Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-О15-1СП от 01.12.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №33-015-1 СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 1 декабря 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.,

судей Кочиной И.Г., Таратуты И.В.,

с участием:

прокурора Шиховой Н.В.,

осужденного Щетинина А.А.,

адвокатов Шаповаловой Н.Ю., Артеменко Л.Н.,

при секретаре Поляковой А.С,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Щетинина А.А. и Дятла А.А. на приговор Ленинградского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 мая 2007 года, которым

Щетинин А А

судимый:

- 8 октября 2001 года (с учетом изменений от 02.04.2008 г.) по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г. № 64) к лишению свободы сроком на 4 года, освобожденный условно-досрочно 27.05.2004 г. на 6 месяцев 24 дня;

- 18 августа 2005 года (с учетом изменений от 07.08.2008 г.) по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года со штрафом в размере 3 000 рублей;

осужден:

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ к

лишению свободы сроком на 3 года со штрафом 5 000 рублей;

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы сроком на 17 лет;

- в соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 22 годам лишения свободы со штрафом 5 000 рублей;

- на основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 18 августа 2005 года, окончательно, - к 23 годам лишения свободы со штрафом 5 000 рублей с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Дятел А А

судимый:

- 19 апреля 2001 года (с учетом изменений от 12.05.2009 г.) по п.п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 г. №64) к лишению свободы сроком на 7 лет, освобожденный 20 февраля 2004 года условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 23 дня,

осужден:

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к лишению свободы сроком на 14 лет;

- в соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний - к 17 годам лишения свободы;

- на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 19 апреля 2001 года и окончательно назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В приговоре содержится решение по гражданским искам процессуальным издержкам и вещественным доказательствам.

Кассационным определением Верховного Суда Российской Федерации от 23 августа 2007 года обжалуемый приговор был оставлен без изменения, а жалобы осужденных - без удовлетворения.

По надзорной жалобе осужденного Щетинина, в которой он указывал на нарушение его права на защиту ввиду необеспечения адвокатом в суде кассационной инстанции, необоснованном назначении для отбывания наказания исправительной колонии особого режима, Президиум Верховного Суда Российской Федерации 7 октября 2015 г. отменил кассационное определение и направил уголовное дело на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Кочиной ИГ., выступление осужденного Щетинина А.А., адвокатов Шаповаловой НЮ. и Артеменко Л.Н поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах и в дополнении к

жалобе Щетинина А.А., мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей, что подлежит изменению вид рецидива, режим исправительного учреждения и смягчению назначенное Щетинину наказание, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Щетинин и Дятел признаны виновными в умышленном причинении смерти Г и С совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а Щетинин, кроме того, в мошенничестве в отношении Г и С то есть в хищении чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере.

Преступления совершены в период с 22 марта по начало августа 2005 года на территории области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и в дополнении к ней осужденный Щетинин указывает, что судья не разъяснил ему последствия неиспользования права на мотивированный отвод присяжного заседателя, при формировании коллегии присяжных заседателей судья не получил от стороны защиты сведений о наличии или отсутствии мотивированных отводов относительно кандидатов №4 и №14. Приняв самоотвод кандидатов №№17, 26 и 28, вновь стал выяснять по ним мнение участников процесса, хотя они уже были отведены. При наличии самоотвода у кандидата под №6, не принял по нему решения и в дальнейшем не спросил сторон о наличии или отсутствии у них мотивированного отвода данному кандидату, не поставил на обсуждение кандидата в присяжные заседатели под №16. Таким образом, считает, что присяжные заседатели Р Б и Б В К К , К незаконно вошли в состав коллегии присяжных заседателей.

Председательствующий не предупредил его о том, что в случае дачи показаний они могут быть использованы в качестве доказательства по уголовному делу, в связи с чем свои показания, данные в судебном заседании считает недопустимыми.

Автор жалобы считает, что председательствующим в ходе судебного разбирательства был нарушен принцип объективности и беспристрастности тем, что он с предвзятой интонацией продублировал его ответ о том, что преступлений он не совершал, чем поставил под сомнение его показания и вызвал предубеждение у присяжных заседателей.

По мнению осужденного, данное обстоятельство умышленно, с целью сокрытия допущенных процессуальных нарушений, послуживших причиной вынесения обвинительного вердикта, не нашло своего отражения в протоколе судебного заседания, который, в нарушение п.5 ч.З ст. 259 и ст. 353 УПК РФ, не отражает ход судебного процесса.

Разъясняя права потерпевшей М судья сказал, что она не должна

упоминать сведения о судимостях подсудимых, но при этом так построил свое разъяснение, что в нем содержалось утверждение о наличии таких судимостей В дальнейшем, когда подобные сведения участники процесса озвучивали перед присяжными, то председательствующий делал им замечание, но лишь после произнесения сведений.

В ходе допроса свидетеля Е и подсудимого Дятла до сведения присяжных было доведено, что Щетинин заказал их убить, хотя такое обвинение ему не предъявлялось и председательствующий на данное нарушение не отреагировал. Судья не огласил решение о прекращении в отношении его уголовного преследования в части приготовления к подстрекательству к совершению убийства Дятла в связи с частичным отказом прокурора от обвинения и не вручил ему копию такого решения, не разъяснил право на обжалование, чем затруднил ему доступ к правосудию, сообщил об этом присяжным заседателям лишь в напутственном слове, но при этом не разъяснил, чтобы присяжные не учитывали прозвучавшие в судебном заседании доказательства в этой части обвинения.

Считает, что вердикт вынесен с нарушением требований ст. 343 ч. 1 УПК РФ, поскольку присяжные приступили к голосованию до истечения 3 часов совещания.

При вручении ему копии приговора нарушена ст. 312 УПК РФ.

Автор жалобы указывает, что суд незаконно признал в его действиях особо опасный рецидив преступлений, поскольку преступления, за которые он был осужден по предыдущим приговорам, относятся к категории тяжких.

Кроме того, Щетинин оспаривает в жалобе фактические обстоятельства дела, установленные судом, указывает также, что представленные стороной обвинения доказательства являются недопустимыми, так как основаны на догадках и предположениях, а показания осужденного Дятла и свидетелей, а также другие исследованные в судебном заседании доказательства являются противоречивыми и не подтверждают его виновность в совершенных преступлениях.

Просит прекратить уголовное преследование его по ч.З ст. 159 УК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования, в остальной части - приговор отменить с направлением на новое рассмотрение и в дальнейшем его действия в части убийств квалифицировать по одной статье УК РФ.

Осужденный Дятел в кассационной жалобе указывает на отсутствие своей заинтересованности в смерти потерпевших, в связи с чем приговор в отношении него считает незаконным, а также несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания.

Считает, что суд при назначении наказания не в полной мере учел конкретные обстоятельства дела, при которых им были совершены преступления, его второстепенную роль в совершении преступлений смягчающие наказание обстоятельства и данные о его личности (то, что он добросовестно учился, служил в рядах Советской Армии, работал, за что был награжден грамотами, имеет постоянное место жительства, на учете в

психоневрологическом и наркологическом диспансерах не состоит, имеет несовершеннолетнего сына и мать - инвалида второй группы).

В связи с изложенным просит приговор в отношении него отменить или изменить, смягчив назначенное наказание.

Государственный обвинитель Алферьева Е.А. в возражениях на кассационные жалобы осужденных просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденных и в дополнениях к кассационной жалобе Щетинина возражения на них, Судебная коллегия находит, что приговор суда в отношении осужденных Щетинина и Дятла постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о их виновности, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

В соответствии с положениями ст. 379 УПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Доводы осужденного Щетинина о том, что при производстве по данному уголовному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона являются несостоятельными.

В подготовительной части судебного разбирательства председательствующий в числе других разъяснил право заявлять отводы назвал основания, по которым могут быть отведены участники процесса, в том числе и присяжные заседатели, а также еще раз напомнил особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. Неразъяснение последствий незаявления отводов участникам процесса и присяжным заседателям нельзя расценивать, как допущенное судьей нарушение, поскольку уголовно-процессуальный закон не предусматривает такой необходимости Права стороне защиты были понятны, при этом, согласно протоколу, Щетинин пояснил, что дополнительных разъяснений не требуется.

Кандидаты под номерами №17, 26 и 28, как правильно указано в кассационной жалобе, заявили о самоотводе, после заслушивания мнения участников процесса, председательствующий в рамках своих полномочий правомерно отвел их от участия в деле.

Вместе с тем утверждение осужденного Щетинина о том, что судья не рассмотрел заявление об отводе кандидата под №6 (В ), не соответствует протоколу судебного заседания, из которого следует обратное По заявленному В самоотводу председательствующий заслушал мнение сторон и принял решение об отказе в удовлетворении ее ходатайства.

Решение суда в этой части является обоснованным и не противоречит требованиям закона, поскольку обстоятельств, которые бы препятствовали участию данного кандидата в отправлении правосудия, не установлено.

Кандидаты под номерами 4, 14 и 16 (Р и Б ) о самоотводах не заявили, им, как и другим кандидатам, в том числе и кандидату под №6 участники процесса имели возможность задать интересующие их вопросы. Согласно протоколу судебного заседания на предложение председательствующего задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели адвокаты обратились лишь к лицам под №№ 12 и 11. У подсудимых вопросов не возникло. При таких обстоятельствах отказ стороны защиты выразить свое отношение к кандидатам в присяжные заседатели, указанным в кассационной жалобе Щетинина, Судебная коллегия считает добровольно избранной позицией защиты, а не следствием процессуальных действий со стороны председательствующего, как это полагает осужденный Щетинин.

Таким образом, вопреки утверждению Щетинина, коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст.ст. 326-329 УПК РФ и в ее состав вошли только те лица, которые в соответствии с ФЗ « О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» имели право осуществлять правосудие.

По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Согласно протоколу судебного заседания коллегия присяжных заседателей приступила к работе после присяги, а судебное следствие проведено в соответствии со ст. 335 УПК РФ с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

В рамках судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим был соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были исследованы заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке, по ним приняты обоснованные решения.

Вопреки доводам осужденного Щетинина в присутствии присяжных заседателей были исследованы лишь допустимые доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

В подготовительной части судебного заседания судья разъяснил права всем участникам процесса, в том числе и подсудимому Щетинину. При этом неразъяснение ему последствий согласия на дачу показаний, не влечет за собой отмену судебного решения, поскольку данное право Щетинину неоднократно было разъяснено в ходе предварительного следствия перед допросами в качестве подозреваемого и обвиняемого. При таких обстоятельствах оснований для признания показаний Щетинина недопустимыми доказательствами у суда не имелось.

Щетинин обвинялся в том числе в приготовлении к подстрекательству Р к убийству Дятла, обещая в замен не убивать супругов Е При таких обстоятельствах данное обвинение правомерно было доведено до сведения присяжных заседателей, а в ходе судебного следствия, вопреки доводам Щетинина, на законных основаниях исследовались доказательства представленные государственным обвинителем в этой части обвинения, в том числе показания подсудимого Дятла, свидетелей Е иР

Выступая в прениях (лист 101 протокола) государственный обвинитель отказался от данного обвинения Щетинина и в тот же день - 22.03.2007 г председательствующий вынес постановление о прекращении уголовного преследования Щетинина по обвинению его в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст. 30 и ч.4 ст.ЗЗ, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ, которое вопреки утверждению Щетинина, в следующем судебном заседании состоявшемся 2 апреля 2007 г., было доведено до сведения участников процесса в напутственном слове. При этом судья напомнил участникам процесса представленные прокурором в обоснование данного обвинения доказательства лишь в той части, в которой они касались обвинения Щетинина в совершении других преступлений и сформулировал вопросы для присяжных заседателей без учета обвинения, от которого отказался прокурор.

Таким образом, доводы осужденного Щетинина о процессуальных нарушениях со стороны суда, связанных с прекращением в отношении его уголовного преследования по части обвинения, опровергаются материалами уголовного дела.

Разъясняя права и особенности рассмотрения дела потерпевшей М судья правомерно, в отсутствии присяжных заседателей предупредил ее, что она не должна упоминать сведения о судимостях подсудимых.

В ходе судебного следствия, как следует из протокола судебного заседания, председательствующий каждый раз незамедлительно пресекал любые попытки нарушения сторонами процессуального порядка установленного ст. 334, 336, 337 УПК РФ, делал замечания участникам процесса и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать информацию, которая выходит за пределы вопросов доказанности фактов

совершения преступлений и вины подсудимых, чем исключил возможность незаконного влияния сторон на присяжных заседателей,

Вопросный лист и напутственное слово председательствующим составлены в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 и 340 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Не соответствуют действительности и доводы жалобы осужденного Щетинина о нарушении требований закона при вынесении вердикта.

Вердикт присяжными заседателями вынесен с соблюдением положений ч. 1 ст. 343 УПК РФ, путем голосования, по истечении 3 часов обсуждения. Так согласно протоколу судебного заседания коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату в 14 часов 33 минуты, а возвратилась для оглашения вердикта в 17 часов 47 минут. Нарушений порядка и сроков совещания присяжных заседателей при вынесении вердикта, а также нарушений тайны совещательной комнаты допущено не было.

Вердикт присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Вопреки утверждению осужденного протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. ст. 259 и 353 УПК РФ. Замечания осужденного Щетинина о неполноте протокола судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и признаны необоснованными. Поскольку в протоколе судебного заседания не содержится указания на высказывания председательствующего, которые бы могли поставить под сомнение достоверность доказательств, вызвать предубеждение у присяжных заседателей или оказать на них иное влияние, соответствующие доводы Щетинина следует признать несостоятельными.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в отношении Щетинина и Дятла, не имеется, не является таким основанием и нарушение сроков вручения копии приговора.

Доводы кассационных жалоб о несогласии с установленными вердиктом фактическими обстоятельствами дела, рассмотрению не подлежат, поскольку осужденные были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и знали, что приговор не может быть обжалован по этим основаниям.

В соответствии с вердиктом действия осужденных квалифицированы правильно:

- в отношении Дятла по каждому из двух преступлений по п.п. «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ;

- в отношении Щетинина по каждому из двух хищений по ч. 3 ст. 159

УК РФ и по каждому из двух убийств по п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Оснований для переквалификации действий осужденных в части убийств на одну статью Особенной части УК РФ, предусматривающую ответственность за убийство двух и более лиц, не имеется, поскольку такой квалифицирующий признак преступления им не вменялся, а суд, исходя из требований ст. 252 УПК РФ не вправе выйти за пределы предъявленного обвинения и ухудшить положение подсудимых.

Исходя из заключений экспертов и анализа поведения осужденных в период как предварительного, так и судебного следствия суд правильно пришел к выводу о том, что они могут нести уголовную ответственность за содеянное.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о их личности и обстоятельств, влияющих на наказание, на исправление осужденных и условия жизни и их семей.

В отношении Дятла А.А. назначенное наказание Судебная коллегия считает справедливым. Все обстоятельства, на которые он ссылается в своей жалобе, были известны суду и при назначении наказания учтены, оснований для смягчения наказания не усматривается.

Вид исправительного учреждения в отношении Дятла А.А. судом определен правильно.

Вместе с тем приговор в отношении Щетинина подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности если со дня совершения тяжкого преступления прошло десять лет.

Оба мошенничества, в совершении которых признан виновным Щетинин относятся к категории тяжких преступлений и совершены в период с 22 марта по начало августа 2005 года, то есть более 10 лет назад. Следовательно, ввиду истечения срока давности уголовного преследования в соответствии с п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ Щетинина следует освободить от наказаний, назначенных за данные преступления.

Кроме того, в связи с изменениями, внесенными в приговор от 8 октября 2001 года, вид рецидива, определенный судом в действиях Щетинина в соответствии с ч.2 ст. 18 УК РФ подлежит изменению с особо опасного на опасный, а, следовательно, на основании п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ подлежит изменению и режим исправительного учреждения, в котором осужденному надлежит отбывать наказание, с особого на строгий.

В связи с вышеуказанными изменениями назначенное Щетинину

наказание как за каждое из совершенных убийств, так и по их совокупности подлежит смягчению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ленинградского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 мая 2007 года в отношении Щетинина А А изменить:

- в соответствии с п.З ч.1 ст. 24 УПК РФ освободить Щетинина А.А. от наказания в виде лишения свободы сроком на 3 года со штрафом в размере 5000 рублей, назначенного за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159 УК РФ ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

-исключить указание на наличие в действиях Щетинина А.А. особо опасного рецидива и признать в его действиях наличие опасного рецидива преступлений;

- за каждое из двух преступлений, предусмотренных п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, смягчить назначенное наказание до 16 лет 10 месяцев лишения свободы;

- в соответствии сч.З ст. 69 УК РФ по совокупности двух преступлений предусмотренных п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Щетинину А.А. 19 лет 10 месяцев лишения свободы;

- на основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 18 августа 2005 года окончательно назначить Щетинину А.А. 20 лет 10 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 3 000 рублей.

- исключить указание на отбывание Щетининым наказания в исправительной колонии особого режима и назначить ему отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Щетинина А.А. и этот же приговор в отношении Дятла А А оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Щетинина А.А. и Дятла А. А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Суд

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 259 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта