Информация

Решение Верховного суда: Определение N 9-АПУ15-5 от 26.05.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №9-АПУ 15-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 26 мая 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Тимошина Н.В.,

судей КулябинаВ.М. и Эрдыниева Э.Б.,

при секретаре Миняевой В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственных обвинителей Белова С.Д. и Чекмачевой Н.В., апелляционной жалобе потерпевшей Ш на приговор Нижегородского областного суда от 12 марта 2015 года, по которому

Дроздов А А несудимый,

осужден по ч.1 ст. 105 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ;

по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, с применением ч.1 ст.62 УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности предусмотренных ст.53 УК РФ;

на основании ч.З, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний окончательно назначено Дроздову А.А. 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением указанных в приговоре ограничений и возложением обязанности, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Кулябина В.М., изложившего содержание приговора, существо апелляционных представления и жалобы, а также возражений на них, выступления осужденного Дроздова А.А. и адвоката Поддубного СВ., просивших приговор оставить без изменения, мнение прокурора Чекмачевой Н.В., поддержавшей доводы апелляционных представления и жалобы, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

по приговору суда Дроздов А.А. признан виновным и осужден за убийство Ш а также за кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину, совершенные 7 января 2014 года при обстоятельствах, установленных судом и изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственные обвинители Белов С.Д. и Чекмачева Н.В. полагают, что приговор является незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенными нарушениями уголовно процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью назначенного осужденному Дроздову А.А. наказания в связи с его чрезмерной мягкостью. Указывают, что мотив и цель убийства потерпевшей Ш совокупностью исследованных в суде доказательств не установлены, а доводы об имевших место между ранее незнакомыми Дроздовым А.А. и Ш ссоре и конфликте ошибочны, основаны только на противоречивых показаниях осужденного опровергаемых совокупностью иных доказательств, свидетельствующих, по мнению государственных обвинителей, о наличии в деянии Дроздова А.А корыстного мотива. Считают, что анализ приведенных в приговоре доказательств констатирует лишь причину смерти, характер избиения и удушения потерпевшей, перечень похищенного имущества и стремление Дроздова А.А. с ним скрыться, но не подтверждает наличие конфликта и мотива совершения преступных деяний, а выводы суда о том, что Дроздов А.А. проник в вагон в поисках тепла и ночлега, а потерпевшая оскорбила его, стала с ним драться, а Дроздов А.А., разозлившись на ее действия, начал избивать Ш задушил случайно попавшимся под руку ремнем, а затем у него возник умысел на хищение, основаны на предположениях, а показания осужденного не проанализированы и в своем большинстве не приведены в приговоре. Ссылаются на то, что в приговоре не приведены показания свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия, в том числе свидетелей Т С К , А ,Л , потерпевшей Ш не кже содержание каждого из трех протоколов осмотра места происшествия, заключения экспертов. Полагают, что ни одним доказательством не подтверждены ни разговор, ни общение, ни наличие конфликта между потерпевшей и осужденным перед совершением убийства Указывают, что в нарушение требований ч.2 ст. 189 и ч.1 ст.275 УПК РФ председательствующим заданы подсудимому наводящие вопросы, ответы на которые повлияли на вынесение приговора. Ссылаясь на показания осужденного, данные им на предварительном следствии, высказывают мнение о том, что у Дроздова А.А. заранее, еще до проникновения в вагон сформировался умысел на совершение хищения, и считают, что действия осужденного подлежат квалификации по п. «з» ч.2 ст. 105 и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, а назначенное ему наказание, в связи с неправильной квалификацией действий, является чрезмерно мягким. Просят приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Государственный обвинитель Чекмачева Н.В., кроме того, просит отменить постановление Нижегородского областного суда от 24 марта 2015 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания в связи с необоснованным, по ее мнению, отказом в удостоверении их правильности.

В апелляционной жалобе потерпевшая Ш считает приговор незаконным и несправедливым. Указывает, что судом неправильно установлено, что причиной убийства явилась ссора и личная неприязнь Полагает, что ее дочь охраняла свое рабочее место и была убита потому, что помешала Дроздову А.А. совершить хищение. Считает назначенное осужденному наказание чрезмерно мягким, не соответствующим тяжести содеянного. Просит приговор отменить в связи с неправильной квалификацией действий осужденного и мягкостью назначенного ему наказания.

В возражениях на апелляционное представление и апелляционную жалобу осужденный Дроздов А.А. и адвокат Хмель Н.Е. просят приговор суда оставить без изменения, а апелляционное представление - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон обсудив доводы апелляционного представления, апелляционной жалобы и возражений, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы суда о виновности осужденного Дроздова А.А. в совершении указанных в приговоре преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных судом доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, в судебном заседании исследовались показания осужденного Дроздова А.А., признавшего факт убийства Ш в ходе конфликта а также в краже имущества и пояснявшего, что в ночь на 7 января 2014 года он искал место для ночлега, в гостиницы и в зал ожидания железнодорожного вокзала его не пустили. Увидев на запасных путях пассажирский поезд, в котором отапливались вагоны, решил переночевать в одном из вагонов, с этой целью открыл имевшимся у него специальным ключом дверь вагона № и проник в него. В служебном купе обнаружил бутылки с напитками, отпил из двух бутылок, третью взял с собой, перешел в вагон № в котором было темно, хотел остаться там на ночлег в одном из купе. Когда он проходил мимо второго купе, дверь открылась и из него вышла проводница, которая обозвала его нецензурной бранью, схватила за шиворот и дернула на себя, он потерял равновесие и ударился головой, из раны на голове пошла кровь. Проводница держала его ворот одежды и громко кричала, он вырвал из ее рук сотовый телефон, чтобы она никому не позвонила, и нанес ей несколько ударов руками и ногами по голове и телу, девушка упала, но схватила его за ноги. На верхней полке он взял полотенце, вытер кровь с лица, вместе с полотенцем ему попался брючный ремень, он нанес проводнице удар ногой в шею, после чего накинул ей на шею петлю из ремня и затянул, душил ее до тех пор, пока она не затихла и не отпустила его ноги. Решив, что девушка потеряла сознание, он взял с верхней полки второй сотовый телефон, со стола схватил сумку и скрылся, не исключает, что мог взять из купе еще какие-то вещи. Считает, что убил Ш в состоянии невменяемости, так как выпил много спиртного замерз и хотел спать.

В ходе предварительного следствия при проверке показаний на месте с применением аудио- и видеозаписи Дроздов А.А. подтвердил свои показания указал место и способ совершенного им преступления, а также показал место куда выбросил часть похищенного имущества. При этом, как следует из протокола указанного следственного действия, Дроздов А.А. также утверждал что долго искал место для ночлега, проник в поезд с целью переночевать в одном из купе (т.8, л.д.52-53).

Не доверять показаниям осужденного у суда оснований не было нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе применение к осужденному недозволенных методов ведения следствия при получении указанных доказательств, судом не установлено. При допросах Дроздова А.А. ему разъяснялись соответствующие положения уголовно процессуального закона, его право не свидетельствовать против себя, а также то, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу. Кроме того, допросы осужденного, в том числе с выходом на место проводились в присутствии защитников.

Ссылка в представлении на то, что из показаний допрошенного на предварительном следствии Дроздова А.А. следует, что у него заранее, еще до проникновения в вагон поезда возник умысел на хищение, несостоятельна поскольку в своих показаниях осужденный утверждал, что зашел в поезд именно в поисках ночлега. Доказательств, опровергающих эти доводы осужденного, стороной обвинения суду представлено не было.

Кроме того, судом исследовались протоколы осмотров места происшествия, в ходе которых во втором купе вагона № обнаружен труп проводницы Ш На теле трупа лежало полотенце с пятнами бурого цвета, под головой - порванный на две неравные части брючный ремень, в купе был беспорядок, в вагоне на различных объектах обнаружены и изъяты пятна бурого цвета, похожие на кровь.

Согласно выводам биологической экспертизы, на полу на двери и в купе обнаружена кровь потерпевшей Ш

По заключению генотипоскопических экспертиз, на изъятых с места происшествия ремне и аптечке обнаружены кровь и клетки потерпевшей Ш а в подногтевом содержимом потерпевшей и на других частях ремня обнаружены клетки, которые могли произойти от Дроздова А.А.

Кровь, обнаруженная на полотенце, произошла от Дроздова А.А., что подтверждает его показания о том, что после падения и удара головой о какой то твердый предмет, у него из головы пошла кровь, которую он вытирал полотенцем.

По делу проведены также и другие необходимые экспертизы в установленном законом порядке компетентными экспертами. Объективность выводов экспертов сомнений не вызывает.

Так, согласно заключению судебно-медицинского эксперта, смерть Ш наступила от закрытой тупой травмы шеи, с развитием механической асфиксии. Между этой травмой и смертью имеется прямая причинно-следственная связь.

На теле потерпевшей обнаружены также: кровоподтек левой скуловой области; ушибленная рана верхней губы слева, проникающая в полость рта две поверхностные ушибленные раны слизистой оболочки верхней губы и одна - нижней губы; множественные ссадины лица; ссадины в области диафрагмы рта, левой височной области, правой подключичной области, левой боковой поверхности грудной клетки, правого коленного сустава кровоизлияния в мягкие ткани правой теменной и затылочной области головы в мягкие ткани межлопаточной области.

Закрытая тупая травма шеи, а также множественные повреждения лица потерпевшей Ш могли образоваться при обстоятельствах изложенных Дроздовым А.А. в ходе допросов и при проверке его показаний на месте происшествия.

Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт С пояснил, что ссадины и телесные повреждения в области лица потерпевшей могли образоваться от ударов руками и ногами, кровоизлияния правой теменной и межлопаточной областей - при падении из положения стоя или сидя с соударением правой теменной и затылочной областью головы, а также межлопаточной областью о твердую поверхность (предметы). Закрытая тупая травма шеи могла образоваться от удушения ремнем, изъятым с места преступления.

Таким образом, указанное заключение и пояснения судебно медицинского эксперта согласуются с показаниями осужденного и подтверждают вывод суда о том, что во время конфликта с Ш Дроздов А.А. наносил ей удары руками и ногами по голове и телу, а затем задушил брючным ремнем.

Показания Дроздова А.А. о том, что в вагоне № он обнаружил бутылки с напитками, попробовал два из них, а третий - бутылку с взял собой, согласуются с показаниями свидетеля Т результатами осмотра места происшествия и заключением генотипоскопической экспертизы.

Согласно результатам судебной портретной экспертизы на видеозаписях, содержащихся в файлах, изъятых в кредитных организациях изображен Дроздов А.А., что подтверждает его показания в части попыток снятия денежных средств с похищенной у потерпевшей кредитной карты.

Виновность Дроздова А.А. подтверждена также показаниями потерпевшей и свидетелей.

Так, потерпевшая Ш осмотрев в судебном заседании брючный ремень, обнаруженный на месте происшествия, подтвердила, что этот ремень принадлежит ее погибшей дочери. Кроме того, она опознала сотовый телефон, изъятый у А и вещи, обнаруженные при проверке показаний Дроздова А.А. на месте преступления.

Свидетель А показал, что утром 7 января 2014 года купил у Дроздова А.А. сотовый телефон, на карте памяти которого были фотографии молодой девушки. Позднее сотовый телефон у него изъяли сотрудники правоохранительных органов, предъявили ему на опознание Дроздова А.А., и он его опознал как лицо, у которого купил сотовый телефон.

Товароведческими экспертизами подтверждена стоимость похищенного у Ш имущества.

В судебном заседании исследовались также показания свидетелей К Ш Л С Л,

А Л П

Таким образом, вопреки доводам представления показания указанных в представлении свидетелей исследовались судом и получили надлежащую оценку в приговоре.

Не доверять показаниям допрошенных в судебном заседании лиц у суда оснований не было, так как они были последовательными непротиворечивыми, согласующимися между собой.

Доводы государственных обвинителей о квалификации действий осужденного как разбойное нападение в целях хищения чужого имущества совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также - убийство, сопряженное с разбоем, проверялись судом и обоснованно отвергнуты, поскольку суд на основе собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств установил, что сначала осужденный совершил убийство Ш избив ее и задушив брючным ремнем, а затем совершил кражу ее имущества.

Таким образом, выводы суда о доказанности и о квалификации содеянного осужденным Дроздовым А.А., включая время, место, способ мотив и другие подлежащие установлению обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, в приговоре надлежащим образом обоснованы исследованными в суде доказательствами и мотивированы.

При этом суд в соответствии со ст.87-88, 307 УПК РФ указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства.

В связи с этим Судебной коллегией не могут быть признаны состоятельными доводы представления о наличии у Дроздова А.А. корыстного умысла, о недоказанности произошедших ссоры и конфликта между осужденным и потерпевшей и о наличии в деле противоречивых доказательств, которые проверялись в судебном заседании в состязательном процессе с участием сторон и обоснованно отвергнуты на основе совокупности доказательств.

Изучив позицию в судебном заседании государственного обвинителя суд обоснованно сослался на отсутствие доказательств проникновения Дроздова А.А. в поезд с целью хищения чужого имущества, а утверждения государственного обвинителя о том, что действия осужденного, начатые как кража, переросли в разбой с последующим убийством потерпевшей, судом правильно признаны предположением, которое не может быть положено в основу обвинительного приговора.

Вопреки доводам представления все показания Дроздова А.А. были признаны судом в целом последовательными и непротиворечивыми, а его доводы о том, что он проник в поезд в поисках ночлега, Ш убил в ходе конфликта, а имущество похитил после совершения убийства, признаны не опровергнутыми.

При этом суд исходил из требования закона о том, что все сомнения в виновности лица, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу обвиняемого.

Таким образом, с учетом характера действий осужденного до, во время и после совершения преступлений, суд пришел к мотивированному выводу о доказанности его виновности в содеянном и о квалификации его действий по ч.1 ст. 105 и п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, которые Судебная коллегия признает обоснованными.

В соответствии с заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов Дроздов А.А. выявляет признаки психического расстройства личности на органически неполноценном фоне, что не лишает его способности в полной мере осознавать общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминированных ему деяний он не обнаруживал признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Вопреки доводам представления и жалобы потерпевшей, наказание осужденному Дроздову А.А. назначено в соответствии с требованиями ст.6,43,60, 61, 62 УК РФ, соразмерно содеянному, и потому оно не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

При определении наказания Дроздову А.А. суд наряду с характером и степенью общественной опасности совершенных преступлений учел конкретные обстоятельства содеянного осужденным, данные о его личности наличие смягчающих обстоятельств, в том числе явку с повинной, активное способствование расследованию преступлений, розыску имущества, добытого в результате преступления, раскаяние в содеянном и просьбу о прощении у потерпевшей, наличие у Дроздова А.А. психического расстройства, отсутствие отягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление и достижение иных целей наказания. Наказание осужденному за оба преступления назначено по правилам ч. 1 ст.62 УК РФ.

С учетом изложенного Судебная коллегия приходит к выводу о том, что данные о личности осужденного, влияющие на наказание, судом учтены всесторонне и объективно, с учетом положений уголовного закона о его индивидуализации и справедливости. Оснований для назначения Дроздову А.А. более строгого наказания не имеется.

Нарушений требований закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено. Вопреки доводам апелляционного представления председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких-либо ограничений осужденному в реализации его прав, предусмотренных уголовно процессуальным законом, не допускалось, вопросов, повлиявших на допустимость его показаний, ему не задавалось.

Протокол судебного заседания полностью соответствует требованиям ст.259 УПК РФ, поданные замечания рассмотрены в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ и приобщены к протоколу судебного заседания. Согласно ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим судьей. По результатам рассмотрения председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. По данному делу указанные требования закона выполнены. Сущность поданных замечаний в постановлении судьи не искажена, все замечания рассмотрены в полном объеме. При этом доводы представления о необоснованном отказе в удостоверении правильности замечаний, поданных на протокол судебного заседания, являются несостоятельными, поскольку, как усматривается из протокола судебного заседания от 24 марта 2015 года и постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, судья, рассмотрев поданные государственными обвинителями замечания, удостоверил 10 из 16 замечаний и надлежаще мотивировал данное решение, в том числе и отказ в удостоверении части поданных замечаний. При таких обстоятельствах постановление судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания следует признать законным и обоснованным.

Таким образом, доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы потерпевшей удовлетворению не подлежат.

ч20 л28 33

Руководствуясь ст. ст. 389 , 389 , 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда от 12 марта 2015 года в отношении Дроздова А А оставить без изменения, а апелляционное представление государственных обвинителей и апелляционную жалобу потерпевшей - без удовлетворения Председательствующий:

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 260 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта