Информация

Решение Верховного суда: Определение N 89-УДП15-12 от 23.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№89-УДП15-12

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей Эрдыниева Э.Б., Шмотиковой С.А.

при секретаре Миняевой В А .

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. о пересмотре постановления президиума Тюменского областного суда от 23 октября 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Земскова Е.Ю., мнение представителя Генеральной Прокуратуры РФ прокурора Лавлинского В.В поддержавшего кассационное представление, выступление Шарова А.Г. и адвоката Насруллаева С. С , возражавших против доводов кассационного представления,

установил:

по приговору Центрального районного суда г. Тюмени от 31 марта 2014 года

Шаров А Г

несудимый,

осужден по ст. 286 ч.З п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности начальствующего и рядового состава правоохранительных органов Российской Федерации на 3 года. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Шарову А.Г. наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 22 июля 2014 года приговор в отношении Шарова А.Г. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 23 октября 2014 года приговор и апелляционное определение в отношении Шарова А.Г отменены. Уголовное дело по обвинению Шарова А.Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 ч.З п. «а» УК РФ, прекращено на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления. На основании п.4 ч.2 ст. 133 УПК РФ в связи с отменой приговора Центрального районного суда г. Тюмени от 31 марта 2014 года и апелляционного определения Тюменского областного суда от 22 июля 2014 года и прекращением уголовного дела за Шаровым А.Г. признано право на реабилитацию.

В кассационном представлении Заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеровым С.Г. поставлен вопрос об отмене постановления президиума Тюменского областного суда в отношении Шарова и направлении уголовного дела на новое кассационное разбирательство в связи с допущенными судом кассационной инстанции существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Оспаривая решение суда кассационной инстанции, Заместитель Генерального прокурора ссылается на переоценку доказательств указанным судом, которая имеет произвольный характер, выводы суда кассационной инстанции о том, что бесспорные доказательства вины Шарова отсутствуют и приговор основан на предположениях, являются неверными Напротив, вопреки постановлению президиума в приговоре дана подробная и мотивированная оценка всех исследованных доказательств, совокупность которых свидетельствует о виновности Шарова в превышении должностных полномочий; в представлении имеется ссылка на показания К на предварительном следствии о том, что во время его сопротивления при применении насилия его удерживали все четыре сотрудника полиции (т.1 л.д. 231-241), а по голове его ударил сотрудник в форме, в котором при опознании потерпевший узнал Шарова Согласно представлению противоречий в показаниях потерпевшего относительно причастности Шарова не имеется, выводы президиума основаны на единственном приведенном в постановлении фрагменте показаний потерпевшего от 14.07.2011 года о том, что он не видел, кто именно удерживал его в момент удушения полиэтиленовым пакетом; при этом президиум оставил без внимания, что уличающие Шарова показания К подтвердил при опознании, на очной ставке, при производстве следственного эксперимента и в судебном заседании, а об обстоятельствах применения к нему насилия с участием сотрудника полиции в форме К непосредственно после происшедшего рассказал своей знакомой С и участковому оперуполномоченному Г показания которых получили оценку в приговоре. Версия Шарова о наличии у него алиби тщательно исследована в судебном заседании и, вопреки утверждению суда кассационной инстанции, отвергнута в приговоре с приведением убедительных мотивов принятого решения. Причины, по которым президиум областного суда подверг сомнению выводы суда первой инстанции в этой части, в постановлении от 23.10.2014 года не приведены. При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции сделал ошибочный вывод о несоблюдении судом 1 инстанции правил ст.88 и 302 УПК РФ; без всяких на то оснований отдал предпочтение версии стороны защиты, проигнорировал и исказил важные доказательства стороны обвинения. Судебное решение подлежит безусловному пересмотру в кассационном порядке, поскольку выявленные существенные нарушения допущенные в ходе разбирательства по делу, неоспоримо свидетельствуют о наличии судебной ошибки и искажают саму суть правосудия.

Проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из приговора суда Шаров признан виновным в том, что, являясь оперуполномоченным уголовного розыска ОМ № УВД г. 31 мая 2011 года совместно с осужденными по данному делу П ,М и М с целью получения от К оперативной информации которой последний не обладал, в нарушение закона о полиции, превысив свои должностные полномочия, в служебном кабинете названного отдела полиции применил к К насилие путем ограничения дыхания, воздействия электрическим током и нанесения удара по голове, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего, а также охраняемых законом интересов государства. В результате противоправных действий указанных лиц К причинены физическая боль и телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью.

В обоснование своих выводов суд 1 инстанции сослался на показания потерпевшего Ку показания свидетелей С К

о шоковом состоянии потерпевшего, который сообщил им о пытках током в отделе полиции; на заключение судебно-медицинской экспертизы о причиненных К повреждениях; протокол предъявления лица для опознания, в ходе которого потерпевший опознал Шарова А.Г. как сотрудника полиции, который удерживал его за ноги, а также ударил по голове предметом вроде книги.

Суд апелляционной инстанции пришел к аналогичным выводам.

Проверяя в кассационном порядке уголовное дело, президиум Тюменского областного суда поставил под сомнение обоснованность выводов судов первой и апелляционной инстанций о применении Шаровым насилия к потерпевшему признав, что приговор в отношении Шарова основан на предположениях, при отсутствии бесспорных доказательств виновности Шарова.

По мнению президиума, судами не в полной мере выполнены требования закона, относящиеся к доказыванию, под которым понимается собирание проверка и оценка доказательств в целях установления обстоятельств предусмотренных статьей 73 УПК РФ (ст. 8 5 УПК РФ), требования ст. 8 8 УПК РФ согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела; при этом проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство (ст.87 УПК РФ).

Конкретизируя свои выводы, суд кассационной инстанции указал, что показания потерпевшего К о применении насилия Шаровым нельзя признать достоверными, поскольку после нанесенного удара сотрудником полиции, которого он именовал « », К лежал на полу лицом вниз с одетым на голову полиэтиленовым пакетом. При первом допросе 14.07.2011 года К пояснил, что не видел, кто именно из присутствующих удерживал его за ноги (т.1 л.д.231-238), фамилия Шаров А.Г. в протоколах допроса потерпевшего появилась только после 7 декабря 2011 года (т.1 л.д. 242-248), вывод о том, что Шаров удерживал его ноги, потерпевший сделал исходя из того, что «явно видел форменную рубашку» в момент, когда с головы «спадывал» пакет (т. 1 л.д.242-248), в последующих показаниях указал, что «четко видел сотрудника полиции в форменном обмундировании, видел его мельком, когда пытался посмотреть, что с ним происходит (т.1 л.д.249-253). В судебном заседании потерпевший К пояснял, что Шарова А.Г. он не видел ранее. Узнал Шарова А.Г. по голосу и форменным брюкам, который удерживал его за левую ногу (т. 10 л.д. 232,244). В приговоре изменениям показаний потерпевшего К судом не дана в полной мере надлежащая оценка. Показания потерпевшего К о применении насилия Шаровым носят предположительный характер, а других бесспорных доказательств подтверждающих вину Шарова, в приговоре не приведено.

Как усматривается из текста судебного решения суда кассационной инстанции, причиной отмены приговора явилось невыполнение судом 1 инстанции требований закона об обоснованности судебного решения.

По смыслу закона, в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. При этом, ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание, изложить существо показаний свидетелей и потерпевших.

Данные требования судом 1 инстанции выполнены не были.

Судом кассационной инстанции правильно установлено, что суд 1 инстанции не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшего К которые не являлись неизменными на протяжении предварительного следствия и судебного разбирательства.

В судебном заседании были исследованы показания К при первом допросе 14.07.2011 года, которым суд не только не дал никакой оценки, но даже не привел их в приговоре и не изложил существо этих показаний.

Между тем, данные показания К имеют существенные отличия от его последующих показаний.

В них К утверждал, что в кабинете № находились четыре сотрудника. Один из них, которого он называет « », ударил его по внутренней стороне коленей, вследствие чего К упал на пол вниз лицом. « » надел ему на голову полиэтиленовый пакет и стал его душить. Где тот взял пакет не видел, так как лежал лицом в пол. Остальные находились позади него и оттого, что он стал дергаться, его за обе ноги стали удерживать два человека, которых он не видел. Кто именно из оперов №№2,3,4 удерживал его за ноги, сказать не может, так как не видел. « » все время находился у него над головой и удерживал пакет, задавал вопросы о местонахождении Щ .В это время кто-то из оперов №№2,3,4, кто именно сказать не может, так как не видел в связи с тем, что « » все время держал голову, на которой был надет полиэтиленовый пакет, стал поливать воду на область поясницы. При этом его удерживали несколько человек. Во время его сопротивления его стали удерживать все вчетвером. Кроме того, в этих показаниях К отмечал, что в момент когда с него соскользнул пакет, он видел электрический шнур; в тот момент, когда подключали ток, « держал пакет на его шее и надавливал своей ногой ему на голову, удерживая ее на полу; затем опер № 3 (в форме) перешагнул через него сел на маленький столик и ударил его по голове книгой (по затылку).

(т.1 л.д.235).

Оценивая данные показания, которые в приговоре остались без внимания суда 1 инстанции, президиум указал, что при первом допросе 14.07.2011 года К пояснил, что не видел, кто именно из присутствующих удерживал его за ноги (т.1 л.д.231-238), а фамилия Шаров в протоколах допроса потерпевшего появилась только после 7 декабря 2011 года (т.1 л.д.242-248).

Указанный вывод суда кассационной инстанции, как следует из вышеизложенного, соответствует материалам дела.

Ссылка в кассационном представлении на фрагмент показаний К в котором потерпевший утверждает, что его стали удерживать все вчетвером, не свидетельствует об ошибочности выводов суда кассационной инстанции поскольку в этих показаниях К не объяснил, что изменилось в ситуации и почему он смог увидеть лиц, находившихся позади него; каким образом он смог рассмотреть, что именно четыре человека его удерживали и как он, лежа на полу лицом вниз с пакетом на голове, который удерживал « », мог видеть действия сотрудника полиции в форме по нанесению удара по голове.

Кроме того, президиум правильно отметил, что К в суде пояснил, что Шарова он не видел ранее. Узнал Шарова, который удерживал его за левую ногу по голосу и форменным брюкам (том 10 л.д. 232,234).

При этом из протокола опознания Шарова следует, что он опознал последнего по чертам лица и телосложению (т.2 л.д.72).

Согласно первым показаниям К на следствии, пакет с головы у него слетел только один раз и «т » сразу надел его на голову (т.1 л.д.235). В суде К стал утверждать, что пакет «спадывал» периодически, затем показал, что это было 1-2 раза, а на вопросы о противоречиях в показаниях признал, что путался и может забывал, не может все постоянно запоминать, не может ничего сказать (т. 10 л.д.232).

Оценивая показания потерпевшего, суд кассационной инстанции имел все основания для вывода, что показания К основаны на предположениях, а первые показания противоречат его последующим показаниям; при этом, в отсутствие в приговоре анализа данных показаний, оценка судом кассационной инстанции показаний потерпевшего в целом как недостоверных является правильной, а выводы о необоснованности приговора убедительными.

Доводы кассационного представления о наличии других доказательств, подтверждающих вину Шарова, не умаляют указанной судебной ошибки суда 1 инстанции, поскольку приговор не отвечает требованиям ст.302,307 УПК РФ.

Доводы о том, что суд кассационной инстанции был не вправе переоценивать достоверность показаний потерпевшего, основаны на положениях статьи 4011 УПК РФ, в силу которой при рассмотрении кассационных жалобы представления суд (судья) кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права). С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), проверке не подлежат.

Однако указанное ограничение не следует рассматривать в качестве абсолютного запрета, поскольку, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, правосудие по самой своей сути признается таковым лишь при условии, что оно отвечает закрепленному в Конституции Российской Федерации, ее вводных положениях, а также в международно-правовых документах (в частности, в статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах статье 8 Всеобщей декларации прав человека) требованию справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Ограничение возможности пересмотра судебных решений, не отвечающих требованиям законности, обоснованности и справедливости, имеет следствием нарушение баланса в защите таких конституционных ценностей, как справедливость и правовая определенность, влекущее причинение вреда гарантируемым Конституцией Российской Федерации правам и свободам человека и гражданина, защита и восстановление которых являются конституционной целью правосудия. Судебное решение, если существенно значимые обстоятельства события, являющегося предметом исследования по уголовному делу, отражены в нем неверно, не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено независимо от того, что послужило причиной его неправосудности - неправомерные действия судьи, судебная ошибка или иные обстоятельства, объективно влияющие на законность, обоснованность и справедливость судебного акта.

Исходя из этого, применительно к процессуальному порядку возобновления дела по вновь открывшимся обстоятельствам Конституционный Суд РФ указал что является недопустимым такое ограничение круга оснований для пересмотра вступившего в законную силу судебного решения и такое ограничение полномочия судов по проверке этих оснований, которые делали бы невозможными исправление незаконного, необоснованного или несправедливого судебного решения и восстановление нарушенных им прав и законных интересов (Постановление Конституционного Суда РФ от 16 мая 2007 года № 6-П).

В связи с изложенным, Судебная коллегия считает, что для исправления судебной ошибки, которая была допущена по выводам президиума Тюменского областного суда, что подтверждается вышеуказанными обстоятельствами, суд кассационной инстанции не мог быть ограничен в праве оценки доказательств.

Кроме того, ограничения суда кассационной инстанции, вытекающие из содержания статьи 401' УПК РФ, не исключают пересмотра приговора, если судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств, повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке соответствующие доводы жалобы или представления не должны быть оставлены без проверки. При этом в силу ч.1 ст. 401 1 6 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

Именно такие нарушения, помимо прочего, были выявлены президиумом Тюменского областного суда, который указал, что в приговоре изменениям показаний потерпевшего К судом не дана в полной мере надлежащая оценка.

При изложенных обстоятельствах, Судебная коллегия не может согласиться с доводами представления о несоответствии решения суда кассационной инстанции требованиям закона и уж тем более согласиться с доводами о том, что вышеуказанное решение постановлено при нарушениях закона, которые искажают саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

По смыслу закона к числу нарушений уголовно-процессуального закона искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, могут быть отнесены, в частности, нарушения, указанные в пунктах 2, 8, 10, 11 части 2 статьи 389 17 , в статье 389 25 УПК РФ, а также иные нарушения которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность приговора, определения или постановления суда.

В рассматриваемом деле нет оснований считать, что имело место нарушение принципов правосудия. Судебное решение постановлено в результате оценки доказательств по внутреннему убеждению судей суда кассационной инстанции основанном на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств.

Несогласие с оценкой доказательств, приведенной в судебном решении, к которому сводятся доводы кассационного представления, не свидетельствуют о том, что суд кассационной инстанции допустил нарушение, которое дает основание для поворота к худшему при пересмотре судебного решения в

6 кассационном порядке в соответствии со ст.401 УПК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационного

представления не усматривается.

Руководствуясь ст.401'\ 401 1 5 УПК РФ, Судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

постановление Президиума Тюменского областного суда от 23 октября 2014 года в отношении Шарова А Г оставить без изменения а кассационное представление Заместителя Генерального прокурора Кехлерова С.Г. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 302 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта