Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-АПУ16-10 от 08.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №44-АПУ16-10

г. Москва 8 июня 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зателепина О.К.,

судей ДубовикаН.П., Колышницына АС.

при секретаре Воронине М.А.

с участием осужденного Мазунина А.А. (в режиме видеоконференц-связи защитника - адвоката Шевченко Е.М., прокурора Локтионова Б.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Мазунина А.А., защитника - адвоката Афанасьева П.Б. на приговор Пермского краевого суда от 23 марта 2016 года по которому

МАЗУНИН А А несудимый,

осужден

по ч.З ст.30, пп. «а», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 2 месяца, с установлением следующих ограничений: не выезжать за территорию муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный государственный орган 2 раза в месяц для регистрации,

по п.«и» ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год 4 месяца, с установлением следующих ограничений: не выезжать за территорию муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный государственный орган 2 раза в месяц для регистрации,

по ч.1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишению свободы,

на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не выезжать за территорию муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, с возложением обязанности являться в указанный государственный орган 2 раза в месяц для регистрации.

Срок наказания исчислен с 23 марта 2016 года, зачтено в срок лишения свободы время задержания и содержания Мазунина А.А. под стражей в период с 11 августа 2015 года по 22 марта 2016 года.

Мера пресечения Мазунину А.А. в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Постановлено взыскать с Мазунина А.А. в пользу К в счет компенсации морального вреда 2 000 000 рублей.

Судом разрешен вопрос о вещественных доказательствах по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них государственного обвинителя, выступление осужденного Мазунина А.А., защитника - адвоката Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб, возражения прокурора Локтионова Б.Г., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мазунин признан виновным и осужден за покушение на убийство К из хулиганских побуждений, убийство К из хулиганских побуждений, а также за угрозу убийством в отношении К иИ .

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании суда первой инстанции Мазунин по п.«и» ч.2 ст. 105 УК РФ вину признал полностью, по ч.З ст.30, пп. «а», «и» ч.2 ст. 105 УК РФ вину признал частично, оспаривая покушение на убийство К , по ч.1 ст. 119 УК РФ вину не признал.

В апелляционной жалобе осужденный Мазунин выражает несогласие с приговором суда.

Считает ошибочной квалификацию его действий в отношении К как покушение на убийство двух лиц, поскольку в приговоре не указано второе лицо, в отношении которого совершалось покушение на убийство. Эти действия предлагает квалифицировать по ч.1 ст.119 УК РФ.

Полагает недоказанным наличие у него хулиганских побуждений при совершении вмененных ему действий, поэтому убийство К следует квалифицировать по ч.1 ст. 105 УК РФ. В случае признания судом доказанным наличие хулиганства, считает возможным в этой части оценить его действия по ст. 213 УК РФ.

Утверждает, что ограничение свободы назначено неправильно.

Просит приговор изменить, снизить назначенное ему наказание.

В апелляционной жалобе защитник - адвокат Афанасьев считает приговор суда незаконным, необоснованным и несправедливым.

Указывает на существенные нарушения права на защиту в ходе предварительного следствия, в связи с чем к показаниям Мазунина, данным им в качестве подозреваемого 12 августа 2015 года и положенным судом в основу приговора, следует отнестись критически.

Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, противоречат фактическим обстоятельствам уголовного дела. В частности, обращает внимание, что суд необоснованно не усмотрел противоправности или аморальности поведения потерпевших, явившегося поводом для совершения преступления; неправильно указал в приговоре на то, что инициатором драки был осужденный Мазунин; сомневается в утверждении суда о том, что Корешин пытался защитить честь девушки.

Указывает на отсутствие в действиях осужденного Мазунина покушения на убийство двух лиц.

Утверждает, что назначенное наказание является несправедливым.

Просит приговор изменить, снизить наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Леус Г.В. и потерпевшая К выражают несогласие с изложенными в них доводами, считают их необоснованными, просят оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Вывод суда о виновности в покушении на убийство К из хулиганских побуждений, в убийстве К из хулиганских побуждений, а также в угрозе убийством в отношении К и И при обстоятельствах, установленных в судебном заседании и изложенных в приговоре, основан, вопреки доводам апелляционных жалоб, на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Как следует из протокола, в судебном заседании Мазунин пояснил, что в день совершенных им преступлений был сильно пьян, все произошедшее помнит плохо. В частности, помнит, что на втором этаже вступил со С в половую связь, кто-то стащил его с кровати, пинал, наносил удары руками; он сопротивлялся, также нанес несколько ударов руками и ногами; как закончилась эта драка не помнит; после этого снова лег на кровать; его стали избивать двое, одного он повалил, второй находился сзади; кто его избивал, он не знает; как взял нож, не помнит; когда вышел из дома, парни стояли полукругом, нецензурно говорили, чтобы он уходил; он решил освободить пространство, размахивал ножом; помнит один удар К больше ничего не помнит.

В ходе предварительного расследования Мазунин, будучи допрошенным в качестве подозреваемого в присутствии адвоката, рассказал, что на втором этаже дважды дрался, и оба раза одержал верх; когда спустился вниз и вышел на улицу, К сказал ему, чтобы он собирал вещи и уходил; друзья Е поддержали его; он понял, что ему не рады, зашел в дом за своим портфелем и увидел кухонный нож, взял нож в правую руку, оделся и вышел на площадку для отдыха, где стояли парни и разговаривали; К рассказывал им о событиях, произошедших на втором этаже дома; парни стояли в круг, напротив друг друга; он им что-то сказал и пошел в сторону парней, при этом размахивал ножом, чтобы парни разошлись; прямо напротив него стоял парень той девушки, с которой он лежал в кровати, он замахнулся на него ножом, но парень отскочил; за спиной парня стоял К , и он нанес ему один удар в область живота; фактически он хотел нанести удар ножом парню девушки, но попал К в живот; он достал нож из живота потерпевшего и зачем-то ударил его ножом второй раз в область груди; от удара ножом К упал на спину; он осмотрелся по сторонам, что-то говорил, но что - не помнит, и ребята разбежались от него; затем он ушел, куда дел нож не помнит.

При допросе в качестве обвиняемого Мазунин полностью признал свою вину в совершении всех инкриминируемых ему преступлений, при этом сослался на показания, данные им при допросе в качестве подозреваемого.

Вопреки доводам апелляционной жалобы адвоката протокол допроса Мазунина в качестве подозреваемого суд первой инстанции обоснованно признал достоверным доказательством, полученным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и положил в основу обвинительного приговора, поскольку его показания согласуются с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании. При этом нарушений права на защиту при проведении данного следственного действия, как правильно указал суд в приговоре, органом расследования допущено не было.

Показания Мазунина, данные им в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, согласуются с показаниями допрошенных в судебном заседании потерпевших И , К и К , пояснивших суду что Мазунин пытался нанести удар в область шеи К , который успел отреагировать и уклониться от него; нанесенный Мазуниным удар пришелся в грудь К , стоявшему рядом с К , после этого Мазунин нанес еще не менее двух ударов ножом в область головы и тела К ; после убийства К выразил угрозу убийством в отношении К и И ;

свидетеля Ч который будучи очевидцем событий, описал их также, как и потерпевшие; свидетеля С , который видел, как парни стоявшие полукругом, просили уйти Мазунина, потом разбежались;

протоколом осмотра места происшествия, в котором зафиксированы факт обнаружения трупа мужчины (К ) с колото-резаными ранениями, факт обнаружения ножа; протоколом выемки одежды с трупа К протоколом осмотра ножа;

заключениями судебно-медицинских экспертов, из которых следует, что смерть К наступила от двух проникающих колото-резаных ранений тела нанесенных одним колюще-режущим орудием типа клинка ножа; заключением эксперта, проводившего молекулярно-генетическую экспертизу, согласно которому на клинке ножа, изъятого в ходе осмотра места происшествия обнаружены следы крови, принадлежащие К ;

и другими материалами дела.

Оценив указанные выше доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о причастности Мазунина к покушению на убийство К из хулиганских побуждений, к убийству К из хулиганских побуждений, а также к угрозе убийством в отношении К иИ При этом суд в приговоре, вопреки доводам жалоб, свои выводы, в связи с чем он признал одни доказательства достоверными, а другие отверг, мотивировал.

Судебная коллегия считает, что выводы суда об отсутствии противоправности или аморальности поведения потерпевших, явившегося поводом для совершения преступления, о том, что инициатором драки был осужденный Мазунин, а потерпевший К пытался защитить честь девушки, являются обоснованными, оснований не согласиться с ними не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273 - 291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы по каждому из вмененных преступлений, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Ходатайства, заявленные сторонами в ходе судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом положений ст. 73, 252 УПК РФ, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Правильно установив фактические обстоятельства, суд, вопреки доводам жалоб, дал надлежащую правовую оценку действиям Мазунина в отношении К ,К ,К иИ

Действия в отношении К суд правильно квалифицировал как покушение на убийство двух лиц.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации выраженной в п.5 постановления Пленума от 27 января 1999 года № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух лиц; в таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст.30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Как видно из показаний К , Мазунин вышел из дома, подошел к нему, показал левую руку, сказал: «Прощайте, пацаны», после чего он (К ) увидел, как правая рука Мазунина резко дернулась от бедра в сторону его шеи, он увернулся и почувствовал, что рука Мазунина прошла мимо его шеи; он увидел, что Мазунин достал нож из К , который стоял рядом с ним; он понял, что Мазунин хотел убить его, но он успел увернуться от удара, и Мазунин попал в К

Эти показания подтвердили допрошенные в судебном заседании потерпевшие И иК .

Вопреки доводам жалобы осужденного, действия Мазунина в отношении К и К судом правильно оценены как совершенные из хулиганских побуждений.

О наличии такого мотива свидетельствуют исследованные в судебном заседании доказательства, из которых, в частности, следует, что ни Мазунин ни кто-либо из участников тех событий не говорили, что между осужденным и К К были какие-либо ссоры или скандалы; эти лица познакомились 10 августа 2015 года, в ходе совместного времяпрепровождения практически не общались; когда К поднялся вместе с К И и К на второй этаж, то К и К никаких действий в отношении Мазунина не совершали; на втором этаже дрались К и Мазунин, а И с К их разняли, после чего втроем спустились вниз; на площадке для отдыха К (хозяин дачи) предложил Мазунину уйти; осужденный Мазунин в своих первоначальных показаниях пояснял, что хотел нанести удар ножом К , но случайно попал в живот К после первого удара Мазунин еще нанес два удара ножом К один из которых К отбил, а второй попал ему в грудь.

При этом показания Мазунина в части того, что все ему угрожали нецензурно, были агрессивно настроены, он взял нож для самообороны размахивал им, чтобы выйти с дачи, являются надуманными, суд обоснованно расценил как способ защиты от предъявленного обвинения.

Как следует из установленных судом обстоятельств, никто не угрожал Мазунину перед нанесением удара ножом в направлении шеи К , во время ударов ножом в отношении К . Потерпевшие стояли на площадке дожидаясь, когда Мазунин заберет свои вещи в доме и покинет территорию дачи.

При нанесении данных ударов Мазунин видел и понимал, что совершает действия в отношении практически незнакомых людей.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно пришел к выводу, что Мазунин своими действиями в отношении К и К продемонстрировал пренебрежительное отношение к нормам морали и поведения, а также к человеческой жизни, что свидетельствует о наличии у осужденного хулиганских побуждений.

Оснований для переквалификации указанных действий в отношении К иК а на на ч.1 ст. 119 УК РФ и ч.1 ст. 105 УК РФ, о чем просит Мазунин, Судебная коллегия не находит.

Квалификация действий Мазунина в отношении потерпевших К иИ по ч.1 ст. 119 УК РФ как угроза убийством является правильной поскольку, исходя из сложившийся ситуации, имелись реальные основания опасаться осуществления данной угрозы.

В частности, потерпевшие К иИ пояснили в суде, что после того, как Мазунин нанес К удар в грудь, последний упал, а Мазунин держа нож в руке, сказал им, что они «следующие», потерпевшие испугались что Мазунин их тоже убьет, и разбежались в разные стороны.

Кроме этого, Мазунин при допросе в качестве подозреваемого пояснил что после удара ножом К что-то сказал, и парни разбежались. Это подтвердил и свидетель С .

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений конкретных обстоятельств дела, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, данных о его личности, состоянии здоровья, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного. Оснований для его смягчения, как об этом просят авторы апелляционных жалоб, не имеется.

Вид исправительного учреждения назначен правильно.

Исковые требования потерпевшей К разрешены судом согласно закону, решение о взыскании с осужденного денежных сумм в счет компенсации морального вреда в приговоре мотивировано, оснований не согласиться с ним у Судебной коллегии не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 ,389 и 389 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Пермского краевого суда от 23 марта 2016 года в отношении Мазунина А А оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 280 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта