Информация

Решение Верховного суда: Определение N 2-О09-31 от 25.11.2009 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №2-009-31

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего - судьи Нестерова ВВ судей: Похил А.И., Шмаленюка С И при секретаре Алиеве А.И рассмотрела в судебном заседании и от 25 ноября 2009 года кассационное представление государственных обвинителей Уханова Н.В., Проворовой О.В. и кассационную жалобу адвоката Веселова П.И. на приговор Вологодского областного суда от 4 сентября 2009 года, которым

П Л А Т О Н О В Н В осужден: по ст. 285 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года с применением положения ч. 5 ст. 72 УК РФ к штрафу в сумме 200.000 рублей и лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в государственных органах и органах местного самоуправления сроком на 2 года по ст. 289 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) к обязательным работам сроком на 200 часов.

На основании ст. 78 ч. 1 п. «а» УК РФ освобожден от наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Платонов Н.В. оправдан на основании ст.ст. 24 ч. 1 п. 2 и 27 ч. 1 п. 2 УПК РФ по обвинениям, в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 290 ч. 4 пп. «в, г», 174-1 ч. 3 п. «б» УК РФ, 285 ч. 2 УК РФ (в части злоупотребления должностными полномочиями при незаконном участии в предпринимательской деятельности) за отсутствием в его действиях состава преступления и уголовное преследование в этой части прекращено.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., прокурора Кокорину Т.Ю поддержавшую кассационное представление в полном объеме, объяснения осужденного Платонова Н.В. и адвоката Веселова П.И., поддержавших доводы кассационной жалобы и возражавших против удовлетворения кассационного представления, об отмене оправдательного приговора, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей считать доводы кассационной жалобы несостоятельными, судебная коллегия, -

установила:

Платонов осужден за злоупотребление должностными полномочиями и незаконное участие в предпринимательской деятельности.

Оправдан по обвинениям в получении взятки путем вымогательства и в крупном размере, в злоупотреблении должностными полномочиями при незаконном участии в предпринимательской деятельности, в легализации имущества, приобретенного в результате совершения преступления.

В кассационном представлении государственных обвинителей поставлен вопрос об отмене приговора в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением закона и мягкостью назначенного Платонову наказания.

В обоснование доводов указывают, что, оправдывая подсудимого в получении взятки путем вымогательства, суд указал, что оправдывая подсудимого в получении взятки путем вымогательства, суд указал, что Б продал Платонову объекты недвижимости по реальной цене, которую сам установил по своему усмотрению. Взамен здания и квартиры Б получил дебитерскую задолженность на аналогичную сумму, которую использовал для оплаты задолженности принадлежащего ему сыркомбината. То есть Платонов компенсировал Б стоимость приобретенных у него здания и квартиры, в результате сделки не получил материального вознаграждения или имущественной выгоды.

Считают, что выводы суда не основаны на материалах дела по следующим основаниям.

Из показаний потерпевшего Б следует, что Платонов требовал у него отдать здание банка и квартиру по балансовой стоимости, обещая помогать ему в дальнейшей предпринимательской деятельности. Для того чтобы купить производственный комплекс,

он был вынужден согласиться на условия Платонова. Здание в то время стоило примерно руб., а квартира - руб., но передал их по цене гораздо ниже, т.е. руб., а квартира - руб., но передал их по цене гораздо ниже, т.е. фактически по балансовой. В ходе следствия Б пояснял, что в противном случае Платонов предпримет все меры для срыва сделки и воспрепятствования ему в дальнейшей предпринимательской деятельности.

Свидетель В показала, что Платонов предлагал Б передать ему здание банка и квартиру, взамен обещая помощь в поставках молока на сыркомбинат. Впоследствии недвижимость перешла к Платонову по балансовой стоимости.

Свидетель К показал, что Б был вынужден передать здание банка и квартиру Платонову потому, что тот обещал поддерживать производство.

Согласно заключению экспертиз рыночная стоимость квартиры составляла руб., а рыночная стоимость здания банка - руб.

Взамен объектов недвижимости Б получил дебиторскую задолженность, т.е. право требования с ЖКХ руб.

Таким образом, в результате неправомерных действий Платонова предприниматель Б утратил право собственности на объекты недвижимости, а Платонов получил указанные объекты недвижимости в собственность своей семьи, причинив Б материальный вред в размере разницы между рыночной и переданной стоимостью имущества в сумме

руб.

Платонов в силу должностного положения, мог создать наиболее благоприятный режим предпринимательской деятельности Б либо воспрепятствовать ей, т.к. в соответствии со ст. 32 ФЗ № 154 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» в полномочия возглавляемого Платоновым органа местного самоуправления входили функции координировать участие предприятий, учреждений и организаций, не находящихся в муниципальной собственности, в комплексном социально экономическом развитии территории муниципального образования, а также согласно ст. 16 Устава района в компетенцию Платонова входила разработка схем управления отраслями районного хозяйства, социальной сферой.

Тот факт, что имущество Б Платонову было передано на возмездной основе, не является основанием полагать, что в действиях Платонова отсутствует состав получения взятки. Как видно из показаний Б при высказывании Платоновым требования о передаче здания и квартиры, речь шла только о балансовой цене этих объектов недвижимости реальную цену каждого объекта не оговаривали, мнение Б не учитывалось. В дальнейшем Платонов неоднократно требовал совершить сделку, предложил произвести оплату дебиторской задолженностью Платоновой к ЖКХ в сумме руб., на что Б также был вынужден согласиться, хотя рассчитывал получить за данные объекты реальные деньги.

В данном случае очевидно, что Платонов получил выгоду материального характера путем передачи имущества по заниженной стоимости и придания видимости легальной сделки заключением договоров купли-продажи. Это является одним из способом «завуалированной взятки», когда лицо вынуждено согласиться на предъявляемые требования и передать имущество только по указанной цене. Согласие Б на дачу взятки было обусловлено тем, что Платонов обещал взамен исполнить действия (т.е. оказать содействие в поставках сырья) и бездействие (не принимать административных мер к воспрепятствованию предпринимательской деятельности), которые входят в его должностные полномочия. При этом следует учитывать, что должностное положение лица это не только права и обязанности по занимаемой должности но и те фактические возможности, которое может использовать лицо в силу авторитета занимаемой им должности в органе местного самоуправления Умыслом Платонова охватывалось, что Б выполняет его условия как высшего должностного лица района и передает имущество по цене, указанной Платоновым, получая взамен не реальные деньги, а право требования долга с ЖКХ, которое ранее не могло рассчитаться по этой задолженности ни с ООО « , ни с /Платоновой. В данном случае получение взятки было связано с е огательством, т.е. требованием предмета взятки под угрозой действий которые могут причинить ущерб законным интересам Б а также умышленное постановление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. Сумма взятки превышает руб., поэтому согласно примечанию к ст. 290 УК РФ, является крупным размером.

Таким образом, обвинение считает, что Платонов, являясь главой органа местного самоуправления, своими действиями совершил получение взятки путем вымогательства, в крупном размере, т.е. получение должностным лицом лично взятки в виде имущества за действия и бездействия в пользу взяткодателя, если такие действия и бездействие входя в служебные полномочия должностного лица и оно в силу своего должностного положения может способствовать таким действиям, бездействию, т.е. совершил преступление, предусмотренное пп. «в, г» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Наряду с этим Платонов, являясь главой муниципального района, совершил в период с 20.01.2003 г. по 23.05.2007 г. легализацию (отмывание) имущества, приобретенного в результате получения взятки с целью создания видимости законности совершаемых им действий и придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению вышеуказанной недвижимостью.

Действия Платонова, направленные на легализацию предмета взятки придали совершенному им преступлению вид сделки гражданско-правового характера. Завладев имуществом в крупном размере, Платонов 21.05.2004 г. и 11.12.2004 г. произвел в государственном органе в установленном законом порядке регистрацию перехода права собственности на вышеуказанные объекты от Б к Платоновой, чем документально изменил связанные с этим имуществом объем гражданских прав в пользу П

Далее в течение 2004 года Платонов произвел реконструкцию двухэтажного здания, затем открыл в реконструированном здании ресторан « », который функционировал как организация общественного питания, осуществляющая предпринимательскую деятельность и приносящая Платонову прибыль. Также указанное здание Платонов использовал в своей предпринимательской деятельности в качестве финансового инструмента для получения кредитов, которые Платоновым были направлены на развитие предпринимательской деятельности ресторана, обеспечением кредита являлся залог двухэтажного здания,

рыночной стоимостью на 07.07.2004 г. руб. Продолжая преступные действия, направленные на легализацию взятки Платонов от имени П заключил 21.05.2007 г. договор купли-продажи недвижимого имущества, согласно которому за плату в сумме руб. произвел продажу в пользу ООО « » здание ресторана « »,

Платонов 15.06.2007 г. произвел в государственном органе регистрацию перехода права собственности на указанное здание от П к ООО « », чем документально изменил связанные с этим имуществом объем гражданских прав в пользу ООО « ».

Установлено, что Платонов получил в результате вымогательства взятки здание банка и четырехкомнатную квартиру, оформил их в собственность своей жены путем совершения гражданско-правовых сделок, направленных на установление гражданских прав и обязанностей, затем использовал указанное здание для осуществления предпринимательской деятельности, использовал его в качестве залога для получения кредитов, а затем реализовал по гражданскоправовому договору.

Легализация имущества, произведенная Платоновым, путем совершения финансовых операций и иных сделок, превышает руб. и в соответствии с примечанием к ст. 174 УК РФ является совершенной в крупном размере.

Таким образом, Платонов своими действиями совершил финансовые операции и другие сделки с имуществом, приобретенным в результате совершения им преступления и использование указанного имущества для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, в крупном размере, с использованием своего служебного положения, т.е совершил преступление, предусмотренное п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.

Финансовые операции выражаются в получении кредита с использованием в качестве залога предмета взятки, иные сделки - оформление гражданско-правовых договоров по переходу права собственности Предпринимательская деятельность заключается в использовании здания банка под развлекательный центр и получение прибыли в результате деятельности ресторана, иная экономическая деятельность - это совокупность правоотношений в сфере собственности, т.е. владение, пользование и распоряжение имуществом. Поскольку вымогательство взятки, т.е. получение имущества, совершено с использованием служебного положения осуществление предпринимательской деятельности с имуществом, полученным в результате взятки, совершено с использованием служебного положения, по ст. 174.1 УК РФ указанный квалифицирующий признак также вменен обоснованно.

С выводами суда об отсутствии в действиях Платонова Н.В. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 285 УК РФ, поскольку в ходе управления рестораном он не использовал своих служебных полномочий вопреки интересам службы, также нельзя согласиться.

Судом установлено, что Платонов Н.В., являясь должностным лицом главой Устюженского муниципального района, вопреки установленному законом запрету заниматься предпринимательской деятельностью, участвовал в управлении организацией общественного питания - рестораном «,

предоставляя ресторану преимущества по сравнению с другими организациями общественного питания.

Согласно ст. 26 Устава Устюженского муниципального района Платонов Н.В. являлся распорядителем бюджетных средств по расходам на обеспечение деятельности Земского Собрания района, открывал и закрывал расчетные счета Земского собрания муниципального района, представлял

муниципальный район в отношениях с органами местного самоуправления других муниципальных образований, органами государственной власти, организациями и гражданами.

Учитывая, что подсудимый являлся распорядителем бюджетных средств то все денежные средства перечислялись торговым точкам за оказанные услуги общественного питания исключительно по распоряжению Платонова.

Согласно имеющимся в материалах дела документах, установлено, что только Земским Собранием муниципального района за 2005 год было перечислено денежных средств за оказанные услуги питания ресторану « » рублей, за 2006 год - рубль. Тогда как другим точкам общественного питания было перечислено: ЧП Р - рублей и то только после закрытия ресторана », кафе « » ЧП В - рублей, и из них: рубля также после закрытия ресторана « ».

Суммы, которые перечислялись иным точкам общественного питания кажутся смешными, поскольку из исследованных товарных накладных и счетов-фактур следует, что для своего заведения Платонов подписывал распоряжения о перечислении рублей на бал главы, рублей на кофе-брейк с главами поселений, на рублей, на рублей им так далее. Практически все мероприятия, а также приемы в официальных делегаций проводились Земским собранием в ресторане « ».

Из бюджета района со счетов органов местного самоуправления и муниципальных учреждений на счет П перечислены суммы: в 2005 году - рубль, в 2006 году - рублей, а всего - рублей.

Свидетель Б пояснила, что основные вопросы приема делегации в том числе и вопрос питания, решался на планерках, на которых присутствовали первые лица района. Если делегация приезжала в Земское Собрание, то распоряжение и смета подписывались главой района Платоновым В таких случаях именно глав района, как высшее должностное лицо, был организатором и сопровождал делегацию.

Свидетель М пояснила, что с 2002 года она работала в должности помощника главы района и подчинялась главе района - Платонову Н.В. в ее полномочия входила организация деятельности Совета Самоуправления. М подтвердила, что вопросы организации питания делегаций принимались на планерках при главе района, где принималось окончательное решение.

Свидетель П также подтвердила, что вопросы приема делегаций обсуждались на планерках при главе района и главе администрации Не отрицает, что были случаи, когда Платонов лично давал указания о том, что организация питания делегации будет в ресторане « ». В любом случае каждый раз вопрос организации питания согласовывался с первыми лицами района.

Из показаний свидетеля К следует, что решения об организации питания в ресторане « обсуждались на планерках на которых присутствовал Платонов, который в свою очередь давал поручение ему, П или сразу звонил супруге, чтобы та подготовила зал для приема делегации. Также свидетель пояснил, что прямые указания, куда направлять делегацию от Платонова, также поступали.

Свидетель В пояснил, что до приема делегации проводится совещание при главе района и администрации, на котором обсуждаются вопросы приема делегации, в том числе и вопросы организации питания.

М - главный бухгалтер Земского Собрания пояснила, что ей для исполнения приносили уже готовые документы с подписью главы об оплате счетов. Помнит, что чаще всего оплата питания шла по ресторану « ». Оплачивалось питание делегаций из средств бюджета.

Свидетель С пояснила, что ей лично и К в ее присутствии Платонов Н.В. давал указания кормить приезжающие делегации в ресторане « ».

Отдавая прямые указания о том, что то или иное мероприятие будет проводиться в ресторане « », Платонов использовал свой авторитет и положение высшего должностного лица района.

Проведение мероприятий именно в ресторане « », издание и подписание соответствующих распоряжений на оплату питания делегаций с перечислением денежных средств на расчетный счет его жены П свидетельствует о злоупотреблении Платоновым своими полномочиями.

В результате злоупотребления Платонова Н.В. своими полномочиями были существенно нарушены права и законные интересы иных граждан и организаций, осуществлявших аналогичную предпринимательскую деятельность на территории района, что выразилось в отсутствии востребованности предоставляемых ими услуг общественного питания, а следовательно, неполучении прибыли.

Статья 289 УК РФ и ч. 2 ст. 285 УК РФ находятся в идеальной совокупности, в связи с чем оснований полагать, что в действиях Платонова Н.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 285 УК РФ, не имеется.

В результате оправдания Платонова по большей части предъявленного обвинения, в том числе за особо тяжкое преступление, назначенное наказание является несправедливым, вследствие его чрезмерной мягкости.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Веселов ставит вопрос об отмене приговора в части осуждения Платонова по ст.ст. 285 ч. 2 и 289 УК РФ, прекращении дела за отсутствием состава преступления и прекращении уголовного преследования.

В обоснование доводов указывает, что, мотивируя состав преступления предусмотренного ст. 285 ч. 2 УК РФ, суд сам себе противоречит, так установил, что Платонов Н.В. потребовал от Б продать четырехкомнатную квартиру и здание бывшего банка по цене, приближенной к балансовой, а далее указал, что, нуждаясь в содействии со стороны главы района Б повысил на недвижимость цены и вынуждено согласился на сделку. В ходе судебного следствия установлено, что Б были установлены рыночные цены на тот период времени, данные обстоятельства подтверждены дополнительной строительно-технической экспертизой, где указана стоимость квартиры в сумме рублей. Возникает вопрос почему Б не выполнил требования Платонова Н.В.? Значит, он действовал самостоятельно и свободно распоряжался своим имуществом устанавливал цены на продаваемое имущество и пользовался чужими денежными средствами в сумме рублей. Согласно договору цессии от 13.05.2004 г. Б получил доступ к зачету в сумме рублей. А продажа квартиры состоялась только 23.11.2004 г. Данное обстоятельство оставлено судом без внимания и оценки.

Суд не принял во внимание и то обстоятельство, что с 30.01.2003 г. с момента покупки Б всего комплекса сыркомбинат бремя содержания четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка легло на плечи П которая оплачивала коммунальные услуги и другие платежи, представленная стороной защиты платежка и счет по произведенным платежам осталась судом без внимания.

По показаниям самого Б его при покупке сыркомбината» не интересовала квартира и здание бывшего банка интересовало только производство. Дальнейшее его отношение к квартире и зданию лишнее тому подтверждение - отстранение от уплаты коммунальных платежей и налогов подтвердил в судебном заседании.

Кроме того, в приговоре указано, что Платонов Н.В. вынудил Б продать квартиру и здание, данная фраза не имеет никакого подтверждения и обоснования в приговоре.

Свидетель В в судебном заседании пояснила, что при встрече в кабинете главы администрации последний, узнав о сумме сделки, высказал не предложение, а удивление, заявив, что по такой цене и на таких условиях мог бы взять и сам данное предприятие. Но это заявление никак не рассматривалось ЗАО « как потенциальное на покупку Платоновым Н.В комплекса « сыркомбинат». Ей также известно, что была договоренность, с прежним руководством, о продаже квартиры и здания бывшего банка отдельно от сыркомбината, но данное оформление было не выгодно « » возглавляемое З и принято решение о продаже всего комплекса. Полагаю, что непризнание ее показаний в судебном заседании свидетельствует о необъективности изложенных доказательств по данному эпизоду.

Ссылка на показания З также является необъективной поскольку при ее допросе на предварительном следствии не ставился вопрос о здании ею договоренностей о продаже квартиры и здания бывшего банка отдельно от комплекса с предыдущим руководством предприятия.

Также в приговоре не объективным является и указание на то, что на момент сделки по покупке сыркомбината Б Семья Платонова Н.В проживала в четырехкомнатной квартире, проживать в действительности семья стала после оформления сделки по ее покупке с ноября 2004 г., а не с 2002-2003 гг.

В приговоре суд указывает, как установленный факт, обещание Платоновым Н.В. не конкурировать с Б и в рамках служебных полномочий организовать поставку молока местными производителями Однако это обстоятельство опровергается рядом свидетелей, допрошенных в судебном заседании, и кроме того, судом искажены показания свидетелей изложенные в приговоре, в частности К который показал, что на него, как руководителя хозяйства, никто не мог влиять на поставке молока поскольку хозяйство самостоятельно занимается реализацией продукции и ищет, где выгодней ее продать, сыркомбинат является самым недобросовестным плательщиком за поставленную продукцию, поэтому с ним мало кто работает. В части указания на продовольственные программы К не указывал на обязательность при их получении на поставки местным покупателям произведенной продукции. Тем более, данный факт никак не свидетельствует о том, что Платонов Н.В. лично одобрял то или иное решение по включению сельхозпроизводителей в продовольственную программу, решение принималось на уровне областного руководства. Также это не свидетельствует о предоставлении каких-либо благ сыркомбинату и Б как его владельцу. Показания К иК также искажены, они оба говорили, что любое совещание, проводимое в районе, носило рекомендательный характер и не являлось обязанностью производители сами выбирали партнеров, в части включения сельхозпроизводителей в участники программ, они пояснили, что кандидаты и их планы обсуждались депутатами, поскольку поручителем выступает район.

Как видно из приговора, Р , К иК и руководство района (кто именно не указано!) обещали оказать помощь в осуществлении поставок местного молока на комбинат. Причем здесь Платонов Н.В.? Кроме того, в приговоре указывается, что покупку осуществлял Платонов Н.В., однако, не указывается, почему П не могла производить покупки квартиры и здания, действующее законодательство не запрещает жене осуществлять сделки по приобретению и отчуждению имущества.

Таким образом, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, а также и тому, что изложено в приговоре.

В части обвинения Платонова Н.В. по ст. 289 УК РФ, в приговоре искажены показания Платонова Н.В. Указано, что препятствовать проверкам в ресторане он мог, поскольку они проводились федеральными структурами Подобных показаний Платонов Н.В. не давал, он заявлял, что не мог давать указания и препятствовать проверкам. По смыслу указанного в приговоре Платонов Н.В. не мог препятствовать, только местным проверяющим структурам, а федеральным запросто. Кроме того, указано, что Платонов Н.В распоряжался об оплате соответствующих счетов в пользу жены, что противоречит здравому смыслу, поскольку в суде не установлено, что оплачивались счета П свои и счета предприятия П оплачивала сама, и никто иной их не оплачивал.

Указывает, что суд использовал доказательства по своему усмотрению, а не объективно, как требует закон. Так, показания Д Е В., В данные в судебном заседании, подвергает сомнению, а мотивирует не логично - суд связывает со страхом перед присутствием в зале бывшего работодателя. Возникает вопрос - как может влиять «бывший» на показания свидетелей, это суд не мотивирует и не разъясняет. Полагаю, что все показания должны учитываться, а не их части. В то же время суд сам себе противоречит, не учитывая показания Е.

в судебном заседании - суд находит достоверными все показания свидетеля. Свидетель показала, что она занималась приемом на работу работников, а не Платонов Н.В.

В ходе судебного заседания стало очевидным, как и с чьих слов записывались показания в ходе предварительного следствия, так К пояснила, что она не знает слова рентабельность и такого сказать не могла между тем, в суде пояснила, что Платонов Н.В. бывал в ресторане как клиент и никогда указаний на кухне не давал. Свидетель Р в суде пояснила, что она устроилась на работу по объявлению и принимала ее на работу Е в приговоре ее показания изменены.

Кроме того, указание суда о том, что Платонов Н.В. представлял ресторану преимущества по сравнению с другими организациями общественного питания. Данные выводы опровергаются показаниями свидетелей и, в том числе перечисленных в приговоре. Показания свидетелей К , Б , П говорят о том, что прием делегаций обсуждался на планерках при главе района. Это не свидетельствует о том, что Платонов Н.В. самостоятельно принимал решение. Б , П М поясняли в суде, что решение о приеме принималось в зависимости от уровня делегации и ее численности. В ресторане было самое большое количество посадочных мест и самый высокий уровень обслуживания П пояснила, что вопросы приема делегаций решал К Показания свидетелей не ставятся судом под сомнение, соответственно являются достоверными и правдивыми.

Свидетели М ,М ,С ,Б ,Н пояснили в суде, что никто из администрации района им не давал указаний, где принимать делегации. Свидетель С пояснила, кроме того, что указаний ей никто не давал и то, что только руководство ресторана « » в лице П согласилось на проведение мероприятий по организации питания участников лагеря, на питание которого выделялись незначительные средства.

Свидетели С , пояснил, что с ним никаких разговоров о проведении каких-либо мероприятий в его ресторане не было, поскольку всей деятельностью кафе занимается другой человек, а не он. Кроме того С , В , В - владельцы предприятий общественного питания в пояснили, что какого-либо притеснения их деятельности со стороны администрации района не было во время работы Платонова, они сами бывали в ресторане « » и отмечают, что уровень обслуживания был выше, чем у них, также число посадочных мест был больше.

В приговоре указано, что Платонов Н.В. являлся распорядителем бюджетных средств, однако, это не так, поскольку он, согласно Уставу не имел таких полномочий, этими полномочиями наделен законодательный орган.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит кассационное представление и кассационную жалобу подлежащими удовлетворению, а приговор в отношении Платонова отмене за существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона и направлении дела на новое судебное разбирательство.

Как видно из материалов дела, органы следствия, действия Платонова связанные с приобретением четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка, квалифицировали по ст. 290 ч. 4 пп. «в, г» УК РФ и ст. 285 ч. 2 УК РФ как злоупотребление должностными полномочиями и получение взятки в крупном размере путем вымогательства.

Оправдав Платонова по обвинению в совершении преступления предусмотренного ст. 290 ч. 4 пп. «в, г» УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, суд, за те же действия, которые были вменены Платонову в обвинение в получении взятки, при тех же обстоятельствах установленных предварительным следствием, признал Платонова виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и квалифицировал его действия по ст. 285 ч. 2 УК РФ.

Из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре следует, что Платонов, являясь главой муниципального района вопреки интересам службы, из корыстных побуждений, поставив выполнение своих служебных обязанностей в зависимость от удовлетворения его интересов потребовал от Б продать ему четырехкомнатную квартиру и двухэтажное здание бывшего банка по цене приближенной к балансовой стоимости и принять в качестве оплаты за указанное имущество право требования долга с ТМУ « », принадлежащее его жене П обещая за это организовать поставки молока местными сельхозпроизводителями на сырокомбинат, принадлежащий Б .

В подтверждение этого вывода о виновности Платонова суд в приговоре сослался на ряд доказательств:

показания потерпевшего Б о том, что Платонов заявил, что если Б продаст ему квартиру и здание банка по стоимости, приближенной к балансовой и примет в счет оплаты право требования долга, принадлежащее его супруге П то может завод Б забрать себе, пообещав ему (Б ) организовать поставку молока на приобретаемый им сыркомбинат;

показания свидетеля В о том, что в ее присутствии, в 20 числах января 2003 года Платонов предложил Б продать ему (Платонову квартиру и здание банка по балансовой стоимости, предложив рассчитаться за указанную недвижимость дебиторской задолженностью, принадлежащей его жене, пообещав, в этом случае, оказывать всестороннее содействие в поставках молока на сыркомбинат Б

Эти показания потерпевшего Б и свидетеля В суд признал достоверными и опроверг доводы Платонова о невозможности им организации поставки молока.

Таким образом, суд признал факт вынужденной продажи Б Платонову четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка не по рыночной цене и на условиях предложенных Платоновым.

В то же время, как видно из материалов дела, именно эти обстоятельства вменялись в вину Платонова как получение взятки.

Относительно же предъявленного органами следствия обвинения Платонову в получении взятки, указанным обстоятельствам в приговоре не дано какой-либо оценки.

Кроме того, суд, признавая Платонова виновным по ст. 285 ч. 2 УК РФ в злоупотреблении служебными полномочиями допустил противоречие.

Так, описывая фабулу содеянного Платоновым, суд в приговоре указал что Платонов, вопреки интересам службы в корыстных целях вынудил Б продать ему четырехкомнатную квартиру и здание банка по цене «приближенной к балансовой стоимости», одновременно с этим указал, что «Б повысил на недвижимость цены до их реального уровня, который его устраивал рублей за квартиру) и рублей за здание.

В первом выводе суд признал, что Платонов «поставил выполнение своих служебных обязанностей «в зависимость от удовлетворения своих корыстных интересов» во втором же выводе суд признал, что продажа Б указанных объектов, повлекла за собой «существенное нарушение прав и законных интересов на свободное распоряжение своей собственностью, закрепленных в ст. 209 ГК РФ».

Указанные выводы суда в виду их противоречивости по обстоятельствам дела, установленным судом, по существу взаимно исключают друг друга.

Согласно положению ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются:

существо предъявленного обвинения;

основания оправдания подсудимого и доказательства их подтверждения;

мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Эти требования закона по данному уголовному делу судом не выполнены.

Так, не излагая существо предъявленного Платонову предварительным следствием обвинения в преступлении, предусмотренном ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г УК РФ и обстоятельства, установленные в судебном заседании, суд в приговоре указал, что «при исследовании и оценке доказательств, представленных по ст. 285 ч. 2 УК РФ установлено, что потерпевший Б купил у ЗАО «»

четырехкомнатную квартиру и двухэтажное здание бывшего банка по балансовой стоимости за руб. и рублей соответственно, а продал супруге Платонова по более высокой цене ( руб. и рублей), которую Б установил по своему усмотрению, и которая, по его мнению, отражала рыночную стоимость объектов.

Рыночная стоимость четырехкомнатной квартиры согласно дополнительному заключению эксперта составляет рублей, что ниже той стоимости, за которую Б реализовал данную квартиру П

Первоначальное заключение эксперта в отношении данной квартиры суд «Не принимает в качестве доказательства» по тем же основаниям, что указаны по эпизоду приобретенной двухкомнатной квартиры у ТМУ « ».

Согласно заключению эксперта рыночная стоимость банка составляет

рублей.

Превышение рыночной цены здания бывшего банка над ценой, по которой Б продал здание супруге Платонова не свидетельствует о преступном занижении стоимости, поскольку стороны, согласно ст. 421 ГК РФ свободны в заключении договора и определении его основных условий, в том числе и цены.

П в ходе сделки передала Б дебиторскую задолженность в сумме рублей, равную стоимости квартиры и здания бывшего банка которая была использована потерпевшим по назначению, а именно для оплаты задолженности по взаимозачету с ТМУ « ».

Компенсировав Б стоимость приобретенных у него квартиры и здания бывшего банка, Платонов в результате сделки не получил материального вознаграждения или имущественной сделки.

Таким образом их приведенных данных следует, что суд, вопреки требованиям закона, не изложил в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора существо предъявленного Платонову обвинения органами следствия по ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ, не изложил обстоятельства дела, установленные судом по данному обвинению, не исследовал представленные органами следствия доказательства относительно именно этого обвинения, а поэтому и не привел мотивы, по которым могли быть опровергнуты эти доказательства.

Кроме того, не излагая существо обстоятельств, установленных судом, в части предъявленного Платонову обвинения по ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ, суд сделал в приговоре отсылку на обстоятельства, установленные им в части обвинения Платонова по ст. 285 ч. 2 УК РФ.

Между тем, как было указано выше, выводы суда в части признания Платонова виновным по ст. 285 ч. 2 УК РФ являются противоречивыми взаимоисключающими друг друга.

Органы следствия в подтверждение предъявленного Платонову обвинения в получении взятки, сослались в обвинительном заключении на ряд доказательств:

показания свидетелей Б , К , В , З , М П Т , Г , Р , К , К , С М ,С ;

заключение эксперта о рыночной стоимости четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка, переданных в собственность П ;

протокол обыска по месту жительства Платонова, в соответствии с данными которого обнаружены и изъяты имеющие значение по делу правоустанавливающие документы;

постановления судебного пристава о невозможности взыскания задолженности в пользу П с ТМУи ;

договоры купли-продажи Б иП и уступки требования долга и другие доказательства.

Между тем, ни одно из доказательств, приведенных в обвинительном заключении в подтверждение предъявленного Платонову обвинения в получении взятки, за исключением выводов эксперта первоначальной строительно-технической экспертизы, в приговоре не приведено. Анализ и оценка доказательствам отсутствуют (т. 35, л.д. 23), а имеется лишь ссылка на исследование и оценку доказательств, представленных по ст. 285 ч. 2 УК РФ».

Что же касается заключения эксперта о рыночной стоимости четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка, проведенной в ходе предварительного расследования (т. 20 л.д. 113-129), на которое имеется ссылка в приговоре в части оправдания Платонова, то суд, не проводя никакого анализа этому доказательству, не давая оценка и не приводя никаких мотивов по которым отверг данное доказательство, просто указал: «Первоначальное заключение эксперта в отношении данной квартиры (имея в виду четырехкомнатную квартиру) не принимается в качестве доказательства по тем же основаниям, что указаны судом по эпизоду приобретения двухкомнатной квартиры у ТМУи ».

Однако двухкомнатная квартира в вину Платонова в получении взятки не вменялась.

Действия Платонова по двухкомнатной квартире квалифицировались по другому инкриминируемому ему преступлению и касались другого объекта и не были взаимосвязаны с обвинением по ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ.

Таким образом, в нарушение требований ст. 305 УПК РФ, суд, не проводя анализа доказательств по обвинению Платонова в получении взятки, сделал отсылку к доказательству, оценка которому была дана по другому инкриминируемому преступлению, и которое не относилось к обвинению квалифицированному по ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ.

Признавая Платонова виновным в злоупотреблении должностными полномочиями и оправдывая его в получении взятки, суд вступил в собой в противоречие.

Как видно из материалов дела, органами следствия в вину Платонова в получении взятки, квалифицированной по ст. 290 ч. 4 п.п. «в,г» УК РФ и злоупотреблении должностными полномочиями, квалифицированном по ст. 285 ч. 2 УК РФ вменялись одни и те же действия, совершенные в отношении одного и того же лица - Б и в отношении одних и тех же предметов недвижимости — четырехкомнатной квартиры и здания бывшего банка переданным Б жене Платонова, совершенные при одних и тех же установленных предварительным следствием обстоятельствах и основанные на одних и тех же доказательствах.

Таким образом, суд одни и те же действия Платонова признал уголовно наказуемыми и одновременно с этим, не содержащими уголовного деяния.

При таких обстоятельствах и с учетом того, что приговор обжалован, как в части оправдания, так и в части осуждения, приговор в отношении Платонова подлежит отмене в полном объеме.

При новом рассмотрении суду надлежит полно, всесторонне и объективно исследовать все материалы дела и доказательства, которым необходимо дать оценку с точки зрения относимости, допустимости достоверности и совокупности доказательств.

Проверить доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе и в зависимости от установленных обстоятельств принять законное и обоснование решение.

В случае признания Платонова виновным полностью либо частично в предъявленном ему обвинении^ следует обсудить вопрос о мере наказания в соответствии с содеянным.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор вологодского областного суда от 4 сентября 2009 года в отношении Платонова Н В отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства Председательствующий - (подпись) В.В.Нестеров Судьи: (2 подписи) А.И.Похил, С.И.Шмаленюк Верно: судья А.И.Похил

28.12.09нп

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 305 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта