Информация

Решение Верховного суда: Определение N 41-АПУ13-47СП от 30.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 41-АПУ13-47сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор.Москва 30 о к т я б р я 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Степалина В.П.,

судей Климова А.Н. и Матросова В.М.,

при секретаре Алексеенковой В.Ю рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Бернатова Е.Н. и адвоката Каструбина Ю.Г. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 августа 2013 года, которым

БЕРНАТОВ Е Н ,

ранее не судимый осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, к наказанию в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы; по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, к наказанию в виде 9 лет лишения свободы; по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде 14 лет лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений: запретить уходить из дома (квартиры иного места жительства) в период с 22 часов до 6 часов, не посещать кафе, бары и рестораны, расположенные в пределах территории г.

не посещать места проведения всех массовых и увеселительных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не выезжать за пределы территории г.

и не изменять место жительства или пребывания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложить на него обязанность два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.

В соответствии ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание Бернатову Е Н в виде 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением в соответствии со ст. 53 УК РФ следующих ограничений: запретить уходить из дома (квартиры, иного места жительства) в период с 22 часов до 6 часов, не посещать кафе, бары и рестораны расположенные в пределах территории г. , не посещать места проведения всех массовых и увеселительных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не выезжать за пределы территории г. и не изменять место жительства или пребывания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, возложить на него обязанность два раза в месяц являться в указанный орган для регистрации.

Взыскано с Бернатова Е Н в пользу З в счет возмещения имущественного вреда рублей копеек, в счет компенсации морального вреда - рублей копеек.

Заслушав доклад судьи Климова АН., объяснения адвоката Каструбина Ю.Г. по доводам жалоб, потерпевшей З представителя потерпевшей П мнение прокурора Лавровой В.С., полагавших приговор оставить без изменения судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 25 июля 2013 года осужденный Бернатов Е.Н. признан виновным в незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов, в нападении на З в целях хищения его имущества, совершенном с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, а также в убийстве З сопряженном с разбоем.

Данные преступления совершены им 22 мая 2012 года в гор.

при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениями):

адвокат Каструбин Ю.Г. в интересах осужденного Бернатова Е.Н. указывает, что потерпевшая З и государственный обвинитель оказали на коллегию присяжных заседателей незаконное психологическое воздействие; в частности, присяжным демонстрировались фотографии трупа З со следами телесных повреждений; председательствующий судья незаконно отклонял ходатайство защиты о необходимости проверки наличия или отсутствия судимости у присяжных заседателей с целью недопущения в случае оправдательного вердикта прокурору использовать это в качестве повода к отмене приговора; по окончании судебного следствия выяснилось, что присяжная заседатель № Г ранее привлекалась к уголовной ответственности по ст. 198 УК РФ, и скрыла эту информацию золотая цепочка, изъятая в рамках другого уголовного дела незаконно была предъявлена для опознания потерпевшей З.

и коллегии присяжных заседателей; в нарушении ч. 3 ст. 15 УПК РФ судья не создал равные условия для сторон, в связи с чем защитой был заявлен судье обоснованный отвод; судья незаконно отказал защите в допросе свидетелей по вопросу о мотиве убийства чем было нарушено право Бернатова Е.Н. на защиту; 1 июля 2013 года была допрошена потерпевшая З которая сообщила присяжным заседателям вымышленную версию убийства ее сына и недостоверную информацию о Бернатове Е.Н., которая могла вызвать предубеждение к нему; на неоднократные замечания председательствующего она продолжала доводить до присяжных заседателей ложные сведения о подсудимом, однако в протоколе судебного заседания эти обстоятельства отсутствуют, а замечания на протокол были необоснованно отклонены; свидетели Ф З иБ довели информацию, которая в силу ст.334 УПК РФ доводиться не должна; свидетели Д иГ также были допрошены не по обстоятельствам преступления, а по личности подсудимого; в связи с противоречиями в показаниях свидетеля Д , судья разрешил огласить его прежние показания лишь по одному эпизоду; напутственное слово председательствующего было необъективным; после разъяснения присяжным заседателям о мерах наказания за преступления предусмотренные ст. 109 и ч. 1 ст. 158 УК РФ, судья высказала сожаление, что она будет вынуждена освободить Бернатова из-под стражи в зале суда; в протоколе судебного заседания эта фраза изменена; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Бернатов Е.Н. приводит аналогичные доводы кроме того, указывает, что в ходе проведения предварительного следствия ему было проведено психофизиологическое исследование с применением полиграфа, в ходе которого была установлена достоверность его показаний о неосторожном убийстве, однако его обвинили в умышленном убийстве и разбойном нападении; просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях потерпевшая З и государственный обвинитель Юношев Д.В. не согласны с доводами жалоб и просят оставить приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Отказывая в удовлетворении ходатайства защиты об истребовании информации о судимостях присяжных заседателях, их близких родственников, о привлечении их к уголовной административной ответственности, председательствующий судья в своем постановлении обоснованно указал, что такое ходатайства не основано на законе (т.8 л.д.154-155).

24 июля 2013 года, во время судебного следствия, из канцелярии суда поступила информация о том, что присяжная заседатель № Г ранее привлекалась к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 198 УК РФ, и дело в отношении нее 29.10.1999 г. было прекращено. По данному факту председательствующий судья выяснил мнение сторон, в том числе осужденного и его защитника, которые не возражали против продолжения рассмотрения уголовного дела (т.8 л.д.257).

Поскольку присяжная заседатель Г не была судима и представители обеих сторон отводы ей не заявили, то правовых препятствий к участию ее в деле не было, и она правомерно входила в состав коллегии присяжных заседателей.

С доводами жалоб об односторонности судебного разбирательства и об исследовании в суде присяжных недопустимых доказательств согласиться нельзя.

Утверждения о том, что государственным обвинителем была предъявлена присяжным заседателям золотая цепочка, якобы изъятая в ходе предварительного следствия в рамках другого уголовного дела, являются необоснованными.

В судебном заседании в присутствии коллегии присяжных заседателей исследовался протокол задержания подозреваемого Бернатова Е.Н. (т. 1 л.д. 124- 28), согласно которому у него изъята сумка.

Из протокола осмотра предметов (т.1 л.д. 151-155) усматривается, что в данной сумке обнаружен залоговый билет который был осмотрен в судебном заседании, и было установлено что в ООО была заложена золотая цепь.

Согласно протоколу выемки от 01.05.2012 (т. 1 л.д. 195-198), эта цепь изъята в ООО она была осмотрена (т. 4 л.д. 47-50) и признана вещественным доказательством.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу, что все указанные выше следственные действия проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Кроме того защита не возражала против исследования перечисленных выше протоколов следственных действий в присутствии присяжных заседателей и ходатайств о недопустимости указанных документов не заявляла.

Для разрешения процессуальных вопросов государственным обвинителем было заявлено ходатайство об осмотре вещественного доказательства - похищенной золотой цепочки, которое было удовлетворено. В ходе осмотра указанного вещественного доказательства потерпевшая З пояснила, что именно эта цепь принадлежала ее сыну, так как у нее имеются характерные особенности в виде замочка и плетения. Цепь потерпевшей предъявлялась в соответствии с требованиями ст. 284 УПК РФ регламентирующих осмотр вещественных доказательств, а не в соответствии со статьями 193,289 УПК РФ, о чем в своих жалобах указывают осужденный и его защитник.

Доводы жалоб о том, что ЗАО является специализированной коммерческой организацией и не является экспертным учреждением, в связи с чем не наделена правом проводить оценку стоимости изделий из драгоценных металлов признаются судебной коллегией несостоятельными, так как в соответствии с Федеральным законом «О ломбардах» основной сферой их деятельности является оценка вещей, при этом, ломбарды вправе заниматься оказанием консультационных и информационных услуг, в том числе - в рамках предоставления данных услуг, ломбард может оказывать услуги по предоставлению необходимой информации, касающейся характеристики вещей, в связи с чем является надлежащей организацией, уполномоченной дать информацию о стоимости предъявленной следствием цепи. Ни осужденным, ни защитником в обоснование своих доводов не приведена норма закона, в соответствии с которой ломбарды не наделены правом производить оценку предъявляемых им вещей.

Таким образом, вопреки доводам апелляционных жалоб вещественное доказательство - золотая цепочка с трупа З обоснованно была признана допустимым доказательством и исследовалась в суде присяжных (т. 8 л.д. 183-187).

Действия председательствующего судьи в ходе судебного разбирательства были законны, и обеим сторонам были предоставлены равные условия, в связи с чем, принцип состязательности нарушен не был.

Сторона защиты заявила ходатайство о допросе в присутствии коллегии присяжных заседателей свидетелей К С А К К и Б а также об оглашении ряда документов, которое председательствующим судьей было обоснованно отклонено, так как в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Кроме того, в соответствии со ст. 335 УПК РФ не подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей данные о личности как подсудимого, так и потерпевшего (т. 8 л.д. 194-195). Поскольку допрошенные в отсутствии присяжных заседателей перечисленные выше свидетели о фактических обстоятельствах дела пояснить ничего не смогли, то они обоснованно не были допущены к судебному разбирательству с участием присяжных заседателей (т.8 л.д. 191-204).

Ссылки в жалобах на то, что потерпевшая З довела до сведения присяжных заседателей вымышленную и недостоверную информацию о Бернатове Е.Н., способную вызвать предубеждение у присяжных в отношении него, и на то, что в связи с этим председательствующим судьей потерпевшей делались замечания, но она на них не реагировала, не основаны на материалах дела, так как в ходе всего судебного разбирательства таких фактов не установлено.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, и поданные осужденным и защитником на него замечания рассмотрены председательствующим судьей в установленном законом порядке (т.9 л.д. 34-35,41-42, 67).

Кроме этого, в протоколе судебного заседания (т. 8 л.д. 152- 153) отражено, что самим защитником Каструбиным Ю.Г. был задан потерпевшей З вопрос, не относящийся к фактическим обстоятельствам дела, о том, за какие долги Бернатов Е.Н. принес автомат погибшему З на который потерпевшая ответила, в связи с чем присяжным заседателям председательствующим судьей делалось соответствующее разъяснение о том, что осужденный не обвинялся в продаже автомата.

Утверждения осужденного и защитника о том, что допрошенные свидетели Ф иЗ довели до сведения присяжных заседателей информацию, доказанность которой в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ, не устанавливается, противоречат материалам дела Согласно протоколу судебного заседания, против допроса указанных свидетелей сторона защиты не возражала (т. 8 л.д. 156), как и не возражала против вопросов, постановленных перед ними стороной обвинения (т.8 л.д.157-163, 164-166).

Ссылки на то, что свидетели Ф З Д и Г ничего не могли пояснить об обстоятельствах совершенного преступления, а заявленное защитником ходатайство об оглашении показаний свидетеля Д в части противоречий было удовлетворено судьей частично, что не позволило присяжным заседателям оценить его показания в полной мере и дать им объективную оценку, являются безосновательными.

В частности, З иФ допрашивались по фактическим обстоятельствам, имеющим значение для дела, и пояснили суду о том, что погибший с осужденным созванивались в день перед убийством, которое произошло ночью 22.05.2012. Более того, свидетель Ф непосредственно находился на месте совершения преступления и первым увидел труп З (т. 8 л.д. 157-163, 164-166).

Свидетель Г давал показания об особенностях ювелирных украшений, которые постоянно носил убитый З,

и эти сведения имели отношение к рассматриваемому делу (т.8 л.д.176-180).

Когда был допрошен свидетель Д то защитником Каструбиным Ю.Г. было заявлено ходатайство об оглашения его показаний, данных им в ходе предварительного следствия, в связи с противоречиями, которое было удовлетворено частично, однако защитником это решение было умышленно проигнорировано, и он огласил протокол допроса свидетеля в большей части, таким образом, сам довел до коллегии присяжных заседателей информацию, которая не относится к фактическим обстоятельствам дела, и председательствующий судья признал ее недопустимой (т. 8 л.д. 170-176).

Таким образом, при допросе перечисленных в жалобах свидетелей требования ст. 335 УПК РФ не нарушались.

Напутственное слово председательствующим судьей произнесено в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ, и возражений в связи с его содержанием по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности защитой в судебном заседании не заявлялись (т. 8 л.д. 95-110, 283-284).

Не могут быть приняты во внимание и доводы апелляционных жалоб о необоснованном отклонении судьей ходатайства об отводе председательствующего, так как указанное ходатайство рассмотрено в строгом соответствии с требованиями действующего уголовно процессуального закона, и оснований сомневаться в его правильности у судебной коллегии не имеется (т. 8 л.д. 73-74, 208- 209).

Осужденный в своей жалобе указал, что при проведении предварительного следствия ему было проведено психофизиологическое исследование «с применением полиграфа по результатам которого достоверность его показаний в части убийства по неосторожности была подтверждена полностью, что влечет за собой изменение квалификации, однако его необоснованно обвинили в убийстве, сопряженном с разбоем.

Между тем, в ходе судебного разбирательства ни осужденный ни его защитник не заявляли ходатайства об оглашении заключения психофизиологического исследования в отношении Бернатова Е.Н.

Кроме того, в соответствии со ст. 74 УПК РФ психофизиологические исследования не являются доказательствами по уголовному делу, так как такие заключения не соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов, и целью такого рода исследований является выработка и проверка следственных версий.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности Бернатова Е.Н. в содеянном является ясным, и к обстоятельствам как они были им установлены, уголовный закон применен правильно. Действия Бернатова Е.Н. были квалифицированы по ч. 1 ст. 222, п. «в» ч. 4 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и оснований для переквалификации содеянного на закон о менее тяжком преступлении у судебной коллегии не имеется.

Мера наказания осужденному назначена с учетом вынесенного присяжными заседателями вердикта, признавшего Бернатова Е.Н. не заслуживающим снисхождения, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, его личности, а также обстоятельств, смягчающих ответственность.

Психическое состояние Бернатова Е.Н. проверено (т.2 л.д. 150- 151), и он обоснованно признан вменяемым.

Оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕД ЕЛИЛА:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 августа 2013 года в отношении Бернатова Е Н оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 284 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта