Информация

Решение Верховного суда: Определение N 5-АПУ13-79СП от 04.12.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 5-АПУ13-79СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 4 декабря 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Феде рации в составе

председательствующего Старкова А.В.,

судей Скрябина К.Е., Безуглого Н.П.,

при секретаре Поляковой А С ,

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы адвокатов Варкентина В.И., Мусаева М.А., Трениной Д.В. на приговор Московского городского суда от 7 мая 2013 года с участием присяжных заседателей, которым

Темерханов Ю - Х Х,

несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением ограничений.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Темерханов Ю Х.Х признан виновным в совершении убийства Б а также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов. Преступления совершены в г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Скрябина К.Е., выступления осужденного Темерханова Ю. - Х.Х. , адвокатов Мусаева М.А., Трениной Д.В., Хасанова Р.В Изарипова Ш.Ш., Варкентина В.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступления потерпевшего Б возражавшего на существо апелляционных жалоб, выступление государственного обвинителя Морозовой Л.М., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционных жалобах и дополнениях:

адвокат Варкентин В.И. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Приводит доводы о том, что присяжными заседателями был исключен мотив преступления ввиду ненависти к социальной группе, и председательствующему следовало поставить дополнительный вопрос о мотиве преступления, поскольку иной мотив в вопросном листе не указывался, при этом Темерханов не был знаком с Б , и личных отношений между ними не существовало. В ходе судебного следствия председательствующим многократно объявлялись необоснованные предупреждения защитникам Темерханова, а государственным обвинителем допускались высказывания о передаче защитниками Темерханова денег за дачу показаний свидетелям Е иФ . В судебном заседании исследованы недопустимые заключения экспертов, протокол осмотра автомобиля, дактилокарта, не учтены сведения в отношении упаковки образцов крови. Стороне защиты отказано в допросе специалиста для разъяснения способа возникновения следа руки. В судебных прениях ему не была предоставлена возможность выразить мнение по каждому из доказательств. При назначении наказания не учтено наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств;

адвокаты Мусаев М.А. и Тренина Д.В. просят приговор отменить. Приводят доводы о том, что в судебном заседании исследованы недопустимые доказательства: протокол обыска в жилище Темерханова ввиду отсутствия защитника, заключения экспертов ввиду нарушений по их оформлению Ходатайства стороны защиты об исключении таких доказательств оставлены без удовлетворения. Судом отказано в исследовании автомобиля, признанного вещественным доказательством по делу, в проведении осмотра местности следственного эксперимента и других судебных действий. Государственный обвинитель доводил до присяжных недостоверные сведения о том, что свидетели Е иФ давали ложные показания за денежное вознаграждение. В ходе судебного заседания оказывалось давление на присяжных заседателей свидетелей и участников судебного разбирательства со стороны защиты. Перед судебными прениями коллегия присяжных была расформирована, в новую коллегию вошел присяжный заседатель № 3, находившийся в розыске. Свидетели Е иФ изменили свои показания. В средствах массовой информации доводились сведения, порочащие деловую репутацию защитников. Вывод суда о мотиве убийства не основан на вердикте. В дополнениях обращают внимание на обстоятельства задержания Темерханова и заявляют о применении к нему пыток Считают, что экспертное заключение № сфальсифицировано Раскрывают сущность нарушений процедуры проведения обыска в жилище Темерханова, протоколирования допроса Темерханова, изъятия его биологических образцов для сравнительного исследования, порядка проведения экспертизы № и осмотра автомобиля. Указывают на то, что органами предварительного следствия не был предоставлен стороне защиты для ознакомления протокол допроса свидетеля под псевдонимом « Судом отказано в допросе явившихся свидетеля Г для описания внешности Темерханова, свидетеля Л в отношении сведений об оказании давления на Е . Перед началом судебного слушания 28.01.2013 г. было оказано давление на присяжного заседателя № 8 Л , которая покинула коллегию. Председательствующий не убедился в причинах неявки 13.02.2013 г присяжных заседателей № б и № 14, необоснованно распустив коллегию Разъясняют содержание показаний свидетелей Е иФ указывают на то, что стороне защиты не было предоставлено возможности допросить Е . Конкретизируют обстоятельства оказания давления на защитников и демонстрацию доказательств по делу через средства массовой информации Обращают внимание на сокрытие присяжным заседателем № 3 информации о своем нахождении в розыске. Приводят также доводы о том, что вердиктом признано недоказанным наличие у Темерханова мотива ненависти к социальной группе военнослужащих, участвовавших в контртеррористической операции на территории однако судом сделан вывод о совершении убийства на почве неприязненных отношений, что не вытекает из обстоятельств дела, поскольку Темерханов не был знаком с Б

В своих возражениях государственные обвинители Семененко М.Э. и Бояршев ВВ. считают, что доводы апелляционных жалоб не подлежат удовлетворению.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Председательствующим в соответствии с ч. 3 ст. 329 УПК РФ принято обоснованное решение о роспуске коллегии присяжных заседателей, поскольку количество выбывших из нее присяжных заседателей после сообщений присяжных заседателей № 6 и № 14 о невозможности принимать участие в судебном заседании, превысило количество запасных. Поскольку состоявшееся судебное разбирательство признано недействительным, ссылки апелляционных жалоб на получение стороной защиты информации об оказании давления на отдельных присяжных заседателей, входивших в состав этой коллегии, в том числе на присяжного заседателя № 8 Л не связаны с вопросами влияния такой информации на вердикт, вынесенный другой коллегией.

Формирование новой коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Данных о том что кандидаты в присяжные заседатели сокрыли информацию, которая могла повлиять на принятие решения по делу и лишила стороны права на мотивированный и немотивированный отвод, а также о том, что в составе коллегии присяжных заседателей принимали участие лица, которые в силу закона не могли исполнять обязанности присяжного заседателя, не имеется. Ссылки жалоб на то, что присяжный заседатель № 3 О сокрыл информацию о своем привлечении к уголовной ответственности и нахождении в розыске, не основаны на материалах дела.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 243 и 335 УПК РФ, с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий не ограничивал прав участников процесса и создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, сохраняя объективность и беспристрастность. Все заявленные ходатайства рассмотрены в соответствии с требованиями закона. Сведений о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательств или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, в том числе показаний свидетелей, в материалах дела не имеется.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, у председательствующего не имелось оснований для отказа государственным обвинителям в исследовании заключений экспертов, протокола осмотра автомобиля, протокола получения образцов для сравнительного исследования, протоколов обыска, на которые имеются ссылки в жалобах, поскольку такие доказательства были получены с соблюдением требований закона.

Ходатайства стороны защиты о признании этих доказательств недопустимыми рассмотрены председательствующим и обоснованно отклонены при этом существо доводов стороны защиты, на которые указано в апелляционных жалобах, было тщательно проверено, выводы суда мотивированы в соответствующем постановлении.

Из протокола судебного заседания следует, что допросы свидетелей Е Ф свидетелей под псевдонимами « , и других лиц проведены в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 278, ч. 4, 7 ст. 335 УПК РФ. Данных о том, что сторона защиты была лишена права задавать свидетелям вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам дела в протоколе судебного заседания не содержится.

Ходатайства об оглашении показаний этих свидетелей в ходе предварительного следствия, в том числе заявленные стороной защиты на основе предположений о существовании иного протокола допроса свидетеля под псевдонимом », получили надлежащее разрешение в судебном заседании.

Сведения о том, что в судебном заседании был исследован протокол допроса свидетеля под псевдонимом , содержащий подлинные данные о его личности, не ограничивали процессуальных прав стороны защиты и не лишали возможности задавать свидетелю вопросы в судебном заседании, в том числе об исследованных показаниях на стадии предварительного следствия.

Допрос свидетеля Е в судебном заседании производился с учетом правил ст. 278.1 УПК РФ путем использования видеоконференц-связи Процессуальные права и обязанности Е были разъяснены судом ходатайств, в том числе об участии адвоката, свидетель не заявлял. Сторона защиты реализовала право задавать Е вопросы, после производства допроса свидетеля в суде, с согласия стороны защиты были исследованы показания Е на стадии предварительного следствия, правильность их содержания подтвердил свидетель. Объяснения Е , данные в суде апелляционной инстанции, в отношении применения к нему мер безопасности, не свидетельствуют об оказании этим влияния на показания свидетеля и о недопустимости показаний Е на заседании суда первой инстанции, а также в период предварительного следствия.

Изложенные в заседании суда апелляционной инстанции объяснения свидетелей Е иЛ о соблюдении процессуальных прав Е в ходе судебного разбирательства, признанного недействительным, не связаны с вопросами их влияния на вердикт или ограничения процессуальных прав осужденного Темерханова.

Не влияют на вердикт и доводы жалоб, касающиеся отказа в допросе свидетелей в ходе судебного разбирательства, признанного недействительным.

Заявленные стороной защиты ходатайства о проведении коллегией присяжных осмотра местности и автомобиля со ссылками на необходимость получения присяжными заседателями представления о месте убийства и маршруте движения автомобиля обоснованно отклонены, о чем вынесено соответствующее постановление председательствующего. Такие ходатайства о выходе присяжных для осмотра участка местности и автомобиля не касались представления стороной защиты конкретных доказательств по делу Информация о результатах осмотра места происшествия после совершения преступления была доведена до присяжных заседателей, стороне защиты обеспечивалась возможность участвовать в их исследовании и осмотре изъятых предметов.

Оснований для допроса специалиста Г в присутствии коллегии присяжных заседателей не имелось, как не связанного с вопросами исследования фактических обстоятельств дела.

Данных об исследовании в судебном заседании обстоятельств, способных вызвать предубеждение присяжных заседателей в отношении подсудимого, не имеется.

Пояснение государственного обвинителя Семененко при допросе свидетеля Ф о передаче денег свидетелям Е иФ было прервано председательствующим, и до присяжных доведено, чтобы они не принимали во внимание такую информацию.

Ссылки апелляционных жалоб на то, что в средствах массовой информации были освещены обстоятельства дела, не свидетельствуют о том, что эта информация была доведена до присяжных заседателей и повлияла на ответы вопросного листа.

Нарушений процедуры проведения прений сторон не допущено. Поскольку в своих выступлениях в прениях сторон адвокаты Варкентин и Мусаев касались обстоятельств, не имеющих отношения к предъявленному обвинению, и ссылались на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании, председательствующий обоснованно останавливал выступление защитников. При этом продолжительность выступлений защитников в прениях не была ограничена.

Доводы стороны защиты в апелляционной инстанции о лишении права Темерханова на участие в прениях при обсуждении последствий вердикта нельзя признать обоснованными. Положения ст. 347 УПК РФ о последовательности выступлений сторон в прениях при обсуждении последствий вердикта не содержат особенностей в отношении процедуры самого участия в них защитника и подсудимого. Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий разъяснил Темерханову процессуальные права, в том числе положения ст. 292 и 347 УПК РФ об участии в прениях сторон, до начала выступлений напомнил требования ст. 336 УПК РФ. После выступлений защитников подсудимый Темерханов сообщил, что от своего участия в судебных прениях он отказывается, ходатайств об изменении позиции при обсуждении сторонами последствий вердикта не заявлял, в последнем слове Темерханов пояснил, что ему нечего сказать, выразив отрицательное отношение к работе органов власти.

Нарушений норм уголовно - процессуального законодательства иного характера, на которые имеются ссылки в жалобах, не допущено.

Заявления о применении к осужденному насильственных действий со стороны неизвестных лиц были проверены следственными органами, по результатам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия признаков преступлений. При этом из материалов дела следует, что в период предварительного расследования при допросах процессуальные права Темерханову разъяснялись, защитники участвовали в производстве по делу по соглашению.

В судебном заседании услугами защитников Темерханов был обеспечен его интересы защищали 5 адвокатов по соглашению. Сведения о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката Трениной Д.В. не ограничили реализацию осужденным права на защиту.

Поданные замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в предусмотренном законом порядке, ссылки жалоб на фальсификацию протокола судебного заседания по своему существу являются рассмотренными замечаниями на протокол.

Вопросы, подлежащие рассмотрению присяжными заседателями, были поставлены с соблюдением требований ст. 252, 339 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В нем председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, изложил позицию защиты, правильно разъяснил основные правила оценки доказательств, сущность принципа презумпции невиновности Напомнил о том, чтобы присяжные заседатели не принимали во внимание обстоятельства, которые не подлежат учету при вынесении вердикта.

Возражений по содержанию напутственного слова от участников судебного разбирательства не поступило.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с положениями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Особенности рассмотрения дел с участием коллегии присяжных заседателей, а также юридические последствия удовлетворения об этом ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговоры, осужденному разъяснялись.

Доводы апелляционных жалоб, связанные с вопросами установления фактических обстоятельств дела, в том числе ссылки на недостоверность доказательств и неправильность вердикта, не подлежат рассмотрению, поскольку разрешение вопроса о доказанности обвинения и оценка исследованных судом доказательств являются в силу ст. 334 УПК РФ исключительной компетенцией коллегии присяжных заседателей.

Квалификация действий осужденного Темерханова по ч. 1 ст. 105, ч.1 ст. 222 УК РФ является правильной и дана в соответствии с установленными вердиктом фактическими обстоятельствами, выводы суда относительно юридической оценки действий Темерханова подробно мотивированы в приговоре.

Поскольку коллегией присяжных заседателей признан недоказанным мотив убийства на почве ненависти и вражды к социальной группе военнослужащих принимавших участие в контртеррористической операции в

причастных, по мнению Темерханова, к совершению в этот период противоправных действий в отношении местного населения, судом обоснованно исключен квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Однако ответ коллегии присяжных о недоказанности отягчающего мотива не исключает уголовной ответственности Темерханова за совершение убийства без отягчающих обстоятельств. Как следует из вердикта, присяжными признана доказанной виновность Темерханова в том, что он принял решение лишить жизни бывшего командира войсковой части Б разработал план совершил действия по приготовлению и причинению Б смерти путем производства не менее 8 выстрелов из пистолета с глушителем.

С учетом установленных вердиктом фактических обстоятельств лишения Темерхановым жизни бывшего командира войсковой части Б судом сделан правильный вывод о мотиве действий осужденного, который не является обязательным конструктивным элементом состава преступления, и его установление не ухудшает положение осужденного.

Ссылки жалоб на отсутствие сведений о непосредственной связи между Темерхановым и потерпевшим, что по мнению стороны защиты исключает установленный мотив убийства, не влияют на правильность вывода суда, а заявления о необходимости учитывать аморальное поведение потерпевшего противоречат установленным вердиктом обстоятельствам.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, признания в качестве смягчающего наказание обстоятельства состояния его здоровья, а также положительных характеристик на Темерханова.

Чрезмерно суровым назначенное наказание не является, и оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ Судебная коллегия

определила:

приговор Московского городского суда от 7 мая 2013 года с участием присяжных заседателей в отношении Темерханова Ю - Х Х оставить без изменения, а апелляционные жалобы адвокатов Варкентина В.И Мусаева М.А., Трениной Д.В. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течении 1 года с момента его оглашения Председательствующий: Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 278.1 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта