Информация

Решение Верховного суда: Определение N 4-АПУ15-56СП от 29.09.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №4-АПУ15-56 СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ситникова Ю.В.

судей Абрамова С.Н. и Кондратова П.Е.

с участием осужденного Емельянова А.Ю., его защитника - адвоката Лопина А.П., потерпевшей К и ее представителя - адвоката Мещерякова Н.М., потерпевшей К прокурора Аверкиевой В.А., секретаря судебного заседания Маркова О.Е.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Емельянова А.Ю., его защитника - адвоката Лопина А.П., потерпевших Кеменовой Е.А. и Кеменовой Ю.А. на приговор с участием присяжных заседателей Московского областного от 10 июня 2015 года, по которому

Емельянов А Ю ,,

судимый 19.05.2010 г. по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 222, пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 127, ч. 1 ст. 166 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы на срок:

по ч.4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) - 8 лет,

по пп. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 126 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) - 11 лет;

по пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ») - 19 лет,

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 24 года лишения свободы

В силу ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по приговору Балашихинского городского суда Московской области от 19 мая 2010 года, окончательно назначено наказание в виде 25 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденного Емельянова А.Ю. и его защитника Лопина А.П., которые поддержали доводы апелляционных жалоб, потерпевших К и К представителя Мещерякова Н.М., возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб стороны защиты и поддержавших свою апелляционную жалобу, мнение прокурора Аверкиевой В. А. о несостоятельности указанных доводов и оставлении приговора суда без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Емельянов А.Ю. признан виновным и осужден за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; за похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, за убийство двух лиц - супругов К иК совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с похищением человека.

В апелляционных жалобах

осужденный Емельянов, ссылаясь на существенное нарушение судом норм уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора утверждает, что:

по делу не установлены существенные обстоятельства: точное время убийства, место убийства, а также трупы супругов К ;

его виновность в совершении преступлений не доказана, поскольку на месте преступления в указанное в приговоре время не находился преступлений не совершал, о чем заявил алиби;

приводит свою оценку доказательств и считает недостоверными и предположительными показания свидетелей Б иБ ,

в нарушение ст. 15, п.4 ч.2 ст. 171, 252 УПК РФ суд необоснованно удовлетворил ходатайство стороны обвинения и постановлением от 30 марта 2015 года признал технической ошибкой, допущенной следователем в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении, указание о времени окончания преступления, предусмотренного пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, - вместо «03 часов 00 мин. 05.10.2010 г постановлено считать «03 часа 05.10.2008 г.», что повлекло ухудшение его положения, и лишило его возможности защищаться, в полной мере представить доказательства об алиби; в нарушение требований ст. 274 УПК РФ суд после уточнения обвинения не изложил этого в присутствии присяжных заседателей;

суд в присутствии присяжных заседателей исследовал такие недопустимые доказательства как протокол осмотра места происшествия от 29.04.2008 г., составленный до возбуждения данного уголовного дела и не относящийся к обстоятельствам дела; протокол осмотра места происшествия от 04.10.2008 г., в котором не отражено участие свидетеля Б протокола его опознания от 20.03.2009г. свидетелем Б

вывод суда о том, что смерть супругов К наступила в результате повреждений, возникших от насильственных действий и огнестрельных ранений, сопровождавшихся кровотечением, носит предположительный характер;

описание преступных деяний в приговоре не основано на предъявленном обвинении;

в нарушение ч. 3 ст. 347 УПК РФ при обсуждении последствий вердикта суд не выяснил, имеются ли у сторон какие-либо дополнения к исследованию обстоятельств, связанных с квалификацией деяний назначением наказания, разрешением гражданского иска и другим вопросам разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора, также отмечается нарушение очередности выступления в прениях;

суд позволил потерпевшим К в присутствии присяжных заседателей дать подробные показания не только по обстоятельствам предъявленного обвинения по данному делу, но и по обстоятельствам ранее совершенных преступлений и это оказало психологическое воздействие на присяжных;

при вынесении вердикта присяжными заседателями была нарушена тайна совещательной комнаты, поскольку одна из запасных присяжных заседателей, остававшаяся в зале судебного заседания, узнала результаты вердикта и сообщила об этом потерпевшим К

считает, что из обвинительного вердикта нельзя сделать вывод о наличии деяния, предусмотренного пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Е просит об отмене постановления судьи от 30 марта 2015 года и приговора суда, вынесении в отношении него оправдательного приговора за отсутствием события преступления.

В апелляционной жалобе адвокат Лопин приводит аналогичные доводы, анализируя доказательства, ссылается на допущенные судом первой инстанции нарушения требований ст. 252, 15, 338 УПК РФ, которые не позволяли вынести вердикт и постановить обвинительный приговор на основании обвинения, не соответствующего требованиям ст. 220 УПК РФ оспаривает квалификацию действий осужденного по ч. 4 ст. 166, пп. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 126, пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, просит об отмене обвинительного приговора и вынесении по делу оправдательного приговора в связи с отсутствием события преступлений.

Адвокат обращает внимание на противоречия обвинения, изложенного в постановлении о привлечении Емельянова А.Ю. в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении и в вопросном листе, а также на несоответствие приговора суда первой инстанции и вердикта коллегии присяжных заседателей;

при назначении наказания, по мнению автора апелляционной жалобы необоснованно применены положения ч. 5 ст. 69 УК РФ, поскольку наказание, назначенное по приговору Балашихинского городского суда Московской области от 19 мая 2010 года, было отбыто.

В апелляционной жалобе потерпевшие К и К,

не оспаривая квалификацию действий осужденного, считают необоснованным применение ч. 5 ст. 69 УК РФ, поскольку 23.09.2013 г. он полностью отбыл наказание, назначенное по приговору Балашихинского городского суда Московской области от 19.05.2010г.; отмечают несправедливость назначенного Емельянову наказания вследствие чрезмерной мягкости с учетом обстоятельств совершения преступления, их общественной опасности, а также личности Емельянова. Авторы апелляционной жалобы просят изменить приговор суда, исключить применение положений ст. 69 ч.5 УК РФ, усилить наказание по ч. 4 ст. 166 УК РФ до 12 лет лишения свободы, по пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 20 лет лишения свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - до 25 лет лишения свободы.

Государственный обвинитель Квициния К.А. в возражениях на апелляционные жалобы осужденного, его защитника и потерпевших просит оставить без изменения приговор суда.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденного и его защитника потерпевшие К и К привели мотивы необоснованности изложенных в них доводов.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене на основании п. 2 ст. 389 15 УПК РФ вследствие допущенных судом первой инстанции существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела.

Судебное разбирательство по уголовному делу проводится в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 252 УПК РФ в пределах предъявленного лицу обвинения.

Согласно ст. 335 УПК РФ судебное следствие в суде с участием присяжных заседателей начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника (ч.1), во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств (ч.2), защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств (ч.З).

В пределах полномочий, предусмотренных ч. 8 ст. 246 УПК РФ, в судебном заседании государственный обвинитель вправе изменить обвинение.

Данные нормы в их взаимосвязи обязывают довести до присяжных заседателей сведения об изменении обвинения, в том числе по основаниям технической ошибки, с предоставлением стороне защиты права высказать свою позицию по этому вопросу, что не было сделано.

Емельянов обвинялся в том, что с целью последующего убийства по предварительному сговору группой лиц в период до 7 часов 50 минут 04.10.2008 г. совершили захват супругов К в которых Емельянов не менее трех раз выстрелил из неустановленного следствием оружия причинив каждому из них огнестрельные ранения, сопровождавшиеся кровотечением и квалифицируемые как тяжкий вред здоровью, супругов К переместили помимо их воли и желания в неустановленное место, расположенное между населенными пунктами , ,

района и района области, в котором неустановленное время удерживали.

Он же обвинялся в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с угрозой применения насилия.

Кроме того Емельянов обвинялся в убийстве К и К сопряженном с их похищением, группой лиц по предварительному сговору при следующих обстоятельствах.

Совершив указанные преступления, а именно, причинив ранения и похитив К иК а также неправомерно завладев их автомобилем, Емельянов и другое лицо, продолжая реализовывать совместный преступный умысел, направленный на убийство супругов вследствие неприязненных отношений в период времени с 07 часов 50 минут 04.10.2008 г. до 03 часов 00 минут 05.10.2010 года, в районе, расположенном проезжая часть перед домом по ул. г области - район местности между населенными пунктами ,,

района и

района области, точное место не установлено действуя умышленно и согласовано, то есть, осознавая общественную опасность своих действий и желая наступления этих последствий, с целью убийства, огнестрельными ранениями, сопровождавшимися кровотечением и другими насильственными действиями, причинили повреждения потерпевшим при вышеуказанных обстоятельствах, повлекшие в совокупности тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, в результате которых наступила смерть К иК

Как видно из протокола судебного заседания государственный обвинитель во вступительном заявлении довел до присяжных заседателей существо предъявленного Емельянову обвинения, в том числе о времени окончания убийства потерпевших в период до 03 часов 00 минут 05.10.2010 года.

На стадии окончания судебного следствия государственный обвинитель заявил ходатайство о признании технической ошибкой в постановлении о привлечении Емельянова в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении указанное время окончания преступления предусмотренного пп. «а», «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку фактически преступление окончено в период до 03 часов 00 минут 05.10.2008 года.

Постановлением от 30.03.2015 г. такая техническая ошибка была признана судом. Однако сведения об этом не были доведены до коллегии присяжных заседателей и стороне защиты не предоставлена возможность высказать свою позицию по данному изменению обвинения, которая имела существенное значение, поскольку в своих показаниях Емельянов сообщал что с 23 января 2009 года он содержался под стражей. Поэтому было нарушено право осужденного на защиту, а также право присяжных заседателей должным образом выполнить возложенные на них обязанности.

В силу ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

Вопрос о доказанности совершенных Емельяновым деяний был сформулирован следующим образом.

Доказано ли, что в период с 7 часов 50 минут 4 октября 2008 г. до 3 часов 5 октября 2008 года были совершены следующие действия: в 7 часов 50 минут 4 октября 2008 года на проезжей части напротив дома 7 по ул.

области путем перегораживания движения неустановленным автомобилем был остановлен автомобиль

государственный регистрационный знак после чего через окно данной автомашины из неустановленного следствием оружия было произведено не менее трех выстрелов в находящихся в салоне автомобиля К и К в результате чего им были причинены огнестрельные ранения, сопрвождающиеся кровотечением, а затем К были насильно захвачены, а К находящийся без движения, был отодвинут с видительского сиденья, после 7 часов 50 минут 4 октября 2008 года на их автомашине К были вывезены в район расположенный между населенными пунктами ,

района и района области, где их неустановленный период времени удерживали, и в результате повреждений, возникших от насильственных действий и огнестрельных ранений, сопровождавшихся кровотечением наступила смерть К иК после чего их трупы, а также принадлежащий им автомобиль были скрыты в неустановленном месте?

Однако постановка одного вопроса по трем самостоятельным преступлениям была недопустима, поскольку не изложена часть обстоятельств, имеющих значение для дела.

В частности в вопросе не указаны важные для правильного разрешения дела сведения о цели похищения потерпевших, а также о действиях Емельянова, совершаемых после похищения потерпевших, как это указано в обвинении.

С учетом изложенного приговор суда нельзя признать законным и обоснованным.

Вопрос о назначении наказания решается при вынесении обвинительного приговора по итогам нового судебного разбирательства с соблюдением требований ст. 6, 43, 60 УК РФ.

По вопросу о мере пресечения учитываются данные о личности Емельянова, совершение им ранее преступлений в отношении потерпевшей К а также характер обвинения в совершении тяжких и особо тяжкого преступления - убийства двух лиц. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что находясь на свободе, он может скрыться, чем воспрепятствует рассмотрению дела в разумные сроки, а также может оказывать незаконное воздействие на потерпевших и свидетелей продолжить преступную деятельность, поэтому на основании чч. 1, 3 ст. 255 УПК РФ Емельянову следует продлить меру пресечения в виде заключения под стражу на срок три месяца.

Руководствуясь ст. 38920, 38922, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Московского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 10 июня 2015 года в отношении Емельянова А Ю отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом суда.

Емельянову А Ю продлить меру пресечения в виде заключения под стражу до 29 декабря 2015 года Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 274 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта