Информация

Решение Верховного суда: Определение N 23-АПУ16-5СП от 26.10.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 23-АПУ16-5СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 26 октября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

с участием осужденных Карпюка Н.А. и Клыха СР. (в режиме видеоконференц-связи), адвокатов Ицлаева Д.С., Дубровиной М.А Новикова И.С. и прокурора Гулиева А.Г.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Клыха СР. и адвокатов Ицлаева Д.С и Дубровиной М.А. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 26 мая 2016 г., по которому

КАРПЮК Н А ,

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ к 14 годам лишения свободы, п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы, ч. 2 ст. 15 и п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР к 11 годам лишения свободы с освобождением от наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 22 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а оставшийся срок - в исправительной колонии строгого режима,

КЛЫХ С Р

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы, п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, ч. 2 ст. 15 и п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с освобождением от наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования,

а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний - к 20 годам лишения свободы с отбыванием первых 9 лет в тюрьме, а оставшийся срок в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять начало срока наказания Карпюка Н.А. и Клыха СР. с 26 мая 2016 г., с зачетом времени предварительного содержания Карпюка Н.А. под стражей с 21 марта 2014 г. по 26 мая 2016 г., а Клыха СР. - с 21 августа 2014 г. по 26 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Смирнова В.П. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб дополнений к ним и возражений на них, выступления осужденных Карпюка Н.А. и Клыха СР., поддержавших доводы апелляционных жалоб, поданных в их интересах, адвокатов Ицлаева Д.С, Дубровиной М.А. и Новикова И.С. в защиту обоих осужденных, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения Судебная коллегия

установила на основании вердикта коллегии присяжных заседателей при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, Карпюк Н.А. осужден за создание в декабре 1994 года банды, а Клых СР. - за участие в банде созданной и руководимой Карпюком НА., в составе которой в период с 31 декабря 1994 г. до вечера 2 января 1995 г. они совершили умышленное убийство 30 военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и покушались на убийство 13 военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, выполнявших служебные обязанности по восстановлению конституционного строя и наведению общественного порядка на территории Чеченской Республики.

В своих апелляционных жалобах осужденный Клых СР. и адвокаты Ицлаев Д.С. и Дубровина М.А. просят приговор в отношении Карпюка Н.А и Клыха СР. отменить с оправданием последних по всем пунктам предъявленных им обвинений. При этом авторы жалоб ссылаются на то, что приговор был постановлен с существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе адвокат Ицлаев Д.С приводит подробное обоснование своей просьбы, ссылаясь на то, что в ходе предварительного следствия Карпюк Н.А. подвергался пыткам; суд необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протоколы всех следственных действий произведенных на предварительном следствии с участием Карпюка Н.А адвокат Мамукаева Л.Т., назначенная следователем защитником Карпюка Н.А., в допросах последнего участия не принимала; в подтверждение алиби Карпюка Н.А. не были допрошены свидетели, проживающие в Украине; суд отказал в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору и тем самым лишил сторону защиты возможности огласить в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей протоколы допросов свидетелей из Украины, которые подтвердили алиби Карпюка Н.А председательствующий не позволил свидетелям Т приехавшей в суд из Украины, и Ч дать показания по существу дела и вызвать из Украины для допроса свидетелей В К иК

; показания свидетеля М касающиеся событий в Чеченской Республике, в корне противоречат общеизвестным историческим фактам, показаниям свидетелей Т иП копии приговора от 17 августа 2000 г., согласно которым М не мог участвовать в военных действиях в Чеченской Республике; данные противоречия не были устранены, так как председательствующий отказал стороне защиты в повторном допросе М он (адвокат Ицлаев Д.С) оказался случайным свидетелем того, как присяжный заседатель А . уговаривала других присяжных заседателей не оправдывать Карпюка Н.А. и Клыха СР., в связи с этим он заявил отвод А однако в удовлетворении отвода председательствующий отказал председательствующий необоснованно вынес постановление об обеспечении присяжных заседателей государственной защитой; за неделю до вынесения присяжными заседателями вердикта Чеченская государственная телерадиокомпания « » выпустила в эфир репортаж, посвященный судебному разбирательству по настоящему уголовному делу, в котором в нарушение презумпции невиновности утверждалось о доказанности виновности Карпюка Н.А. и Клыха СР.; в 1994 году на территории Чеченской Республики действовали незаконные вооруженные формирования, уголовная ответственность за организацию и участие в которых была установлена ст. 77.2 УК РСФСР Федеральным законом № 67- ФЗ от 28 апреля 1995 г.; суд указал в приговоре, что действия Карпюка Н.А квалифицированные по ч. 1 ст. 209 УК РФ, были прекращены правоохранительными органами 21 марта 2014 г., однако, какие именно бандитские действия были совершены Карпюком Н.А. со 2 января 1995 г. по 21 марта 2014 г. в приговоре не указано; вопреки ходатайству стороны защиты, председательствующий не включил в вопросный лист отдельный вопрос о доказанности прекращения Карпюком Н.А. деятельности в составе вооруженной группы по окончании боевых действий в Чеченской Республике в 1995 году, в результате этого он сделал неправильный вывод о том, что срок давности привлечения Карпюка Н.А. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 209 УК РФ не истек; поскольку ст. 102 УК РСФСР не предусматривала пожизненное лишение свободы, то в соответствии со ст. 48 УК РСФСР Карпюк Н.А. подлежал освобождению от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности и по ст. 102 УК РСФСР.

Кроме того, в дополнениях (вторых) к апелляционной жалобе адвокат Ицлаев Д.С. утверждает, что при произнесении напутственного слова председательствующий нарушил принцип объективности и беспристрастности, напомнив присяжным заседателям детально только те доказательства, которые могли привести последних к принятию обвинительного вердикта; доказательства участия Карпюка Н.А. в период со 2 января по апрель 1995 года в боевых действиях на территории Чеченской Республики, а также руководство Карпюком Н.А. бандой с 2000 года по 21 марта 2014 г. в ходе судебного разбирательства не исследовались, из чего следует, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; стороной обвинения не были представлены доказательства того, что военнослужащие, в убийстве которых Карпюк Н.А. был признан виновным погибли от пуль калибра 5,45 мм.

В дополнениях к своей апелляционной жалобе адвокат Дубровина М.А ссылается на то, что вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности Клыха СР. основан на недопустимых доказательствах, а именно на оглашенных в судебном заседании показаниях Клыха СР., данных им в ходе предварительного следствия в результате применения к нему насилия и пыток; отказ в возбуждении уголовного дела и в проведении расследования по заявлению Клыха СР. о применении к нему пыток не может отвечать требованиям эффективного расследования; опрошенные в ходе проверки следователи, а так же судебно-медицинский эксперт К не были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний; председательствующим были существенно нарушены нормы уголовно-процессуального закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями; Клыху СР. было предъявлено обвинение в гибели 30 российских военнослужащих и в причинении 13 военнослужащим ранений различной степени тяжести (вопросы № 5 и № 7), следовательно, каждый случай гибели либо причинения ранения образует самостоятельное деяние, что требовало постановки перед присяжными заседателями отдельных вопросов о доказанности гибели или ранения каждого конкретного потерпевшего, доказанности причастности Клыха СР к этим событиям и его виновности; стороной обвинения не были представлены и исследованы в судебном заседании доказательства гибели 10 военнослужащих; участие Клыха СР. в тренировках в лагере пос. ,а также в боевых столкновениях в Чеченской Республике в период с 3 января по апрель 1995 года тоже не доказаны; в вопросный лист были включены обстоятельства, не указанные в обвинительном заключении, а сам вопросный лист содержит выражения, требующие юридической оценки. Кроме того защитник считает, что Клых СР. подлежит освобождению от наказаний назначенных ему по ч. 2 ст. 209 УК РФ и п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР, в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Государственный обвинитель - прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе Блинников С.А., принес письменные возражения на апелляционные жалобы с просьбой оставить приговор без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения по следующим мотивам.

По ходатайству осужденных настоящее уголовное дело было рассмотрено судом с участием коллегии присяжных заседателей, законность избрания которой в целом и каждого присяжного заседателя в отдельности в апелляционных жалобах не оспаривается. А как видно из протокола судебного заседания по настоящему уголовному делу, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в результате чего участники судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты в полной мере реализовали свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ (л.д. 8-20 т. 45).

В силу ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт и требовать ее роспуска. Однако данным правом никто из участников судебного разбирательства со стороны обвинения и со стороны защиты по настоящему уголовному делу не воспользовался (л.д. 19 т. 45).

Довод апелляционной жалобы адвоката Ицлаева Д.С о том, что до удаления коллегии в совещательную комнату присяжный заседатель Албасова Н.Д. обнаружила свою предвзятость и уговаривала других присяжных заседателей вынести обвинительный вердикт в отношении Карпюка Н.А. и Клыха СР., являлся предметом обсуждения в ходе судебного разбирательства и не нашел своего подтверждения: присяжный заседатель А категорически отрицала обстоятельства, на которые ссылался адвокат Ицлаев Д.С. в обоснование заявленного ей отвода, и ее поддержали другие присяжные заседатели (л.д. 172 т. 46).

Обсудив заявленный отвод со сторонами, председательствующий в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 256 УПК РФ вынес по нему мотивированное постановление (л.д. 125-126 т.44), ставить правильность которого под сомнение у Судебной коллегии нет никаких оснований.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что председательствующий не вправе был обсуждать заявленный отвод со сторонами в присутствии присяжных заседателей, не основана на законе.

Не может служить основанием для вывода об утрате присяжными заседателями объективности и показ региональной телевизионной компанией репортажа о ходе судебного разбирательства по настоящему уголовному делу, поскольку какие-либо данные о том, что присяжные заседатели были ознакомлены с содержанием данного репортажа, в апелляционной жалобе не приведены.

Согласно же протоколу судебного заседания после выхода репортажа на телевизионные экраны (по апелляционной жалобе это произошло 11 мая 2016 г.) 17 мая 2016 г. председательствующий выяснял у присяжных заседателей вопрос о том было ли оказано на них какое-либо воздействие во время перерыва в судебном заседании с 11 по 17 мая 2016 г., на что был дан отрицательный ответ (л.д. 171 т. 46).

Принципы уголовного судопроизводства (глава 2 УПК РФ регламентируют процессуальную деятельность органов предварительного следствия и суда, а не средств массовой информации. В связи с чем, довод апелляционной жалобы адвоката Ицлаева Д.С о том, что в указанном выше телевизионном репортаже ее авторы нарушили принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ), является ошибочным.

Вынесение председательствующим постановления об обеспечении присяжных заседателей государственной защитой адвокат Ицлаев Д.С рассматривает как способ воздействия на присяжных заседателей с целью склонить их к вынесению обвинительного вердикта. Однако Судебная коллегия не может согласиться с такой интерпретацией обязанностей председательствующего, установленных уголовно-процессуальным законом и находит ее неубедительной.

Вопреки доводам апелляционных жалоб судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено полно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон и с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющих особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей.

Все ходатайства были разрешены председательствующим в соответствии с требованиями главы 15 УПК РФ, после их обсуждения со сторонами, а в необходимых случаях и после исследования доказательств соответствующих характеру и значимости заявленного ходатайства.

Так, прежде чем отказать в удовлетворении ходатайств адвокатов Ицлаева Д.С. и Дубровиной М.А. о признании ряда протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами, председательствующим были предприняты исчерпывающие меры к проверке показаний Карпюка Н.А. и Клыха СР. о даче ими показаний в результате применения к ним физического и психического насилия. Для чего в отсутствие коллегии присяжных заседателей были исследованы материалы проверок проведенных правоохранительными органами, и заключения судебно медицинских экспертиз об отсутствии у осужденных следов физического насилия, допрошены судебно-медицинский эксперт Т (л.д. 95-101 т. 46), сотрудник правоохранительных органов П (л.д. 105-108 т. 46), адвокат Мамукаева Л.Т. (л.д. 101-103 т. 46) и другие лица, которые были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. При этом адвокат Мамукаева Л.Т. подтвердила свое участие в допросах Карпюка Н.А. в ходе предварительного следствия.

Перечисленные выше действия следственного характера позволили председательствующему сделать обоснованный вывод о том, что осужденные Карпюк Н.А. и Клых СР. в ходе предварительного следствия давали показания добровольно, а их допросы были проведены с соблюдением всех требований уголовно-процессуального закона.

В ходе судебного разбирательства председательствующий судья принимал меры к тому, чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация, а если такая информация все же до них доводилась (в частности, Карпюк Н.А. неоднократно сообщал присяжным заседателям о том, что в ходе предварительного следствия он давал показания в результате психического насилия), то он давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет.

Вместе с тем, как видно из протокола судебного заседания оба осужденных имели возможность довести до присяжных заседателей свое отношение к предъявленному обвинению и дать по нему подробные показания, в том числе о наличии у них алиби.

Кроме того, в ходе судебного разбирательства алиби Клыха СР. в присутствии присяжных заседателей подтвердили свидетели П иС

О нахождении Карпюка Н.А. в инкриминируемый ему период на территории Украины в присутствии присяжных заседателей показали свидетели К К К К

При этом ходатайство стороны защиты о допросе через Министерство юстиции Российской Федерации свидетелей, проживающих на территории Украины, правильно было оставлено без удовлетворения, поскольку в силу ст. 240 УПК РФ все доказательства в судебном заседании подлежат исследованию непосредственно (л.д. 60 т. 46). По этой же причине председательствующий отказал и в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний граждан Украины, перечисленных в апелляционной жалобе адвоката Ицлаева Д.С, для приезда которых из Украины на территорию Российской Федерации никаких препятствий не существует.

Свидетель М допрашивался в судебном заседании с участием адвоката Ицлаева Д.С В связи с чем, довод апелляционной жалобы о необходимости повторного допроса М в суде первой инстанции Судебная коллегия находит несостоятельным.

Всем участникам судебного разбирательства по настоящему уголовному делу со стороны обвинения и со стороны защиты суд предоставил возможность выступить перед присяжными заседателями в прениях, с репликами, а осужденным еще и с последним словом.

Вопросный лист по настоящему уголовному делу сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а вопросы, подлежавшие разрешению присяжными заседателями, соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ. Они составлены с учетом обвинения, предъявленного органами предварительного следствия и поддержанного государственными обвинителями, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их со сторонами, в ясных и понятных выражениях.

Председательствующий правильно отклонил предложение адвокатов о постановке отдельных вопросов по каждому потерпевшему, поскольку обвинение Карпюка Н.А. и Клыха СР. таким образом не строилось и такая постановка вопросов, по мнению Судебной коллегии, не отвечала бы требованиям ст. 252 УПК РФ и ухудшала бы положение осужденных.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Дубровиной М.А. о том, что в вопросный лист были включены обстоятельства, не указанные в обвинительном заключении («Карпюк Н.А. обеспечивал группу экипировкой, средствами связи, оружием, вооружив ее гранатометами снайперскими винтовками СВД, автоматами и пулеметами Калашникова пистолетами Макарова, Стечкина, Токарева и боеприпасами к ним», «владение Карпюком Н.А. и Клыхом СР. навыками конспирации противоречат материалам дела: согласно постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительному заключению Карпюк Н.А. и другие лица, создавшие банду и руководившие ею, «вовлекли новых участников разделили их на группы, снабдили их различными видами огнестрельного оружия и боеприпасами, экипировкой, средствами связи, а также организовали доставление участников банды на территорию Российской Федерации для участия в боевых действиях против федеральных сил Чеченской Республики» (л.д. 3 т. 36); «Все участники устойчивой вооруженной группы (банды), в том числе и Карпюк Н.А. и Клых СР., были осведомлены о наличии огнестрельного оружия - гранатометов, снайперских винтовок СВД, автоматов и пулеметов Калашникова, пистолетов Макарова Стечкина, Токарева, и боеприпасов...» (л.д. 5 т. 36, л.д. 360 т. 37); «Для повышения выносливости и в целом для обеспечения боевой подготовки участники устойчивой вооруженной группы (банды) в обязательном порядке обучались приемам конспирации...» (л.д. 4 т. 36, л.д. 360 т. 37).

Выражения, включенные в вопросный лист, на которые имеется ссылка в апелляционной жалобе адвоката Дубровиной М.А. («выполнявшие служебные обязанности по восстановлению конституционного строя», «дестабилизация общественно-политической обстановки», «военизированная политическая организация праворадикального толка»), не являются юридическими в смысле положений ч. 5 ст. 229 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ч.ч. 2-4 ст. 340 УПК РФ (л.д. 166-191 т. 44).

В силу ч. 6 ст. 340 УПК РФ стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

Как видно из протокола судебного заседания правом предусмотренным ч. 6 ст. 340 УПК РФ, воспользовались адвокаты Ицлаев Д.С, Новиков И.С. и Дубровина М.А. (л.д. 209-212 т. 46), с которыми председательствующий не согласился. Вместе с тем развернутые возражения защитников и ответ на них председательствующего были произнесены в присутствии коллегии присяжных заседателей. Таким образом, все требования уголовно-процессуального закона, регламентирующего данный этап судебного разбирательства, были выполнены. По сравнению с возражениями, заявляемыми в порядке ч. 6 ст. 340 УПК РФ, новые доводы касающиеся напутственного слова, апелляционные жалобы не содержат.

Доводы апелляционных жалоб о недоказанности виновности Карпюка Н.А. и Клыха СР. как в совершении отдельных эпизодов преступлений (гибели 10 военнослужащих, существовании банды в период со 2 января 1995 г. по 21 марта 2014 г. и других обстоятельств, указанные в апелляционных жалобах), так и в совершении преступлений, за которые они осуждены, не могут быть предметом обсуждения Судебной коллегии, поскольку фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом коллегии присяжных заседателей, являются обязательными для всех и никем не могут быть поставлены под сомнение.

Противоправным действиям Карпюка Н.А. и Клыха СР. дана правильная юридическая оценка. Все признаки банды как вооруженной организованной преступной группы, объединившейся для нападений на граждан и организаций, по делу имеются. Они подробно и убедительно мотивированы в приговоре. Рассматривать банду, которую создал Карпюк Н.А. и в которой участвовал Клых СР., как незаконное вооруженное формирование (о чем идет речь в апелляционной жалобе адвоката Ицлаева Д.С), нет никаких фактических (хотя бы по времени существования банды) и правовых оснований.

По смыслу ч. 1 ст. 9 УК РФ, если часть объективной стороны длящегося или продолжаемого преступления совершена в период действия нового закона, то применяться должен новый уголовный закон. Из чего следует, что действия Карпюка Н.А. за создание банды и действия Карпюка Н.А. и Клыха СР. за участие в банде, начатые в период действия УК РСФСР и оконченные во время действия УК РФ, должны квалифицироваться по ст. 209 УК РФ.

При совершении преступлений организованной группой разновидностью которой является банда, не имеет значение то, какую роль в момент совершения преступления выполнял каждый из членов банды. В силу ч. 2 ст. 33 УК РФ в этих случаях действия всех соучастников должны оцениваться как соисполнительство, то есть как непосредственное совершение конкретных преступлений, применительно к настоящему уголовному делу - убийств и покушений на убийства.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что срок давности по ст. 209 УК РФ по настоящему уголовному делу не истек, а истечение срока давности по ст. 102 УК РСФСР не предполагает автоматическое освобождение виновных лиц от уголовной ответственности.

Вопросы о виновности вопросного листа по настоящему уголовному делу содержат сведения, из которых можно сделать однозначный вывод о времени прекращения Карпюком Н.А. и Клыхом СР. участия в банде.

Так, вопросы № 1 и № 3, на которые присяжные заседатели единодушно дали утвердительные ответы, содержат абзацы о том, виновны ли Карпюк Н.А. и Клых СР. в том, что в период с декабря 1994 года по апрель 1995 года они совместно с другими участниками группы неоднократно принимали участие в боестолкновениях с военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации, а в период с марта 1999 года по май 2000 года Карпюк Н.А. совместно с Клыхом СР. и другими лицами из числа членов УНА-УНСО неоднократно прибывали на территорию Чеченской Республики, где в лагере обучались тактике ведения боевых действий в различных условиях, основам топографии и владению различными видами боевого огнестрельного оружия. Клых СР. вышел из состава этой группы и членов УНА-УНСО в 2006 году, а Карпюк Н.А. - 21 марта 2014 года в связи с его задержанием (л.д. 196, 198 т.44).

Согласно ч. 4 ст. 48 УК РСФСР вопрос о применении давности к лицу совершившему преступление, за которое по закону может быть назначена смертная казнь, разрешается судом. Если суд не найдет возможным применить давность, смертная казнь не может быть назначена и заменяется лишением свободы.

Уголовный кодекс РФ как альтернативу смертной казни предусматривает пожизненное лишение свободы и в силу ч. 4 ст. 78 УК РФ этот вид наказания при истечении срока давности тоже не применяется.

Таким образом, и ч. 4 ст. 48 УК РСФСР, и ч. 4 ст. 78 УК РФ предусматривают положения о том, что при истечении сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений наказуемых смертной казнью или пожизненным лишением свободы виновному лицу назначается лишение свободы на определенный срок. Иное толкование действовавшего и действующего уголовных законов, отраженное в апелляционных жалобах адвокатов, ставило бы лиц, совершивших в разное время одинаковые по степени тяжести преступления, в неравное положение В связи с чем суд первой инстанции обоснованно в целях восстановления социальной справедливости (ч. 2 ст. 43 УК РФ) не освободил Карпюка Н.А. и Клыха СР. от уголовной ответственности за совершение преступления предусмотренного п.п. «в», «з», «н» ст. 102 УК РСФСР, и назначил им сроки лишения свободы в пределах санкции данной статьи.

Наказания, назначенные Карпюку Н.А. и Клыху СР. как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности, соответствуют характеру и степени общественной опасности, совершенных ими преступлений, а также обстоятельствам их совершения, то есть являются справедливыми (ч. 1 ст. 6 УК РФ). При этом суд учел все обстоятельства перечисленные в ч. 3 ст. 60 УК РФ.

Исходя из изложенного, Судебная коллегия пришла к выводу о том что оснований, предусмотренных п.п. 2-5 ст. 38915 и ч. 2 ст. 38917 УПК РФ для отмены или изменения приговора, по настоящему уголовному делу не имеется, а поэтому, руководствуясь ст. 38920, 38928УПК РФ,

определила приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 26 мая 2016 г. в отношении КАРПЮКА Н А и КЛЫХА СР оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий судья

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 256 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта