Информация

Решение Верховного суда: Определение N 31-АПУ16-4СП от 02.08.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№31-АПУ16-4сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 августа 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Безуглого Н.П судей Истоминой Г.Н. и Хомицкой Т.П при секретаре Поляковой А.С с участием старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Шиховой Н.В..; защитников осужденных адвокатов Баранова А.А., Шевченко Е.М рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Орудина П.П., Орудиной Т.Н., защитника осужденного адвоката Назаровой С.А., потерпевшей И и ее представителя адвоката Николаевой Т В . на приговор Верховного Суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 27 апреля 2016 года которым

Орудина Т Н

несудимая осуждена по ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с

1

ограничением свободы на один год с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ Орудина Т.Н. оправдана в соответствии с п.п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302, ч. 1 ст. 348 УПК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в связи с не: установлением событий этого преступления.

На основании ст. 134 УПК РФ за ней признано право на реабилитацию.

Орудии П П

несудимый осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам 11 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на один год с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступления потерпевшей Ивановой М.М. и ее представителя адвоката Николаевой Т.В., поддержавших доводы жалобы об изменении приговора в части квалификации действий осужденных и усилении назначенного им наказания, выступления осужденных Орудина П.П. и Орудиной Т.Н., их защитников адвокатов Баранова А. А., Шевченко Е.М., поддержавших доводы жалоб и возражавших против удовлетворения жалоб потерпевшей и ее представителя выступление государственного обвинителя Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Орудии осужден за убийство И а Орудина Т.Н. - за оказание пособничества в убийстве потерпевшей.

Преступление совершено ими 15 июля 2015 года у дер.

при обстоятел Е>ствах, подробно изложенных в приговоре в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Орудина Т.Н. также признана невиновной в совершении тайного хищения денежных средств И и на основании вердикта коллегии присяжных заседателей по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ оправдана в связи с не установлением события этого преступления.

2

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Назарова С.А. в защиту интересов осужденного Орудина П.П. указывает, что стороной обвинения были представлены в судебном заседании недопустимые доказательства, каковыми являются протоколы опознания потерпевшей И и свидетелем Ш по голосу лица, говорившего с ними по телефону в день исчезновения И

Полагает, что данные протоколы не могли быть представлены присяжным заседателям, в силу того, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено опознание по голосу, а также в связи с существенными различиями реальных условий, в которых потерпевшая И и свидетель Ш слышали голос и условий опознания.

Неправомерной считает и демонстрацию государственным обвинителем присяжным заседателям протокола осмотра места происшествия с фотографией разбитых стекол в подтверждение показаний потерпевшей и свидетелей обвинения о том, что супруги Орудины неоднократно разбивали стекла в доме погибшей И и ее матери.

Представив данное доказательство, государственный обвинитель не сослался на отказ органов следствия в возбуждении уголовного дела по указанному факту в связи с не установлением лица, совершившего указанные действия.

В напутственном слове председательствующий также сослался на данные доказательства, которые не относятся к предмету исследования в судебном заседании по обвинению супругов Орудиных в убийстве.

Обращает также внимание на нарушение права Орудина на защиту выразившегося в том, что на предварител ьном следствии до 17 ноября 2015 года его защиту осуществлял адвокат Григорьев П.Х., заявивший самоотвод, сославшись на то, что доверитель по соглашению на оказание юридической помощи Орудину является с нидстелем обвинения.

Однако до самоотвода защитник участвовал в следственных действиях при наличии противоречий в позиции доверителя С и Орудина.

Допущенные нарушения закона, являются, по мнению автора жалобы основанием отмены приговора.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Орудии П.П.

По доводам жалобы приговор является незаконным, необоснованным и несправедливым. Обвинение основано на догадках и слухах, суд не истолковал в его пользу все сомнения в его виновности.

3

Отмечает, что в перерывах судебных заседаний присяжные заседатели общались с участниками судебного разбирательства.

Он и его жена задержаны были с нарушением закона. После задержания он был допрошен без адвоката. На момент совершения им преступления у его жены было алиби, но им не была предоставлена возможность опровергнуть подозрения.

После их задержания в социальных сетях и местных газетах были размещены сообщения о совершении ими преступления, на основании которых общественность заведомо их осудила. Полагает, что эти сообщения оказали влияние и на присяжных заседателей, о чем они умолчали Подтверждением этому является тот факт, что присяжные заседатели делали записи только в тот момент, когда давали показания свидетели обвинения и не делали никаких заметок во время допроса подсудимых.

Показания потерпевшей в суде объяснялись неприязненными отношениями.

Его ходатайства о проведении очных ставок с участниками уголовного судопроизводства не удовлетворены следователем.

Суд также не удовлетворил его ходатайство о приобщении к материалам дела постановления следователя.

Утверждает, что никаких отношений с И у него не было, он лишь хотел поговорить с ней о детях, умы ела на ее убийство не имел.

С заключением судебно-психиатрической экспертизы не согласен. В ходе предварительного следствия он неоднократно заявлял, что не понимает как мог убить человека, но его заявление осталось без проверки.

Для объективного рассмотрения дела необходимо было проведение и судебно-психологической экспертизы с целью выяснения его эмоционального состояния в момент убийства, не находился ли он в состоянии аффекта.

Обращает также внимание на то, что судом не разрешена судьба их детей и их имущества.

Не согласен он и с решением председательствующего по результатам рассмотрения его замечаний на протокол судебного заседания, который, по его мнению, составлен неполно.

Осужденная Орудина Т.Н. в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней утверждает о непричастности к убийству И давления на мужа она не оказывала и не убеждала его убить потерпевшую.

После задержания ее неоднократно допрашивали без участия защитника который был предоставлен ей лишь в день ареста 18 июля 2015 года, от услуг которого она отказалась, так как он уговаривал ее признать себя виновной в убийстве. Ее алиби не было проверено, ее ходатайства о проведении очных ставок не удовлетворены, а жалобы не приобщены к материалам дела.

4

Предварительное следствие проведено с обвинительным уклоном.

Председательствующий в напутственном слове большое внимание уделил доказательствам стороны обвинения, формально упомянул о презумпции невиновности, выразив свое мнение по делу, сказал, какое решение нужно принять.

Показания потерпевшей И и свидетеля Ш о том, что в разговоре с ними она высказывала угрозы, считает неправдивыми основанными на слухах, они не смогли пояснить, по каким признакам они опознали ее голос.

Выражает несогласие с заключениями экспертов.

В судебном заседании исследовались доказательства о фактах выбивания стекол в доме потерпевшей, которые не имеют отношения к делу и в возбуждении уголовного дела по которым было отказано.

В судебном заседании были нарушены принципы равенства и состязательности сторон.

Выступая в прениях, представитель потерпевшей довел до присяжных заседателей не соответствующие действительности сведения о том, что она якобы призналась в совершении преступления в ходе предварительного следствия, однако председательствующий ве остановил его.

В связи с тем, что она не совершала преступление, решение суда о взыскании гражданского иска считает незаконным. Ее замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим неправильно Обращает внимание на то, что судом не разрешена судьба ее детей.

Просит приговор отменить, оправдать ее и возвратить ей детей.

В апелляционных жалобах потерпевшая И и ее представитель адвокат Николаева Т.В., не оспаривая вердикт коллегии присяжных заседателей, указывают на неправильную квалификацию действий осужденных.

Орудины действуя совместно и согласованно, совершили убийство И группой лиц по предварительному сговору, в связи с чем их действия надлежит квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Просят приговор изменить, переквалифицировать действия осужденных на п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить им наказание, соответствующее санкции указанной статьи.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Калашников В.А. просит оставить приговор без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с

5

вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Доводы жалоб о том, что кандидаты в присяжные заседатели при формировании коллегии присяжных заседателей скрыли информацию о своей осведомленности об обстоятельствах преступления, в совершении которого обвинялись Орудины, что на основании этой информации присяжные заседатели сделали вывод о виновности Орудиных, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос председательствующего, есть ли среди кандидатов в присяжные заседатели лица, которым что-либо известно об обстоятельствах дела из средств массовой информации или других источников, ответившая утвердительно на этот вопрос кандидат в присяжные заседатели № 33, была исключена из предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели.

Доводы жалоб о том, что другие кандидаты в присяжные заседатели скрыли подобную информацию, и заранее сформировали мнение о виновности подсудимых, в перерывах общались с другими участниками судебного разбирательства, носят предположительный характер, не подтверждаются материалами дела, не представлены такие доказательства и в апелляционных жалобах.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводом осужденного Орудина о том, что после удовлетворения мотивированных и немотивированных отводов осталось 19 кандидатов в присяжные заседатели а в список было включено 20 кандидатов, в чем он усматривает заинтересованность суда оставить в списках нужного кандидата.

Из протокола судебного заседания следует, что после выяснения всех данных о явившихся кандидатах в присяжные заседатели в списке осталось 27 кандидатов, что не оспаривается осужденными.

Мотивированных отводов сторонами заявлено не было. После этого каждой стороне было предложено заявить по 2 немотивированных отвода кандидатам, а затем председательствующий вновь предложил сторонам заявить по 2 немотивированных отвода кандидатам. Стороной обвинения был заявлен немотивированный отвод кандидатам в присяжные заседатели № 6, 11, 15, 22. Стороной защиты был заявлен немотивированный отвод

кандидатам в присяжные заседатели № 4, 6, 8, 14.

Таким образом сторонами был заявлен немотивированный отвод семи

кандидатам, в результате в список правильно было включено 20 кандидатов

в присяжные заседатели, 12 из которые включены в основной состав

6

коллегии присяжных заседателей, а 2 - в список запасных присяжных заседателей.

После окончания формирования коллегии сторонами не было сделано заявлений ни по поводу отбора коллегии присяжных заседателей, ни о тенденциозности ее состава и роспуске по этому основанию.

То обстоятельство, что состав коллегии присяжных заседателей в основном состоит из женщин (10 женщин из 12), на что обращено внимание стороной защиты в судебном заседании, в силу равенства мужчин и женщин не может свидетельствовать о неспособности сформированной коллегии вынести объективный вердикт ввиду тенденциозности.

По указанным мотивам Судебная коллегия приходит к выводу о том, что дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей.

Не усматривается из материалов дела и данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора.

Доводы жалоб о том, что протоколы опознания по голосу Орудиной Т.Н. потерпевшей И и свидетелем Ш являются недопустимыми доказательствами, не осно ЕШНЫ на материалах дела и законе.

Положения ст. 193 УПК РФ, на которые имеется ссылка в жалобе, не запрещают возможность опознания лица по голосу, который имеет индивидуальные признаки, позволяющие различить конкретных лиц по голосу.

Опознание по голосу проведено с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ.

Перед началом следственного действия свидетель Ш была допрошена и пояснила, по каким при знакам она сможет опознать голос женщины, позвонившей ей с абонентского номера И

Признанная потерпевшей мать погребшей И на допросе также пояснила, что ее дочь и она разговаривали с Орудиной Т.Н. по телефону, она знает ее голос и сможет уверенно опознать ее по голосу.

Условия опознания были сходными с условиями, при которых свидетель и потерпевшая слышали голос лица в ходе телефонного разговора Свидетелю и потерпевшей были предъявлены для опознания записанные на флэш-карты образцы голосов, которые воспроизведены с помощью ноутбука, после чего они объяснили по каким признакам опознали голос на одной из флеш-карт.

При таких данных председательствующий не имел оснований для признания протоколов опознания недопустимыми доказательствами и

7

обоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении в присутствии присяжных заседателей протоколов опознания по голосу, а ходатайство стороны защиты о признании указанных протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами, заявленное после их оглашения, оставил без удовлетворения

Правильно исследованы в присутствии присяжных заседателей и заключения экспертов по результатам исследования трупа И кожных лоскутов с трупа потерпевшей, одежды с трупа потерпевшей, а также одежды изъятой в ходе обыска в доме Орудиных, чехла с переднего сиденья и спинки и нижней части заднего пассажирского сиденья, изъятых в ходе осмотра автомобиля на предмет обнаружения на них микроволокон, входящих в состав одежды И а также по результатам исследования волос, обнаруженных на одежде И и заднем сиденье и чехле, изъятых из автомобиля.

Все указанные экспертизы проведены на основании постановлений следователя, в экспертных учреждениях, экспертами, обладающими специальными познаниями и имеющими достаточный опыт работы, в актах экспертиз подробно приведены методики исследований, мотивы сделанных выводов. С постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов Орудии П.П. и Орудина Т.Н. были ознакомлены, при этом им не были заявлены ходатайства о проведении дополнительных либо повторных экспертиз. С учетом этих данных председательствующий не имел оснований для признания заключений экспертов недопустимыми доказательствами, а потому правильно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об исследовании этих доказательств в присутствии присяжных заседателей.

Доводы жалобы о том, что государственным обвинителем был представлен присяжным заседателям протокол осмотра места происшествия с фотографией разбитых стекол в подтверждение показаний потерпевшей и свидетелей обвинения о том, что супруги Орудины неоднократно разбивали стекла в доме погибшей И и ее матери, также не основаны на материалах дела, из которых следует, что в судебном заседании был исследован протокол осмотра места происшествия от 13 июля 2015 года в томе № 1 на л.д. 7-11, в котором отражена обстановка в жилом доме и надворных постройках дома И , констатирован факт отсутствия в доме нарушения порядка и следов крови, при этом сведения о повреждении стекол в окнах дома отсутствуют в протоколе, на фототаблице к этому протоколу, также отсутствует изображение: разбитых окон.

Какие-либо пояснения государственного обвинителя в связи с оглашением данного протокола осмотра по поводу разбитых стекол не отражены в протоколе судебного заседания.

8

В напутственном слове председательствующий, доводя до сведения присяжных заседателей содержание указанного протокола осмотра, также не обращал внимание на наличие разбитых окон в доме И

Вопреки доводам жалоб обстоятельства, относящиеся к установлению факта повреждения окон в доме И не исследовались в судебном заседании. Заданный представителем потерпевшей адвокатом Николаевой Т.В. подсудимому Орудину П.П. вопрос о том разбивал ли он и его жена Орудина Т.Н. окна в доме И был снят председательствующим адвокату сделано замечание и даны разъяснения присяжным заседателям о том, чтобы они не принимали во внимание прозвучавший вопрос, как не имеющий отношения к делу. (т. 7 л.д. 37)

Снят председательствующим и вопрос государственного обвинителя заданный потерпевшей И о том, видела ли она, что Орудины разбили стекла в доме или это ее предположения, (т. 7 л.д. 12)

Ходатайство адвоката Назаровой С.А. об исследовании в присутствии присяжных заседателей постановления следователя об отказе в возбуждения уголовного дела по факту повреждения окон в доме И оставлено председательствующим без удовлетворения.

Как усматривается из протокола судебного заседания, все ходатайства подсудимых, их защитников были рассмотрены и разрешены в установленном законом порядке. По каждому из таких ходатайств председательствующий принимал мотивированное решение, оснований не соглашаться с приведенными мотивами не имеется.

Не нарушено и право подсудимых на защиту ни в ходе досудебного производства по делу, ни в ходе судебного разбирательства.

Из материалов дела следует, что от дачи показаний в качестве подозреваемого сразу после его задержания 16 июля 2015 года в отсутствие адвоката Орудии П.П. отказался, первые показания в качестве подозреваемого он дал на допросе 18 июля 2015 года с участием адвоката Григорьева П.Х., который с этого времени осуществлял его защиту по соглашению, заключенному с ним С с ведома Орудина П.П Когда адвокату стало известно о том, что С является свидетелем обвинения, он заявил самоотвод, который был удовлетворен следователем, и для защиты интересов Орудина П.П. назначена адвокат Н исполнявшая свои обязанности до конца судебного следствия и в судебном заседании, (т. 4 л.д. )

При этом из материалов дела не усматривается каких-либо данных о недобросовестном исполнении адвокатом Григорьевым П.Х. своих профессиональных обязанностей, том, что он действовал вопреки интересам

9

Орудина П.П., занимал позицию, противог оложную позиции Орудина. Не указывается на такие обстоятельства и в апелляционных жалобах.

Несмотря на то, что соглашение с адвокатом заключила свидетель обвинения Степанова В.Э., являющаяся приемной дочерью Орудиной Т.Н интересы указанного свидетеля Г не представлял, защищая Орудина П.П., поддерживал согласованную с ним позицию.

С учетом этих данных оснований для признания незаконным участия адвоката Григорьева в производстве по дел у не имеется.

Все свидетели и потерпевшая были допрошены в судебном заседании с соблюдением требований ст. 277, 278 УПК РФ, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей предусмотренных ч.7,8 ст. 335 УПК РФ.

Что касается доводов жалобы о том, что показания потерпевшей И в суде были вызваны неприязненными отношениями к подсудимым, то каких-либо высказываний в адрес подсудимых, способных вызвать предубеждение в отношении них присяжных заседателей потерпевшая не делала, оценка же ее показаний с точки зрения их достоверности относится исключительно к компетенции присяжных заседателей, председательствующий не вправе давать такую оценку доказательствам, и давать такого рода разъяснения присяжным заседателям ни в ходе судебного следствия, ни в напутственном слове.

Из протокола судебного заседания следует, что судом было обеспечено равенство прав сторон, при этом председательствующий сохраняя объективность и беспристрастность, не выступал ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства Необоснованных отказов осужденным и защите в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела не имелось.

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ. Вопреки доводам жалобы, выступая в прениях, стороны довели до сведения присяжных заседателей свою позицию по делу, при этом не соответствующих действительности сведений не сообщали присяжным заседателям. Не вводила в заблуждение присяжных заседателей и представитель потерпевшей адвокат Николаева, о чем указано в жалобе Орудиной Т.Н., не сообщала о том, что Орудина Т.Н. якобы признавала себя виновной в убийстве И

10

Вопросный лист сформулирован с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Сторонам была предоставлена возможность высказать замечания по проекту вопросного листа.

По каждому преступному деянию в от ношении каждого подсудимого в вопросном листе сформулировано три основных вопроса, их содержание изложено в понятных выражениях, без использования юридических терминов, ответы на поставленные вопросы не требовали юридической оценки.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 240 УПК РФ. В нем вопреки доводам жалоб председательствующий кратко изложил как доказательства стороны обвинения, так и доказательства стороны защиты, не оценивая их и не высказывая свое к ним отношение.

Правила оценки доказательств, суть принципа презумпции невиновности были разъяснены председате льствующим правильно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ является ясным и не содержит противоречий.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ стороны не вправе ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

В силу ст. 389.27 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не является основанием отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

В этой связи доводы апелляционных жалоб о непричастности Орудиной Т.Н. к совершению преступления в отношении И о наличии у нее алиби, об отсутствии у Орудина П.П. умысла на убийство потерпевшей, о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, о том что вердикт является неправил ьным, что присяжные заседатели дали неправильную оценку исследованным доказательствам, не подлежат удовлетворению.

Осужденные не были ограничены в праве оспаривать обвинение излагать в присутствии присяжных заседателей свои позиции со ссылкой на доказательства. В частности, подсудимыми Орудиными доведены до присяжных заседателей их позиции о непричастности Орудиной Т.Н. к убийству И .

11

Находясь в совещательной комнате, присяжные заседатели располагали мнением обеих сторон. Вместе с тем, вопрос оценки доказательств, их полноты, достоверности, отнесен к компетенции присяжных заседателей. По указанным мотивам доводы жалоб о неполноте проведенного расследования, о том, что следователем необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств о проведении очных ставок удовлетворению не подлежат.

Установленным присяжными заседателями фактическим обстоятельствам содеянного осужденными суд дал правильную юридическую оценку.

С учетом договоренности Орудиных .лишить потерпевшую И жизни, характера действий Орудина П.П., использования им в качестве орудия преступления ножа, которым он нанес множественные удары в область расположения жизненно-важных органов, суд правильно расценил действия Орудина П.П. как убийство, а потому доводы жалобы Орудина об отсутствии у него умысла на причинение смерти потерпевшей нельзя признать обоснованными.

Не подлежат удовлетворению и доводы жалоб потерпевшей и ее представителя о переквалификации действий осужденных на п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По смыслу закона, убийство признается совершенным группой лиц,

когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Такие обстоятельства не установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, согласно которому смерть И была причинена путем нанесения ей 18 ударов ножом в область ш ей, живота, грудной клетки, обеих предплечий, в результате которых причинены множественные колото резаные раны указанных органов, повлекшие обильную кровопотерю явившуюся причиной смерти.

Виновным в совершении этих действи и признан Орудии П.П.

В связи с тем, что Орудии П.П. один выполнил действия, направленные на причинение смерти И суд правильно пришел к выводу об отсутствии квалифицирующего признака - совершение убийства группой

12

лиц по предварительному сговору, признал его исполнителем преступления и квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

С учетом того, что мотивом убийства потерпевшей явилась ревность какие-либо противоправные действия И согласно вердикту не совершила, действия Орудина П.П. не могут быть квалифицированы как убийство, совершенное в состоянии аффекта по ч. 1ст. 107 УК РФ.

Орудина Т.Н. признана виновной в тем, что предложила Орудину П.П лишить потерпевшую И жизни, а затем вместе с Орудиным вывезли потерпевшую на автомашине из деревни, в асильно вывели ее из машины и довели до лесопосадки.

Таким образом, присяжными заседателями установлено, что Орудина Т.Н. не принимала непосредственного участия в причинении смерти потерпевшей, сама не наносила ей ударов ножом и не удерживала потерпевшую в тот момент, когда Орудии П.П. наносил И удары ножом.

Указанные действия Орудиной Т.Н. оказавшей содействие исполнителю убийства в доставлении потерпевшей к месту преступления обоснованно расценены судом как пособничество в убийстве и правильно квалифицированы по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Проверено судом и психическое состояние осужденных. С учетом заключений экспертов об отсутствии у Орудина П.П. и Орудиной Т.Н психических расстройств, их поведения, на предварительном следствии, в судебном заседании, суд обоснованно признал их вменяемыми.

Принимая во внимание осознанный, целенаправленный характер действий Орудина П.П. по причинению смерти потерпевшей, его поведение до совершения преступления, наличие между ним и Орудиной Т.Н предварительного сговора на убийство, доводы жалобы Орудина П.П. о том что он находился в момент убийства в состоянии сильного душевного волнения, нельзя признать обоснованными.

Наказание осужденным назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, вердикта присяжных заседателей о том, что они не заслуживают снисхождения, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

При этом судом в полной мере учтены как общественная опасность совершенного осужденными преступления, так и смягчающие

13

обстоятельства: наличие на их иждивении и есовершеннолетних детей, явка с повинной Орудина П.П. и активное способствование раскрытию преступления.

Вывод суда об отсутствии исключительных обстоятельств, позволяющих применить при назначении наказания положения ст. 64 УК РФ, мотивирован в приговоре. Приведенные суждения Судебная коллегия находит убедительными и обоснованными.

Назначенное осужденным наказание является справедливым, а потому Судебная коллегия не усматривает оснований ни для усиления назначенного осужденным наказания по доводам жалобы потерпевшей, ни для смягчения наказания по доводам жалоб осужденных.

Назначение осужденным наказания в виде лишения свободы свидетельствует об обоснованности избранной в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу, в связи с чем с доводами их жалоб о незаконности содержания ее под стражей согласиться нельзя.

Не нарушены и права осужденных при направлении дела в суд апелляционной инстанции. Как следует из материалов дела, замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ, по ним приняты мотивированные решения.

Обоснованным является и решение суда о взыскании с осужденных в пользу потерпевшей И компенсации морального вреда, размер которого определен судом с учетом степени причиненных потерпевшей нравственных страданий, материального положения осужденных, а также требований разумности и справедливости.

Что касается доводов жалоб о том, что судом не определена судьба несовершеннолетних детей осужденных, а также их имущества, то эти вопросы могут быть разрешены в порядке исполнения приговора в соответствии с требования ст.313, 397, 399 УПК РФ.

По указанным мотивам доводы жато б ни об отмене, ни об изменении приговора удовлетворению не подлежат.

14

На основании изложенного, руководстЕ$уясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 27 апреля 2016 года в отношении Орудина П П и Орудиной Т Н оставить без изменения апелляционные жалобы осужденных Орудина П.П., Орудиной Т.Н защитника осужденного адвоката Назаровой С.А., потерпевшей И.

и ее представителя адвоката Николаев ой Т.В. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

15

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 277 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта