Информация

Решение Верховного суда: Определение N 16-АПУ14-10СП от 18.06.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

Дело № 16-АПУ14-10сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

в составе:

председательствующего Валюшкина В.А.,

судей Ламинцевой С.А. и Лизунова В.М.

при секретаре Сергееве А.В.

рассмотрела в судебном заседании 18 июня 2014 года уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Ашигова Э.А., Арутюнова Я.К., Белоглазова В.И. и адвокатов Станишевского В.Б., Кулиева С.Ю., Пиранишвили О.А представителя потерпевшей П - адвоката Баррера Власовой К. на при говор Волгоградского областного суда от 14 февраля 2014 года, по которому

Ашигов Э А,

несудимый,

осужден по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч.1 ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч.2 ст. 64 и ч.1 ст. 65 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправитель ной колонии строгого режима;

Арутюнов Я К

несу­

димый,

оправдан по ч.1 ст. 222 УК РФ на основании п. 1 ч.1 ст. 27, п. 2 ч.2 ст. 302 УПК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступления, с признанием за ним права на реабилитацию.

Осужден по ч. 3 ст. 33, ч.1 ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч.2 ст. 64 УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого ре жима с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре),

и

Белоглазое В И

несудимый,

осужден к лишению свободы: по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч.1 ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 и ч.2 ст. 64 УК РФ на 6 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре); по ч.2 ст. 222 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62, ч.2 ст. 64 УК РФ на 1 год 6 месяцев, а на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре).

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступления осужденных Ашигова Э.А., Арутюнова Я.К., Белоглазова В.И. и в их защиту, соответственно адвокатов Маркарян КВ., Лунина Д.М., Арутюновой И.В., поддержавших апелляционные жалобы, представителя потерпевшей П адвоката Баррера Власовой К поддержавшей жалобу, и прокурора Киселевой М.А. полагавшей, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется, судебная коллегия

установила:

по приговору суда, основанном на вердикте коллегии присяжных заседателей, признаны виновными:

Арутюнов Я.К. в организации приготовления к убийству А со вершенному по найму;

Ашигов Э.А. и Белоглазое В.И. в подстрекательстве и пособничестве к убийству А совершенному по найму, а Белоглазое В.И. еще и в не законном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Эти преступления совершены в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В основных апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Арутюнов Я.К., подробно анализируя свои показания, показания других осужденных, свидетелей утверждает, что ни одного доказательства его причастности к организации приготовления к убийству А в мате риалах дела не имеется. Указывает на фальсификацию доказательств на предварительном следствии и явно обвинительный уклон следователя. Судебное разбирательство также проведено с обвинительным уклоном, был нарушен принцип состязательности сторон, выразившийся в удовлетворении ходатайств государственного обвинителя и в отказе в удовлетворении ходатайств стороны защиты Ссылается и на другие нарушения уголовно-процессуального закона, в частности на ограничение его во времени при даче показаний и при произнесении послед него слова. Утверждает, что протокол судебного заседания не соответствует фактическому процессу, многие показания, ходатайства и действия участников процесса не занесены в протокол. Его замечания на протокол судебного заседания судьей необоснованно оставлены без удовлетворения. Просит приговор суда отменить и дело передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию;

- адвокат Пиранишвили О.А. в защиту осужденного Ашигова Э.А. указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора. Утверждает, что дело расследовано и рассмотрено судом с грубыми нарушениями требований уголовно-процессуального закона. Ссылается на то, что по делу не установлен мотив преступления, не исследованы судом обстоятельства смерти потер певшего А участие Ашигова Э.А. во вмененном ему преступлении вообще не доказано. Предварительное следствие и судебное разбирательство про ведено с обвинительным уклоном, при этом судом нарушен принцип состязательности сторон. Так, после допроса основного свидетеля обвинения С государственным обвинителем стороне защиты незаконно было отказано в допросе этого свидетеля. Необоснованно судом отказано в проведении фоноскопиче ской экспертизы для определения принадлежности голосов свидетелю С и осужденному Белоглазову, тем более без удаления в совещательную комнату, то есть в нарушение ч.2 ст. 256 УПК РФ. Суд без достаточных оснований отказал в возобновлении судебного следствия, хотя для этого имелись достаточные основания. При недоказанности участия Ашигова Э.А. в совершении преступления, суд в нарушение требований ч.5 ст. 348 УПК РФ не распустил коллегию присяжных и не направил дело на новое судебное рассмотрение. Просит приговор суда отменить и дело возвратить прокурору;

- в дополнении к апелляционной жалобе адвоката Пиранишвили О.А осужденный Ашигов Э.А. полностью оспаривает фактические обстоятельства установленные вердиктом присяжных заседателей. Утверждает, что у него с сыном были нормальные отношения, убивать его не хотел и не готовился к этому и его вина никакими доказательствами не подтверждена. Поэтому он не согласен с обвинительным вердиктом присяжных заседателей, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство;

- осужденный Белоглазое В.И. и в его защиту адвокаты Станишевский В.Б. и Кулиев С Ю . указывают на несогласие с приговором, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а сторона обвинения не представила доказательств, свидетельствующих о причастности Белоглазова в подстрекательстве и пособничестве к приготовлению убийства А ик незаконному ношению оружия и боеприпасов. Органами следствия обвинение Белоглазова было основано исключительно на показаниях свидетеля С которого в судебном заседании подробно допросил государственный обвинитель Однако сторона защиты была лишена возможности допросить этого свидетеля так как он от дальнейших показаний отказался, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, а судья согласился с ним. Судом необоснованно было отказано в проведении судебной фоноскопической экспертизы телефонного разговора между С

и якобы Белоглазовым, так как Белоглазов утверждал, что голос ему не при надлежит. Необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств осужденного и его защитников о допросе в суде свидетеля И который мог под твердить алиби Белоглазова, в проведении Белоглазову стационарной судебно психиатрической экспертизы, при этом даже не вынесено постановления, что лишает возможности его обжалования. Белоглазову было отказано в ознакомлении с протоколом судебного заседания частями. 12 февраля 2014 года председательствующий ограничил во времени Белоглазова при произнесении им последнего слова. Все эти грубые нарушения уголовно-процессуального закона, в том числе на рушение принципа состязательности сторон, проведение судебного разбирательства с обвинительным уклоном, способствовало постановлению присяжными заседателями обвинительного вердикта. Просят приговор отменить и дело передать на новое судебное рассмотрение, а адвокат Станишевский В.Б. просит дело возвратить прокурору. Осужденный Белоглазов, кроме того, просит отменить постановление судьи от 18 апреля 2014 года как незаконное и необоснованное, кото рым были отклонены его замечания на протокол судебного заседания;

- представитель потерпевшей П - адвокат Баррера Власова К просит приговор в отношении всех осужденных изменить и назначить им более строгое наказание. При этом утверждает, что всем им назначено наказание с применением требований ст. 64 УК РФ, которое является несправедливым вследствие мягкости. Ссылается на то, что в деле отсутствуют обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 64 УК РФ в качестве исключительных, на основании которых судом могло быть назначено наказание ниже низшего предела либо без применения дополнительного наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных, адвокатов и представителя потерпевшей государственный обвинитель Болдырев РА. считает их не убедительными. Поэтому просит приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и дополнениях, возражения на них, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Как видно из материалов уголовного дела, нарушений уголовно - процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства влекущих в соответствии с п.п. 2-4 ст. 389.15 УПК РФ отмену или изменение при говора, постановленного с участием присяжных, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в строгом соответствии с требованиями закона, при этом, как следует из протокола судебного заседания, и сторона обвинения и сторона защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ.

Ашигов Э.А., Арутюнов Я.К. и Белоглазов В.И. признаны виновными в со вершенных преступлениях, а Арутюнов Я.К. и оправдан за незаконный оборот оружия и боеприпасов в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких- либо данных, свидетельствующих об одностороннем или не полном судебном следствии, не имеется.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и бес пристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Каких-либо данных, свидетельствующих об оказании давления на присяжных заседателей стороной обвинения, материалы дела не содержат.

Отступления от процедуры рассмотрения уголовного дела с участием коллегии присяжных заседателей, допускаемые, в равной степени, как стороной защиты, так и стороной обвинения, своевременно пресекались председательствующим путем объявления замечаний и недопустимости подобных действий, с разъяснениями, адресованными присяжным о том, что они не должны принимать во внимание эти действия или высказывания участников процесса при вынесении вердикта.

Все представленные суду доказательства исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке, путем вынесения председательствующим судьей соответствующих постановлений в виде отдельных процессуальных документов либо протокольно с изложением мотивов принятых решений.

Доводы стороны защиты о том, что в суде исследовались недопустимые доказательства, являются несостоятельными. Вопросы о допустимости доказательств разрешались по каждому протоколу следственных действий, а председательствующий выносил соответствующие постановления, подробно и правильно их мотивировав.

Не могут быть приняты во внимание и содержащиеся в жалобах осужденных и адвокатов доводы о неполноте судебного разбирательства, поскольку при окончании судебного следствия на вопрос председательствующего о желании сторон дополнить судебное следствие либо представить суду какие-либо иные доказательства, стороны, в том числе, защита, заявила об отсутствии дополнений и представлении дополнительных доказательств (т. 10, л.д.204).

Как следует из протокола судебного заседания (т. 11, л.д.20-37) в стадии об суждения последствий вердикта адвокатом Пиранишвили было заявлено ходатайство о возобновлении судебного следствия, в удовлетворении которого правильно было отказано в связи с отсутствием на то законных оснований.

Протокол судебного заседания не содержит данных о том, что осужденные были лишены возможности довести до присяжных свою позицию, безосновательно ограничивались председательствующим по времени дачи показаний, а также при произнесении последнего слова.

При даче осужденными показаний председательствующий прерывал их выступления только в тех случаях, когда ими либо предпринимались попытки воз действия на присяжных, либо ими сообщались сведения не относящиеся к пред мету доказывания.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденных и адвокатов о том, что председательствующий ограничивал право стороны защиты задавать вопросы свидетелям, запрещал выяснять те обстоятельства, которые могли повлиять при ответе на вопросы о степени виновности подсудимых либо ее характере.

Из протокола судебного заседания следует, что такие действия председательствующего были обусловлены либо постановкой вопросов, не имеющих отношение к предмету доказывания в суде с участием присяжных заседателей, либо но сили неконкретный характер.

Ссылка стороны защиты на то, что ей не была предоставлена возможность допросить свидетеля С , по мнению судебной коллегии, является несостоятельной, поскольку указанный свидетель, как это следует из протокола судебного заседания, воспользовался ст. 51 Конституции РФ. Принуждение же к даче показаний законом не предусмотрено (т. 10, л.д. 77-81).

При формулировании вопросов перед присяжными заседателями, стороны как это следует из протокола судебного заседания, в полной мере реализовали свои процессуальные права, предусмотренные ст. 338 УПК РФ (т. 10, л.д.232-234).

Требования ст. 339 УПК РФ, регламентирующей содержание вопросов присяжным заседателям, судом не нарушены.

Утверждение о том, что председательствующий отказал в постановке вопросов о наличии обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых или влекущих их ответственность за менее тяжкое преступление, не соответствует со держанию протокола судебного заседания, а также замечаниям и предложениям поданным стороной защиты (т. 10, л.д.233-234).

Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей в понятных им формулировках, с учетом требований ст. 252 УПК РФ и предъявленного и поддержанного государственным обвинителем объема обвинения.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

После выступления председательствующего стороны не высказали никаких замечаний и возражений по содержанию напутственного слова (т. 10, л.д. 235).

Поскольку вердикт коллегии присяжных заседателей не в полной мере отвечал требованиям ст. 343 УПК РФ, коллегия присяжных была возвращена председательствующим в совещательную комнату для устранения неясностей.

После устранения замечаний высказанных председательствующим, вердикт был признан ясным, не содержащим противоречий, и провозглашен старшиной присяжных заседателей (т. 10, л.д.235-236).

В соответствии со ст.389.17 УПК РФ основанием для отмены приговора су дом апелляционной инстанции являются такие нарушения уголовно - процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. При этом приговор суда постановленный с участием присяжных заседателей, может быть обжалован лишь по ограниченным процессуальным основаниям, что разъяснено сторонам при избрании такой формы судопроизводства.

С учетом изложенного доводы самих осужденных и их адвокатов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, в том числе, касающихся оправдания Арутюнова за незаконный оборот оружия и боеприпасов, а также вопросов переоценки доказательств, виновности осужденных, не могут быть предметом рассмотрения в суде апелляционной инстанции.

Вывод суда о виновности Ашигова Э.А., Арутюнов Я.К. и Белоглазова В.И основан на вердикте присяжных заседателей, и их действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом, по этому обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей, обязателен для председательствующего судьи. Приговор, постановленный на основании вердикта, соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

В ходе предварительного следствия и при судебном разбирательстве тщательно проверялась психическая полноценность всех осужденных, в том числе путем проведения экспертных исследований, которая обоснованно не вызвала у суда никаких сомнений.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о необходимости психиатрического обследования Белоглазова в условиях стационара, материалы дела не содержат, стороной защиты они не представлены, в связи с чем судебная коллегия находит несостоятельными эти доводы в защиту Белоглазова.

При назначении наказания Ашигову, Арутюнову и Белоглазову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, смягчающие наказание обстоятельства, каковыми признаны в отношении: Ашигова - пожилой возраст, наличие ряда тяжелых заболеваний; Арутюнова - пожилой возраст, тяжелое состояние здоровья, наличие на иждивении малолетнего ребенка; Белоглазова - инвалидность 3 группы, тяжелое состояние здоровья, наличие на иждивении малолетнего ребенка, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а также то, что в результате совершения преступлений осужденными тяжких последствий не насту пило, ранее они не судимы, характеризуются положительно, с учетом вердикта присяжных о том, что Ашигов заслуживает снисхождение, и все обстоятельства дела, при этом судом не установлено обстоятельств, отягчающих наказание Аши гова, Арутюнова и Белоглазова. Назначенное им наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, оно соразмерно содеянному, является справедливым, и оснований считать его как чрезмерно мягким, так и чрезмерно суровым, судебная коллегия не находит.

В приговоре приведены правильные и убедительные доводы в подтверждение применения к Ашигову, Арутюнову и Белоглазову положений ст. 64 УК РФ В связи с чем просьба об исключении применения названной статьи и усиления наказания, содержащаяся в апелляционной жалобе представителя потерпевшей удовлетворена быть не может.

В соответствии с ч. 6 ст. 258 УПК РФ предоставление сторонам возможности ознакомления с частями протокола судебного заседания по мере их изготовления является правом, а не обязанностью председательствующего судьи. Не содержит протокол судебного заседания и данных, свидетельствующих о ненадлежащем и неэффективном исполнении предписаний, установленных ст. 258 УПК РФ, в связи с чем и эти доводы стороны защиты является неубедительными.

Оснований для роспуска коллегии присяжных, как об этом указывается в жалобе адвоката Пиранишвили, у суда не имелось.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем и эти доводы в защиту осужденных являются несостоятельными.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-27, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Волгоградского областного суда от 14 февраля 2014 года в отношении Ашигова Э А Арутюнова Я К и Белоглазова В И оставить без изменения, а апелляционные жалобы и дополнения - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 258 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта