Информация

Решение Верховного суда: Определение N 43-АПУ16-12 от 20.12.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 43-АПУ16-12

г. Москва 20 декабря 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Колышницына А.С.,

судей Зателепина О.К., Земскова Е.Ю.

при секретаре Воронине М.А.

с участием осужденной Максимовой В.В. (в режиме видеоконференц связи), защитника - адвоката Баранова А.А., прокурора Савинова Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе (основной и дополнительной) осужденной Максимовой В.В. и апелляционной жалобе защитника осужденной Максимовой В.В. - адвоката Коненкова В В . на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 сентября 2016 года, по которому

МАКСИМОВА В В судимая:

1) 26 мая 2009 года по п.«б» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

в соответствии со ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком

2 года; постановлением от 20 мая 2011 года условное осуждение

отменено, направлена для отбывания наказания в колонию-поселение;

освобождена 13 апреля 2012 года на основании постановления от

I

27 марта 2012 года условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 2 месяца

20 дней; постановлением от 10 августа 2012 года условно-досрочное

освобождение отменено, направлена для отбывания оставшейся части

наказания в исправительную колонию общего режима;

2) 30 августа 2012 года по п.«г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 2 годам 4 месяцам

лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ частично

присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 26 мая 2009

года и назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года

6 месяцев в исправительной колонии общего режима; освобождена

22 января 2015 года по отбытии наказания,

осуждена

по чЛ ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев,

по ч.2 ст. 167 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев,

по ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев,

по ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б и Т к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев,

на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 17 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений: не выезжать за пределы муниципального образования, где осужденная будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также с возложением обязанности являться в указанный специализированный государственный орган два раза в месяц для регистрации.

Срок наказания исчислен с 13 сентября 2016 года, срок отбывания дополнительного наказания в виде ограничения свободы - со дня ее освобождения из исправительного учреждения.

Зачтено в срок наказания Максимовой В.В. время нахождения под стражей в качестве меры пресечения с 30 июня 2015 года по

12 сентября 2016 года.

Мера пресечения Максимовой В.В. до вступления приговора в законную силу оставлена в виде заключения под стражей.

Производство по гражданскому иску К прекращено в связи с отказом гражданского истца.

В удовлетворении гражданского истца потерпевшего Б отказано.

Гражданский иск потерпевшей Т удовлетворен полностью. Взыскано с Максимовой В.В. в пользу потерпевшей Т 2592 рубля в счет возмещения имущественного вреда причиненного преступлением.

Отменен арест, наложенный на пылесос, указанное имущество возвращено Максимовой В.В.

Судом разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зателепина О.К. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них; выступления осужденной Максимовой В.В., адвоката Баранова А.А.; возражение прокурора Савинова Н.В., Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Максимова В.В. признана виновной и осуждена за совершение убийства умышленного повреждения чужого имущества и двух краж.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании суда первой инстанции Максимова ВВ. вину в совершении двух краж признала, при этом отрицала причастность к убийству и умышленному повреждению чужого имущества.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ней осужденная Максимова В.В. и адвокат Коченков В.В. выражают несогласие с приговором суда, полагают, что обвинительный приговор является необоснованным и несправедливым ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела отсутствия надлежащей оценки исследованных в судебном заседании доказательств.

В частности, считают, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих совершение осужденной убийства потерпевшего Ш и умышленного повреждения чужого имущества путем поджога.

Утверждая о непричастности Максимовой В.В. к причинению смерти потерпевшему и умышленному повреждению чужого имущества путем поджога, настаивают, что был оговор со стороны свидетеля А которая сама, по их мнению, и совершила данные преступления в отношении потерпевшего, в том числе кражу телефона последнего.

Осужденная Максимова В.В. и ее защитник считают, что показания свидетеля А являются противоречивыми, полностью опровергаются выводами заключения эксперта от 18 августа 2015 года № 62, а также показаниями потерпевшего К и свидетелей со стороны защиты Б , Л А , Г и Д которым судом неверно дана критическая оценка только на том основании, что указанные лица состоят в дружеских или родственных отношениях с осужденной. Кроме того, осужденная ссылается на то обстоятельство, что ее дочь, свидетель Д , будучи несовершеннолетней, была допрошена на предварительном следствии без участия законного представителя.

Осужденная и ее защитник утверждают о самооговоре в совершении убийства потерпевшего и повреждения его имущества путем поджога Полагают, что суд надлежащим образом не оценил заявление осужденной об оказании на нее воздействия со стороны следственных органов, не мотивировал основания, по которым он признал одни доказательства достоверными, а другие отверг.

Считают, что суд необоснованно не признал недопустимыми доказательствами протоколы допроса Максимовой В.В. в качестве подозреваемой и обвиняемой от 30 июня 2015 года, в том числе с применением видеозаписи, где осужденная оговорила себя ввиду применения к ней недозволенных методов ведения следствия, нарушения права на защиту. Кроме того, осужденная ссылается и на то обстоятельство, что в протоколе ее задержания указано время, не соответствующее ее фактическому задержанию Поскольку фактически Максимова В.В. была задержана 29 июня 2015 года, а протокол ее задержания был составлен только 30 июня 2015 года.

Кроме того, в приговоре суда необоснованно проигнорированы показания Максимовой ВВ., данные ею еще в ходе предварительного следствия с

16 февраля 2015 года по 26 мая 2016 года, где она поясняет, что ранее оговаривала себя.

Помимо того, авторы жалоб, ссылаясь на нарушение судом принципа состязательности, полагают, что признательные показания осужденной не подтверждены совокупностью иных доказательств, в связи с этим не могут использоваться в процессе доказывания как подтверждающие ее вину в убийстве и умышленном повреждении чужого имущества. Судом неправильно оценены обстоятельства проведения проверки показаний Максимовой В.В. на месте, в ходе которой на нее оказывалось давление, и она лишь только указала на место где между потерпевшим и осужденной завязалась драка. У осужденной были замечания по поводу составления фототаблицы к протоколу которые следователем были проигнорированы.

В ходе разбирательства судом нарушено равенство сторон на представление доказательств, поскольку защите было немотивированно отказано в удовлетворении заявленных ходатайств, в том числе о проведении в отношении Максимовой В.В. комплексной психолого-психиатрической экспертизы с целью установления психо-эмоционального состояния осужденной в момент ее допроса в качестве подозреваемой 30 июня 2015 года а также о проведении судебно-медицинской экспертизы на предмет исключения возможности наступления летального исхода потерпевшего при оказании последнему своевременной и квалифицированной помощи при поступлении его в больницу, в которой он скончался спустя 10 дней.

В обоснование своих доводов осужденная и ее защитник также ссылаются на то, что судом необоснованно отклонено ходатайство стороны защиты об отводе государственного обвинителя, который до начала допроса свидетеля З - руководителя следственного отдела, общался с последним по обстоятельствам допроса в зале судебного заседания, чем было нарушено право осужденной на защиту, и свидетельствует об обвинительном уклоне суда первой инстанции.

Авторы жалоб также указывают на чрезмерную суровость наказания, при назначении которого не учтены смягчающие обстоятельства, а именно состояние здоровья Максимовой В.В., наличие малолетнего ребенка с заболеванием « », те обстоятельства, что она имеет постоянное место жительства, где характеризуется положительно, на учетах у психиатра не состоит, а в части осуждения за кражи еще на стадии предварительного следствия дала признательные показания, о чем имеются также явки с повинной, активно способствовала раскрытию и расследованию указанных преступлений, способствовала розыску имущества Б признала исковые требования Т на момент совершения краж была неофициально трудоустроена. При этом авторы жалоб считают ошибочным вывод суда об отсутствии в действиях потерпевшего противоправного и аморального поведения.

Осужденная просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат просит приговор в отношении Максимовой В.В. отменить признать ее невиновной по ч.1 ст. 105 УК РФ и ч.2 ст. 167 УК РФ и вынести в этой части оправдательный приговор. По двум преступлениям предусмотренным ч.1 ст. 158 УК РФ, с учетом деятельного раскаяния, явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследовании^указанных преступлений, а также иных смягчающих вину обстоятельств назначить минимально возможное наказание с применением ст.64 и 73 УК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Евсеенко СВ. выражает несогласие с изложенными в них доводами, считает их необоснованными, просит оставить жалобы без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб возражений на них, Судебная коллегия пришла к следующему.

Вывод суда о виновности Максимовой В.В. в совершении убийства потерпевшего и умышленного повреждения чужого имущества, двух краж при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан, вопреки доводам апелляционных жалоб, на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

В ходе предварительного следствия Максимова В.В., будучи допрошенной 30 июня 2015 года в качестве подозреваемой и обвиняемой, в присутствии своего защитника, в том числе с применением видеозаписи, дала показания о том, что 9 мая 2015 года в вечернее время она, находясь вместе с А в квартире потерпевшего Ш в ходе возникшего с последним конфликта нанесла ему множественные удары руками, ногами и подобранным в квартире деревянным бруском в область головы и туловища, а также наступила ногой на горло потерпевшего, затем обвила его шею проводом и начала стягивать концы провода в разные стороны. После того как потерпевший перестал подавать признаки жизни, зажигалкой подожгла шторы и шкаф в комнате потерпевшего, после чего вместе со свидетелем А покинула квартиру.

Эти обстоятельства преступлений Максимова В.В. подтвердила в ходе проверки ее показаний на месте, при этом продемонстрировала механизм нанесения ею ударов потерпевшему ногами и деревянным бруском, а также в ходе проведения очной ставки со свидетелем А и следственного эксперимента.

В ходе допроса в качестве обвиняемой 16 декабря 2015 года Максимова В.В. показала, что вину в убийстве потерпевшего не признает считает, что ее действия должны быть квалифицированы по ч.4 ст. 111 УК РФ поскольку она действительно причинила телесные повреждения потерпевшему но умысла на причинение смерти у нее не было, а когда она поджигала квартиру, считала, что потерпевший уже мертв.

Показания Максимовой В.В. об обстоятельствах убийства и умышленного повреждения чужого имущества подтверждаются другими исследованными доказательствами.

Так, показания Максимовой В.В. о месте, времени и способе совершения преступлений в отношении потерпевшего Ш согласуются с показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля А являющейся единственным очевидцем совершения осужденной Максимовой В.В. указанных преступлений.

Показания свидетеля А судом обоснованно признаны достоверными, поскольку являются последовательными, не содержат существенных противоречий. При проведении всех следственных действий с участием указанного свидетеля А одинаково описывала механизм нанесения осужденной ударов потерпевшему, действия Максимовой В.В. по удушению потерпевшего, указывала на применение Максимовой В.В деревянного бруска и сообщала о совершении последней действий по поджогу квартиры.

Суд обоснованно признал допустимым доказательством и положил в основу приговора показания свидетеля А которые подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе и показаниями осужденной Максимовой ВВ., данными в ходе предварительного расследования.

Потерпевшие К иК свидетели Б Ч ,П иК подтвердили то обстоятельство, что в квартире потерпевшего, где последний был обнаружен на полу без сознания, произошел пожар, а свидетель Б также подтвердила, что из квартиры потерпевшего слышала женские голоса именно в то время, когда там находились Максимова В.В. и А с потерпевшим.

Оценив указанные выше доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о причастности Максимовой В.В. к убийству потерпевшего и умышленному повреждению его имущества путем поджога, и о ее виновности. При этом суд в приговоре, вопреки доводам жалоб, свои выводы, в связи с чем он признал одни доказательства достоверными, а другие отверг, мотивировал.

Вопреки доводам апелляционных жалоб протоколы допросов Максимовой В.В. в качестве подозреваемой и обвиняемой, проверки показаний на месте, следственного эксперимента и очной ставки суд первой инстанции обоснованно признал допустимыми доказательствами, полученными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, и положил в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются с иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Суд правильно признал несоответствующими действительности показания Максимовой В.В. о том, что оглашенные в судебном заседании признательные показания были даны ею в результате оказанного психологического и физического воздействия со стороны сотрудников следственных органов, придя к выводу, что дача таких показаний является способом защиты, свои выводы суд надлежащим образом мотивировал. В связи с этим Судебная коллегия не согласна с доводами жалоб о том, что суд не дал оценку этим показаниям.

Судом обоснованно признаны несостоятельными и доводы стороны защиты о недопустимости как доказательства протокола допроса подозреваемой Максимовой В.В. от 30 июня 2015 года с применением видеозаписи в связи с тем, что из указанного протокола допроса следует, что Максимова В.В. в присутствии адвоката, отвечая на соответствующие вопросы следователя до того, как дать показания относительно имеющегося в отношении нее подозрения, заявила, что разъясненные ей процессуальные права понятны и чувствует она себя хорошо, что соответственно подтверждается видеозаписью допроса.

Кроме того, суд обоснованно не усмотрел оснований для проведения по делу психолого-психиатрической экспертизы для установления морального и психо-эмоционального состояния Максимовой В.В., как о том ходатайствовала сторона защиты, поскольку установление факта отсутствия или наличия психологического давления на участников судопроизводства относится к исключительной компетенции суда и осуществляется на основании оценки всех представленных сторонами доказательств в их совокупности.

Позицию осужденной Максимовой В.В., изложенную в судебном заседании суда апелляционной инстанции, о ее полной непричастности к совершению инкриминируемых преступлений в отношении потерпевшего Ш в том числе и по причине наличия у нее перелома руки Судебная коллегия рассматривает как реализацию права на защиту и не может согласиться с предложенной версией событий, поскольку она не соответствует фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции и проверенным в суде апелляционной инстанции.

В ходе судебного разбирательства тщательно исследовались утверждения Максимовой В.В. о применении недозволенных методов ведения следствия приведших ее к самооговору, которые не нашли своего подтверждения Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции у Судебной коллегии не имеется.

Как следует из протоколов допросов Максимовой ВВ., на которые имеются указания в приговоре, следственные действия с ее участием произведены в присутствии защитников, с разъяснением прав соответствующих процессуальному статусу, каких-либо замечаний протоколы не содержат. Судебная коллегия также обращает внимание на то, что показания Максимовой В.В. в ходе проведения следственных действий, где она вину в предъявленном обвинении признала полностью, даны были с участием адвоката. При этом правильность содержащихся в протоколах допроса сведений была подтверждена подписями участвовавших лиц, каких-либо замечаний и дополнений от Максимовой В.В. и ее защитника не поступало.

Протокол проверки показаний Максимовой В.В. соответствует предъявляемым законом требованиям, в связи с этим он обоснованно признан судом допустимым доказательством и исследован в судебном заседании Нарушений права на защиту при проведении данного следственного действия органом расследования не допущено.

Судом обоснованно установлено и учтено в приговоре фактическое время задержания Максимовой В.В. 30 июня 2015 года, а не 29 июня 2015 как это указанно в апелляционной жалобе осужденной, кроме того, вопреки доводам осужденной, в материалах дела имеется протокол ее задержания.

Несостоятельными являются и доводы жалобы адвоката о том, что в приговоре суда необоснованно проигнорированы показания Максимовой В.В данные ею еще на стадии предварительного следствия в качестве обвиняемой с 16 февраля 2015 года по 26 мая 2016 года, где она поясняет, что ранее оговаривала себя, поскольку в судебном заседании данные показания Максимовой В.В. не оглашались и ходатайств об их оглашении, в том числе от стороны зашиты, не поступало.

Судебная коллегия считает также необоснованными доводы стороны защиты о том, что судом проигнорированы показания свидетелей со стороны защиты Б , Л А , Г и Д о причастности свидетеля А к совершению преступлений в отношении потерпевшего Ш поскольку судом в совокупности с другими доказательствами указанным показаниям дана надлежащая оценка. При этом допрос несовершеннолетнего свидетеля Д в судебном заседании был осуществлен в строгом соответствии с требованиями ст.280 УПК РФ, а ее показания, данные на предварительном следствии, в судебном заседании не оглашались, и поэтому в приговоре суда никакой оценки не получили.

Обстоятельства, при которых Максимова В.В. совершила убийство потерпевшего и умышленно повредила его имущество путем поджога установлены на основании, в том числе, показаний самой осужденной в ходе предварительного следствия, и показаний свидетеля А которые в полной мере согласуются с показаниями других свидетелей, а также подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, выводами экспертов о причине смерти потерпевшего и причине пожара, которые были исследованы в судебном заседании в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона и оценены в совокупности с другими доказательствами по делу.

Каждому из доказательств суд дал надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для постановления обвинительного приговора.

Согласно протоколу судебного заседания судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. 273- 291 УПК РФ, всесторонне, полно и объективно, без существенных нарушений уголовно-процессуального закона Все представленные сторонами доказательства судом были исследованы по каждому из вмененных преступлений, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Суд не лишал возможности, как считает в своей жалобе адвокат Коченков В.В., заявить отвод государственному обвинителю. Как следует из протокола судебного заседания, данное ходатайство, как и все остальные заявленные стороной защиты ходатайства были рассмотрены судом в установленном законом порядке, с учетом положений ст. 73, 252 УПК РФ, по ним судом приняты решения, каких-либо сведений о нарушении принципов равенства и состязательности сторон, предвзятом отношении председательствующего к той или иной стороне протокол судебного заседания не содержит.

Правильно установив фактические обстоятельства, суд, вопреки доводам жалоб, дал надлежащую правовую оценку действиям Максимовой В.В. по причинению смерти Ш квалифицировав ее действия по ч.1 ст. 105 УК РФ как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку.

Несмотря на отрицание осужденной в судебном заседании умысла на убийство потерпевшего, вывод суда об этом мотивирован не только показаниями осужденной Максимовой В.В. и А в ходе предварительного следствия о том, что она желала смерти потерпевшему из-за личных неприязненных отношений к нему, но и характером совершенных ею действий: нанесение множественных ударов руками, ногами и деревянным бруском в места расположения жизненно важных органов - голову и тело сдавление шеи ногой и неоднократное удушение проводами.

Судом правильно установлено, что суждения адвоката о возможном наступлении смерти Ш в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи, а также заявление последнего о необходимости экспертного исследования качества оказанной потерпевшему медицинской помощи, являются безосновательными, в связи с тем, что в силу ч. 1 ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении подсудимого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Судом, вопреки доводам стороны защиты, обоснованно установлено отсутствие оснований для признания наличия со стороны потерпевшего Ш противоправного или аморального поведения, явившегося поводам для совершения Максимовой В.В. преступления, поскольку все действия потерпевшего носили ответный характер на действия осужденной, а возникший между Максимовой В.В. и потерпевшим конфликт в связи с демонстрацией последним полового органа после получения согласия осужденной вступить в половую связь за денежное вознаграждение был разрешен, и они продолжили употреблять спиртное, прежде чем Максимова В.В. начала совершать действия, направленные на лишение жизни Ш

Квалификация действий Максимовой В.В. по чЛ ст. 105 УК РФ, ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б и Т является правильной.

Вместе с тем Судебная коллегия полагает необходимым изменить приговор в части квалификации действий Максимовой В.В. по ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Как установлено в ходе рассмотрения дела, суд, с учетом изменения государственным обвинителем в соответствии с ч.8 ст.246 УПК РФ квалификации действий Максимовой В.В. по ч.2 ст. 167 УК РФ, из описания действий осужденной по данной статье исключил, в том числе, указание на уничтожение имущества, поскольку исследованные по делу доказательства не указывают на приведение в полную негодность имущества Ш в результате поджога, а только на его повреждение.

Однако суд, установив обстоятельства именно повреждения имущества Ш путем поджога, при квалификации действий Максимовой В.В. по ч.2 ст. 167 УК РФ ошибочно указал на умышленное уничтожение чужого имущества.

Судебная коллегия с учетом позиции государственного обвинителя по делу и установленных судом конкретных обстоятельств по повреждению имущества Ш путем поджога считает необходимым квалифицировать действия осужденной Максимовой В.В. по ч.2 ст. 167 УК РФ как умышленное повреждение чужого имущества, совершенное путем поджога повлекшее причинение значительного ущерба. Данные изменения не являются основанием для назначения по данной статье более мягкого наказания.

Наказание осужденной по ч.1 ст. 105 УК РФ, ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б ч.1 ст. 158 УК РФ (по факту хищения имущества Б и Т назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, конкретных обстоятельств дела, обстоятельств, смягчающих наказания, обстоятельства, отягчающего наказание, данных о личности состояния здоровья, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи. Оснований для его смягчения, как об этом просят авторы апелляционных жалоб, в том числе с учетом приобщенных судом апелляционной инстанции документов о состоянии здоровья осужденной и ее ребенка, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389 15 , 38920, 38928 и 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 сентября 2016 года в отношении Максимовой В В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденной Максимовой В.В. и ее защитника адвоката Коченкова В.В. - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 280 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта