Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ16-8 от 08.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 43-АПУ16-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 сентября 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.,

судей Зателепина О.К., Земскова Е.Ю.

при секретаре Миняевой В.А.

с участием осужденного Алексеева С.А., адвоката Поддубного СВ прокурора Синицыной У.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Алексеева С. А., адвоката Батаковой Е.В. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 27 июня 2016 года, по которому

Алексеев С А

судимый:

28 марта 2011 года по п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к

обязательным работам на срок 200 часов;

22 апреля 2011 года по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 3 годам

лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к

3 годам 5 дням лишения свободы, освобожден условно-

досрочно по постановлению от 20 мая 2013 года на

неотбытый срок 10 месяцев 6 дней;

1 сентября 2011 года по ч.1 ст. 158 УК РФ (2

преступления) к штрафу в размере 5000 рублей, штраф

19 декабря 2013 года по ч.1 ст. 158 УК РФ, ст. 70 УК

РФ к 1 году лишения свободы;

6 февраля 2014 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1

году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5

ст. 69 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы, по

постановлению от 14 мая 2015 года переведен в

колонию-поселение на неотбытый срок 5 месяцев 4 дня;

19 октября 2015 года по ч.1 ст.313 УК РФ к 1 году 6

месяцам лишения свободы,

осужден

по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 15 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к наказанию в виде лишения свободы сроком на 16 лет с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту его проживания после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место постоянного проживания (пребывания) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности 2 раза в месяц являться на регистрацию в названный государственный орган для регистрации,

на основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания по данному приговору с наказанием по приговору от 19 октября 2015 года к наказанию в виде лишения свободы сроком на 16 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22 часов до 6 часов, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования по месту его проживания после освобождения из мест лишения свободы, не изменять место постоянного проживания (пребывания) без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности 2 раза в месяц являться на регистрацию в названный государственный орган для регистрации.

Срок отбытия наказания исчислен с 27 июня 2016 года, зачтено в этот срок время заключения под стражей в качестве меры пресечения с 23 августа 2015 года по 26 июня 2016 года.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательствах по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина ОК. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб возражений на них государственного обвинителя; выступление осужденного Алексеева С.А., адвоката Поддубного СВ., поддержавших доводы жалоб возражения прокурора Синицыной У.М., полагавшей необходимым отказать в удовлетворении жалоб, Судебная коллегия

установила:

Алексеев осужден за совершение умышленного убийства Д сопряженного с разбоем, а также за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Алексеев вину в совершении преступлений признал частично.

В апелляционной жалобе осужденный Алексеев выражает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, постановленным с нарушениями требований уголовно-процессуального законодательства при проверке и оценке доказательств по делу. Полагает, что выводы суда изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, не подтверждены исследованными доказательствами Утверждает, что в основу приговора положены показания, данные им под физическим давлением в ходе предварительного следствия. Обращает внимание, что согласно заключению эксперта телесные повреждения образовались у него после нанесения удара тупым предметом, а не вследствие падения. Кроме того, утверждает, что показания, данные им в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми доказательствами поскольку даны им в отсутствие защитника. Отрицает факт совершения разбойного нападения на потерпевшего Д указывая, что телефон забрал у последнего после нанесения ножевых ударов для того, чтобы потерпевший не смог вызвать полицию, при этом денег у потерпевшего не забирал, что подтверждается показаниями свидетеля Г которая сообщила, что спиртные напитки Алексеев приобретал на собственные деньги Также отрицает наличие умысла на совершение убийства. С учетом изложенного просит приговор отменить с направлением дела на новое рассмотрение.

В апелляционной жалобе адвокат Батакова ставит вопрос о пересмотре приговора в отношении осужденного Алексеева ввиду его несправедливости, а также неправильного применения уголовного закона. Полагает, что действиям Алексеева дана неверная квалификация и назначено чрезмерно суровое наказание. Приводя показания осужденного, данные им в ходе судебного заседания, указывает на отсутствие корыстного мотива и умысла на совершение инкриминируемых Алексееву преступлений. При этом считает необоснованным то обстоятельство, что суд отнесся критически к показаниям осужденного в судебном заседании, расценив как защитную позицию с целью смягчения ответственности за совершение преступлений. Также указывает, что факт применения давления к Алексееву подтверждения в судебном заседании не нашел, суд за основу взял справку об отпуске сотрудника колонии В , на которого Алексеев указывал как на лицо, применившее к нему насилие. Однако в материалах дела присутствуют документы, подтверждающие применение насилия к осужденному, в частности заключение эксперта Утверждает, что объективных доказательств, подтверждающих умысел Алексеева, направленный на разбойное нападение, а также на совершение убийства, представлено не было, показаниями свидетеля Г подтверждается, что в ходе распития спиртных напитков между Д и Алексеевым конфликтов не было. Считает, что своими действиями Д спровоцировал Алексеева на совершение преступлений. Указывает, что причинно-следственная связь не установлена, выводы эксперта носят предположительный характер. Кроме этого, считает, что судом не в полной мере учтены смягчающие обстоятельства. С учетом изложенного просит переквалифицировать действия осужденного с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ и снизить срок назначенного наказания с применением положений ст. 64 УК РФ.

В возражениях государственный обвинитель Ильина М.В. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия пришла к следующему.

Выводы суда о виновности осужденного Алексеева в инкриминируемых ему преступлениях основаны, вопреки доводам апелляционных жалоб, на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Осужденный Алексеев в судебном заседании указал, что он действительно нанес потерпевшему Д удары ножом в туалетной комнате бара опасаясь действий со стороны потерпевшего, который его оскорблял, однако при этом цели убить не было, корыстный мотив отсутствовал, телефон потерпевшего забрал и выбросил через сто метров, деньги у него не брал поскольку были свои рублей, которые он заработал и занял.

В ходе предварительного следствия Алексеев в заявлении от 23 августа 2015 года добровольно сообщил о нанесении им 22 августа 2015 года в помещении туалета бара ударов ножом мужчине, хищении у него денег и телефона; кроме того, будучи допрошенным в присутствии защитника, дал показания, согласно которым он после знакомства с потерпевшим Д зашел вместе с ним в кафе, они стали употреблять пиво, он (Алексеев) попросил у потерпевшего денег взаймы, чтобы доехать до пос.

; потерпевший отказался дать денег в долг; когда они перед уходом из бара зашли в туалет, он (Алексеев) снова попросил денег взаймы, получив вновь отказ, разозлился на Д достал нож и нанес им удары в различные части тела потерпевшего, в том числе в живот и спину; после этого стал обыскивать еще живого потерпевшего, забрал телефон, деньги в размере 3000 рублей, вышел из кафе, позвонил по телефону потерпевшего брату Н , сообщив, что сбежал из колонии, затем выбросил этот телефон недалеко от кафе.

Эти обстоятельства преступлений Алексеев подтвердил в ходе проверки его показаний на месте, где он указал место совершения преступлений и изложил обстоятельства убийства Д хищения у него денег и мобильного телефона.

Вопреки доводам апелляционных жалоб протоколы допросов Алексеева в качестве подозреваемого и обвиняемого суд первой инстанции обоснованно признал достоверными доказательствами, полученными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и положил в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

В ходе судебного разбирательства тщательно исследовались утверждения Алексеева и его защитника о применении к нему, до прибытия следователя и адвоката, насилия при задержании его сотрудниками колонии и в кабинете штаба ФКУ ИК , приведших Алексеева к самооговору, которые не нашли своего подтверждения. Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у Судебной коллегии не имеется.

Давая показания об обстоятельствах убийства и хищения денежных средств, Алексеев, описывая хронологию своих действий, указывал на такие детали его исполнения, которые могли быть известны лишь лицу, принимавшему непосредственное участие в их совершении, и не могли быть известны ни работникам УФСИН, ни следователям до дачи показаний Алексеевым, поскольку потерпевший находился в бессознательном состоянии в лечебном учреждении, видеозапись не была изъята, свидетель Г не была очевидцем нанесения ударов ножом и хищения имущества.

Кроме того, сотрудник колонии В , на которого указывал Алексеев как на лицо, применившее к нему насилие, находился в очередном отпуске с выездом за пределы Республики.

Как видно из материалов дела, версия о нанесении побоев Алексееву работниками УФСИН с целью получения признательных показаний появилась только в судебном заседании. При этом происхождение телесных повреждений зафиксированных в акте судебно-медицинской экспертизы, Алексеев в ходе следствия объяснял падениями в состоянии опьянения; в период предварительного расследования с жалобами о нанесении побоев Алексеев в следственные органы и прокуратуру не обращался.

Судебная коллегия считает, что сам по себе вывод эксперта о том, что повреждения образовались от воздействия твердых тупых предметов с ограниченной травмирующей поверхностью, не свидетельствует о применении насилия сотрудниками УФСИН и полиции в отношении осужденного Алексеева.

Как следует из протоколов допросов Алексеева, на которые имеются указания в приговоре, следственные действия с его участием, вопреки доводам жалобы осужденного, произведены в присутствии защитника, Алексееву разъяснены права, соответствующие его процессуальному статусу, каких-либо замечаний протоколы не содержат. При этом правильность содержащихся в протоколах допроса сведений была подтверждена подписями участвовавших лиц, каких-либо замечаний и дополнений от Алексеева и его защитника не поступало.

В судебном заседании были просмотрены видеозаписи следственных действий с участием Алексеева, из которых следует, что он добровольно, в спокойной обстановке дает признательные показания, рассказывает о событиях преступлений в присутствии профессионального защитника.

Протокол проверки показаний Алексеева соответствует предъявляемым законом требованиям, в связи с этим он обоснованно признан судом допустимым доказательством и исследован в судебном заседании. Нарушений права на защиту при проведении данного следственного действия органом расследования не допущено.

1

7

Показания осужденного Алексеева о месте, времени и способе совершения преступления согласуются с

показаниями свидетеля Г (работника кафе), из которых следует что в туалете, после того как она услышала, что в него вошли люди, была тишина, не было ни драки, ни скандала, затем включилась вода, мыли руки когда открылась дверь и вышел Алексеев, он сказал ей «до свидания» и ушел когда она зашла в туалет, то увидела сидящего между унитазом и стенкой потерпевшего Д везде была кровь; она сообщила об этом охране;

показаниями свидетеля Л (охранника), который пояснил, что после звонка Г он пришел в туалет и увидел мужчину, везде была кровь вызвали скорую помощь;

показаниями свидетеля Н (брат Алексеева) о том, что 22 августа 2015 года около 19-20 часов ему на сотовый телефон звонил Алексеев с неизвестного номера оператора связи « », сказал, что сбежал из колонии пьяный гуляет по а также сказал, что порезал ножом какого-то парня забрал у него телефон и деньги; он (Н ) ему не поверил, так как был занят попросил перезвонить позднее, но он не перезвонил;

показаниями потерпевшего Д из которых следует, что у сына был телефон, сын, будучи инвалидом, работал;

показаниями свидетелей С , К А С , пояснивших детали побега и задержания осужденного Алексеева, у которого был изъят нож из носка, о наличии которого он сам сообщил, а также указал на причину побега - конфликт с женой;

показаниями свидетеля А (бывшая жена), которая указала, что осужденный в разговоре с ней и сыном обещал, что «скоро увидимся»;

протоколом опознания, в ходе которого Алексеев был опознан свидетелем Гобовой как лицо, с которым потерпевший Д 22 августа 2015 года пришел в « », после ухода которого она обнаружила в туалете потерпевшего с телесными повреждениями;

заключением эксперта, согласно которому обнаруженные колото-резаные раны поясничной области, грудной клетки, подбородка с повреждением подъязычной кости и резаные раны шеи послужили причиной смерти Д

протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого изъяты отпечатки пальцев рук;

I

8

заключением эксперта о том, что следы рук, изъятые с поверхности стола стеклянного стакана, оставлены Алексеевым;

протоколами выемки и осмотра кухонного ножа, который при задержании Алексеева находился при нем, одежды Алексеева, которая была надета на нем в момент задержания;

заключением эксперта, которым установлена возможность образования пяти ран в результате ударных воздействий клинком кухонного ножа представленного на экспертизу;

заключением эксперта, из которого следует, что механизм образования у Д колото-резаных и резаных ран, указанный Алексеевым в ходе следственных действий, не противоречит результатам судебно-медицинской экспертизы трупа;

заключением эксперта о том, что в буроватых следах на изъятой одежде Алексеева обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего Д в виде примеси исключить нельзя,

и другими материалами уголовного дела, исследованными в судебном заседании.

Оценив указанные выше доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о причастности Алексеева к совершению убийства Д сопряженного с разбоем, а также к разбою, совершенному с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью.

Суд правильно оценил показания Алексеева, данные им в судебном заседании, о нанесении им ножевых ранений потерпевшему Д в ходе внезапно возникшего конфликта с потерпевшим, придя к выводу, что дача таких показаний является способом смягчить ответственность и уйти от наказания за содеянное, свои выводы суд надлежащим образом мотивировал.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие произведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон, без существенных нарушений уголовно процессуального закона.

Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы им дана надлежащая оценка в приговоре, при этом приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Исходя из фактических обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, действиям Алексеева, вопреки доводам жалоб, в приговоре дана правильная юридическая оценка. Оснований для переквалификации действий осужденного Алексеева, о чем просит в жалобе адвокат, Судебная коллегия не находит.

Вопреки доводам апелляционных жалоб об умысле на причинение смерти свидетельствуют установленные судом фактические обстоятельства дела, в частности количество и локализация причиненных ран - поясничная область грудная клетка, шея, а также примененное орудие - кухонный нож; удары ножом Алексеевым наносились в жизненно важные органы в области тела, где расположены значимые для жизнедеятельности внутренние органы и крупные кровеносные сосуды, повреждение которых вызвало массивное наружное и внутреннее кровотечение. В дальнейшем в результате причиненных ранений развился ДВС - синдром (диссеминированное внутрисосудистое свертывание который привел к смерти. При этом между ранами и развившимися осложнениями, повлекшими смерть потерпевшего, вопреки утверждению адвоката, имеется причинно-следственная связь.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы жалоб об отсутствии у Алексеева корыстного мотива и умысла на совершение разбойного нападения, поскольку такая позиция противоречит другим исследованным в судебном заседании доказательствам.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, состоянии здоровья и всех обстоятельств дела, а также с учетом влияния назначенного наказания на исправление осужденного. Оснований для его смягчения, как об этом просит в апелляционной жалобе адвокат, не имеется.

Вид исправительного учреждения назначен правильно.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденного Алексеева и адвоката Батаковой не находит.

20 \28

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 ,389 , 389 и

33 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 27 июня 2016 года в отношении Алексеева С А оставить без изменения апелляционные жалобы осужденного Алексеева С. А., адвоката Батаковой Е.В. - без удовлетворения Председательствующий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 286 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта