Информация

Решение Верховного суда: Определение N 50-АПУ16-20 от 20.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 50-АПУ16-20

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 20 о к т я б р я 2 0 1 6 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кулябина В.М.,

судей Зателепина О.К., Шмотиковой С.А.

при секретаре Миняевой В.А.

с участием осужденного Смагулова А.Г., адвоката Анпилоговой Р.Н прокурора Синицыной У.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Смагулова А.Г. и адвоката Тороповой Т.А. на приговор Омского областного суда от 19 августа 2016 года по которому

СМАГУЛОВ А Г судимый:

16 мая 2006 года по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

10 июля 2006 года по п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

19 марта 2007 года (с учетом постановления суда от 24 октября 2013 года по ч. 2 ст. 162 УК РФ, на основании ст. 74, 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговорам от 16 мая 2006 года и 10 июля 2006 года к 5 годам 10 месяцам лишения свободы; освобожден 7 июня 2011 года условно-досрочно по постановлению от 26 мая 2011 года на 1 год 7 месяцев 28 дней;

17 января 2012 года (с учетом постановления суда от 24 октября 2013 года постановления президиума Омского областного суда от 24 февраля 2014 года по ч.1 ст.161, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 19 марта 2007 года к 3 годам 2 месяцам лишения свободы;

31 января 2012 года (с учетом постановлений президиума Омского областного суда от 6 мая 2012 года, 24 февраля 2014 года, Октябрьского районного суда г. Омска от 17 мая 2012 года, 23 августа 2013 года, 24 октября 2013 года) по ч. 3 ст. 30, пп. «в», «г» ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 158 УК РФ, чч. 3, 5 ст. 69 УК РФ с частичным сложением наказания по приговору от 17 января 2012 года к 4 годам лишения свободы; освобожден 9 сентября 2014 года по постановлению от 28 августа 2014 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 3 дня,

осужден

по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 17 лет с ограничением свободы на 1 год,

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 10 лет лишения свободы,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

на основании ст.70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 31 января 2012 года и окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с ограничением свободы на 1 год, с установлением следующих ограничений: не уходить из дома с 22 до 7 часов, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, и возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 15 октября 2010 года.

Постановлено взыскать с Смагулова А.Г. в пользу В 100 000 рублей в счет компенсации морального вреда, 97 000 рублей в счет возмещения имщественного вреда.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина ОК. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб возражений на них государственного обвинителя; выступление осужденного Смагулова А.Г., адвоката Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы жалоб возражения прокурора Синицыной У.М., полагавшей необходимым отказать в удовлетворении жалоб, Судебная коллегия

установила:

Смагулов осужден за совершение умышленного убийства Ц.,

сопряженного с разбоем, а также за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Смагулов вину в совершении преступлений не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Смагулов выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, постановленным с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства при проверке и оценке доказательств по делу. Указывает, что предварительное следствие было проведено с нарушением требований уголовно процессуального законодательства, в частности, к нему применялось физическое и психическое насилие, в результате которого он оговорил себя в ходе допроса в качестве подозреваемого и при проверке его показаний на месте. Кроме того, считает, что следствие проведено неполно, обращая внимание на то, что не установлена принадлежность значительного количества следов, обнаруженных в квартире потерпевшей, а обнаруженные следы, в частности, на веревке, тетради, сумке, пенсионном удостоверении не принадлежат ему; не проводилась экспертиза в отношении перчаток обнаруженных в неизвестном месте, поэтому утверждает, что перчатки не имеют никакого отношения к делу; не проверены все версии, в том числе данные о том, что потерпевшую видели 23-24 сентября 2015 года в компании молодого человека в спортивном костюме, о котором у него спрашивали оперативные работники при его задержании. Обосновывает довод о необъективности следствия и сфабрикованности уголовного дела перечислением неточностей, имеющихся в материалах дела, относительно его работы, семейного положения, места жительства, факта обнаружения паспорта потерпевшей. Утверждает о грубом нарушении законодательства при его задержании, во время первоначальных действий в отношении его со стороны оперативных сотрудников, которые «подготовили» его к допросу следователя, в ходе которого он признался в совершении преступлений. О правильном времени его задержания в суде дал показания свидетель Б , однако суд проигнорировал эту информацию.

Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, не подтверждены исследованными доказательствами. Суд не исследовал должным образом доказательства, свидетельствующие о его невиновности, не принял во внимание доводы его защитника. Отрицает свою причастность к инкриминируемым ему преступлениям, излагая при этом свою версию событий 22 сентября 2015 года. При этом указывает, что доказательства обвинения о его причастности к преступлениям, выразившиеся в покупке автомобиля, аренде жилья, сауны с приглашением девушек, являются сфабрикованными.

С учетом изложенного просит приговор отменить с направлением дела на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе адвокат Торопова ставит вопрос о незаконности, необъективности приговора, который подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Утверждает, что вывод суд о виновности Смагулова является предположением и не основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании. По мнению защиты, в деле отсутствуют неопровержимые и достоверные доказательства, свидетельствующие о совершении преступлений осужденным. Указывает, что признательные показания Смагулова, положенные судом в основу обвинительного приговора, получены с нарушением закона и не подтверждаются иными имеющимися в деле доказательствами. При этом приведенные в приговоре доказательства являются лишь косвенными совокупность которых лишь теоретически подтверждает возможную причастность осужденного к инкриминируемым ему преступлениям. Судом не установлены точное время совершения преступления, бесспорная причина смерти потерпевшей, мотив совершения преступлений, размер похищенного имущества (его стоимость). Исходя из фактических обстоятельств, Смагулов не имел корыстного мотива, который мог быть у родственников, однако это обстоятельство осталось без внимания суда. Суд не учел, что в материалах дела отсутствуют доказательства причастности осужденного к обнаруженным перчаткам. Судом не устранены сомнения относительно присутствия в квартире потерпевшей иных лиц, что подтверждается обнаруженными отпечатками пальцев.

С учетом отсутствия прямых доказательств виновности Смагулова наличием неустранимых сомнений в его виновности адвокат просит оправдать Смагулова.

В возражениях государственный обвинитель Пугаева Я.В. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия пришла к следующему.

Выводы суда о виновности осужденного Смагулова в инкриминируемых ему преступлениях основаны, вопреки доводам апелляционных жалоб, на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

В ходе предварительного следствия, которое, вопреки доводам жалобы осужденного, проведено в соответствии с требованиями уголовно процессуального законодательства, Смагулов в качестве подозреваемого дал показания о том, что 22 сентября 2015 года, зная о наличии у потерпевшей Ц денег от продажи квартиры, приехал к ней с целью ее ограбить чтобы не оставлять отпечатков пальцев, по дороге в аптеке купил перчатки; в квартире он помог ей повесить шторы, после этого они сели пить чай, а также выпили по две рюмки водки; в ванной комнате, куда он пошел курить, решил убить потерпевшую, чтобы та не смогла сообщить о нем в полицию; с этой целью он взял мочалку, войдя в комнату, накинул мочалку на шею Ц , повалил лицом на диван и душил ее в течение 3-5 минут, пока потерпевшая не перестала оказывать сопротивления; затем он завязал мочалку узлом вокруг ее шеи, а также обмотал шею веревкой; после того, как Ц перестала хрипеть, он понял, что та мертва; надел перчатки, взял в шкафу 26 000 рублей, паспорт потерпевшей, из сумки в прихожей - 8000-9000 рублей, со столика - сотовый телефон; затем закрыл найденными ключами квартиру и ушел; при выходе из подъезда он выкинул перчатки и ключ от квартиры, а у остановки - паспорт потерпевшей; вызвал такси и уехал в баню через час он вспомнил, что в холодильнике осталась бутылка водки, на которой имеются его отпечатки пальцев, поэтому он вновь вызвал такси и поехал обратно, в траве он нашел ключ от квартиры, зашел туда, забрал бутылку водки, после этого на такси он уехал к себе домой; около дома выкинул похищенный у потерпевшей сотовый телефон.

Эти обстоятельства преступлений Смагулов подтвердил в ходе проверки его показаний на месте, где он указал место совершения преступлений и изложил обстоятельства убийства Ц , хищения у нее денег и мобильного телефона, продемонстрировал свои действия. В судебном заседании была просмотрена видеозапись данного следственного действия и установлено, что ее содержание соответствует протоколу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб протоколы допроса Смагулова в качестве подозреваемого и проверки его показаний на месте суд первой инстанции обоснованно признал достоверными доказательствами полученными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и положил их в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Как следует из протокола допроса Смагулова, на который имеется указание в приговоре, следственные действия с его участием, вопреки доводам жалобы осужденного, произведены в присутствии защитника, Смагулову разъяснены права, соответствующие его процессуальному статусу, каких-либо замечаний протоколы не содержат. При этом правильность содержащихся в протоколах допроса сведений была подтверждена подписями участвовавших лиц, каких-либо замечаний и дополнений от Смагулова и его защитника не поступало.

В судебном заседании были просмотрены видеозаписи следственных действий с участием Смагулова, из которых следует, что он добровольно, в спокойной обстановке дает признательные показания, рассказывает о событиях преступлений в присутствии адвоката.

Протокол проверки показаний Смагулова соответствует предъявляемым законом требованиям, в связи с этим он обоснованно признан судом допустимым доказательством и исследован в судебном заседании. Нарушений права на защиту при проведении данного следственного действия органом расследования не допущено.

В ходе судебного разбирательства тщательно исследовались утверждения Смагулова и его защитника о применении к нему до допроса следователя и прибытия адвоката насилия со стороны оперативных сотрудников, приведшего его к самооговору, которые не нашли своего подтверждения. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у Судебной коллегии не имеется.

В частности, в суде установлено, что обнаруженные в ходе экспертизы телесные повреждения были получены осужденным во время его задержания, о чем сам осужденный Смагулов заявил при поступлении в ИВС и следственный изолятор, об этом же сообщил и свидетель К начальник отделения уголовного розыска, который уточнил, что применение физической силы специальных средств было обусловлено тем, что Смагулов оказал сопротивление и пытался скрыться.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, не находит оснований согласиться с утверждением осужденного о незаконности его задержания сотрудниками полиции. При этом показания свидетеля Б относительно обстоятельств задержания оценены судом первой инстанции. Несогласие осужденного с такой оценкой не может служить основанием для признания незаконности задержания, в том числе и в части времени задержания.

Давая показания об обстоятельствах убийства и хищения денежных средств, Смагулов, описывая хронологию своих действий, указывал на такие детали, которые могли быть известны лишь лицу, принимавшему непосредственное участие в их совершении, и не могли быть известны ни оперативным работникам полиции, ни следователю до дачи показаний Смагуловым.

Вопреки доводам жалоб показания осужденного Смагулова о месте времени и способе совершения преступлений согласуются с показаниями свидетелей Д К Х , М Л протоколами осмотра места происшествия, заключениями экспертов проводивших судебно-медицинскую, медико-криминалистическую экспертизы и с другими материалами дела, подробно изложенными в приговоре.

Оценив указанные выше доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о причастности Смагулова к совершению убийства Ц сопряженного с разбоем, а также к разбою, совершенному с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Суд правильно оценил показания Смагулова, данные им в судебном заседании, о непричастности к инкриминируемым ему преступлениям, придя к выводу, что дача таких показаний не соответствует действительности, свои выводы суд надлежащим образом мотивировал.

Судебная коллегия не находит оснований согласиться с утверждениями авторов жалоб о том, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела.

Вопреки доводам жалобы отсутствие следов Смагулова на предметах в квартире потерпевшей само по себе не свидетельствует о непричастности осужденного к совершению инкриминируемых ему преступлений. В материалах дела имеется достаточно доказательств, свидетельствующих о том что убийство и разбой совершены именно Смагуловым. Кроме того, в суде установлено, что осужденный Смагулов предпринимал активные действия по устранению своих следов в квартире Ц в частности, даже возвращался в квартиру, чтобы устранить отпечатки пальцев, оставшиеся на бутылке водки, которая осталась в холодильнике.

Как следует из приговора, суд не признавал в качестве доказательств причастности Смагулова к преступлениям данные о покупке автомобиля, об аренде жилья, о посещении сауны с приглашением девушек, как ошибочно считает осужденный.

Обнаружение в ходе осмотра участка местности возле дома потерпевшей двух перчаток полностью соответствует показаниям осужденного Смагулова о том, что он приобретал перчатки в аптеке, использовал их в процессе совершения преступления, а затем выбросил их возле дома, указав при этом место, где они и были обнаружены.

Вопреки доводам жалоб показания Смагулова о том, что по дороге он выбросил паспорт Ц подтверждаются показаниями свидетеля Л , которая указала, что за две недели до 11 октября 2015 года к ней приходили двое молодых людей, нашедших паспорт, обнаруженный впоследствии знакомой Ц в почтовом ящике потерпевшей.

С учетом этого утверждения Смагулова о сфабрикованности уголовного дела, в том числе и в части обнаруженного паспорта Ц Судебная коллегия находит несостоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания, вопреки доводам жалоб судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273-291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы им дана надлежащая оценка в приговоре, при этом приведены мотивы, по которым доказательства признаны достоверными. Оснований сомневаться в достоверности доказательств у суда апелляционной инстанции не имеется.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, действиям Смагулова, вопреки доводам жалоб, в приговоре дана правильная юридическая оценка. Оснований для иной квалификации действий осужденного, о чем просят в жалобах осужденный и адвокат, Судебная коллегия не находит.

Вопреки доводам апелляционных жалоб об умысле на причинение смерти свидетельствуют установленные судом фактические обстоятельства дела, в частности использование мочалки, которую осужденный накинул на шею потерпевшей, удушение ее на протяжении 3-5 минут, пока Ц не перестала оказывать сопротивление. Это полностью соответствует результатам осмотра трупа и заключению эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу, а также выводам эксперта, проводившего медико криминалистическую экспертизу, согласно которым описанный Смагуловым способ совершения преступления соответствует характеру обнаруженных повреждений и последовательности их причинения.

Как следует из приговора, вопреки утверждению адвоката судом установлены время совершения преступления, причинно-следственная связь между действиями Смагулова и смертью потерпевшей.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалоб об отсутствии у Смагулова корыстного мотива и умысла на совершение разбойного нападения, поскольку такая позиция противоречит другим исследованным в судебном заседании доказательствам.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, которые, вопреки доводам жалобы осужденного, установлены правильно, состоянии здоровья и всех обстоятельств дела, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного. Оснований для его смягчения не имеется.

Вид исправительного учреждения назначен правильно.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденного Смагулова и адвоката Топоровой не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 ,389 и

33 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Омского областного суда от 19 августа 2016 года в отношении Смагулова А Г оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного и его адвоката - без удовлетворения Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 290 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта