Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-О16-2СП от 31.05.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 66-016-2СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 31 мая 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.

судей Хомицкой Т.П. и Сабурова Д.Э

при секретаре Горностаевой Е.Е рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Иоста А.Н. на приговор Иркутского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 1 августа 2006 года, которым

Иост А Н ,

судим:

25 декабря 2000 года по п. «а,б,г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 6 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно на 5 лет,

1

осужден к лишению свободы по п. «а,ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам ч. 3 ст. 30, п. «а,ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы.

На основании ст. 70, 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и по совокупности приговоров назначено 21 год лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 27 июля 2005 года. По делу решена судьба вещественных доказательств.

По делу также осуждены Авдеев В.В.,Прохоров Ю.А., Шаравин В.П Рыбаков А.С., Рукасуев Д.П., Кряжев А.Н., приговор в отношении которых в настоящем кассационном поряд ке не рассматривается.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Иост А.Н признан виновным и осужден за убийство К иК по предварительному сговору группой лиц и за покушение на убийство Ж К А А также группой лиц по предварительному сговору. Преступления совершены 10 июня 2005 года в с. района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Иоста А.Н. в режиме видеоконференцсвязи, адвоката Шинелевой Т.Н. в его защиту поддержавших доводы жалобы, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Пирогова М.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила в кассационной жалобе и дополнениях к: ней осужденный Иост А.Н выражает несогласие с приговором, находя его незаконным и несправедливым. Оспаривает доказанность фактических обстоятельств дела и достоверность доказательств. Считает, что присяжные заседатели были осведомлены о деле из средств массово» информации, государственным обвинителем ставились юридические вопросы, в том числе, не относящиеся к данному делу. В подтверждение своих .поводов обращает внимание на то что в процессе расследования признавал юлько обстоятельства нанесения телесных повреждений лишь А умысла на убийство у него не было, соучастник преступления Прохоров его оговорил Оспаривает ряд фактических обстоятельств по избиению потерпевших Заявленные им ходатайства были необоснованно отклонены. Показания

2

свидетеля С считает недопустимым доказательством. Явка с повинной дана в отсутствие адвоката, его показания на стадии расследования носили вынужденный характер, в связи с чем их следовало признать недопустимыми. Замечания по вопросному листу адвоката Кастрикиной Л.Н. судом не были приняты во внимание. При выступлении с последним словом был прерван председательствующим. Не согласен с присоединением наказания по предыдущем) приговору. Судом не принято во внимание смягчающие наказание обстоятельства: его молодой возраст положительные характеристики, считает, что он дважды предотвращал преступление. Просит об отмене приговора.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Николюк С В . просит оставить ее без удовлетворения приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Иоста, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2- 4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ отмену приговора постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. 326 - 328 УПК РФ.

Не установлено и нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, в соответствии с их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Доводы о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, о нарушении принципа состязательности сторон, о нарушении принципа объективности и беспристрастности, не нашли подтверждения в материалах дела. В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Как следует из протокола судебного заседания, если сторонами и допускались отступления 3

от правил, предусмотренных законом, задавались вопросы, не относящиеся к предмету исследования, или недопустимые к исследованию в присутствии присяжных заседателей, то председательствующий реагировал снимая эти вопросы, в том числе, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон которые сами по себе доказательствами не являются.

Таким образом, права сторон обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере. В ходе судебного следствия стороной обвинения присяжным заседателям представлялись доказательства, достоверность и допустимость которых проверена судом, и сомнений не вызывает. Так, вопреки утверждениям, содержащимся в жалобе, судом обоснованно были исследованы показания Иоста, данные им в ходе досудебного производства. Как следует из материалов уголовного дела, протоколы допросов составлены в соответствии с требованиями УПК РФ, обвиняемому Иосту были разъяснены его права, допросы произведены с участием адвоката. Явка с повинной Иоста в присутствии присяжных заседателей не исследовалась, поэтому доводы осужденного о ее получении с нарушением требований закона не могут повлиять на законность принятого присяжными заседателями решения. Кроме того, законом не предусмотрено оформление явки с повинной с участием адвоката.

Исследовав его показания, суд правильно счел, что они даны осужденным добровольно, в обстановке, исключающей возможность оказания на него давления или воздействия, право на защиту было полностью реализовано, замечаний и заявлений он не делал по окончанию следственных действий, удостоверяя своей подписью содержание протоколов. В связи с чем судом обоснованно сделан вывод об отсутствии каких-либо объективных данных, свидетельствующих об оказанном давлении со стороны сотрудников правоохранительных органов Судом не установлена необходимость в искусственном создании доказательств обвинения Иоста Свидетели С Р М были допрошены в судебном заседании также с соблюдением требований закона. Оснований для исключений данных показаний, а также показаний самого Иоста в ходе досудебного производства, из числа допустимых доказательств у суда не имелось.

В соответствии с п. 2 ст. 379 УПК РФ, предусматривающим основания отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный судом в указанном составе, не может быть отменен по мотиву несоответствия выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела установленным судом первой инстанции.

4

Виновность осужденного Иоста установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

В этой связи, доводы осужденного об оценке достоверности тех или иных доказательств, в том числе показаний допрошенных по делу лиц, об оценке доказательств с точки зрения их достаточности для вывода о доказанности обстоятельств дела, в том числе предварительного сговора на совершение убийства, не могут являться основанием для отмены приговора постановленного в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалобы, нет оснований полагать, что государственным обвинителем оказывалось какое-либо воздействие на коллегию присяжных заседателей, повлиявшее на формирование их мнения о виновности осужденного. В соответствии с протоколом судебного заседания, государственным обвинителем реализованы предусмотренные законом полномочия прокурора в уголовном деле.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Нарушения принципа объективности и беспристрастности не допускалось.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями не допущено. Изложенная постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и все сторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденного в инкриминируемых ему и реступлениях.

Вопреки утверждениям в жалобе, стороны воспользовались своим правом сделать замечания по поводу сформулированных председательствующим вопросов. Как следует из протокола судебного заседания, к окончательной редакции вопросов у сторон замечаний не было. Выявив противоречия в ответах присяжных заседателей, председательствующий принимал меры к их устранению в соответствии с требованиями ст. 345 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ является обязательным для председательствующего судьи. Порядок проведения совещания и процедура голосования коллегией присяжных заседателей, предусмотренная положениями ст. 343 УПК РФ, соблюдена.

Выступление подсудимого Иоста с последним словом было остановлено председательствующим обоснованно, в соответствии с ч. 2 ст. 293 УПК РФ поскольку данные о личности подсудимого не имеют отношения к вопросам разрешаемым присяжными заседателями. При обсуждении последствий 5

вердикта стороны не были ограничены в возможности представить суду и огласить характеризующие осужденных материалы дела. Данные о личности Иоста были исследованы как по ходатайству государственного обвинителя так и по ходатайству самого осужденного.

Правовая оценка действиям осужденного Иоста судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

При назначении наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного Иостом, данные о личности виновного, условия его жизни, мнение коллегии присяжных заседателей по вопросу о снисхождении, а также влияние назначенного наказания на его исправление Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведением виновного во время и после совершения преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, по делу не установлено. Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими не установлено.

Доводы осужденного о зачете ему отб ЕЛТОГО наказания по предыдущему приговору противоречат закону. Поскольку ранее Иост был судим условно и условное осуждение до вынесения данного приговора не отменялось, то есть он не отбывал назначенное ему наказание, судом правильно в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ, назначено наказание по совокупности приговоров с частичным присоединением к назначенному наказанию наказания, определенного по приговору от 25 декабря 2000 года.

В то же время, как следует из материалов дела, до вынесения первого приговора, постановленного судом 25 декабря 2000 года, Иост содержался под стражей с 14 июня по 25 декабря 2000 года. Этот срок содержания под стражей Иоста не был зачтен судом в срок отбывания наказания по приговору от 1 августа 2006 года. В соответствии с правилами, предусмотренными ст. 70, 72 УК РФ, срок с 14 июня по 25 декабря 2000 года подлежит зачету в срок назначенного Иосту окончательного наказания по совокупности приговоров, в связи с чем приговор в этой части подлежит изменению.

Таким образом, наказание Иосту назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости. Оснований для вывода о назначении осужденному чрезмерно сурового наказания, не имеется.

Судьба вещественных доказательств разрешена судом в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ, оснований ставить под сомнение обоснованность принятого решения не имеется.

6

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 августа 2006 года в отношении Иоста А Н изменить: зачесть в срок отбывания наказания время содержания под стражей до вынесения приговора от 25 декабря 2000 года - с 14 июня по 25 декабря 2000 года.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Иоста А.Н. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

7

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 293 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта