Информация

Решение Верховного суда: Определение N 45-О11-58СП от 16.06.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 45-011-58 сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 16 июня 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Старкова А.В. и Шалумова М.С.,

при секретаре Волкове А.А рассмотрела в открытом судебном заседании 16 июня 2011 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя прокуратуры Свердловской области Рыковой Е.Г. и кассационной жалобе потерпевшего С на приговор Свердловского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 апреля 2011 года, которым

Кумячева И М

не судимая оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ за неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., мнение прокурора Гуровой В.Ю., объяснения потерпевшего С поддержавших кассационное представление и кассационную жалобу, объяснения оправданной Кумячевой И.М. и ее защитника Лепилкина Д.В., возражавших против доводов представления и жалобы, и просивших оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Кумячева И.М. обвинялась в том, что, являясь частным обвинителем по уголовному делу в отношении Н 24 августа 2010 года в зале судебного заседания городского суда области рассматривавшего дело в апелляционном порядке, допустила неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника судебного разбирательства адвоката С осуществлявшего защиту осужденной Н

Вердиктом коллегии присяжных заседателей она признана невиновной в этом преступлении ввиду недоказанности события преступления, в связи с чем судом она оправдана по вышеуказанному обвинению.

В кассационном представлении государственный обвинитель Рыкова Е.Г. указывает на то, что по показаниям допрошенной в качестве свидетеля З являвшейся секретарем судебного заседания в городском суде, в ходе заседания велась аудиозапись, на которой зафиксированы оскорбительные высказывания Кумячевой в отношении С и эту запись можно предоставить в суд.

Потерпевший С ходатайствовал об исследовании данной аудиозаписи в присутствии присяжных заседателей, однако суд в нарушение положений п. 4 ч. 2 ст. 42, ст. 244, 15 УПК РФ необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства, тем самым существенно нарушив право потерпевшего на представление доказательств.

В этой связи полагает, что допущенное судом нарушение норм УПК РФ существенно повлияло на формирование решения коллегии присяжных заседателей.

С учетом приведенных доводов просит приговор в отношении Кумячевой И.М. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе потерпевший С также высказывает несогласие с приговором и просит его отменить, с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания приводя аналогичный довод о необоснованном отказе суда в удовлетворении его ходатайства об истребовании компакт-диска и прослушивании аудиозаписи, проводившейся им во время судебного заседания и приобщенной к делу по его просьбе в качестве вещественного доказательства. По этой причине в присутствии присяжных заседателей не было исследовано и не получило оценку с их стороны важное доказательство обвинения.

Кроме того, указывает, что Кумячева и ее защитник Лепилкин игнорируя положения ст. 281 УПК РФ, в подтверждение своей правовой позиции неоднократно ссылались на показания свидетелей, которые не вызывались или не явились в судебное заседание, и в нарушение ч. 4 ст. 292, чч. 2 и 3 ст. 336 УПК РФ делали многократные попытки дать свою субъективную оценку представленным доказательствам, признанным судом допустимыми, поставить их под сомнение, тем самым оказывая незаконное влияние на коллегии присяжных заседателей.

Председательствующий не принял всех предусмотренных ч. 2 ст. 258 УПК РФ мер для обеспечения порядка в судебном заседании, ограничиваясь лишь замечаниями в адрес подсудимой и защитника. В напутственном слове он не напомнил присяжным о всех противоречащих закону действиях и высказываниях стороны защиты.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу оправданная Кумячева И.М. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, и просит оставить их без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления, кассационной жалобы, и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, а кассационные представление и жалобу не подлежащими удовлетворению.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Однако таких нарушений закона по делу не установлено.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о невиновности Кумячевой И.М., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Замечаний по процедуре отбора присяжных заседателей, а также заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава, от сторон не поступало.

Доводы жалобы потерпевшего о непринятии председательствующим соответствующих мер по обеспечению соблюдения в ходе судебного следствия требований ч. 2 ст. 258 УПК РФ не основаны на материалах дела.

Как видно из протокола судебного заседания, во всех случаях, когда подсудимая Кумячева или ее защитник Лепилкин пытались в присутствии присяжных заседателей заявить о недопустимости того или иного доказательства, высказаться по поводу фактических обстоятельств уголовного дела, установление доказанности которых не относится к компетенции присяжных заседателей, либо касающихся личности потерпевшего, а также когда действия стороны защиты иным образом выходили за пределы ограничений, установленных ст. 335-336 УПК РФ председательствующий своевременно делал им замечания, а присяжных заседателей просил не принимать во внимание прозвучавшие сведения, как не имеющие отношения к установлению фактических обстоятельств дела присяжными заседателями.

Аналогичные замечания, касающиеся соблюдения процедуры судебных прений в присутствии присяжных заседателей председательствующий делал и потерпевшему С

К подсудимой Кумячевой была также принята мера воздействия в виде удаления ее из зала судебного заседания, что указывает на последовательное осуществление председательствующим возложенных на него законом организационных полномочий.

Вопрос о необходимости принятия к сторонам иных мер воздействия решается председательствующим. Судебная коллегия не находит, что у председательствующего имелись безусловные основания для принятия к защитнику Лепилкину мер воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 258 УПК РФ.

В то же время, от государственного обвинителя и потерпевшего на протяжении всего судебного разбирательства не поступало каких-либо заявлений, замечаний, возражений по поводу действий председательствующего, невыполнении им своих полномочий по обеспечению состязательности процесса, непринятии мер по исключению незаконного воздействия на присяжных и тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия приходит к выводу, что независимо от количества нарушений и соответствующих замечаний председательствующего, подсудимая Кумячева и ее защитник своим поведением не могли оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей и повлиять на вынесение ими вердикта в пользу подсудимой.

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

Доводы стороны обвинения о необоснованном отказе суда в удовлетворении ходатайства потерпевшего об истребовании и исследовании в присутствии присяжных заседателей аудиозаписи не основаны на законе.

Из показаний допрошенной в качестве свидетеля секретаря судебного заседания З (т. 2 л.д. 103-106) и пояснений самого потерпевшего С следует, что последний во время апелляционного рассмотрения дела самостоятельно производил аудиозапись процесса, в последующем просил приобщить компакт-диск с записью к материалам дела в качестве вещественного доказательства. З с разрешения председательствующего использовала данную запись при составлении протокола судебного заседания. Свою аудиозапись процесса вела и подсудимая Кумячева.

В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК РФ, лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Законом не предусмотрено приобщение этих записей к материалам дела.

В то же время, согласно ст. 259 УПК РФ, для обеспечения полноты протокола судебного заседания при его ведении секретарем могут быть использованы технические средства, в том числе аудиозаписывающая аппаратура. В этом случае делается отметка в протоколе судебного заседания, а материалы аудиозаписи прилагаются к материалам уголовного дела.

Таким образом, по смыслу приведенных норм уголовно процессуального закона в их взаимосвязи, доказательственное значение имеют лишь такие аудиозаписи, которые получены в результате применения технических средств самим судом, а не другими участниками процесса которым право ведения записей предоставлено законом лишь для обеспечения их собственных процессуальных прав и использования при реализации этих прав.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что в ходе предварительного расследования уголовного дела потерпевший С не заявлял ходатайство об истребовании и исследовании вышеуказанной аудиозаписи Такое ходатайство заявлялось обвиняемой Кумячевой И.М., однако в его удовлетворении дознавателем было отказано по тем основаниям, что аудиозапись производилась защитником С на свой мобильный телефон для личного пользования, к уголовному делу она не приобщалась и поэтому истребована быть не может, и кроме того, собранные доказательства достаточны для окончания дознания (т. 1 л.д. 198-199).

Указанное решение дознавателя С не обжаловал, тем самым согласившись с тем перечнем доказательств обвинения в отношении Кумячевой, который был приведен дознавателем в обвинительном акте Прокурором постановление дознавателя также не отменялось, а обвинительный акт утвержден в представленном виде.

В этой связи суд обоснованно, в полном соответствии с закрепленным в ст. 15 УПК РФ принципом состязательности сторон, отклонил заявленное в ходе судебного разбирательства ходатайство потерпевшего С об истребовании и оглашении производившейся им аудиозаписи судебного заседания, решив рассмотреть дело в рамках тех доказательств, которые представлены стороной обвинения и содержатся в материалах дела.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ, а содержание напутственного слова председательствующего - требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ. От стороны обвинения каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности не поступало (т. 2 л.д. 121-122).

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были приняты исчерпывающие меры по созданию необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, ограждению присяжных заседателей от какого-либо незаконного воздействия и обеспечению объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей и вынесенного ими вердикта, а доводы, приведенные в представлении и жалобе, не могут быть признаны заслуживающими внимания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 апреля 2011 года в отношении Кумячевой И М оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Рыковой Е.Г. и кассационную жалобу потерпевшего С - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 258 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта