Информация

Решение Верховного суда: Определение N 20-О12-22 от 29.08.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

\

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №20-012-22

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 29 августа 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пелевина Н.П судей Истоминой Г.Н. и Безуглого Н.П при секретаре Волкове А.А рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Магомедова И.Г. и его защитника адвоката Алиева Г.М. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 13 июня 2012 года, которым

Магомедов И Г ,,

несудимый осужден по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии строгого режима.

1

Магомедов осужден за убийство сестры М Э.

и ее малолетних детей М М года рождения мМ Р. года рождения.

Преступление совершено им 29 июля 2010 года в г Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного Магомедова И.Г., его защитника Алиева Г.М., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора, мнение прокурора Прониной Е.Н. полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе осужденный Магомедов И.Г., не оспаривая обоснованность осуждения его по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ указывает, что суд не изучил глубоко мотивы совершения преступления, не принял во внимание позицию потерпевшей Магомедовой З. , не предоставив ей возможность высказать своей отношение к обвинению, не учел мнение его сестры М П., которая неоднократно просила суд о смягчении его ответственности.

Считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Суд не учел что в деле имеется его письменное заявление в компетентные органы о признании убийства сестры и двух ее детей, которых он столкнул в реку.

На допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого он пояснял, что мотивом преступления являлось аморальное поведение потерпевшей, с которой он неоднократно разговаривал по поводу ее случайных встреч с мужчинами, просил ее отказаться от поведения, позорящего его семью, на что неоднократно обращали внимание его знакомые и друзья. Однако сестра не сделала надлежащих выводов.

29 июля 2010 года, назначая ей встречу, он не знал, что сестра придет с детьми. В ходе обсуждения семейных проблем между ними возник скандал переросший в рукоприкладство, в ходе которого сестра с ребенком Р упала в реку. Будучи в стрессовой ситуации, он не помнит сестра потянула за руку М или он столкнул племянника с моста. Он сожалеет о случившемся, однако суд сделал другие выводы. Последующие переживания за содеянное в отношении сестры и ее детей побудили его написать явку с повинной и дать правдивые показания. Выводы суда о том что он не пожалел об убийстве сестры, не соответствуют действительности.

Необоснованным считает и вывод суда о том, что в отношении него не применялись недозволенные методы ведения следствия.

Показания сестры М П. на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что он якобы избивал ее и мать, угрожал матери убийством, а ей угрожал топором, считает ложными.

2

В ходе судебного разбирательства он без оснований был удален из зала суда, и сестра, склонная ко лжи и уговорам, в его отсутствие под принуждением государственного обвинителя дала ложные показания.

Выводы суда о том, что он устраивал скандалы с матерью, что в содеянном не раскаялся, не просил прощения у родных, что, находясь в следственном изоляторе, угрожал сестре, считает несправедливыми.

Выражает раскаяние в содеянном, обращает внимание на то, что имеет малолетнего сына, который вправе надеяться на достойную жизнь болезненное состояние здоровья.

Просит рассмотреть его жалобу и изменить ему вид и размер наказания в сторону смягчения.

В дополнении к кассационной жалобе осужденного его защитник адвокат Алиев Г.М. ставит вопрос об отмене приговора в связи с отсутствием события преступления.

По доводам жалобы суд необоснованно положил в основу приговора первоначальные показания осужденного на предварительном следствии, в которых он оговорил себя под физическим и психологическим воздействием работников милиции, о чем неоднократно дела заявления в судебном заседании.

Эти доводы стороны защиты не были опровергнуты стороной обвинения в судебном заседании. Даже после заявления подсудимого об избиении, в результате которого на его теле остались шрамы, синяки порваны ушные пленки не было проведено его освидетельствование.

Из материалов дела следует, что адвокат вступил в дело 19 августа 2011 года, но несмотря на это, Магомедов И.Г. был допрошен без адвоката подписав готовый текст протокола допроса в качестве подозреваемого от 21 августа 2011 года. В тот же день под физическим воздействием его принудили подписать и другой текст протокола допроса, где он еще раз признался в убийстве и в угрозе убийством.

В связи с этими нарушениями закона показания Магомедова в качестве подозреваемого, обвиняемого, его явка с повинной являются недопустимыми доказательствами.

Анализируя показания потерпевшей М П., обращает внимание на наличие в них противоречий и со ссылкой на показания потерпевшей М 3., свидетелей М Г , М Н считает, что она не проживала в родительском доме и не могла слышать телефонный разговор между осужденным и погибшей, не могла знать о назначении М Э встречи на мосту после 20 часов.

Телефонные звонки между Магомедовым И.Г. и погибшей не зарегистрированы.

Отмечает также, что потерпевшая М П. по непонятным причинам дает противоречивые показания об уровне образования.

3

В судебном заседании потерпевшая М П. сообщила, что ей ничего не известно об обстоятельствах убийства сестры.

Желая сохранить обвинение, государственный обвинитель заявил ходатайство об удалении подсудимого из зала суда, в связи с тем, что потерпевшая якобы боится подсудимого. После удаления подсудимого потерпевшая, отвечая на наводящие вопросы стороны обвинения, сообщила сведения, основанные на догадках и предположении, чему суд не дал оценки.

Кроме того приведенные в приговоре показания М П противоречат протоколу судебного заседания.

После возвращения подсудимого в зал суда он не был ознакомлен с содержанием показаний потерпевшей, был лишен возможности участвовать в ее допросе, чем нарушен принцип состязательности сторон, право подсудимого на защиту.

Обращает внимание на нарушение требований ст. 275 УПК РФ о порядке допроса подсудимого, что выразилось во вмешательстве в допрос председательствующего, который стал перебивать стороны и сразу после первого вопроса адвоката вмешался в допрос.

Судебное следствие проведено неполно. Не допрошен отец подсудимого и некоторые свидетели, которые видели погибшую последними.

Детализация телефонных переговоров Магомедова И.Г. с погибшей М Э приведена в приговоре некорректно поскольку в г.

не имеется места с адресом ул. а сам факт переговоров не подтверждает совершение осужденным убийства.

С учетом этого считает, что в ходе судебного разбирательства не установлено событие преступления, в связи с чем приговор подлежит отмене.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Латифов В.Л. находит приговор законным, обоснованным, справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно были проверены доводы Магомедова, поддержанные и в кассационной жалобе, о непричастности к убийству сестры и племянников.

При этом суд правильно признал достоверными показания Магомедова в ходе предварительного следствия на допросе его в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также при проверке показаний с выходом на место, в которых он полностью признавая свою вину в умышленном убийстве своей сестры и племянников, дал подробные объяснения об обстоятельствах совершения преступления.

4

Из указанных показаний Магомедова следует, что поссорившись с сестрой в связи с ее аморальным поведением, решил убить ее.

С этой целью 29 июля 2010 года примерно в 21 часов он позвонил со своего телефона М Э и под предлогом помирить ее с бывшим мужем вызвал ее на ул. г. , в район Она пришла к детскому садику примерно в 21 час 00 минут со своими малолетними детьми держа М Р. на руках, а М М. - за руку. Он предложил пройти в сторону реки, чтобы заманить ее в удобное и безлюдное место и скинуть с моста в реку. Когда они поднялись на мост и сделали 4-5 шагов, сестра повернулась к нему спиной, на руках она держала младшего сына Р . В этот момент он своей правой рукой толкнул ее в левое плечо и вытолкнул с моста, после этого он посмотрел назад и увидел ее старшего сына, которого тоже сбросил в реку. После этого он перешел на другую сторону моста и пошел вдоль реки, через поле к себе домой в район На следующий день ему позвонила мать М 3. и спросила, не видел ли он сестру, так как она, уходя, сказала, что идет к нему. Он ответил, что не видел сестру, что она к нему не приходила.

Свои действия Магомедов продемонстрировал с выходом на место преступления, где подробно рассказал и показал, как он совершил преступление.

В конце судебного следствия после воспроизведения видеозаписи проверки показаний Магомедова И.Г. на допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний с выходом на место совершения преступления, предъявления распечатки телефонных переговоров между ним и погибшей, Магомедов И.Г признал свою вину и полностью подтвердил показания, данные им при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний с выходом на место преступления, пояснив, что он действительно при указанных им в этих показаниях обстоятельствах убил свою сестру и двух ее малолетних детей.

Показания Магомедова о том, что именно он пригласил сестру на встречу под предлогом помирить ее с бывшим мужем соответствуют потерпевшей М П в судебном заседании о том, что 29 июля 2010 года примерно в 20 часов на мобильный телефон сестры М Э позвонил старший брат И и вызвал ее к себе, она и мать в это время находились рядом с Э , со слов которой брат вызвал ее на встречу, чтобы помирить с ее бывшим мужем. Сестра ушла из дома и не вернулась. Она подумала, что сестра осталась на ночь у брата, но когда на следующее утро Э домой так и не вернулась, они стали беспокоиться, мать позвонила И но тот ответил, что сестра к нему не приходила, и где она он не знает.

Кроме того М П . пояснила, что за два дня до смерти Э и ее сыновей, И приходил к матери и требовал у матери прописать у них дома его дочь, но мать отказала ему. Тогда И начал упрекать мать за то, что детей Э она прописала, а ему отказала.

Когда началась проверка по факту обнаружения трупов сестры и детей И сказал всем членам семьи, чтобы они следователю дали одинаковые объяснения о том, что после развода с мужем Э была склонна к суициду и в связи с этим могла сама прыгнуть в реку.

5

Родители знали, что это И совершил убийство Э он и сам признавался в этом перед всеми членами семьи.

В связи с тем, что отказалась выполнять указания И он стал угрожать ей, заявляя, что сделает с ней и ее дочерью то же самое, что с Э и ее детьми.

Соответствуют показания Магомедова И. Г. и показаниям потерпевшей М З на предварительном следствии, в ходе которого она поясняла что 29 июля 2010 года, приблизительно в 20 часов, на телефон Э поступил звонок от И после которого дочь с детьми пошла к нему на встречу После этого Э и ее дети домой не вернулись. На следующий день она позвонила своему сыну И и спросила его, не пришла ли Э к нему, на что он ответил, что ни сестры, ни детей он не видел.

Пояснила потерпевшая и о том, что примерно 27 июля 2010 года, старший сын И устроил дома скандал в связи с ее отказом прописать его дочь в родительском доме, что не понравилось И и он начал после отказа угрожать расправой старшей дочери М Э которая на тот момент проживала со своими детьми в родительском доме.

Принимая во внимание соответствие показаний М З на предварительном следствии показаниям Магомедова И.Г, М П . суд обоснованно отверг показания потерпевшей М З. в судебном заседании о том, что взаимоотношения между ее покойной дочерью и ее сыном подсудимым Магомедовым И.Г. были хорошие, что И не мог совершить убийство Э и ее детей, что в смерти Э и ее детей не виноват никто, она думает, что дети упали в реку, и Э прыгнула в воду спасти их.

Показания Магомедова И.Г. о совершении убийства сестры и ее детей подтвердили в судебном заседании с его слов свидетели А Г А которые пояснили, что доставляли Магомедова И.Г. в г. и в пути следования он рассказал им о совершенном им преступлении.

Показания Магомедова И.Г. об обстоятельства причинения смерти потерпевшим, о месте сбрасывания их в воду объективно подтверждаются

- заключениями судебно-медицинского эксперта № 61-63 от 24 октября 2011 года из которых следует, что в ходе проведенных судебно-медицинских исследований трупов М Э. М М М Р. не обнаружено каких-либо повреждений, в связи с чем эксперт пришел к выводу о том, что причиной их смерти явилась механическая асфиксия в результате утопления в воде;

исследованной в судебном заседании детализацией телефонных переговоров абонентов (Магомедова И.Г.) и (М Э. ) с 25.07.2010 года по 05.08.2010 года из которой следует, что в период времени с 20 час 17мин 02 сек до 21 час 18 мин 23 сек 29.07.2010 года

6

между Магомедовым И.Г. и М Э состоялись телефонные разговоры, при этом Магомедов И.Г. все это время находился на ул.

(т. 2 л л 81-84).

Вопреки доводам жалобы детализация телефонных переговоров осужденного и погибшей М Э. приведена в приговоре в соответствии с имеющейся в материалах дела справкой, в которой указан адрес базовой станции - г.

Принимая во внимание соответствие показаний Магомедова И.Г. о времени месте, обстоятельствах убийства М Э и ее детей другим доказательствам, суд обоснованно признал показания осужденного на предварительном следствии и в конце судебного следствия достоверными и положил их в основу приговора.

Надлежащую оценку дал суд и показания подсудимого Магомедова И.Г. в начальной стадии судебного заседания о том, что в ходе предварительного следствия к нему были применены незаконные методы следствия, в связи с чем он оговорил себя.

При этом суд правильно сослался на то, что допрошен был Магомедова И.Г в качестве подозреваемого и обвиняемого с участием защитника адвоката Джалилова М.М., после окончания каждого из допросов ни от него, ни от его защитника каких-либо заявлений или замечаний по процедуре допроса и содержанию протоколов не поступило. После допроса Магомедова И.Г. в качестве подозреваемого 19 августа 2011 года и до дня его допроса 29 августа 2011 года Магомедов ИГ., и избранный им адвокат, имея реальную возможность в течение десяти дней обратиться с заявлением о применении недозволенных методов ведения следствия и о признании полученных таким путем от Магомедова И.Г показаний недопустимыми доказательствами, своим правом не воспользовались и не сделали подобного заявления.

Из воспроизведенной в судебном заседании видеозаписи проверки показаний подсудимого с выходом на место преступления видно, что он свободно рассказывает и показывает, как он совершил преступление. При этом никаких телесных повреждений ни на его лице, ни на других видимых частях тела не видно.

Оценивая показания Магомедова И.Г. суд правильно сослался и на наличие противоречий в его показаниях о лицах, применивших в отношении него недозволенные методы, а именно на то, что до допроса в судебном заседании свидетелей обвинения А Г и А работников ОБОП ОРЧ МВД по доставивших его из в г он пояснял, что эти работники не применяли к нему недозволенных методов, а когда указанные свидетели дали в судебном заседании показания, изобличающие подсудимого в совершении преступления, Магомедов И.Г. заявил, что именно они применили к нему недозволенные методы ведения следствия, били его, надевали на него полиэтиленовый пакет и душили.

7

Учитывая условия проведения следственных действий с участием Магомедова И.Г. на предварительном следствии, его противоречивые показаниях о лицах, применивших в отношении него недозволенные методы, а также показания самого осужденного в конце судебного следствия, из которых следует что признание им виновности на предварительном следствии не является самооговором, суд обоснованно признал не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и отверг показания подсудимого в начальной стадии судебного следствия о непричастности к убийству.

То обстоятельство, что в ходе производства по делу не было проведено освидетельствование Магомедова И.Г., на что обращается внимание в жалобе, не может поставить под сомнение вывод суда о соблюдении прав Магомедова И.Г. на предварительном следствии.

Доводы жалоб о подписании Магомедовым И.Г. готовых протоколов допросов являются предположительными и не подтверждаются материалами дела.

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал в приговоре надлежащую оценку с приведением мотивов, в силу которых одни доказательства им принимаются во внимание, а другие отвергаются.

Признанными достоверными показаниями Магомедова И.Г., потерпевшей М З. . опровергаются доводы жалобы об оговоре осужденного потерпевшей М П о том, что последняя не проживала в родительском доме и не могла слышать телефонный разговор между осужденным и погибшей сестрой.

Противоречия в показаниях М П об уровне ее образования, на что обращается внимание в жалобе, не имеют отношения к событию преступления, а потому не могут свидетельствовать об оговоре ею осужденного.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Магомедова И.Г. в убийстве трех лиц и дал правильную юридическую оценку его действиям.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

В судебном заседании с достаточной полнотой исследованы все представленные сторонами доказательствами.

То обстоятельство, что в судебном заседании не был допрошен отец Магомедова И.Г. и лица, данные о которых в жалобе не уточняются, которые якобы видели последними потерпевшую, в силу того, что преступление совершено в условиях неочевидности, не могут поставить под сомнение выводы суда о виновности осужденного.

Судебное следствие проведено с соблюдением принципа состязательности сторон. Подсудимому была предоставлена возможность в полной мере довести до суда свою позицию. Хотя в судебном заседании 9 апреля 2012 года подсудимый

8

был удален из зала судебного заседания на время допроса потерпевшей М П , однако в судебном заседании 16 мая 2012 года потерпевшая вновь была допрошена в его присутствии, и он имел возможность задать ей вопросы.

Не были нарушены судом и требования ст. 275 УПК РФ, регламентирующие порядок допроса подсудимого. Вопреки доводам жалобы председательствующий задавал вопросы подсудимого после защитника и государственного обвинителя.

Приговор составлен с соблюдением требований ст.303, 307, 308 УПК РФ Показания допрошенных в судебном заседании лиц, в том числе и показания потерпевшей М П приведены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания.

Наказание назначено Магомедовым И.Г. с учетом степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности подсудимого смягчающих обстоятельств: каковыми признаны наличие Магомедова И.Г. одного малолетнего ребенка и его явка с повинной суд, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Указанные смягчающие обстоятельства, а также положительные данные о личности осужденного учтены судом при назначении ему наказания в полной мере.

В то же время при назначении наказания суд правильно сослался на то, что совершенное Магомедовым И.Г. преступление представляет повышенную общественную опасность, а также на особую общественную опасность самого осужденного, который задумав совершить убийство своей сестры, полагая, что она ведет себя непристойно, не только причинил смерть ей, но и двум ее ни в чем не повинным малолетним детям, с которыми она пришла к нему на встречу.

Последующее поведение осужденного, который узнав, что его младшая сестра и другие родственники догадываются о причастности его к убийству сестры и ее малолетних детей постоянно пугал ее и ее мать, устраивал с ними скандалы, в судебном заседании заявил, что не сожалеет об убийстве сестры, что подтверждается протоколом судебного заседания, правильно расценено судом как свидетельствующее об особой опасности Магомедова И.Г.

Оценив все влияющие на назначение наказания обстоятельства в совокупности, суд обоснованно пришел к выводу об исключительной опасности совершенного Магомедовым И.Г. преступления и личности самого осужденного для общества, в связи с чем, несмотря на смягчающие обстоятельства назначил ему наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения, о чем ставится вопрос в жалобе, не имеется.

По указанным мотивам судебная коллегия не находит оснований ни для отмены, ни для изменения приговора по доводам жалобы.

9

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 13 июня 2012 года в отношении Магомедова И Г оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Магомедова И.Г. и его защитника адвоката Алиева Г.М. - без удовлетворения.

10

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 303 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта