Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-О12-14 от 07.03.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-012-14

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 7 м а р т а 2 0 1 2 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Фетисова СМ. и Русакова В.В.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Бартенева А.С. на приговор Иркутского областного суда от 15 декабря 2011 года, которым

Бартенев А С ,

судимый

26 марта 2010г. по ст. 119 ч.1 УК РФ к 1 году лишения

свободы условно с испытательным сроком в 1 год

- осужден по ст. 105 ч.2 п.п.«а,ж,к» УК РФ - на 19 (девятнадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы на срок в 1 (один) год с возложением обязанностей, указанных в приговоре.

В соответствии со ст.74 ч.5 УК РФ условное осуждение по приговору от 26 марта 2010г. отменено и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 26 марта 2010г., в размере 6 (шести месяцев и окончательно назначено - 19 (девятнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы, с отбыванием первых 10 (десяти) лет в тюрьме, а затем в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок в 1 (один) год, в период отбывания которого на Бартенева А.С. возложены обязанности, указанные в приговоре.

Ельчин П В ,

судимый 15

декабря 2009г. по ст.ст.161 ч.1, 119 ч.1 УК РФ к 2 годам

лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года

- осужден:

по ст. 119 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 7 декабря 2011 г.), с применением ст. 62 УК РФ - на 1 год лишения свободы,

по ст. 105 ч.2 п.п.«а,ж,к» УК РФ - на 10 (десять) лет лишения свободы с ограничением свободы на срок в 1 (один) год и возложением на него обязанностей, указанных в приговоре.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено - 10 (десять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст.74 ч.5 УК РФ условное осуждение по приговору от 15 декабря 2009г. отменено и в соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 15 декабря 2009 г. в размере 6 (шести месяцев и окончательно назначено - 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок в 1 (один) год, в период отбывания которого на Ельчина П.В. возложены обязанности, указанные в приговоре.

Приговор в отношении Ельчина П.В. не обжалован, проверяется в порядке ст.360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденного Бартенева А.С. и адвоката Реброва Н.И., поддержавших кассационную жалобу мнение прокурора Модестовой А.А. об исключении из приговора указания о назначении Ельчину П.В. дополнительного наказания в виде ограничения свободы, Судебная коллегия

установила:

приговором признаны виновными и осуждены:

Бартенев - за убийство З , Г и Р группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление,

Ельчин - за угрозу убийством при наличии оснований опасаться осуществления этой угрозы,

за убийство Г иР группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 17 и 19 ноября 2010 года в

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Бартенев просит приговор в отношении него отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Он считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, а его выводы несоответствующими фактическим обстоятельствам дела Его показания о невиновности суд не опроверг. В нарушение требований ст.307 УПК РФ в приговоре не отражены мотивы и цели совершения преступления Вывод суда о том, что преступление совершено на почве возникших личных неприязненных отношений, немотивирован и доказательствами не подтверждается. Мотив для преступления у него отсутствует. Суд не учел, что у Ельчина такие мотив и цель имелись, так как потерпевшие были свидетелями его угроз Т Представленные доказательства не оценены с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Оценивая показания Ельчина, суд не учел, что смерть потерпевших была ему выгодна. Не проведена трасологическая экспертиза следам крови, обнаруженным на его обуви и одежде, для определения механизма их падения. Показания Ельчина во время предварительного следствия, в т.ч. во время очной ставки, и свидетелей М и Т противоречивы. В суде Ельчин отказался от дачи показаний для того, чтобы не запутаться. Длительность его - осужденного звонка Т в ночь происшедшего фактически была больше, чем та, на которую ссылается суд. Показания свидетеля М о телефонном разговоре подтверждают его - осужденного показания и опровергают показания Ельчина и Т , из чего следует, что Ельчин находился в доме у потерпевших один. Сомнения в показаниях Ельчина о причине захода в дом потерпевших не были устранены. Судом нарушены требования ст.ст.14, 283, 284, 288 УПК РФ. Следствие по делу проведено не полно и некачественно - на генетическую экспертизу не была отправлена кофта Ельчина, на которой было обнаружено вещество, похожее на кровь, которая могла принадлежать потерпевшей З , из чего следует, что уголовное дело сфабриковано При расследовании и в судебном заседании было нарушено его право на защиту - в нарушение ч.2 ст.61 УПК РФ и Конвенции о защите прав и свобод ему был предоставлен защитник Котляров СВ., который мог быть в сговоре с

органами следствия, так как ранее участвовал в его осуждении по приговору от

1 июля 2002г. в качестве государственного обвинителя,

Постановление от 30 декабря 2011г. о рассмотрении замечаний на

протокол судебного заседания незаконно и необоснованно, так как он не писал

замечания, а излагал в кассационной жалобе свои доводы о нарушениях.

Квалификация его действий является неправильной, поскольку он лишь

помог скрыть трупы потерпевших. сгибательный перелом тела подъязычной кости, кровоизлияние в мягких тканях слева между подъязычной костью и щитовидным хрящом, относящиеся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни, а также кровоподтеки в области лба справа, над левой бровью, вокруг левого глаза со ссадиной на верхнем веке, нижней губы, тыльной поверхности левого лучезапястного сустава, области передней верхней ости крыла подвздошной кости слева; ушибленной раны лба слева.

- смерть потерпевшего Г наступила от кровопотери вследствие резаной раны шеи с полным пересечением глотки и колото-резаной раны грудной клетки слева, проникающей в левую плевральную полость с ранением верхней доли левого легкого; кровотечения в левую плевральную полость (400 мл крови); наружного кровотечения.

- смерть потерпевшего Р наступила от обильной кровопотери вследствие резаной раны шеи с повреждением подкожных сосудов и колото резаной раны грудной клетки слева, проникающей в левую плевральную полость с ранением нижней доли левого легкого; наличием крови в плевральной полости.

Экспертами не исключается образование указанных, имевшихся у потерпевших телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых Бартеневу (т.1 л.д.67-69, 82-84, 97-98, т.4 л.д.189-190, 210-211).

Кроме того, показания Ельчина подтверждаются показаниями потерпевших К Г свидетелей И П М Т ,Е Б К З К , протоколом проверки показаний Ельчина на месте (т.1 л.д.2О8- 214), заключениями экспертов (т.2 л.д.59-63, 74-78), детализацией входящих и исходящих звонков телефона Бартенева (т.З л.д.148-152, 153-155, 156) и другими материалами дела.

Ссылки осужденного на то, что суд не оценил доказательства с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, противоречат материалам дела.

Положения ст.88 УПК РФ судом соблюдены. Все представленные доказательства исследованы и сопоставлены с остальными добытыми по делу объективными данными. Их совокупности суд дал надлежащую оценку Данных об использовании недопустимых доказательств по делу не имеется.

Показания подсудимого Ельчина, как следует из материалов дела стабильны, согласуются между собой и подтверждены указанными в приговоре доказательствами, сомнений они не вызывают. Отказ лица от дачи показаний является его правом, предусмотренным п.З ч.З ст.47 УПК РФ и не свидетельствует о ложности показаний, данных им ранее.

Показания подсудимого Бартенева и отрицание им своей вины суд исследовал и в соответствии со ст.307 УПК РФ привел мотивы, по которым не принял их во внимание, правильно указав, что показания Бартенева по делу являются нестабильными.

Проверялись судом и доводы Бартенева о том, что Ельчин его оговорил своего подтверждения в ходе судебного следствия они не нашли.

С учетом изложенного и осуждения Ельчина за причинение смерти Г и Р ссылки осужденного Бартенева на противоречивость показаний Ельчина, наличие у того мотива и цели убийства потерпевших коллегия считает несостоятельными.

Версия Бартенева о том, что около 3 часов 19 декабря Ельчин длительное время один находился в доме потерпевших, а когда он - Бартенев, пришел к нему, убийство уже было совершено, судом тщательно исследовалась и обоснованно отвергнута с приведением соответствующих мотивов.

Показания свидетеля М не противоречат, а согласуются с показаниями свидетеля Т , которые объективно подтверждаются детализацией входящих и исходящих телефонных звонков абонентского номера,

находившегося в пользовании Бартенева, из которой следует, что последний разговор между Т и Бартеневым в ночное время 19 декабря 2010 г. состоялся в 02 часа 10 минут и продолжался 231 секунду, т.е. не больше 4-х минут (т.З л.д. 148-152, 153-155, 156).

Как видно из приговора, в связи с тем, что Бартенев с Ельчиным пришли в дом потерпевших для употребления спиртного, а З стала их выгонять между Бартеневым и З произошла ссора, в ходе которой у Бартенева возник умысел на причинение смерти З затем реализованный После этого, с целью сокрытия совершенного убийства Бартенев предложил и участвовал в причинении смерти свидетелям преступления - Г иР . Поэтому доводы осужденного о том, что в приговоре не отражены мотивы и цели совершения им преступления, об отсутствии у него мотивов убийства потерпевших, нельзя признать состоятельными.

Вопреки доводам осужденного Бартенева, юридическая оценка его действий является правильной, поскольку он, как обоснованно установлено в приговоре, нанес З множественные удары руками и ногами, после чего сдавил руками ее шею, перекрыв доступ воздуха в легкие потерпевшей После этого Бартенев совместно с Ельчиным нанес множественные удары кулаками и ногами Г иР по телу и голове, а затем ножом множественные удары в область шеи и груди, вследствие чего потерпевшие скончались.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и сомнений у коллегии не вызывают.

В силу ст.38 УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решение о производстве следственных и иных

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых Бартеневым совершено преступление и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Вопреки доводам жалобы осужденного Бартенева, его виновность в совершении преступления подтверждается собранными доказательствами полно, всесторонне, объективно исследованными судом и приведенными в приговоре.

Так, в ходе предварительного следствия обвиняемый Ельчин показал, что он и Бартенев пришли в дом, где проживали З ,Г иР считая, что у тех имеется спиртное. З выгоняла их из дома, поэтому Бартенев стал с ней ругаться. Затем Бартенев зашел в спальню, куда также зашла и З , после чего из комнаты в течении 10 минут доносился шум и звук падения. Когда Бартенев вышел из комнаты, то сообщил, что задушил З Зайдя в спальню, он - Ельчин, увидел лежащую на полу З не подававшую признаки жизни. Бартенев предложил убить Г иР , являвшихся свидетелями преступления в отношении З , на что он согласился. После этого он и Бартенев нанесли Г иР множественные удары руками и ногами по различным частям тела. Желая наверняка причинить смерть Г и Р , он взял в кухне нож, которым нанес удар в область горла Г , лежавшему на кровати. После этого он подошел к лежавшему на диване Р которого ножом ударил по горлу. Бросив нож на пол и взяв пустую стеклянную бутылку, он нанес ею удар Р по голове, отчего бутылка разбилась Бартенев, подняв нож, нанес им поочередно Г иР несколько ударов в область груди. После этого они скинули тела потерпевших в подполье (т.1 л.д.119-126, 226-231, 208-214, т.З л.д.78-81,т.4л.д.238-247).

В судебном заседании подсудимый Ельчин свои показания подтвердил в полном объеме.

Показания подсудимого Ельчина объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что в подполье дома были обнаружены трупы З Г иР с признаками насильственной смерти На полу в доме обнаружены многочисленные следы вещества бурого цвета похожие на кровь; осколки стеклянной бутылки, следы волочения, кофта Задворновой (т. 1 л.д. 10-42).

Из заключений судебно - медицинских экспертов следует:

- смерть потерпевшей З наступила от механической асфиксии вследствие сдавленна шеи - удушения. Кроме того, у потерпевшей имелись: процессуальных действий. С учетом этого и доказанности виновности в инкриминируемых ему деяниях те обстоятельства, что по делу не проведены экспертизы, о которых указал в кассационной жалобе осужденный, не свидетельствуют о фальсификации уголовного дела и нарушении презумпции невиновности, не ставят под сомнение выводы суда о виновности Бартенева и законность приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Отводы адвокату Котлярову С В . Бартенев не заявлял. Обстоятельств предусмотренных ст. 72 УПК РФ, исключающих участие этого адвоката по данному уголовному делу, не имеется. Не относится к таковым и участие Котлярова С В . 1 июля 2002г. в качестве государственного обвинителя по другому делу в отношении осужденного. Данных о сговоре адвоката с органами следствия не имеется. Из материалов дела видно, что каких-либо действий свидетельствующих о расхождении позиций защиты, нарушении УПК РФ Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ, Кодекса профессиональной этики адвоката, противоречащих и не соответствующих интересам обвиняемого, адвокатом не допущено.

Как видно из материалов дела, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона были разрешены. Данных о нарушении судом принципа состязательности сторон не установлено.

В связи с изложенным утверждение осужденного Бартенева о нарушении его права на защиту не может быть признано обоснованным.

Ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее проведения не влечет отмену приговора, поскольку при этом дополнительных вопросов по результатам экспертизы Бартенев не подал и в дальнейшем не был лишен возможности их поставить либо заявить ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы, а также о признании заключения эксперта недопустимым доказательством.

Оснований для признания незаконным постановления судьи от 30 декабря 2011г. коллегия не усматривает. Как видно из дополнения от 28 декабря 2011 г. к кассационной жалобе Бартенев, кроме доводов, изложил и замечание на протокол судебного заседания, которое председательствующий по делу судья рассмотрел в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ.

Наказание Бартеневу назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им деяния, обстоятельства смягчающего наказание, данных о личности, влияния назначаемого наказания на его исправление.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения кассационной жалобы Бартенева А.С. у коллегии не имеется.

Вместе с тем, как следует из приговора, назначив Ельчину по ст. 105 ч.2 п.п.«а,ж,к» УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы, при определении наказания по совокупности преступлений по правилам ст.69 ч.З УК РФ суд его не назначил. С учетом этого нельзя признать законным назначение Ельчину ограничения свободы по совокупности приговоров в соответствии со ст.70 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Иркутского областного суда от 15 декабря 2011 года в отношении Ельчина П В изменить - исключить из него назначение Ельчину П.В. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В остальном приговор в отношении Ельчина П.В. и Бартенева А С оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Бартенева А.С. - безддовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 288 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта