также отмечает, что сторона защиты достаточных мер по обеспечению явки в судебное заседание свидетеля А о допросе которого она ходатайствовала, не предпринимала, лишь сообщая суду частично верные сведения о месте регистрации данного свидетеля.

Таким образом, судебная коллегия считает, что судом были в полной мере соблюдены требования закона о создании необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

22

Вопреки доводам апелляционных жалоб, судом ходатайства о допросе в судебном заседании свидетелей Б , К , И , обозрении ответа № 39 крематория» было рассмотрено в установленном порядке, принятое решение по результатам рассмотрения ходатайства основано на законе.

Не основаны на материалах дела и являются домыслами заявления в апелляционной жалобе Зайцева А.С. о том, что принимавшие участие в производстве по делу лица - Н - Г Л , К С , К , адвокат Грибанова каким-либо образом имели заинтересованность в исходе дела.

В ходе осмотров мест происшествия с участием Зайцева А.С. были осмотрены Т - образный перекресток федеральной трассы 3 л» и трассы в сторону с.,

где был изъят окурок сигареты с желтым фильтром с надписью « (т. 1 л. д. 130-134); участок лесного массива, расположенный с восточной стороны асфальтированной автодороги направлением на с.,

где Зайцев А.С. указал на место сокрытия ими трупа Ли.,

и в указанном им месте в водосточной трубе под дорогой был обнаружен труп мужчины, кожные покровы на котором сохранены на передней брюшной стенке и наружной поверхности левой нижней конечности, на остальных поверхностях тела мягкие покровы обуглены, черного цвета. На шее цепочка из металла желтого цвета, на лице ткань обуглена, черная, волосы темно-русого цвета длиной до 4-х см в затылочной части, на остальных областях волосы опалены Здесь же обнаружены и изъяты фрагменты ткани серо-черного цвета, 2 перчатки оранжевого цвета, фрагмент ткани серо-красного цвета, 2 автомобильные тормозные колодки, гаечный металлический ключ, металлическое основание от автомобильного динамика, 2 автомобильные свечи зажигания (т. 1 л. д. 140-144, 150-154).

Указанный труп свидетелем А был опознан как принадлежащий Л (т. 1 л.д. 159-162).

На изъятых в ходе осмотра места проживания потерпевшего Л в г. по адресу: ул. д. кв. окуркам сигарет «

е» обнаружена слюна мужчины - родственника Л -его отца Л (т. 1 л. д. 118-124, т. 4 л. д. 201-216).

По заключению эксперта по результатам молекулярно-генетической экспертизы № 6959 лицо, труп которого обнаружен 14 июня 2013 года в водосточной трубе автодороге в сторону с. Н района

области, вероятно, является биологическим отцом Л

(т. 5 л. д. 12-25).

Приведены в приговоре и получили надлежащую юридическую оценку заключения экспертов № 2936 и № 2936.1 по результатам судебно-медицинского исследования, согласно выводам которых причину смерти Л

23

определить не представилось возможным из-за обширных повреждений трупа пламенем. При исследовании на трупе Л обнаружена закрытая черепно-мозговая травма представленная гематомами над и под твердой мозговой оболочкой в левой височно-теменно-затылочной области, кровоизлиянием в области височной, теменной и затылочной долей левого большого полушария мозга, двумя ушибленными ранами в затылочной области. Травма образовалась незадолго до наступления смерти (из-за повреждений трупа пламенем не представляется возможным более точно констатировать давность образования травмы) от двух ударов твердым тупым предметом продолговатой формы и оценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни Определить связь травмы с наступлением смерти не представляется возможным из за обширных повреждений трупа пламенем с разрушением жизненно-важных органов. При судебно-химическом исследовании в мышце от трупа обнаружен карбоксигемоглобин в количестве 23 %, что позволяет считать вероятным воздействие пламенем на Л когда он был живым (сохранялось кровообращение) (т.З л. д. 133-137, л. д. 152-155).

По заключению № МК-169/2013, на кожных лоскутах с затылочной области от трупа Л обнаружены две ушибленные раны, которые могли быть причинены двумя ударами удлиненного твердого тупого предмета, имеющего цилиндрическую форму (т. 3 л. д. 180-183).

В экспертном заключении № 472 указано, что при исследовании вещественных доказательств на окурке сигареты, обнаруженном при осмотре Т образного перекрестка федеральной трассы « » и трассы в сторону с.

выявлена слюна, которая могла произойти за счет Зайцева. На смыве с пола ниши запасного колеса багажника, смыве с запасного колеса автомобиля, на коврике № 2 заднего пассажирского сидения автомобиля марки « »,

года выпуска, транзитный номер регион, на левой кроссовке Зайцева, правой и левой кроссовке Романова, изъятых у него при задержании, на обнаруженных рядом с трупом Л при осмотре места происшествия оранжевой перчатке № 2, металлическом основании от динамика, также выброшенных подсудимыми из багажника автомобиля, обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего Л (т. 4 л. д. 146-158, т. 1 л. д. 222- 225).

Согласно заключению № 11495 судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, на левой кроссовке подсудимого Романова, левой кроссовке подсудимого Зайцева, фрагменте ткани, на коврике № 2, смыве с пола ниши запасного колеса багажника, смыве с запасного колеса автомобиля марки « года выпуска, транзитный номер регион обнаружена кровь, которая произошла от потерпевшего Л (т. 4 л. д. 174-186).

Получили оценку в приговоре и показания свидетеля А о том что утром в один из дней конца мая 2013 года на автомойку приехал мужчина (как установил суд- Зайцев), который попросил помыть только багажник автомобиля где имелись пятна похожие на кровь. Мужчина объяснил, что перевозит мясо (т. 7

24

л. д. 51-54). Каких-либо оснований для признания указанного протокола допроса недопустимым доказательством, о чем указывает в жалобе осужденный Зайцев А.С, у суда не имелось, против исследования протокола возражений заявлено не было.

Мотивированным и правильным является вывод суда о том, что необнаружение крови потерпевшего на одежде Романова и Зайцева, на одежде и обуви Юсупова и Кузякина не свидетельствуют о невиновности их в убийстве потерпевшего, так как они все были задержаны более чем через две недели и соответственно, имели возможность скрыть и эти следы совершенных преступлений.

Приведены в приговоре и оценены наряду с другими доказательствами показания свидетеля В о том, что в мае 2013 года в отделение ООО « » обращался Юсупов Р.С, который сообщил, что в 9 часов 28 мая 2013 года обнаружил укус клеща, указал на место укуса - район

области, исследованный судом лист осмотра Юсупов Р.С. в ООО « » с заявлением о том, что его 28 мая 2013 года в районе области укусил клещ.

Обоснованно судом факт приобретения автомобилей Юсуповым, Кузякиным и Зайцевым сразу после убийства потерпевшего, расценено как обстоятельство указывающее на то, что автомобили были приобретены ими на деньги похищенные у потерпевшего и вырученные от продажи его автомобилей и указанным обстоятельством опровергнуты заявления осужденных о том, что у них не имелось материальных затруднений и, соответственно, мотива для совершения преступлений.

Приведенные в апелляционных жалобах аналогичные доводы, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку судом установлено, что хотя Юсупов и Кузякин имели достаточное материальное положение, однако это обстоятельство не исключает совершения ими разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, что подтверждается установленными судом фактическими обстоятельствами преступлений о том, что практически сразу после лишения потерпевшего жизни и хищения его автомобилей, те были осужденными реализованы, деньги от их реализации распределены между соучастниками преступлений, которые распорядились деньгами по своему усмотрению.

Не опровергают соответствующих выводов и данные, сообщенные суду свидетелем В

Из показаний свидетеля Х суд установил, что Зайцев, с которым она проживала одной семьей, нигде не работал, имел случайные заработки, денег у него не было, но неожиданно купил автомобиль « ».

Несостоятельными находит судебная коллегия доводы апелляционных жалоб об использовании судом для установления обстоятельств совершенных осужденными преступлений недопустимых доказательств.

25

Согласно материалам дела, в ходе судебного разбирательства, неоднократно по ходатайству участников судопроизводства со стороны защиты судом рассматривались ходатайства о недопустимости доказательств, по результатам которых принимались соответствующие процессуальные решения. Вопреки доводам жалоб, решения, принятые по результатам рассмотрения ходатайств об исключении доказательств, основаны на законе, мотивы принятых решений судом в постановлениях приведены.

Судом не были установлены обстоятельства, которые бы указывали на нарушение процедуры получения того или иного доказательства, нарушения охраняемых законом прав участников судопроизводства.

При производстве обыска в квартире убитого Л прав потерпевших, которые в этой квартире не проживали, нарушено не было; каких либо заявлений по факту обыска от потерпевших не поступало, действия следователя ими обжалованы не были, в связи с чем отсутствие согласие потерпевших на производство обыска в жилище в данном случае не может быть расценено как нарушение закона, ставящее под сомнение допустимость указанного доказательства.

То обстоятельство, что в ходе осмотров мест происшествия с участием Зайцева А. С. не участвовал адвокат и Зайцеву АС. не были разъяснены положения статьи 51 Конституции Российской Федерации, не может являться основанием для исключения указанных протоколов из числа допустимых доказательств.

Согласно материалам дела, до производства данного следственного действия Зайцев АС. был допрошен в качестве подозреваемого, ему были разъяснены его конституционные и процессуальные права, в том числе и права, предусмотренные статьей 51 Конституции РФ (т. 8 л.д. 116-124), отсутствие в последующих протоколах следственных действий отметок о разъяснении процессуальных прав не свидетельствует о нарушении требований закона при их производстве.

Об участии адвоката в ходе осмотра места происшествия Зайцев АС. не ходатайствовал, кроме того, в ходе указанных следственных действий лишь была зафиксирована обстановка на указанных Зайцевым А С , участках местности каких-либо показаний в ходе производства этих следственных действий Зайцев АС. не давал.

Судом надлежащим образом были проверены и заявления осужденных Зайцева и Романова о недозволенных методах ведения следствия.

Допрошенные в судебном заседании свидетели С иК.

- оперативные сотрудники полиции, показали, что ни к Зайцеву А.С., ни к Романову А.В. не применяли физического или психического воздействия с целью получения определенных показаний; в стадии предварительного следствия была проведена проверка по заявлениям Зайцева А.С. о превышении оперативными сотрудниками С и К служебных полномочий,

26

выразившееся, по мнению заявителя, в применении ими незаконных методов расследования по данному делу Согласно постановлению следователя от 25 апреля 2014 года отказано в возбуждении уголовного дела в отношении этих лиц за отсутствием состава преступления. Данное постановление в установленном законом порядке не отменено (т. 18 л. д. 198-202).

Согласно материалам дела, все осужденные в установленном законом порядке были своевременно обеспечены квалифицированной защитой, их допросы проводились в присутствии защитника, из содержания протоколов следует, что их содержание отражает ход следственного действия, они удостоверены подписями участвующих в следственном действии лиц, явки с повинной Зайцев и Романов изложили собственноручно, указав, что давления со стороны сотрудников полиции не имело места. Показания при проверке показаний на месте Зайцев давал в присутствии понятых, не заявляя каких-либо ходатайств. Судом просмотрена видеозапись данного следственного действия, из которой видно, что Зайцев давал показания добровольно и свободно, без какого-либо принуждения, не высказывая каких-либо жалоб. Внешний вид его также не свидетельствовал о применении к нему незаконных методов расследования.

Суд обоснованно отметил, что сообщенные в явке с повинной, при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проверке показаний на месте Зайцев а Романов в явке с повинной, протоколе допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого обстоятельства совершенных преступлений в отношении Литвинова Ю.Ф. преступлений, не были известны из других источников и лишь в ходе следствия нашли свое подтверждение.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, указанные доказательства судом обоснованно признаны допустимыми, при этом, в ходе судебного разбирательства проверялись и отвергнуты, как несостоятельные, доводы осужденных о том, что признательные показания в ходе предварительного следствия были даны ими в связи с оказанным незаконным воздействием, в связи с чем вышеприведенные доказательства судом были использованы, наряду и в совокупности с другими доказательствами, для установления обстоятельств, указанных в статье 73 УПК РФ.

Судебная коллегия считает несостоятельными и доводы апелляционных жалоб о том, что не могут служить доказательствами виновности осужденных данные содержащиеся в протоколах исследования детализаций телефонных соединений осужденных, поскольку эти данные, приведенные в приговоре, в совокупности с другими исследованными доказательствами по делу, свидетельствуют о тщательном согласовании осужденных плана преступлений, их подготовки совершения и последующего похищенного имущества (т. 5 л. д. 230-236, 207-213, л. д. 221-223).

Именно исходя из совокупности всех доказательств по делу, судом сделан правильный вывод о том, что показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия, в целом объективно подтверждаются иными доказательствами, дополняют друг друга, при этом суд, как того требует закон,

27

указал мотивы, по которым он принял одни из доказательств и отверг другие, а также дал оценку всем доказательствам в их совокупности.

Судебная коллегия также отмечает, что показания всех осужденных в период предварительного следствия, имели тенденцию к преуменьшению степени своей вины, своей роли в совершении преступлений, попытках переложить ответственность за часть своих действий на других лиц.

Судебное следствие было окончено при отсутствии возражений участников процесса (т. 20 л.д. 214).

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ и оценка которых приведены в приговоре, суд пришел к правильному выводу о виновности осужденных в инкриминируемых им преступлениях. Нарушений положений статьи 14 УПК РФ, судом не допущено доводы апелляционных жалоб о том, что приговор суда основан на предположениях и догадках, судебная коллегия находит несостоятельными.

Выводы суда, как того и требует закон, основаны на исследованных и приведенных в приговоре доказательствах, при этом судом, вопреки доводам жалоб, указаны мотивы, по которым им были оценены как достоверные и приняты одни из доказательств и отвергнуты другие, в приговоре приведены мотивы и доводы в обоснование позиции суда, в соответствии с которой он критически отнесся к показаниям осужденных в части выдвинутой ими версии произошедших событий. Выводы суда являются правильными, сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Каких-либо противоречий в приговоре при описании преступных деяний признанных судом доказанными, не допущено.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, психическое состояние осужденных судом проверено.

Заключениями экспертов по результатам амбулаторных комплексных психололго-психиатрических экспертиз (т. 4 л. д. 76-78, л. д.32-34, л. д. 54-56,) установлено, что осужденные Юсупов Р.С., Зайцев А.С. и Кузякин АС. как в момент совершения преступлений, так и в момент проведения экспертиз психическими расстройствами, исключающими их вменяемость, не страдали и не страдают в настоящее время, в применении принудительных мер медицинского характера не нуждаются.

В полной мере проверено судом и психическое состояние Романова А.В Согласно заключениям экспертов по результатам судебной психолого психиатрической экспертизы и дополнительной экспертизы № 2928-13 и № 0097- 15 Романов А.В. каких-либо психический расстройств, в том числе временных, во время совершения преступлений не обнаруживал. Экспертами отмечено, что в подростковом возрасте он наблюдался у психиатра по поводу органического астенического расстройства. Имелись в распоряжении экспертов и сведения о том что Романов А.В. признан ограниченно годным к военной службе, в последующем

28

к психиатру не обращался, на психиатрическом учете не состоял, при обследовании у него не выявлено каких-либо психических нарушений, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 4 л. д. 98-101, т 18 л.д. 170-172).

Оценив заключения комиссий экспертов по результатам психолого психиатрических экспертиз в совокупности с иными доказательствами по делу, суд пришел к правильному выводу, что Юсупов, Кузякин, Зайцев и Романов вменяемы относительно совершенных преступлений.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при рассмотрении уголовного дела, судом допущено не было.

Содеянное осужденными получило надлежащую юридическую оценку Квалификация действий Юсупова, Кузякина, Зайцева и Романова по пунктам «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ, пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ является правильной. Выводы суда относительно квалификации содеянного осужденными в приговоре мотивированы.

Нарушений закона тем обстоятельством, что в начале приговора указано о совершении осужденными разбойного нападения на Л с целью хищения его имущества в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а квалифицированы действия каждого из осужденных как разбой со всеми вышеперечисленными признаками с добавлением еще одного - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, не допущено, поскольку под разбоем является нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Судом установлено, что осужденные, действуя в соответствии с достигнутой договоренностью на лишение потерпевшего жизни и хищение его имущества, в ходе совместного нападения, применили опасное для жизни потерпевшего насилие в ходе которого потерпевший был убит, при этом умыслом каждого из них охватывалось причинение потерпевшему смерти, и хотя причину смерти Л установить не представилось возможным ввиду сожжения осужденными тела потерпевшего, не вызывает сомнение, что смерть Л.

была насильственной, наступление смерти потерпевшего находится в причинной связи с действиями всех осужденных.

Факт того, что между нанесением Л по голове ударов металлической трубой, сокрытием тела потерпевшего и последующим его сожжением прошел определенный промежуток времени, не свидетельствует о том что эти действия не были взаимосвязаны между собой, поскольку направлены они были на достижение единого преступного результата в виде смерти потерпевшего и этом преступный результата, который находится в прямой причинной связи с действиями всех осужденных, был ими достигнут.

29

Оснований для иной квалификации действий осужденных, о чем указано в апелляционных жалобах, не имеется.

То обстоятельство, что Романов не принимал участие в сожжении тела Л не свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 105 УК РФ.

Правильным является вывод суда о том, что все осужденные являлись соисполнителями убийства, действовали согласно плану и ролям, преступный результат ими был достигнут.

Системный анализ положений УК РФ, в том числе и правовые позиции неоднократно сформулированные Конституционным судом РФ правоприменительная практика, давали суду основания для квалификации действий виновных именно как совокупность преступлений, поскольку убийство т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем (пункт «з» части второй статьи 105 УК РФ), и разбой, т.е. нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (пункт «в» части четвертой статьи 162 УК РФ) различны с точки зрения деяния (действие, причиняющее смерть, и нападение, направленное на завладение чужим имуществом), имеют разные объекты (жизнь в одном случае, собственность и здоровье - в другом предполагают разное психическое отношение к деянию и его последствиям, и соответственно содержат описание разных преступлений, которые не соотносятся между собой как целое и часть. Содержащиеся в статьях 105 и 162 УК Российской Федерации нормы не относятся друг к другу и как общая и специальная.

Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует положениям статьи 307 УПК РФ, обстоятельства совершенных преступлений - в том числе время, место, способ отражены в приговоре, каких-либо оснований для изменения приговора по доводам апелляционного представления судебная коллегия не находит.

Назначенное судом осужденным наказание отвечает принципам справедливости, содержащимся в статье 6 УК РФ.

При назначении наказания осужденным суд учел обстоятельства, указанные в статье 60 УК РФ - характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, роль каждого из осужденных в их совершении, более активную роль Юсупова, данные о личности виновных, условия их жизни. В полной мере учтены судом характеризующие осужденных данные.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Юсупову и Романову суд признал и в полной мере учел наличие у каждого несовершеннолетних детей, в отношении Кузякина - наличие у него хронического заболевания - миопии, у Юсупова также наличие деформированного изменения позвоночника.

30

Обстоятельствами, смягчающими наказание Зайцева и Романова суд признал явки каждого с повинной, в отношении Зайцева также и активное способствование раскрытию преступлений и изобличению остальных участников этих преступлений, в связи с чем, при отсутствии отягчающих наказания обстоятельств Зайцеву и Романову при назначении наказания по пунктам «б», «в» части 4 статьи 162 УК РФ применил положения части 1 статьи 62 УК РФ.

Судом не установлено оснований для признания совокупности смягчающих по делу обстоятельств исключительными и назначения осужденным наказания с применением положений статьи 64 УК РФ, для изменения категории преступлений в соответствии с частью 6 статьи 15 УК РФ, для применения положений статьи 73 УК РФ. Не установлены они и судебной коллегией.

Назначенное осужденным наказание нельзя признать чрезмерно суровым.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, не нарушены судом и требования закона относительно содержания и изготовления протокола судебного заседания.

Не основаны на законе заявления участников судопроизводства со стороны защиты о нарушении судом их прав лишением возможности ознакомления с частями протокола судебного заседания, что негативно сказалось на подготовке к защите.

Все участники принимали участие в судебном разбирательстве, имели достаточное время для выработки, согласовании и представления суду своей позиции в ходе прений сторон по результатам судебного следствия.

В силу положений части 6 статьи 259 УПК РФ, протокол изготавливается и подписывается председательствующим и секретарем судебного заседания по окончании судебного заседания. Закон допускает изготовление протокола судебного заседания по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем, однако не содержит императивного указания на это, в связи с чем, решение о том, каким образом будет изготавливаться протокол судебного заседания принимает председательствующий по делу судья.

Как видно из материалов дела, право на ознакомление с протоколом судебного заседания сторонами было реализовано.

Принесенные на содержание протокола судебного заседания замечания участников процесса рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями статьи 260 УПК РФ.

Принятые по результатам рассмотрения многочисленных замечаний на содержания протокола судебного заседания постановления судьи от 8, 29 апреля, 5 июня 2015 года содержат мотивы принятия соответствующего решения, в связи с чем оснований для отмены указанных постановлений судьи, принятых по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, судебная коллегия не находит.

31

Вопросы судьбы вещественных доказательств, не разрешенные при постановлении приговора, могут быть разрешены судом в порядке главы 47 УПК РФ.

Оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб осужденных и адвокатов, апелляционного представления у судебная коллегия не имеется.

Руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Новосибирского областного суда от 20 марта 2015 года в отношении ЮСУПОВА Р С , КУЗЯКИНА А С ЗАЙЦЕВА А С и РОМАНОВА А В оставить без изменения апелляционное представление и апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

32

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 307 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта