Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-О10-179СП от 30.11.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

Дело №4-010-179 сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Город Москва 30 ноября 2010 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего - Степалина В.П.

судей - Иванова Г.П. и Лизунова В.М.

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании от 30 ноября 2010 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Тимошина Е.В. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 18 мая 2004 года, которым

ТИМОШИН Е В ,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 8 лет ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ на 10 лет, ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «к» УК РФ на 10 лет, 161 ч. 2 п. п. «а, г» УК РФ на 3 года 6 месяцев, ст. 166 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев, ст. 175 ч. 2 п. п. «а, б» УК РФ на 3 года со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда в сумме 2 500 рублей,

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено

22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в сумме 2 500 рублей.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

По делу также осужден Морозов И.С. и оправдан Н,

в отношении которых приговор суда не обжалован.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденного Тимошина Е.В., адвоката Романова С В . по доводам кассационной жалобы, прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Тимошин признан виновным в совершении на в 2001 году:

6 июля, около 18 часов, на в,

грабежа группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в процессе чего похитили у потерпевшего Н имущество на общую сумму ;

в период с 10 по 12 июля в группой лиц по предварительному сговору заранее не обещанного приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем автомашины которую разобрали на запчасти и продали;

19 июля, около 22 часов, на участке дороги напротив,

на почве личных неприязненных отношений убийства Г нанеся ему в область шеи и живота не менее 14 ударов ножом, а также угона автомашины этого потерпевшего марки

19 июля, в период с 22 до 24 часов в убийства неустановленного мужчины по имени А опасаясь что потерпевший сообщит в правоохранительные органы о совершенном ранее убийстве Г наступив ему ногой на грудь и шею, отчего от механической асфиксии наступила смерть;

24 июля, около 16 часов в,

покушения на убийство А , опасаясь, что потерпевший сообщит о совершенных ранее убийствах Г и неустановленного мужчины по имени А в правоохранительные органы, нанеся ему не менее 6 ударов ножом в область грудной клетки и шеи причинив тяжкий вред здоровью, смерть не наступила в связи с сопротивлением потерпевшего и своевременной оказанной ему медицинской помощи.

В кассационной жалобе и дополнениях осужденный Тимошин просит приговор суда отменить, уголовное дело прекратить, утверждает о своей невиновности. Указывает, что уголовное дело в отношении А было незаконно выделено в отдельное производство, что он не был ознакомлен со всеми материалами дела и с протоколом судебного заседания, что отбор коллегии присяжных заседателей проведен с нарушением закона так как он находился за ограждением и не мог заявить мотивированные отводы, что судебное следствие проведено неполно, с нарушением ст. ст. 15, 335 УПК РФ Председательствующая необоснованно отказала удовлетворении ходатайств стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколов обыска, допросов на предварительном следствии его, потерпевшего Н , свидетеля А и опознаний с их участием, провела фактическое повторное опознание подсудимых потерпевшим Н , а 9 апреля 2004 года необоснованно отказала в удовлетворении его ходатайства об исследовании протокола опознания по фотографии. В прениях государственный обвинитель говорил о преступлениях, о которых работники милиции не знали. Вопросы сформулированы с нарушением закона, так как не учтены его замечания, в вопросах

имелись медицинские термины, вопросы сформулированы лишь о виновности, но о доказанности деяния вопросы не ставились. В напутственном слове председательствующая была необъективной.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Котов СФ. указывает о своем несогласии с ней.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора суда, который постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей о виновности осужденного Тимошина в совершении указанных в приговоре суда преступлений.

Доводы в жалобе осужденного Тимошина о том, что уголовное дело в отношении А . было незаконно выделено в отдельное производство, являются несостоятельными так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Согласно ч. 3 ст. 253 УПК РФ, если подсудимый скрылся суд приостанавливает производство в отношении этого подсудимого соответственно до его розыска и продолжает судебное разбирательство в отношении остальных подсудимых. Если раздельное судебное разбирательство препятствует рассмотрению уголовного дела, то все производство по нему приостанавливается Суд выносит определение или постановление о розыске скрывшегося подсудимого.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом не нарушены.

Из материалов дела следует, что подсудимый по делу А обвиняемый в совершении преступления предусмотренного ст. 116 УК РФ, скрылся. Суд признал, что с учетом предъявленного обвинения А что данное обстоятельство не препятствует проведению судебного разбирательства в отношении остальных подсудимых, вынес постановление о розыске скрывшегося подсудимого (т. 4, л.д. 141- 144).

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 328-332 УПК РФ.

Данных о том, что Тимошин был лишен права заявлять отводы, в материалах дела нет. Из протокола судебного заседания следует, что Тимошин или его защитник не заявляли о таких обстоятельствах. Мотивированных отводов ни от кого из участников судебного разбирательства не поступило, а немотивированные отводы подсудимый Тимошин поручил провести адвокату (т. 5, л.д. 37-52).

Доводы в жалобе осужденного Тимошина о том, что он не был ознакомлен с материалами дела и протоколом судебного заседания, о нарушении в ходе судебного следствия требований ст ст. 15, 335 УПК РФ являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из материалов дела следует, что 12 августа 2003 года обвиняемый Тимошин с участием защитника был уведомлен об окончании следственных действий, 23 августа 2003 года окончено ознакомление с материалами дела. Согласно собственноручной записи Тимошина в протоколе он ознакомлен с материалами дела в полном объеме, без ограничения во времени, поддержал заявленное защитником ходатайство. Данное ходатайство следователем рассмотрено, о результатах Тимошин извещен (т. 3, л.д. 265, 283- 287).

На предварительном слушании Тимошин никаких ходатайств о том, что он не ознакомлен с материалами дела, не заявлял. Вместе с тем, в судебном заседании Тимошин неоднократно заявлял ходатайства о предоставлении ему времени для дополнительного ознакомления с материалами дела, которые председательствующая удовлетворяла, предоставляла ему дополнительное время Ходатайство Тимошина о предоставлении ему «личного секретаря обоснованно отклонено, поскольку это не предусмотрено уголовно процессуальным законом (т. 4, л.д. 135-140, 192, т. 5, л.д. 22, 78, 86, 262,264).

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон, ст. 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам в жалобе осужденного Тимошина, 9 апреля 2004 года он не заявлял ходатайства об исследовании протокола опознания по фотографии. В тот день решался вопрос об окончании судебного следствия. Тимошин заявил ходатайства об оглашении протоколов допросов его и свидетеля Д , заявления, а также о вызове в судебное заседание врача по мануальной терапии с целью установления, мог ли он поднимать тяжелые грузы. Ходатайство Тимошина о вызове врача было обоснованно отклонено, а другие ходатайства удовлетворены. После этого председательствующая поставила на обсуждение сторон вопрос о возможности окончания судебного следствия, возражений от участников судебного разбирательства, в том числе от осужденного Тимошина, не поступило (т. 6, л.д. 66).

Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, нет.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами протоколов обыска, допросов на предварительном следствии обвиняемого Тимошина, потерпевшего Н свидетеля А и опознаний с их участием, на которые Тимошин указывает в жалобе, у председательствующей не было обоснованные выводы об этом подробно мотивированы в постановлениях.

Из протокола судебного заседания следует, что допрос потерпевшего Н проведен в соответствии с требованиями ст. 277 УПК РФ, в связи с наличием существенных противоречий его показания на предварительном следствии были оглашены по ходатайству стороны обвинения в соответствии со ст. 281 УПК РФ, после чего участники судебного разбирательства, в том числе осужденный Тимошин, вопросов к потерпевшему не имели, с согласия сторон по ходатайству потерпевшего Н

председательствующий освободил его от дальнейшего участия в судебном разбирательстве. Протокол опознания потерпевшим Н по фотографии был оглашен по ходатайству стороны обвинения, сторона защиты не заявляла ходатайства о признании данного доказательства недопустимым. Данных о том что в судебном заседании проводилось повторное опознание, нет (т. 5, л.д. 71-75, 77,93,94).

Допрос свидетеля А был проведен в соответствии с требованиями ст. 278 УПК РФ. Протоколы следственных действий с его участием составлены в установленном законом порядке, свидетель А , в переводчике не нуждался, протоколы составлены надлежащим лицом. Обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исследовании сведений, характеризующих данного свидетеля поскольку такие сведения не относятся к фактическим обстоятельствам дела и не исследуются с участием присяжных заседателей (т. 5, л.д. 212-261, 290-302, т. 6, л.д. 49-51, 55, 292-302).

Данных о нарушении права на защиту Тимошина при допросе на предварительном следствии, о нахождении при допросе в нетрезвом состоянии, нет, обыск у Тимошина был проведен с участием понятых, в присутствии родственника осужденного, от которого не поступило никаких заявлений или замечаний, сведения об обыске, дате, удостоверены понятыми (т. 6, л.д. 47).

Прения сторон проведены с учетом требований ст. ст. 292, 336, 337 УПК РФ (т. 6, л.д. 66-85).

Доводы осужденного Тимошина в жалобе о том, что в прениях государственный обвинитель сказал о преступлении, о котором работники милиции не знали, не могут служить основанием к отмене приговора суда.

Из протокола судебного заседания следует, что в прениях государственный обвинитель при приведении показаний свидетеля А . сказал, что свидетель говорил о другом преступлении, однако председательствующая сразу же остановила государственного обвинителя, разъяснила присяжным заседателям что в этой части обвинение не предъявлено, просила не принимать во внимание данное обстоятельство при вынесении вердикта, а также в напутственном слове разъяснила, что речи в прениях сторон не являются доказательствами, просила при вынесении вердикта оценивать лишь исследованные в судебном заседании доказательства (т. 6, л.д. 66-71, 165-177).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 252, 338, 339, 341-345 УПК РФ Все вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями в том числе и указанные в жалобе осужденного Тимошина были сформулированы с учетом предъявленного обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон, (т. 6, л.д. 88-94, 188-196).

Доводы Тимошина в жалобе о нарушении закона при формулировании вопросов противоречат протоколу судебного заседания. Все замечания Тимошина председательствующей были выслушаны до удаления в совещательную комнату для формулирования вопросов в окончательной редакции. Доводы в Тимошина в жалобе о том, что в некоторых вопросах, в частности

имелись медицинские термины противоречат требованиям ч. 5 ст. 339 УПК РФ, согласно которой не могут ставиться лишь вопросы, требующие юридической оценки. При этом, из содержания данных вопросов следует, что в них указаны телесные повреждения, причиненные потерпевшим, а это относится к фактическим обстоятельствам дела, исследуемым с участием присяжных заседателей. Вопросы сформулированы о виновности в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 339 УПК РФ являлись объединением всех трех основных вопросов, в том числе о доказанности деяния.

Доводы осужденного Тимошина о том, что в напутственном слове председательствующая была необъективной, противоречат приобщенному к протоколу судебного заседания напутственного слова председательствующей, из которого следует, что таких данных нет, что напутственное слово соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Тимошин никаких возражений по напутственному слову не имел (т. 6, л.д. 95-186).

Приговор постановлен председательствующей в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденного Тимошина председательствующей квалифицированы правильно, обоснованные выводы об этом мотивированы в приговоре.

Доводы в жалобе осужденного Тимошина о невиновности не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям не может быть отменен приговор суда с участием присяжных заседателей. Из материалов дела следует, что осужденный Тимошин был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела при такой форме судопроизводства (т. 3, л.д. 283-284, т. 4, л.д. 139-140).

Нарушений закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, не имеется.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что в соответствии с требованиями п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ Тимошина следует освободить от назначенных наказаний за преступления средней тяжести, предусмотренные ст. ст. 166 ч. 1, 175 ч. 2 п. п. «а, б» УК РФ, совершенные в 2001 году, в связи с истечением сроков давности, и с учетом этого назначить более мягкое наказание по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 18 мая 2004 года в отношении Тимошина Е В изменить, освободить его от назначенных наказаний по ст. ст. 166 ч. 1, 175 ч. 2 п. п. «а, б» УК РФ в связи с истечением сроков давности. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 1, 105 ч. 2 п. «к», 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. «к», 161 ч. 2 п. п. «а, г УК РФ, путем частичного сложения окончательно назначить Тимошину Е.В. 20 (двадцать) лет лишения свободы.

В остальном этот же приговор суда в отношении Тимошина Е В оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 277 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта