Информация

Решение Верховного суда: Определение N 72-АПУ16-22 от 14.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 72-АПУ16-22

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 14 с е н т я б р я 2016 г о д а

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зеленина С Р . и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Щукиной Ю.В. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Коновалова В В . и Пляскина В.А защитников Ситникова Е.П., Намжилова Д.В. и Ляховой Т.Ю. на приговор Забайкальского краевого суда от 25 мая 2016 года, по которому

Иванов В В

не судимый,

осужден

по ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток, не выезжать за пределы территории муниципального образования где осужденный будет проживать после отбытия наказания в виде лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства, дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания;

по 4.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы;

по ч.1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

на основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 11 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия наказания в виде лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания;

Коновалов В В

не судимый,

осужден по ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток, не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия наказания в виде лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания;

Пляскин В А

не судимый,

осужден

по ч.З ст.30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год;

по ч.1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год;

на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений: не уходить из дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток, не выезжать за пределы территории муниципального образования где осужденный будет проживать после отбытия наказания в виде лишения свободы, не посещать места проведения массовых мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять места жительства или пребывания, либо место работы без согласия уголовно исполнительной инспекции по месту жительства, дважды в месяц являться для регистрации в указанную инспекцию для осуществления надзора за отбыванием наказания.

Этим же приговором Коновалов В.В. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на основании п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершенному преступлению.

С осужденного Пляскина В А постановлено взыскать в пользу потерпевшего П в счет возмещения расходов, связанных с погребением П 74 125 рублей; в счет компенсации морального вреда, причиненного убийством сына 1 000 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Зеленина СР., выступления осужденных Коновалова В.В., Пляскина В.А. и Иванова В.В. с использованием систем видеоконференц-связи, защитников Подмаревой Е.В., Герасимова Д.В. и Бушиной Т.Г., поддержавших доводы апелляционных жалоб о незаконности и необоснованности приговора, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Курочкиной Л.А., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Иванов В В . осужден за пособничество в покушении на убийство группой лиц по предварительному сговору, за незаконное приобретение ношение, хранение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, а также за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере.

Коновалов В.В. и Пляскин В.А. осуждены за покушение на убийство Н группой лиц по предварительному сговору.

Пляскин В.А. осужден за убийство П

Преступления совершены в августе 2015 года в п. -

района края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный Коновалов В В . считает, что его действия не могут быть квалифицированы как покушение на убийство, поскольку выстрел он произвел после того, как потерпевший скрылся за приборной панелью, в капот автомобиля с целью его повреждения из мести. Это подтвердил и потерпевший, показав, что увидел человека с ружьем, упал на переднее сиденье и только через 2-3 секунды прозвучал выстрел. Когда потерпевший покинул автомашину и забежал в подъезд дома, он не производил действий, направленных на причинение смерти А

Не оспаривая фактических обстоятельств дела, указывает, что эти события могли быть подтверждены или опровергнуты свидетелем М однако в судебном заседании его показания не исследовались.

Повторяет доводы апелляционной жалобы своего защитника, просит переквалифицировать его действия на ст. 167 УК РФ.

Защитник Ситников Е.П. в интересах осужденного Коновалова В.В. просит об изменении приговора с переквалификацией действий осужденного на ст. 167 УК РФ, поскольку, исходя из описательно мотивировочной части приговора, Коновалов искал Н Ан и Н Ал обнаружил случайно, что исключает его умысел на убийство последнего группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, защитник повторяет доводы апелляционной жалобы осужденного о том, что в суде не исследовались показания свидетеля М и об отсутствии у Коновалова умысла на убийство Н .

Считает приговор чрезмерно суровым.

Осужденный Пляскин В.А. утверждает, что не хотел убивать П и об этом ни с кем не договаривался, поэтому с приговором не согласен. Ссылаясь на свои показания, утверждает, что причинил П смерть по неосторожности, произведя в него выстрел случайно. Просит приговор по ст. 105 чЛ УК РФ переквалифицировать на ст. 109 УК РФ, а по ст. 30 ч.З, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ отменить с прекращением дела.

Считает, что не виновен в совершении преступлений, за которые осужден, пункт «а» части 2 ст. 105 УК РФ вменен ему излишне, как и преступление в целом. Как установлено в суде, он искал Н Ан для выяснения причин конфликта и случайно встретил потерпевшего Н Ал что исключает умысел на убийство последнего как группой лиц, так и группой лиц по предварительному сговору, что подтверждается показаниями Иванова, Пляскина, потерпевшего и свидетеля Н .

Обращает внимание на то, что в суде показания свидетеля М не исследовались.

Повторяет доводы жалобы Коновалова об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшего. При этом утверждает, что суд не указал, какие действия, направленные на убийство, совершил он, Пляскин, и не привел доказательств сговора между осужденными о совершении этого преступления.

Сумму компенсации морального вреда считает завышенной несоответствующей конкретным обстоятельствам уголовного дела и его материальному положению, поскольку на его иждивении находятся жена и ребенок.

Защитник Намжилов Д.В. в интересах осужденного Пляскина В.А. просит об исключении из приговора ч.З ст. 30, пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ поскольку, исходя из описательно-мотивировочной части приговора, Пляскин искал Н Ан , и Н Ал обнаружил случайно, что исключает его умысел на убийство последнего группой лиц по предварительному сговору. Считает, что пункт «а» части 2 ст. 105 УК РФ вменен осужденному излишне, как и преступление в целом.

Кроме того, считает приговор чрезмерно суровым.

Защитник Ляхова Т.Ю. в интересах осужденного Иванова В.В считает, что судом сделаны необоснованные выводы о совершении им преступления в отношении Н , в связи с чем по ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ Иванова следует оправдать. В подтверждение этой просьбы защитник ссылается на показания Иванова ВВ., Пляскина Коновалова о том, что они искали Н Ан , что Иванов в ссоре и драке с Ан не участвовал и не договаривался об убийстве потерпевшего.

Считает, что суд не дал должной оценки показаниям подсудимых об отсутствии предварительного сговора о покушении на Н Ал и о том, что оружие они взяли для самообороны от Н Ан . Не дано также надлежащей оценки показаниям Н Ал в суде которые подтверждают, что Иванов из машины не выходил и никаких действий в отношении потерпевшего не предпринимал.

Защитник утверждает, что суд не сослался в приговоре на показания свидетеля Н Ан в суде о нормальных отношениях с Ивановым.

В суде не установлено, что между осужденным Ивановым и Н Ал был какой-либо конфликт, что он заряжал оружие и что его задачей было найти потерпевшего, а не Ан . В ссоре и драке он участия не принимал, поскольку сразу уехал. Таким образом, Иванов не предпринимал мер к совершению убийства, укрытию Пляскина и Коновалова или оружия.

Осужденный Иванов ВВ., дополняя жалобу своего защитника просит оправдать его по обвинению в пособничестве в покушении на убийство, поскольку такого умысла на убийство у него не было, как и договоренности об этом с Пляскиным и Коноваловым. Когда они подъехали к месту, где находились потерпевшие, он сидел в машине неприязни у него к Н Ал не было.

Государственный обвинитель Якимова Т С . возражает на апелляционные жалобы, считает приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по основаниям, предусмотренным ст. 38918 ч.1 п.2 УПК РФ.

Как установлено приговором, осужденные совершили преступления в отношении потерпевших Н иП при следующих обстоятельствах.

00 00

7 августа 2015 года в период времени с 19 до 23 часов в лесном массиве, расположенном в 150 метрах на юго-восток от дома № по ул.,

между Ивановым В.В., Коноваловым В.В., Пляскиным В.А М с одной стороны и Н М А К П П Н с другой, в ходе совместного распития спиртных напитков, на почве возникших личных неприязненных отношений произошла ссора переросшая в обоюдную драку. В ходе драки Н Ал

причинил телесные повреждения Коновалову ВВ., а Н Ан причинил телесные повреждения Пляскину В.А.

8 тот же день, после драки, в период времени с 23 час. до 23 час по месту жительства Иванова ВВ., в доме № по ул. , Коновалов В.В. и Пляскин В.А., испытывая личную неприязнь, обусловленную дракой, вступили в сговор на убийство Н Ал , а присутствовавший там же Иванов ВВ., на почве имевшейся личной неприязни, вызванной произошедшим конфликтом, решил оказать пособничество в совершении задуманного Коноваловым В.В. и Пляскиным В.А. убийства, путем предоставления им огнестрельного оружия и автомобиля « » регистрационный номер,

под своим управлением, для мобильного перемещения по поселку и оперативного отхода с места совершения преступления.

Действуя в рамках состоявшегося сговора, Иванов В.В. предоставил Коновалову В.В. двуствольное охотничье ружье модели «Б» 16 калибра и не менее 5 патронов к нему, а Пляскина В.А. обеспечил двуствольным охотничьем ружьем 16 калибра модели «ИЖ-58» и 2 патронами к нему. Для себя Иванов В.В. взял карабин, снаряженный охотничьим патроном 7,62 х 39мм.

После этого, на указанной автомашине под управлением Иванова В.В., Коновалов В.В. и Пляскин В.А. совершили поездку по улицам п.

в поисках Н с целью совершения его убийства и у дома по ул. , обнаружили его, находящегося в салоне автомашины « », где он распивал спиртные напитки с П

Реализуя совместный умысел на убийство Н действуя в составе группы лиц по предварительному сговору и в рамках ранее разработанного плана, вооруженные охотничьими ружьями Коновалов В.В. и Пляскин В.А. вышли из машины Иванова В.В. и подошли к автомобилю « » с противоположных сторон.

Коновалов В.В., из ружья с целью единого с Пляскиным В.А. умысла на убийство Н произвел выстрел в район водительского кресла Однако, находившийся в автомашине на месте водителя Н успел спрятаться за рулевой колонкой и приборной доской автомобиля после чего, опасаясь за свою жизнь и здоровье, скрылся с места происшествия. В результате активных действий Н совместный умысел Коновалова В.В. и Пляскина В.А. на совершение убийства Н

не был доведен до конца по не зависящим от них обстоятельствам.

В это же время Пляскин В.А., действуя в рамках самостоятельно возникшего на почве личной неприязни умысла на убийство П,

обусловленного произошедшим конфликтом, не ставя Коновалова В.В. и Иванова В.В. в известность о своих намерениях, с целью убийства П находившегося на переднем пассажирском сидении в салоне автомашины « », произвел в него выстрел из ружья. В результате выстрела П было причинено огнестрельное проникающее сквозное ранение грудной клетки, с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей правого плечевого сустава, головки левой плечевой кости, левой лопатки, 1-2 ребра слева сзади, тел 1-го и 2-го грудных позвонков, обоих легких, грудного отдела аорты, двусторонний гемоторакс. Указанные повреждения являлись непосредственной причиной смерти П наступившей на месте происшествия После этого, Коновалов В.В. и Пляскин В.А. на автомашине «»

под управлением Иванова В.В. скрылись с места преступления.

Правильно установив фактические обстоятельства совершения преступлений в отношении потерпевших Н иП суд дал им ошибочную юридическую оценку.

Покушение на убийство может быть признано совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.

Однако, как видно из указанных обстоятельств, осужденный Пляскин В.А. не участвовал непосредственно в покушении на убийство Н насилие к указанному потерпевшему не применял, совместно с Коноваловым В.В. каких-либо действий, направленных на причинение Н смерти, не совершал.

При таких данных он не может быть признан соисполнителем покушения на убийство Н

Изложенные в приговоре суждения о том, что Пляскин В.А., подойдя к автомашине и фактически установив контроль за дверьми автомобиля с пассажирской стороны, лишил потерпевшего возможности покинуть ее чем создал благоприятные условия для Коновалова, опровергаются как выводами суда о том, что потерпевший Н находился на водительском кресле, а Пляскин подошел к машине с противоположной стороны поэтому не мог помешать потерпевшему покинуть ее, так и установленными фактическими обстоятельствами дела, согласно которым Н после выстрела Коновалова открыл дверь и покинул место преступления.

Ссылки суда первой инстанции на то, что Пляскин вооружился разыскивал Н находился на месте преступления, снял ружье с предохранителя и подошел к машине Н , не могут свидетельствовать о совершении им покушения на убийство, поскольку указанные действия в соответствии с частью 1 ст. 30 УК РФ являются приготовлением к преступлению.

После совершения этих подготовительных действий, как было указано, Пляскин не применил к Н насилие, направленное на причинение ему смерти, при отсутствии каких-либо препятствий для производства им выстрелов в потерпевшего, поэтому подготовительные действия Пляскина не влекут уголовной ответственности в силу требований частей 1 и 2 ст. 31 УК РФ.

Таким образом, Пляскин не совершал покушение на убийство двух потерпевших группой лиц по предварительному сговору. Уголовное дело в этой части подлежит прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления.

В то же время, Пляскин, как установлено приговором, не ставя в известность других осужденных и действуя в рамках самостоятельно возникшего у него умысла на убийство П выстрелил в него из ружья, причинив ранение грудной клетки, явившееся непосредственной причиной смерти потерпевшего на месте происшествия. Эти действия Пляскина правильно квалифицированы приговором по ст. 105 чЛ УК РФ.

Поскольку Пляскин не участвовал в покушении на убийство потерпевшего Н действия Коновалова, который выстрелил в потерпевшего с целью его убийства, однако не довел преступление до конца, поскольку Н удалось спрятаться от выстрела и убежать с места преступления, не образуют квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору.

В связи с этим приговор в отношении Коновалова В.В., а также Иванова В.В., который своими действиями содействовал Коновалову в совершении преступления, подлежит соответствующему изменению: их действия следует переквалифицировать, соответственно, на покушение на убийство (ст. 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ) и пособничество в покушении на убийство (ст. 33 ч.5, 30 ч.З, 105 ч.1 УК РФ).

Переквалифицируя действия осужденного Иванова ВВ., судебная коллегия считает необходимым также исключить из его осуждения указание на то, что он заранее обещал скрыть преступников, средства и орудия убийства, поскольку доказательств того, что он договорился с другими осужденными именно об этом, в приговоре не приведено.

Иные доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Вина осужденного Коновалова В.В. в покушении на убийство потерпевшего Н полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами, в частности, обоснованно признаны как показания самого Коновалова ВВ., данные им в качестве подозреваемого о том, что испытывал злость на Н Ал с другими осужденными решил найти его, вооружился переданным ему Ивановым ружьем с патронами, когда подъехали к машине Н , видел, что тот сидит за рулем, вышел из машины с ружьем, взвел курок, направил ствол в сторону Н на уровне груди и произвел выстрел, видел, что в лобовом стекле образовалось отверстие, а успел спрятаться за руль, затем выскочил из машины и забежал в подъезд, так и показаниями потерпевшего Н из которых видно, что к его автомашине подъехала другая, из которой вышло несколько человек, один из них подошел к его автомобилю со стороны капота и, выкрикнув что-то о наступлении смерти, направил ружье на место водителя, где он находился увидев направленный на себя ствол ружья, он успел нагнуться и спрятаться за панель приборов, одновременно с этим произошел выстрел от которого на него посыпались осколки стекла, он крикнул П чтобы тот прятался, сам выскочил из машины и забежал в подъезд дома.

Надлежаще оценив указанные, а также иные исследованные в судебном заседании доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что умысел Коновалова был направлен на убийство именно потерпевшего Н А. и своими действиями он выполнил объективную сторону убийства - произвел в него с небольшого расстояния выстрел из огнестрельного оружия, снаряженного дробью.

Таким образом, доводы осужденного и его защитника об отсутствии умысла на убийство, о производстве выстрела в автомобиль с целью его повреждения, опровергнуты материалами дела.

Преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от осужденного, поскольку потерпевшему удалось уклониться и спрятаться от выстрела и убежать с места происшествия.

Доводы осужденного Пляскина В.А. о случайном выстреле в потерпевшего П проверялись в судебном заседании и отвергнуты судом первой инстанции обоснованно с приведением убедительных доводов, основанных на достоверных и допустимых доказательствах, в том числе показаниях самого Пляскина В.А., данных на следствии, о том, что он осознанно и умышленно произвел выстрел в П открыв дверь автомобиля, за которой он находился.

Доводы защитника Ляховой Т.Ю. об иной оценке доказательств исследованных судом, удовлетворению не подлежат, поскольку суд в приговоре указал в соответствии со ст. 307 п.2 УПК РФ, по каким мотивам отверг доказательства, представленные Ивановым в подтверждение своей невиновности. Доказательства оценены судом с учетом требований ст. 17, 88 УПК РФ, нарушений закона при этом не допущено.

Суд обоснованно положил в основу своих выводов, в частности показания Иванова В.В., данные им в ходе предварительного расследования дела, о том, что искал он вместе с другими осужденными именно потерпевшего - Н Ал при этом он вооружил Коновалова и Пляскина охотничьими ружьями, дал им патроны, сам вооружился нарезным ружьем, затем они сели в его автомашину и под его управлением поехали искать Н .

Эти показания и иные, приведенные в приговоре, доказательства бесспорно свидетельствуют о том, что умысел осужденного был направлен на применение огнестрельного оружия именно против Н Ал а не иного лица, о чем осужденные стали утверждать в суде.

Доводы стороны защиты о намерении оружием лишь напугать Н убедительно отвергнуты судом первой инстанции со ссылкой за заряжание оружия патронами, свидетельствующее о намерении применить его для производства выстрелов.

Поскольку Иванов В.В. осужден за пособничество в покушении на убийство путем предоставления средств и орудий совершения преступления, то обстоятельство, что на месте преступления он оставался в своем автомобиле, не свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено. Доводы апелляционных жалоб о неисследованности показаний свидетеля М не могут поставить под сомнение законность и обоснованность приговора суда поскольку неполнота судебного следствия не является, в соответствии с действующим законодательством, основанием для отмены или изменения

15 приговора суда (ст. 289 УПК РФ). Как видно из протокола судебного заседания, судебное разбирательство дела проведено в соответствии с требованиями закона, судом были созданы условия для осуществления сторонами своих процессуальных функций. Право стороны защиты на представление доказательств, в том числе показаний указанного свидетеля нарушено не было. Ходатайств о его вызове в судебное заседание, либо об оглашении его показаний, стороной защиты в суде не заявлялось.

Назначая осужденным Иванову и Коновалову наказание в связи с переквалификацией их действий, судебная коллегия учитывает обстоятельства, влияющие на разрешение этого вопроса, установленные судом первой инстанции. Оснований считать назначенное Пляскину В.А по ст. 105 ч.1 УК РФ наказание чрезмерно суровым не имеется.

Размер компенсации морального вреда, причиненного П.

смерть его сына, определен судом в соответствии с требованиями закона с учетом требований разумности и справедливости на основании оценки глубины и характера причиненных потерпевшему нравственных страданий. Вопреки доводам осужденного суд учел также и его материальное положение, мотивировав в приговоре свои выводы Оснований для снижения суммы указанной компенсации не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Забайкальского краевого суда от 25 мая 2016 года в отношении Иванова В В , Коновалова В В изменить:

исключить из его описательно-мотивировочной части указание на заранее обещанное Ивановым В.В. сокрытие преступников, средств и орудий убийства;

действия Иванова В.В. переквалифицировать с ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, ч.1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание 7 лет лишения свободы; на основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.5 ст.ЗЗ, ч.З ст.30, 4.1 ст. 105 УК РФ, чЛ ст. 222 УК РФ, ч.1 ст. 228 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Иванову В.В. 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

действия Коновалова В.В. переквалифицировать с ч.З ст. 30, п. «ж» 4.2 ст. 105 УК РФ на ч.З ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ, по которой назначить наказание 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в части осуждения Пляскина В А по ч.З ст. 30, пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ отменить уголовное дело в этой части прекратить в связи с отсутствием в деянии состава преступления на основании п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ. Признать за Пляскиным В.А. в этой части право на реабилитацию.

Исключить назначение Пляскину В.А. наказания на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений. Считать его осужденным по ст. 105 ч.1 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год с установлением ограничений и обязанностей, указанных в приговоре.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 289 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта